Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Рукопись Тихого Дона и проблема авторства
от 08.11.05
  
Доклады


(Да будет) у вас то же место для питья, общая доля в еде! Я запрягаю вас вместе в общую упряжку! Служите Агни, обьединившись, Как спицы (колеса) - вокруг ступицы!

Как ты, батюшка, славный тихий Дон,
Ты кормилец наш, Дон Иванович,
Про тебя лежит слава добрая,
Слава добрая, речь хорошая,
Как, бывало, ты все быстер бежишь,
Ты быстер бежишь, все чистехонек,
А теперь ты, Дон, все мутен течешь,
Помутился весь сверху донизу.
Речь возговорит славный тихий Дон:
Уж как то мне все мутну не быть,
Распустил я своих ясных соколов,
Ясных соколов - донских казаков.
Размываются без них мои круты бережки,
Высыпаются без них косы желтым песком
Старинная казачья песня. Из эпиграфа к роману М. Шолохова - Тихий Дон. Т.3
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_660.htm

Еще одно начало?
В процессе работы текстологам придется столкнуться с неожиданностями.
Вот первая: еще одно начало Тихого Дона. После трех с небольшим десятков страниц текста вдруг открывается новый титул, помеченный другим, более ранним числом: Вешенская. 6-го ноября 1926. И далее посередине страницы крупно:
ТИХИЙ ДОН
Роман
Часть первая
1.
- 1 - это значит первая глава части первой романа Тихий Дон.
Судя по всему, этот титул, помеченный 6-м ноября 1926 г., и эта - первая - глава, помеченная 8 ноября 1926 г., и были действительным началом работы Шолохова над романом осенью...
8 ноября 1926 г., когда Шолохов начал свою работу над текстом Тихого Дона, он успел написать всего страницу первой главы (в окончательном варианте она будет третьей)...
За короткое время, всего за двадцать дней - с 8 по 28 ноября, - Шолоховым было написано тринадцать глав первой части романа общим числом, около 60 крупноформатных страниц. И кроме того, переделан, перепланирован, а местами и заново написан весь текст начальных глав романа...
Рабочий кабинет. Подлинный письменный стол Шолохова, за которым шла работа над 3-ей книгой Тихого ДонаГригорий пришел с игрищ после первых кочетов. Из сенцев пахнуло на него запахом хмелин и сушеной богородицыной травки.
На носках прошел в горницу, разделся, бережно повесил праздничные с лампасами шаровары, перекрестился и лег.
На полу, перерезанная оконным переплетом, золотая дрема лунного света. В углу под расшитыми полотенцами тусклый глянец посеребренных икон, над кроватью на подвеске тяжкий гуд потревоженных мух.
Задремал было, но в кухне заплакал братнин ребенок. Немазанной арбой заскрипела люлька, Дарья сонным голосом бормотнула:
Цыц, ты, поганое дите! Ни сну тебе, ни покою...
http://feb-web.ru/feb/sholokh/critics/nos/nos-096-.htm
http://sp.voskres.ru/critics/kuznezov2.htm
http://www.newchrono.ru/frame1/Literature/QuietDon/don.htm
http://sholokhov.front.ru
Письмо американским друзьям Печатается впервые по рукописи, хранящейся в архиве Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (ВОКС). Там же хранится запись беседы М.А. Шолохова с представителем ВОКСа, обратившимся к нему с просьбой Американского общества помощи России написать письмо американским друзьям. Приводим с некоторыми сокращениями текст этой беседы.
Я спрашиваю Шолохова, над чем он работает.
Сейчас я пишу роман Они сражались за Родину. В нем мне хочется показать наших людей, наш народ, источники его героизма. Я знаю - многие из наших заграничных друзей хвалят советских писателей за то, что в дни Отечественной войны они активно участвуют в войне, пишут короткие статьи и очерки, зажигающие ненависть в сердцах советских людей и в тылу и на фронте. Но не в этом только дело. Я считаю, что мой долг, долг русского писателя, - это идти по горячим следам своего народа в его гигантской борьбе против иноземного владычества и создать произведение искусства такого же исторического значения, как и сама борьба. Конечно, против врага надо стрелять и статьями и очерками, но если уж нам, русским писателям, выйти на поле боя, то мы должны ударить тяжелой артиллерией нашего искусства. Я знаю, создание такого крупного произведения потребует времени, и тяжелая артиллерия может прийти к огню, когда враг уже будет разбит, но я тороплюсь, работаю напряженно и много...
http://feb-web.ru/feb/sholokh/texts/sh0/sh8/Sh8-365-.htm
В апреле 1958 года состоялась беседа М.А. Шолохова с редактором газеты Руде право.
Редактор спросил:
Вы в свое время высказались за созыв конференции писателей Востока и Запада. Что вас побудило к этому?
- Я высказался за созыв конференции лично от себя. Побудило меня к этому несколько соображений. Прежде всего, я считаю, что решить все те проблемы, которые сейчас поставлены перед интеллигенцией всего мира, один человек (каким бы авторитетом он ни пользовался) не может. Тут необходимы коллективные усилия.
- Чем, по вашему мнению, должна заниматься конференция писателей?
- Программу работы конференции также необходимо подготовить коллективно. А когда встретятся люди разных политических взглядов, я убежден, что они смогут найти общий язык и договориться о порядке и программе встречи. По моему мнению, эта конференция должна заниматься вопросами творчества, вопросами борьбы за честную, непродажную литературу.
Я имею в виду, например, борьбу с порнографической литературой, со всякими комиксами, которые портят молодежь и прививают ей нелепые, вредные взгляды. В то же время должны быть осуждены люди, которые, профессионально владея пером, пишут сценарии гангстерских человеконенавистнических фильмов, получивших такое широкое распространение во многих странах. Борьба против шовинизма, расизма, милитаризма - эти серьезные вопросы тоже должны занимать нас. Ведь творчество - это прежде всего дело морали, нравственности, гуманизма! Необходимо сломать эту отравленную черную стрелу и обезоружить преступного стрелка.
- Вы не думали более конкретно о средствах борьбы?
- Я знаком с одним очень одаренным и по-настоящему талантливым европейским писателем; его произведения не находили справедливой оценки на родине. Критика его замалчивала, издатели не печатали. Жил он в нужде. Но вот он написал порнографический роман и сразу стал богатым. Я думаю, что эта достойная сожаления история - не только печальная участь одного человека. Это больше, чем личное дело одного писателя, которого я имею в виду. Человечество потеряло одаренного художника. Из литературы ушел человек и стал талантливым профессиональным отравителем. Я считаю, что таких вещей допускать нельзя. Среди писателей должны найтись люди, которые протянули бы ему дружескую руку помощи. Обсудим также вопросы о содружестве между людьми творческого труда.
- А что нужно делать сейчас?
- Я по-прежнему призываю всех встретиться. В эпоху лихорадочной военной подготовки не только в Западной Германии, где фашизму вручают атомное оружие, но и всюду во всем мире - необходимо коллективное выступление против войны. Литература, разумеется, - дело совести. Однако будущие поколения не простят нам, если мы не поднимем свой голос против убийства. Когда читатели увидят - С кем вы, мастера культуры?, - станет ясно, кто и во имя чего выступает. Это будет иметь огромное психологическое значение. Карты будут открыты.
Сказать войне НЕТ! должны прежде всего люди творческого труда, чтобы кто-нибудь не сказал ей вдруг ДА!.
- Как вы представляете себе организацию такой встречи?
- Вероятно, имело бы смысл начать с региональных конференций писателей родственных литератур, например, литератур славянских, романских, скандинавских и т.д. Потом создать организационный комитет по созыву всемирной конференции.
Если чехословацкие писатели сочтут, что моя мысль заслуживает внимания, - пусть они коллективно поддержат ее (Руде право, 1958, 6 апреля).
http://feb-web.ru/feb/sholokh/texts/sh0/sh8/Sh8-365-.htm
Не сохами-то славная землюшка наша распахана...
Распахана наша землюшка лошадиными копытами,
А засеяна славная землюшка казацкими головами,
Украшен-то наш тихий Дон молодыми вдовами,
Цветет наш батюшка тихий Дон сиротами,
Наполнена волна в тихом Дону отцовскими,
Материнскими слезами.

Ой, ты наш батюшка Тихий Дон!
Ой, что же ты, тихий Дон, мутнёхонек течёшь?
Ах как мне, тиху Дону, не мутну течи!
Со дна меня, тиха Дона, студеныц ключи бьют,
Посередь меня, тиха Дона, бела рыбица мутит

III Григорий пришел с игрищ после первых кочетов. Из сенцев пахнуло на него запахом перекисших хмелин и пряной сухменью богородицыной травки. На цыпочках прошел в горницу, разделся, бережно повесил праздничные, с лампасами, шаровары, перекрестился, лег. На полу - перерезанная крестом оконного переплета золотая дрема лунного света. В углу под расшитыми полотенцами тусклый глянец  серебреных икон, над кроватью на подвеске тягучий гуд потревоженных мух.
Задремал было, но в кухне заплакал братнин ребенок.
Немазаной арбой заскрипела люлька. Дарья сонным голосом бормотнула:
Цыц, ты, поганое дите! Ни сну тебе, ни покою, - запела тихонько:
Колода-дуда,
Иде ж ты была?
- Коней стерегла.
- Чего выстерегла?
- Коня с седлом,
С золотым махром...
Григорий, засыпая под мерный баюкающий скрип, вспомнил: А ить завтра Петру в лагеря выходить. Останется Дашка с дитем...Косить, должно, без него будем.
Зарылся головой в горячую подушку, в уши назойливо сочится:
- А иде ж твой конь?
- За воротами стоит,
- А иде ж ворота?
- Вода унесла.
Встряхнуло Григория заливистое конское ржанье. По голосу угадал Петрова строевого коня.
Обессилевшими со сна пальцами долго застегивал  рубаху, опять почти уснул под текучую зыбь песни:
- А иде ж гуси?
- В камыш ушли.
- А иде ж камыш?
- Девки выжали.
- А иде ж девки?
- Девки замуж ушли.
- А иде ж казаки?
- На войну пошли...


  


СТАТИСТИКА