Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

А.В. Чаянов. Как организовать крестьянское хозяйство в нечерноземной полосе
от 13.12.05
  
Доклады



Как устроить наше Северное хозяйство Когда говорят об успехах нашего земледелия, о его будущем развитии, то почти всегда вспоминают о наших черноземных губерниях и широких просторах наших южных и восточных областей. Они, эти плодородные, черноземные губернии, одни почитаются житницей советской страны.
Почти все думают, что только тамбовские, курские, воронежские и донецкие черноземные поля представляют собою основу наших будущих земледельческих богатств.
Наши же северные суглинки, пески, серые лесные почвы, затерянные среди лесов севера, признаются почти безнадежными и не стоящими внимания.
Про нас говорят, что мы, северяне, даже самих себя своим хлебом прокормить не можем, и крестьянство наше живет больше от фабричных или кустарных промыслов, а вовсе не от хлебопашества.
Словом, будто наше северное земледелие - грусть одна, а не сельское хозяйство.
Однако, если эти слова взять на проверку, посмотреть, как дело обстоит на самом деле, посмотреть наши московские, тверские, костромские и вологодские волости, походить по картофельным полям Шунги и Великих Солей, поездить по маслодельным артелям Вятки и Вологды, поглядеть ярославские и горбатовские молочные стада или посмотреть простор клеверных и льняных полей Волоколамского уезда, - то картина будет другая.
Конечно, с Кубанью нам не равняться, с пшеницей за мировой рынок мы не поедем и крымских фруктов и вин производить не будем, но, поездив по черноземным местам, посетив пензенские, курские, симбирские деревни и вернувшись снова в наши северные края, зы должны будем признать, что, несмотря на бедные наши земли, сельское хозяйство наше поставлено много лучше, урожаи наши не ниже, крестьянское благополучие много лучше, а, главное, планы на будущее у нас гораздо более обширны и разнообразны, чем в этих черноземных губерниях.
Конечно, и у нас сделано еще очень мало. Наше быстро развивающееся молочное хозяйство, промышленное картофелеводство, льноводство, свиноводство еще больше обещают, чем дают. Нужно долгие годы работать, не покладая рук, чтобы все это наладить.
Но, несомненно, что работать мы можем с достаточной бодростью, зная, куда мы идем и что мы получим.
Обдумывая нужды нашего крестьянского хозяйства, мы должны признать, что нам недостает очень многого. В одних уездах одного, в других - другого.
То нет хорошего скота, то не хватает отсортированных высокосортных семян. Случается, что недостает земледельческих машин для хорошей обработки почвы, случается и крупный недостаток в кормах, а в настоящее время у всех и везде проявляется полный недостаток в оборотных средствах, в капитале, нужном для обычного хозяйственного оборота.
Нередко, впрочем, бывает и так, что как-будто все, что нужно - и скот, и машины, и постройки, и семена -имеются налицо, а дело все же не ладится. Хозяйство, несмотря на обилие всего, что нужно, трещит по всем швам и работает с перебоем, как плохо собранная машина.'
Рабочие лошади большую часть года стоят без дела, а когда нужна их работа, они с ней управиться не могут; на стойлах стоит первоклассны скот, а кормов в хозяйстве не хватает или они не того качества, которое нужно; земли как-будто бы много, да она в пятнадцати полосах, на которых половина за три-девять земель. Доходы ото льна большие, а убытки еще больше, так как он высасывает всю питательную силу из полей.
Очевидно, что здесь дело уже не в недохватках машин, скота, а в неналаженности всего хозяйственного устройства, в недостаточной организованности хозяйства, как это принято теперь говорить.
Явно, что хозяйство здесь расхлябалось, и хозяйственную машину нужно разобрать и собрать заново, крепко свинтить так, чтобы всякая шестеренка попадала куда нужно, ничего бы в колесах не заедало, и хозяйство работало бы как исправный часовой механизм - отчетливо, согласованное во всех частях, без остановок и перебоев.
В этой правильной организации хозяйства как раз и заключается самый главный секрет земледелия. Часто вся беда нашего крестьянского хозяйства заключается не в недостатке, а в неумении взяться за дело. Хозяйство ведется по-старинке, из году в год, по дедовским правилам, а то, что было хорошо лет 20 тому назад, теперь никуда не годится?
В наших нечерноземных губерниях немало крестьян, деревень и даже целых волостей, которые своим примером и своими успехами наглядно показывают нам, как можно перестраивать наше северное хозяйство, как надлежит подогнать его к теперешним ценам, спросу на базаре и как обеспечить его без больших затрат всем необходимым.
За этими деревнями нужно подтянуться и всем остальным, по ним нужно выравнять наш сельско- хозяйственный фронт.
Сделать это уж не так трудно, так как наши недостатки и неустройства несложны и всем ясно, что их нужно устранить.
Первое, что надо сделать в нашей деревне, - это произвести правильное землеустройство; то есть размежевать земли отдельных деревень, покончить с чересполосицей и длинноземелием. Всем это понятно без всяких обьяснений.
Вторым делом устроения нашего хозяйства является обеспечение его кормами. Лугов у нас мало. Какие есть, сплошь и рядом заболочены. С выгонами дело обстоит еще хуже.
Кормов еле хватает для рабочего скота и навоза, и если мы думаем завести молочное хозяйство и свиноводство, то нам крепко придется подумать о кормах.
Без кормов нет дальнейшего развития нашему хозяйству. Нужно и луга улучшить, и клевер не забыть, и пора подумать и о кормовой свекле и турнепсе.
В - третьих, надо завести выгодные денежные посевы и доходное скотоводство. Хозяйство наше только тогда сможет подняться и окрепнуть, когда оно будет стараться улучшить или, как теперь говорят, специализироваться на производстве для продажи двух или трех особо важных рыночных продуктов.
Только получая от своего земледельческого хозяйства большие денежные доходы, земледелец может отказаться от кустарных и отхожих промыслов и сосредоточить свои силы всецело на сельском хозяйстве, от него получать прокорм своей семье и средства на хозяйственное обзаведение.
Иногда источником денежных доходов, как, например, в западных губерниях, должен явиться лен. Иногда, например, на песчаных почвах лучше разводить картофель. Кое-где поблизости городов и промышленных фабричных поселений будет очень выгодно огородничество и производство свежего молока. В волостях, сумевших обеспечить себя кормами, следует всячески работать над развитием молочного хозяйства в виде маслоделия и сыроварения, кое-где возможно и свиноводство, и птицы, и другие отрасли сельского хозяйства.
Денежный расчет прибыли и убытков должен решить, в каком хозяйстве что заводить. Но для всякого крестьянина должно стать ясно, что на посевах ржи и овса теперь далеко не уедешь. Спасение и выход к светлому будущему лежат в разведении специальных денежных промышленных растений и в животноводстве.
Наконец, в-четвертых, сея клевер и вику, занимаясь льном и картофелем, пробуя посевы кормовой свеклы, нельзя уже сохранить старое трехполье. Необходимо переходить и на многополье и посократить пары и раньше поднимать их.
Для того чтобы правильно уместить в севооборот все новые посевы и согласовать их, нужно перейти от трехполья к четырех-, к шести- или восьмиполью. Нужно при этом приурочить этот переход к землеустроительным работам, чтобы зря два раза межи не ломать.
Кроме этого, очень важно для хозяйства ввести в свой обиход все новейшие усовершенствования и улучшения, которым мы научились за границей и до которых мы сами додумались на наших опытных полях и в агрономических учреждениях.
С каждым годом улучшаются и становятся дешевле сельскохозяйственные машины; агрономы за границей и у нас выводят новые, лучшие сорта хлебов и других растений, и семена их, размножая, пускают в широкий оборот.
Постепенно научаемся мы пользоваться минеральными удобрениями, улучшаются постройки, способы кормления скота. Словом, сельскохозяйственная наука не стоит на месте, а движется вперед, улучшая и удешевляя земледельческое хозяйство. Мы будем крайне плохими хозяевами, если, организуя наше хозяйство по-новому, забудем про все эти улучшения.
Если ко всему этому прибавить, что организуя хозяйство, мы должны пустить в ход в наших деревнях и таким машины и разные заведения, которые одному хозяйству не под силу и требуют совместного общего использования на кооперативных началах, то все главнейшие задачи нашего северного хозяйства нами будут обозначены.
Кооперация дает возможность крестьянскому хозяйству использовать и получить все выгоды от сепаратора, то есть машины, отделяющей сливки от молока, от сушильных и картофелетерочных заводов, от дорогих племенных быков и жеребцов и многого другого, как это мы расскажем в конце книги.
Таковы главные задачи организации нашего северного крестьянского хозяйства. От их удачного разрешения зависит все будущее нашего земледелия.
Землеустройство крестьянских хозяйств Земельное устройство наших крестьянских хозяйств является едва ли не самым тяжелым наследием старого хозяйственного уклада нашей жизни.
Земли одной и той же деревни разбиты иногда на пять, а то и десять кусков. Некоторые из них подчас удалены на многие версты от селения. Нет никакой возможности хорошо обработать эти земли, так как одни переезды на эти участки отнимают чуть не половину рабочего дня.
Не может быть и речи о вывозе навоза и о лучшем удобрении дальних земель. Их приходится или просто заброковать, или выделить из общих полей, и вести хозяйство на них на особицу самым не хитрым способом.
Не лучше иногда обстоит дело и с близлежащими к деревне участками земель, которые оказываются чересполосно расположенными с землями других деревень.
Нет ни проезда, ни прогона для скота, и для того, чтобы попасть на свою же пашню, отстоящую в полуверсте от деревни, приходится подчас делать версты две крюку.
От такой чересполосицы и отдаленности полей всем окружающим деревням одинаково неудобно и потому приходится всячески приветствовать те оживленные землеустроительные работы, которые после революции почти повсеместно ведутся по размежеванию земель отдельных селений, по обмену отдаленными участками и по уничтожению чересполосицы.
Немало землеустроительной работы и внутри общества, благодаря общинным уравнительным переделам в разбивке - сначала по ярусам земель одинакового качества, а затем разделу каждого яруса на полосы по числу домохозяев. Нередко, что надел в три с половиной десятины оказывается разбитым на сорок, шестьдесят, а то и больше полос.
Эта земельная окрошка не дает хозяину никакой возможности правильно наладить свою работу на пашне, и при плужной обработке узких и длинных однодушевых полос всвал через десяток или двадцать лет превращает пашню в какие-то валы и канавы и без толку растрачивает немало земли на межники.
Несомненно, однако, что не только на хуторах, но и в самой общине все земельные неурядицы могут быть значительно сглажены и устранены проведением внутриобщинного землеустройства и разбивки земель на широкие полосы.
В Московской и Костромской губерниях уже несколько десятков деревень сумели осуществить на деле переход от тридцати и сорока полос к шести и десяти полосам. При этом землеустройстве был осуществлен в большом числе случаев и переход от трехполья к многополью.
Как известно, главной причиной мелкополосицы при общинных переделах было разное качество земель, и разная отдаленность их от деревни. Чтобы поравнять всех домохозяев, каждому давали в каждом поле каждого сорта земли по кусочку. Благодаря этому, состав земель у каждого хозяина был всегда такой же, как и у соседа, но зато у всех было немало бед от чересполосицы и мелкополосицы.
При переходе на широкие полосы поступают теперь по-другому. Разные домохозяева получают теперь иногда и землю разного качества, но недостаток качества вознаграждается количеством. Получивший худшие земли получает их в несколько большем количестве, чем получивший земли лучшие. Это дает возможность не дробить полей на мелкие кусочки, а давать каждому значительные участки.
Переходу к широким полосам способствует также и то обстоятельство, что теперь при переделе крестьяне могут пригласить землемера и агронома и он с инструментами и мерной цепью сможет установить для каждого домохозяина равные участки в разных клиньях.
В старое время крестьяне, меря землю веревкой и шагами, не могли, конечно, такого раздела произвести и вынуждены были достигать равнения разбивкой земли на клинья и ярусы, немереные землемером, и отводя в каждом ярусе для каждого хозяина одинаковые полосы.
Такой способ был, конечно, легче для крестьянского землемерия, чем разбивка на широкие полосы. Однако он не давал и не мог дать хорошего земельного устройства крестьянскому хозяйству.
Теперь крестьянство может привлечь к своему землеустройству межевые инструменты и специалистов-землеустроителей и в разбивке на широкие полосы добиться таких результатов, которые раньше были для общинного землепользования невозможны.
Устраивая по-новому свои земли, крестьянин особенное, мы бы сказали исключительное, внимание должен обратить на правильное проведение полевых дорог. Каждое хозяйство должно иметь ко всем своим полям прямой и короткий проезд.
Во многих странах Западной Европы, особенно на юге Германии, на это обращается особенное внимание. Задача землеустройства понимается там не как задача свести все участки земель к одному месту, а как задача так устроить поле, чтобы каждый отдельный кусок пашни был достаточно велик и удобен для обработки и чтобы все они были бы удобно связаны дорогами с усадьбой хозяйства.
Такую же задачу должны ставить и мы в нашем внутриобщинном землеустройстве...
А.В. Чаянов. Как организовать крестьянское хозяйство в нечерноземной полосе. 1925, с.3-13

  


СТАТИСТИКА