Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

А.В. Чаянов. Краткий курс кооперации
от 21.12.05
  
Самоорганизация


Мы считаем, что: 1) трудовое кооперативное крестьянское хозяйство должно лечь в основу аграрного строительства России и ему должны быть переданы земли нашей родины: 2) передача эта должна совершиться на основе государственного плана земельного устройства, - планомерно и организованно осуществимого без нарушения производственного напряжения нашего нар. х-ва; 3) зем. устройство есть только часть решения агр. проблемы, к-рая включает в себя все вопросы, связанные с общими условиями с.-х. произ-ва, орг-цией трудовых х-в и орг-цией связи этих х-в с общим мировым х-вом

рис. 127. Б.А. Рыбаков. РожаницыКооперация, управляемая в самых мельчайших своих органах выборными лицами трудящихся, под неусыпным контролем, избравших их членов кооперативов, не связанная административными распоряжениями центра, гибкая в хозяйственной работе, допускающая наиболее быстрое и свободное проявление выгодной местной   инициативы, является наилучшим аппаратом там, где требуется организованная     местная самодеятельность, где в каждом отдельном случае надо гибко приспосабливаться к местным условиям и учитывать мельчайшие особенности каждого местечка и каждого месяца работы
Глава I. Что такое кооперация Из всех сторон нашей русской жизни нет ни одной такой, которая пережила бы за последние годы большие изменения, чем сельское хозяйство.
В России эти изменения еще только начинаются. Но если мы посмотрим, что в этом отношении сделано у наших западных соседей, то увидим, что за последние 10 лет у них урожаи поднялись с 60 пудов на десятину до 150 и выше пудов, что породы их скота, улучшаясь постепенно, изменялись на наших глазах. Словом, мы увидим, что Западная Европа пережила еще больший подьем в сельском хозяйстве.
Желая отыскать причины упомянутого подьема и уяснить, почему он произошел именно в эти последние 10 лет мы увидим, что большую роль в этом играло само население, которое сознавая, что поднять доходность своих хозяйств и общее благосостояние можно путем технических улучшений, часто непосильных отдельным мелким земледельцам, начало обьединиться в целый ряд союзов.
Один из русских профессоров, - А.И. Чупров - верно заметил, что в применении к сельскому хозяйству союзное дело стоит не меньше (если не больше), чем все технические завоевания.
Изучая историю сельского хозяйства Западной Европы за последние 10 лет мы увидим, что мысль соединения людей в кооперативно-хозяйственные организации действительно является столь же плодотворной, как и улучшенные способы обработки земли, уборки урожая, ухода за скотом: мы убедимся так же, что только в обьединении мелких крестьянских хозяйств в союзы, крестьянство может использовать все те технические улучшения, которые создали такой большой подьем сельского хозяйства в Западной Европе и создают его постепенно в России.
Что-же это за обьединение, в чем оно заключается, и что надо подразумевать под словом кооперация?
Из сравнения между собою двух хозяйств, одного - крепного, другого - мелкого, мы сразу увидим, что крупное, обрабатывающее 200 и более десятин земли, поставлено в лучшие условия, чем мелкое. На рынке, в качестве продавца или покупателя оно пользуется всеми преимуществами, закупает продукты целыми партиями по оптовой цене. Все купцы, имеющие дело с крупным хозяйством, заинтересованы в нем, как в выгодном покупателе и всегда будут с ним считаться, ставя его выше на рынке. Этими преимуществами не пользуется мелкое хозяйство, продающее и покупающее по-мелочам. Мелкому хозяйству, чтобы дойти до рынка, надо пройти целый ряд скупщиков и комиссионеров, которые к оптовым ценам прибавляют свою долю, доводя стоимость продуктов иногда до очень высоких размеров.
Приведу несколько примеров из недавнего времени. Часто на Нижегородской ярмарке кустарные изделия продавались кустарями в 6-7раз дешевле, чем они покупались потом потребителями; процентов 300-400 оставалось в руках посредников.
Тоже самое встречал русский крестьянин, когда нуждаясь в оборотных средствах он обращался к кредиту. На рынке всегда имеются свободные деньги, которые можно занять под известный процент. Всякое крупное хозяйство всегда может воспользоваться этим кредитом за 5-6%. Хозяйству же мелкому, оборот которого мал, которое никому в кредитном мире неизвестно, никто крупной суммы не поверит. Ни один банк не пошлеть своих агентов за 20 верст, чтобы там на месте определить, можно ли доверять мелкому хозяйству ссуду в 20-25 рублей. И благодаря этому крестьянин, нуждаясь в деньгах, не идет к этому оптовому деньгодержателю, а пользуется местным ростовщическим кредитом, уплачивая по 40 и более процентов.
Однако преимущества крупного хозяйства сказывались не только в купле-продаже и кредите, но так же давали себя чувствовать и в организации самого производства.
Всякому хозяйству выгодно применение сельскохозяйственных машин, так как они сокращают время и рабочие руки. Одна косилка, например, на 100 десятин экономит 300 рабочих дней. Сепаратор дает еще большие выгоды при обработке молока. Но для того, чтобы приобрести машину надо затратить сразу много денег, и эта затрата сможет окупиться в том случае, если машина будет обрабатывать большое количество продукта. Одному же мелкому хозяйству покупать машину невыгодно, так как оно не сможет ее полностью использовать и большая часть стоимости машины, остающейся долгое время без дела не окупится теми доходами, которые принесет эта машина, обрабатывая столь незначительное количество продукта. Крупное хозяйство, которое имеет в своем распоряжении 100-200 дес. запашки, целое стадо коров, обладает возможностью вполне использовать машину, и для него стоимость молотилки и сепаратора ляжет ничтожной ценой на каждый пуд зерна или молока.
Таким образом здесь сама мысль напрашивается, что если мелкие хозяйства объединятся в союз, то в 10 хозяйствах мы наверно сможем найти количество молока, могущее полнее использовать сепаратор, такое количество зерна, чтобы сполна использовать молотилку, и т.д. Отсюда ясно, что нескольким мелким хозяйствам, объединенным между собою, становится возможно извлекать выгоду из сельско-хозяйственных машин, и что в таком союзе мелкое хозяйство может сравниться с крупным.
То же мы видим в скотоводстве: в настоящее время признано, что чем лучше корова, чем культурнее ея порода, тем больше от нея можно получить пользы. Но для того, чтобы порода была хороша, надо иметь хорошего племенного быка, а заводить его и держать для одной-двух коров невыгодно, так как он в этом случае сам себя не окупит.
Правда, этот вопрос стоит у нас, в России не так уж остро: у нас есть общинные стада, для которых можно держать таких быков. Но все чаще нам говорят, что выгоднее перейти от вольной случки к искусственной, к стойловому содержанию, при котором каждому хозяйству приходится пользоваться своим быком. Так вот при таком способе содержание коров, крупному хозяйству на 30-40 голов стоит завести хорошего быка, чтобы улучшить породу приплода, тогда, как мелкому это невыгодно.
Я бы мог привести бесконечно много примеров, когда крупное хозяйство имеет преимущества в сравнении с мелким. Но вместе с тем мы всюду видим, что дело мелкого хозяйства не потеряно: во всех этих случаях мелкие хозяйства, соединившись в кооперативы, общества взаимопомощи могут воспользоваться всеми выгодами, оставаясь хозяйством трудовым и мелким.
Для того, чтобы более выгодно покупать нужные им продукты, хозяйства могут объединиться в потребительские лавки.
У нас в России такие лавки, обьединившись между собою создали Московской Союз Потребительных Обществ, который делает миллионные обороты, и все коммерческие фирмы теперь считаются с этим Союзом как наиболее крупным покупателем. А если фирмы считаются с такого рода кооперативами, то цены, по которым будут приобретаться товары, будут несравненно более выгодными, чем были до сих пор, потому что этот Союз превышает своими размерами оборот любого крупного хозяйства.
Такими образом обьединенные в союз мелкие хозяйства становятся на рынке сильнее любого крупного хозяйства.
Для того, чтобы продавать, мелкие хозяйства могут обьединиться в специальные товарищества по продаже. В России они еще не получили большого распространения. У нас существуют только такие товарищества, которые продают хлеб и яйца, но в Западной Европе почти все хозяйства, продающие свои продукты на рынке, обьединены в товарищества, и эти более мелкие товарищества обьединены в свою очередь в огромные союзы, которые могут диктовать свои условия на рынке. Благодаря чему тот доход, который попадал прежде в руки скупщиков, идет теперь в руки производителей.
Тоже самое я могу сказать о наших молочных товариществах, которых много в Сибири. Вся история молочной кооперации Западной Европы с несомненостью указывают, что в деле использования
сепараторов и других машин для изготовления масла, мелкие хозяйства могут достигнуть больших результатов, чем даже самые крупные, но только
при условии, если они объединятся в крупные союзы. Мы знаем, что Сибирские молочные товарищества совершенно убили частно-хозяйственные, предпринимательские маслодельные заводы потому, что они соединились в сою, который делает оборот на 10 миллионов рублей и поэтому является наиболее сильной организацией, с которой отдельные предприниматели не могут конкурировать.
Таким образом, и здесь, благодаря кооперации, мелкие разрозненные хозяйства обьединились, стали сильны и получили все преимущества крупного хозяйства. Этим и можно себе обьяснить ту огромную экономическую силу, которую дает кооперция.
Глава II. История кооперативного движения Историю кооперации можно начать с середины прошлого столетия.
В начале XIX столетия в Англии появился человек по имени Роберт Оуэн, который считал, что человеческий мир устроен не так, как нужно, и многое в жизни людей не соответствует разумным основаниям. Он говорил, что для того, чтобы переделать весь мир на разумных началах люди должны обьединиться в кооперативы, должны создать такие общества, которые помогут им жить. Но его пропаганда, его слова привели к устройству таких союзов, которые могли существовать не более 1-2 лет. Основанием этих союзов было духовное единение людей, а материальная сторона не имела большого значения. После целого ряда работ Р. Оуэна его идея стала проникать все дальше и дальше.
В 40-х годах того же столетия, в маленьком  промышленном городке Рочделе, ткачи образовали 1-ый кооператив. С этого времени кооперативы стали на твердую ногу, стали действовать, и быстрым победным шагом пошли все дальше и дальше.
Что же это было такое и в чем заключалась идея кооператива?
Это была потребительская лавочка. И до того времени в разных местах устраивались общественные лавочки, но не на тех основаниях, на которых создалась в Речделе. С этой поры речдельских ткачей начали называть основателями потребительской кооперации, потому что они первые выработали те основы, на которых построены теперешние кооперативы.
Какие же основы были там положены?
Главная из этих основ заключается в том, что они, прежде всего, установили, что вся прибыль от торговых операций поступала не тому капиталу, не тем пайщикам, которые внесли деньги на устройство этой лавочки, а самим потребителям, в зависимости от того, кто на сколько купил.
Предположим, я купил на 200 руб. в год, а другой из моих соседей - на 100 руб.; значит, из оказавшейся прибыли я получу в 2 раза больше, чем тот, кто купил в 2 раза меньше моего.
Для этой лавки, для этого кооператива, был нужен капитал. Капитал они собрали между собой мелкими паями, но этот капитал не явился хозяином дела и в своих доходах был ограничен обычным маленьким процентом, вся же остальная, наибольшая доходность лавочки распределялась между покупателями. Таким образом, в основу было положено правило, чтобы покупатели являлись хозяевами дела. Следовательно, здесь вся полученная прибыль от торговых операций сплошь разделяется не по тому, кто сколько дал в пай, а по тому, кто на сколько купил. Это самый главный принцип, на котором была основана лавочка в Рочделе, и на нем построены все теперешние кооперативы.
Затем были выдвинуты другие положения, на которых ставилось это дело. Прежде всего явилась необходимость выяснить следующее обстоятельство: предположим, мы организуем такое союзное начинание и дешево будем покупать оптом; спрашивается, по каким ценам мы будем продавать товар самим себе? Будем ли мы продавать по тем же ценам, как и покупали, совсем отказавшись от прибыли, потому что это дело общественное? Если вы будете поступать так, будете продавать по пониженным ценам, то ваш разсчет не всегда оправдается, торговое предприятие для того чтобы стоять прочно на своих ногах должно иметь достаточные оборотные средства.
Сумма собранных с членов паевых взносов далеко не достаточна, а потому эти средства должны образовываться из прибылей торговли.
Кроме того, торгуя без всякой прибыли, вы не всегда можете иметь свободную наличность и рискуете погубить дело. Поэтому Рочдельские ткачи постановили, что в их союзной лавке всем, и своим членам и посторонним, следует продавать по тем же ценам, по которым торгуют во всех соседних частных лавках, но по ценам умеренным. Спрашивается, проиграют ли от этого хозяева, входящие членами в такую лавку? На первый взгляд, казалось, зачем же учреждать кооперативную лавку, если цены в ней те же самые как и в частных лавках? Но на самом деле, если вникнуть поглубже, то мы увидим, что сами потребители тут ничего не теряют. Вы заплатили ту же цену, которую платите в частной лавке. Благодаря этому потребительская лавка получит тот же доход, который получает лавочник; образуется большая сумма денег.
Куда же она идет? Согласно первому принципу, она идет не пайщикам, в проценты на капитал, а распределяется в конце года между всеми покупателями, которые забирали в этой лавке. Предположим, что на 100 руб. оборота получилось 5 руб. прибыли; значит, тот, кто на 200 руб., получит 10 руб., на 300 руб. - 15 руб.
И таким образом, вся эта прибыль, вся разница между оптовой и рыночной ценой сохранится и получится самими потребителями. Хотя в этой лавке торгуют по обычным ценам, потребитель ничего не теряет, потому что вся та переплата, которую он делает, в конце года возвращается ему сразу, в виде большой суммы. Следовательно, он не только ничего не теряет, а еще скопляет некоторое количество денег. Если же вести продажу по оптовым ценам, то, вся эта прибыль приходясь по копейкам в день, разошлась между рук и не дала бы никакой ощутительной пользы.
А здесь, в потребительных лавках, копейки, одного дня прикладываются к копейкам другого и в конце года получается довольно значительная сумма, рублей в 20-30. Эти деньги представляют уже известную ценность и в небольшом хозяйстве крестьянина имеют значение крупного капитала. Очевидно, покупая по таким обычным, рыночным ценам, потребитель все же ничего не теряет. Стало быть, это второе положение также построено на вполне разумном основании.
Наконец, еще большее значение имеет вопрос о том, можно ли в кооперативной лавочке опускать в кредит. Казалось бы, что это общественное дело должно итти на помощь трудящимся классам населения, у которых в настоящее время денег не имеется и которым желательно забирать в долг. Но Рочдельские ткачи постановили: в кредит ничего не давать. Вся торговля этого общественного дела должна вестись на наличные деньги. Только на таком основании это общественное дело имеющее огромное значение, может итти правильно. Как только здесь можно отпускать в кредит, сейчас же лавочка будет обречена на тяжелое существование. У нас в России много потребительских лавок погибло именно по этой самой причине.
Если обратиться к лавки обыкновенных торговцев, то там в долг дают, и каждый крестьянин может пользоваться кредитом; но мы знаем, какой ценой покупается подобный кредит, мы знаем, какие проценты берет лавочник и по какой цене  он продает товар в долг! Потребительные кооперации не могут заниматься такой ростовщической торговлей, а значит и не могут вознаграждать себя за риск отданного в долг товара теми процентами, которыми вознаграждает себя лавочник. А если они будут давать в кредиты по своим ценам, то можно сказать, что их дело обречено на гибель.
Так вот во имя сохранения этого общественного дела,  играющего столь большую роль в жизни трудящегося населения, ткачи постановили, чтобы ничто в кредит не шло, чтобы в этом обществе всякий расплачивался наличностью.
Этот принцип а также и ряд других, были приняты и Первым Всероссийским Кооперативным Сьездом.
Однако в жизни от него часто приходится отступать. Есть целый ряд учреждений, которые дают кредит в размере пая или половины пая. В чистом виде это правило провести трудно, но если есть возможность в долг не давать, то лучше так и поступать.
Таким образом, три, главных положения легли в основание потребительской кооперации:
1) Чтобы цены были рыночными, а не оптовыми, так как только в этом случае будет получаться довольно большая прибыль, которая дает возможность путем небольшого отчисления усилить оборотные средства кооператива и позволяет кооперативу иметь свободную наличность, значительно укрепляющую его экономическую силу.
2) Вся прибыль от потребительской лавки должна быть распределена по отдельным покупателям не по денежным паям, которые они внесли при открытии лавки, а в зависимости от того, на сколько рублей они в течении года купили.
3) Во имя сохранения целостности общественного дела, во имя того, чтобы оно было прочно организовано, приходится отказаться от продажи в кредит, потому что без ростовщических процентов продавать в долг невыгодно.
Требуется также, чтобы всякий потребитель участвовал собственным трудом в организации лавки, чтобы сами члены заменяли собою кассиров и даже приказчиков, словом, своим личным трудом участвовали бы в деле.
Вот основы, на которых было создано это дело в 1844г. в городке Рочделе. Они оказались чрезвычайно жизненными, и из года в год все больше начинают развиваться потребительские кооперации на этих же основаниях. Многие кооперативы гибли, и чаще всего эта гибель зависела от отступления от указанных принципов, но те, что свято держится их, разрастается шире и шире, и можно сказать, что среди трудящихся населения Англии почти половина входит членами в потребительскую организацию. Таким образом, все те суммы, которые раньше переплачивались лавочникам и посредникам между крупным капиталом, крупным производством и мелкими потребителями, - все они возвращаются потребителю.
Но на этом потребительская кооперация не остановилась. При той организации дела, которая описана выше, оставалась еще прибыль, которую получает фабрикант и посредник, доставляющий продукты из-за границы. И вот союз отдельных потребительских лавок, изгнав мелкого торговца и возвратив потребителю его прибыль, стал задумываться над тем, нельзя ли самим производить тот товар, который они покупают, и нельзя ли получать заграничные товары без посредников. И мы видим что в конце ХIХ века из маленькой кооперации образуются крупные союзы. и эти союзы захватывают уже в свои руки не только мелкую и крупную торговлю, но и производство. Появляется целый ряд кооперативных фабрик - суконных, башмачных и пр., свои собственные мельницы, образуются огромные флоты, которые перевозят из-за океана нужные товары. Кооперативная жизнь начинает развиваться все больше и больше. В Западной Европе дело пошло еще дальше: меленькие отдельные кооперации устраивают в городах для своих членов гостиницы, благодаря чему кооператоры приезжают в чужой город по делам и здесь оказываются у себя дома, в кооперативном мире. Появляются библиотеки, кооперативные школы, а в Италии существуют даже кооперативные железные дороги.
Таким образом, мы видим, что везде и всюду кооператоры стремятся всю ту прибыль, которая раньше получалось целым рядом посредников, кормившихся около этого дела, передать в руки самим потребителям и они сами увеличивают свое благосостояние.
Теперь остановимся на другой кооперации - кредитной: Кредитная кооперация тоже начала свое дело со скромных размеров. В 1810г. родился и в 1888г. умер основатель кредитной кооперации Рейфейзен. Он был бургомистром, т.е. по нашим понятиям, волостным старшиной. Он часто задумывался над тем, как бы освободить немецкую деревню от рук ростовщиков. В те времена в немецкой деревне ростовщичество получило широкое распространение. Благодаря его деятельности был организован союз, который покупал своим бедным членам скот. Эти союзы, построенные на началах благотворительности, хотя существовали в течении известного времени, но деятельность их ослабела и в конце концов прекратилась совсем. К концу своей жизни Рейфейзен понял, что благотворительностью делу не поможешь, и начал организовывать товарищества не на благотворительности, а на началах взаимопомощи самого трудящегося люда. Он поставил в основу своей работы то, что теперь называется кредитным товариществом.
Кредитное товарищество представляет собою союз людей, которые объединяются общей круговой порукой, под которую они стремятся достать деньги, нужные для того или иного хозяйственного оборота.
Каковы же эти условия, на которых могли им дать эти деньги? Они чрезвычайно просты: каждый отдельный хозяйственный двор, которому можно было бы поверить эту сумму, настолько немощен в экономическом отношении, что ни один банкир не может дать ему крупной суммы. А когда такие мелкие кооперативы объединятся и организуются в большой союз, все члены которого будут связаны круговой порукой, то такому союзу вполне возможно будет доверится; ему можно дать очень большую сумму, потому что большое количество - 100-200 трудящихся хозяйств - это величина, которая не может разориться. Сами люди, входящие в союз, будут следить, чтобы полученная ссуда была израсходовано правильно в интересах самих людей, связанных круговой порукой; строго следить за тем, чтобы ссуда своевременно возвращалась и чтобы дела кредитного товарищества не пострадали. На этих началах Рейфейзен и основал свое товарищество.
Он утверждал далее, что всякую ссуду можно дать крестьянскому хозяйству только при том условии, если она будешь направлена на производительные цели. Если вы на занятые деньги купите корову или улучшенные орудия и удобрения, то через некоторое время они принесут вам большие доходы, частью которых вы легко покроете ссуду. Если же занятые деньги пойдут на приобретение одежды или будут проедены, то взятая ссуда себя не покроет и выплатить ее придется из другого источника, которого можете и не быть. Поэтому всякая ссуда, выданная на производительные цели всегда более надежна.
Таким образом, согласно этому основному принципу, всякая кредитная ссуда должна обращаться на то дело, которое само себя окупает и таким образом, дает самое верное обезпечение тому, что сумма будет возвращена.
Кто же должен следить за производительным назначением ссуд?
Рейфейзен установил, что этот союз отдельных членов, вошедших в кредитное товарищество, всем своим состоянием обеспечивает те деньги, которые он берет, и самому союзу вменяется в обязанность следить, чтобы эти деньги не были ни пропиты, ни проедены, и чтобы эта ссуда была обращена на хозяйственное дело, которое из своих доходов погашает этот долг, и раз последний будет покрыт, то с уверенностью можно сказать, что такое дело верное. Тем самым мы создаем в хозяйстве и средства, из которых ссуда может быть возвращена. Таким образом, производительный кредит сам себя погашает. Он неопасен для хозяйства и для того учреждения, которое дает деньги. Но для того, чтобы кредит сам себя погасил необходимо зорко следить, чтобы взятые деньги действительно тратились на производительные цели, на которые взяты, т.к. часто хозяева по малодушью или нужде дают ссудам совсем не производительное назначение.
Производительный кредит возможен только тогда, когда близко находящиеся члены союза будут наблюдать, чтобы деньги шли на производство. Эти два основных начала были положены в дело кредитного товарищества и опираясь на них, оно быстро начало расти.
Развитие его было чрезвычайно быстро. После первых товариществ Рейфейзен начал организовывать сотни других.
Упомянутые принципы оказались настолько жизненными, что ни одно организованное им товарищество не прогорело. Ссуда, обеспеченная кредитной порукой, ссуда, данная на производство, оказывалась более верной, чем даже ссуда, обеспеченная постройками, капиталом и другими ценностями. Действительность в указанном направлении начала развиваться все шире и шире, и в конце концов вся Германия и целый ряд других стран покрылся отдельными союзами и сейчас когда каждый такой союз получил возможность не только давать ссуды, но давать их по пониженным процентам, процент быстро начинает падать.
Наконец, отдельные кредитные товарищества увидали, что и они одни недостаточно сильны, что необходимо и им объединиться в союз, и с течением времени они объединяются друг с другом, создают большие банки, кассы, и эти банки и кассы, которые в конце концов являются союзами отдельных мелких хозяйств, являются не меньшими, чем самые крупные торгово-промышленные кредитные учреждения. Все условия государственного и частного кредита, все свободные деньги также находятся к их услугам, как и к услугам крупных торгово-промышленных заведений.
Первый всероссийский кооперативный сьезд в Москве
Первый всероссийский кооперативный сьезд в Москве 16–21 апреля 1908г., положивший основание широкому развитию кооперативного движения в России
...
Я не буду перечислять бесконечный ряды тех кооперативов, которые существуют и могут существовать. Смотря на жизнь и зная принципы кооперации, вы сами можете увидеть, что можно кооперировать. Сторон жизни, куда может проникнуть кооперация, бесконечное множество. В настоящее время мы видим, что наши крестьянские хозяйства идут по пути прогресса. Мы видим, что урожаи начинают повышаться и что крестьянство начинает сознавать, что ему нужно делать.
Но мало сознать, что нужно делать, нужно, чтобы была возможность это сделать.
Весь сельско-хозяйственный прогресс, все, что сулит наука и практика, требует не только сознания, но и денег, чтобы можно было иметь машины, завести хороший скот.
Эти деньги даст русскому крестьянину кооперация кредитная. Ценные машины, хороший скот можно использовать, если их использовать в специальных кооперативах. Для того, чтобы выгодно продать и избегать скупщиков, опять нужно идти в кооперативы. Словом, для того, чтобы воспользоваться всем тем, что дает наука нашему сельскому хозяйству, отдельные хозяйства почти беспомощны, а соединившись в союзы со своими соседями, они представляют собою мощную силу.
Опираясь на союзное начало крестьянское хозяйство может использовать все открытия агрономической науки и на том месте, где теперь растет один колос вырастит два колоса, может сбросить со своих плеч бремя ростовщиков и скупщиков и твердыми шагами пойти в лучшее сельско-хозяйственное будущее.
Дождевые капли стекаясь вместе дают мощные реки, которым не страшны никакие преграды. Подобно им крестьянские хозяйства соединяясь в кооперативы приобретают огромную силу нужную нам для экономического возрождения русской деревни.
А.В. Чаянов. Краткий курс кооперации (Лекции, читанные на Старообрядческих сельско-хозяйственных курсах в Москве при Рогожском кладбище в 1913г.)

  


СТАТИСТИКА