Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

В.И. Вернадский. Угорская Русь с 1848
от 28.02.05
  
Доклады


Славяне! Внимательней ознакомтесь с историей и нынешним положением русинов

I Лишенное в течение веков обширной самостоятельной деятельности, русское общество не привыкло брать на себя инициативу в каком-нибудь деле, в котором затрагиваются интересы держав, находящихся почему либо в лучших отношениях с нашим правительством. Оно будто забыло, что есть другие русские, живущие в другом государстве, не великороссы, правда, но все же принадлежащие к одному русскому отделу славянского племени. Мы не говорим, чтобы русский народ должен был желать объединения их с ним в одном государстве, при тех же политических условиях, в которых он сам очутился. На это, узнавши лучше условия жизни, едва ли согласится русский народ Австро-Венгрии, о котором мы говорим. Едва ли променяют те условия жизни, в которых им преподают на родном наречии, при которых он имеет возможность писать на нем, имеет право высказывать свои желания и добиваться их удовлетворения. Но это не может помешать родному чувству, которое он должен чувствовать к русскому народу. Политические границы, отрезавшие от русского народа часть его, не должны, да и не могут окончательно разорвать их, заставить забыть свое кровное родство. Они не могут заглушить в нас то чувство обиды, которое чувствуется при известиях и фактах об оскорблении нашей национальности за пределами нашего государства презрительным к ней отношением; они не могут заглушить негодования, в нас являющегося, при известиях о систематическом стеснении, угнетении и, наконец, совершенной смерти русского народа, отдаленной, но все же родной его части. Кто действительно русский, тот не может заставить заглушить в себе чувства ужаса, вызываемого в нем новейшими событиями в Угорской Руси. Неужели мы дадим погибнуть в бессильной борьбе русскому народу в Венгрии, неужели все равно для русского общества гибель 500-600 тысяч своих родичей и обращение их в заклятых врагов не России, а русского народа - мадьяр. Но, может быть, наше общество не знало об этом, может быть. Не обращалось его внимание на это крайнее положение части русского народа? Это не будет верно: чуть не каждый год известие за известием летит к нам из Угорской Руси о крайнем ее положении. И, наконец, в этом году эти известия закончились последним известием - воззванием к русскому обществу. Это будто вопль отчаяния, последний возглас человека, оскорбляемого в своем национальном чувстве и решительно отчаявшегося в возможности спасти свой народ и уверившегося в его неминуемой и близкой гибели. Это один их крайних, решительных отзывов о гибели Угорской Руси. Возгласов, постоянно возраставших в последнее время. Статья эта помещена в мартовской книжке Русской мысли (Голос из Угорской Руси). Это не одна из немногих, впрочем, у нас компиляций или исследований об Угорской Руси; это прямое воззвание, мольба к русскому правительству и обществу. И на эту мольбу не обратили внимания, она прошла незамеченной в печати, которую автор Голоса просит о поддержке и, понятно, не обратили на нее внимание и в высших сферах. Статья эта обращена к русскому императору от угорской интеллигенции. Главная, непосредственная ее цель - просьба дать угроруссам возможность поселиться на казенных землях в Крыму, Европейской России или даже в Сибири. Предложение, очевидно, выгодное и для русского государства и для русского общества
II Что же довело угроруссов до такого отчаянного положения, что заставило их желать выселиться из земли, которую они завоевали вместе2 с венграми, которым они преподали первые начатки образования и государственной жизни? Они выдержали целые столетия в борьбе за свое существование и теперь, после возвращения венгров, теряют свою народность вследствии усиленного стремления последних к мадьяризации всех невенгерских народностей Венгрии. Количество угроруссов довольно значительно: по показаниям разных писателей оно колеблется между 500-700 тысячами (Головацкий считает их число 4766503, Де Воллан4, Пыпин5 до 500000, Драгоманов6 в 700000 и, наконец, автор Голоса из Угорской Руси предполагает, что их больше, чем 720000).
---
2 Де Воллан. Угорская Русь. Исторический очерк. М., 1878. С. 5.
3 Головацкий Я. Карпатская Русь. Слав. сб. II. 1877. С. 81.
4 Де Воллан. Труды Венгерской Академии. Критический обзор. М., 1879. N 19. С. 31-32; Schleicher. Les lanynes de ? Europe moderne. Paris. 1852. C. 101. Вамберг считает славян вообще учителями в этом венгров (Н. Попов. Вамберг о начальной культуре...Критический обзор. М., 1879, N 15. С. 28. Очерк истории словаков. Славянский сборник. I. СПБ., 1875. С. 92. Считает такую же честь за словаками; Мадьяры и национальная борьба в Венгрии. СПБ., 1877. С. 35; Угорская Русь. М., 1878. С. 6.
5 Пыпин А. История славянских литератур. Изд. 2-е. Т. 1. СПБ., 1879. С. 440. Неизвестный автор. О современном положении русских в Угрии. Славянский сборник. I. 1875. С. 44. Как видно, угрорусс предполагает, что число их едва доходит до 500000.
6 Драгоманов М. Про галицько-руське письменство. Повiстi О. Федьковича. К., 1876. С. VII.
Число во всяком случае значительное и могшее, кажется, удержать свою народность, даже только пользуясь поддержкой соседней словацкой и других славянских национальностей Венгрии и даже венгерских немцев. Но кроме политического гнета венгров, присоединился экономический гнет евреев, чрезмерные подати, природные бедствия и измена народному духу в рядах самих угроруссов в лице их высших сановников, а часто и интеллигенции. Дело, понятно, не могло обойтись без борьбы и борьба была, борьба отчаянная и кончающаяся победой. Без денежных средств, без интеллигенции в настоящем значении этого слова, без поддержки отраслей малорусского племени, к которому принадлежат угроруссы, - галичан и украинцев, без возможности действовать общественным путем угроруссы грозят погибнуть. Впрочем, раз будет поддержка со стороны русского общества, они могут еще продолжать эту борьбу за существование, исход которой неизвестен. Борьба шла столетия. Угроруссы, как это доказывается в выше упомянутом воззвании, теряли все большее количество своих земель. Границы их области суживались. Вместе с границами терялось и политическое значении угроруссов в Венгерском государстве и те привилегии, которыми они пользовались. Из завоевателей вместе с венграми они сделались подчиненными последних. Я не буду входить в подробности этого процесса, мало выясненного. Перейду прямо к кульминационной точке общественной жизни угроруссов и их новейшему возрождению и новейшим событиям, приведших их к настоящему печальному положению. События в этот печальный промежуток времени шли один за другим в виде попыток, старательно уничтожаемых правительством, попыток возрождения общественной жизни и литературы угроруссов и удачно уничтожительных мер венгров и их сторонников. Почти все попытки, о которых будет идти речь, окончились полнейшим фиаско и это фиаско заставило угроруссов желать переселения. Столетия протекали в упорной, пассивной борьбе угроруссов. Никто об ней не знал, никто ее не замечал и сами они свыклись, будто забыли про себя и гибель их казалась неизбежной. Но не так должно было идти дело. Не должны и не могут погибнуть народности, не могут они слиться в одну. Не в ассимиляции всех мелких народностей в одну большую, всеобщую, народность всего человечества (что было бы желательно) мы идем. Человечество не может развиваться, слившись в одно: много времени должно было бы пройти для этого, много пролиться крови. Везде, всюду у отдельных народностей должна идти мелкая, настоящая борьба человечества с природой, руководимая, однако, общими интересами. Не в громадных массах населения, сплоченных под одним правлением, но в мелких, разобщенных на вид единицах заключается сила, могущество человеческого общества. Если теперь сплачиваются в отдельные государства по племенам, то это кажется на первый взгляд. Ни одна из этих сплоченных народностей не уступит первенство другой добровольно. А между тем много теряется вследствие развития милитаризма, вследствие громадных трат на управление, на центральные органы в ущерб местным, на соревнование громадных единиц. А их борьба должна привести к новому разложению этих племен на народности. Зачатки начала такого разложения, разложения, необходимого и неизбежного для развития человечества, мы видим в повсеместном возбуждении национального духа мелких народностей. Это их пробуждение началось в XVIII веке. Началось оно в разных местах, в разных племенах. Одни народы, имевшие свою собственную государственную историю, вспомнили о ней и трудами археологическими и историческими, возбуждением интереса к ней вспомнили про себя и этот первый шаг разрастался в могущественное движение. Таково было начало возрождения племен кельтских, византийцев в XVIII веке и бретанцев с 1820-х годов. Впрочем, эта черта входила во все возрождения. Мы замечаем ее во всех без исключения славянских возрождениях (даже у словаков), во возрождении плятдейса и у басков. Таким образом, разработка истории имела влияние на это движение народностей. Другим не менее важным фактором было развитие либеральных идей. Стали обращать большее внимание на народ, стали стараться поднять его на большую степень развития. Вспышка либеральных идей в 1848 г. отразилась на поднятии духа народности: с этого года началось возрождение всего славянства - материал был; это же была искра, воспламенившая этот горячий материал. Оно теперь перед нашими глазами все растет, распространяется и никакие усилия подавить его не могут иметь успеха. Это общее влечение необходимо затронуло и угроруссов. К началу этого столетия все, казалось, было для них потеряно. И только кое-что еще напоминало о том, что в них кроются силы, слишком жизненные, чтобы народ мог погибнуть или совершенно измениться. Уже в начале XIX века были в Угорской Руси православные7 (по Гельвельду III, 320 есть и теперь. Известия, как кажется, неверные) и в это время вера в помощь русского царя жила в народе. Это мнение способствовало восстанию 1831 года. Год этот был страшен для большей части Европы и Венгрии. Холера опустошала город за городом. Народ волновался. Говорили, что дворяне отравляют народ посредством источников. Замечательно, что подобное мнение было распространено в это время и в России. В Петербурге во время бунта на Сенной площади досталось докторам: их обвинили в отравлении. В Тамбовском бунте того же года такое же обвинение пало на высшее чиновничество и дворянство8.
---
7 Кустодиев в примечании к сочинениям Духновича: История Пряшевской епархии. СПБ., 1877. С. 37, 51.
8 Якунин. Бунты в Тамбове. 1831. Ю.Е. 1875.
Волнение разрасталось. Это были народные восстания и истребления, грабежи и т.п. помещиков. Один из последних крестьянских бунтов был в 1831-32 годах во время холеры. Они приписывались, по обыкновению, подстрекательством русского правительства9, но это было простым крестьянским восстанием. Одно, другое дворянское семейство истреблялось в русских округах, не один злополучный доктор или аптекарь гибнул жертвой обезумевшего от страха, веками угнетаемого и непросвещенного народа. Пошли слухи, что русский царь идет сам освобождать угрорусский народ10. Волнение охватило уже комитаты Абауйварский, Земплинский, Гемерский и Шароский. В последнем комитате поднял восстание беглый русский солдат Иван Рабатин. Он объявил, что послан русским царем, что сам царь идет с войском и т.п. Толпа, собравшаяся вокруг него, была рассеяна в стычках с войском. Рабатин спасся бегством. Вскоре он был найден в лесу полумертвым от голода и жажды и повешен11.
---
9 Ungarn's vier Zeitalter. T. 1. Leipzig. 1868. С. 66.
10 Ungarn's vier Zeitalter. T. 1.Leipzig. 1868. С. 66.
11 Ibid. С. 78-79.
Вообще подавление восстания отличалось крайней жестокостью: в этих комитатах было повешено 130 чел., в том числе 8 женщин12. Не верится, чтобы это могло происходить в центре Европы, в XIX веке. Более или менее еще можно допустить, что угнетенные, необразованные, вдруг почувствовавшие свою волю народные массы с страшной жестокостью будут мстить...Месть их отвратительна, но более или менее объяснима. Здесь же вы встречаете другое явление: здесь тоже есть месть, но месть со стороны власти и класса помещичьего, затронутого образованием.
---
12 Ibid. С. 81.
Немного перед тем он может быть читал и восторгался Вольтером, Руссо, а через несколько времени чуть не собственноручно вешает бедных крестьян. Тут видна какая-то непонятливость причин восстания. Они не поняли, что это намек на то, что может произойти и думали все подавить жестокостью. Жестокостью никогда и ни в какие времена нельзя уничтожить развитие свободных идей: если мы видим подобные укрощения, то это или временные задержки, еще больше усиливающие новое движение, или подготовления к приостановке развития или временному разложению народного организма. Крестьянское движение в Угорской Руси после этой страшной репрессии затихло. Опять началась прежняя рабская жизнь, опять прежнее горе, прежнее чувство ненависти, прежнее чувство мести, но удвоенное недавно пережитым поруганием, недавними мучениями. Эта зверская расправа разъясняет многие черты отношения угроруссов к венгерскому восстанию. Память об этом не могла заглохнуть. Слишком живы должны были быть памятны в жизни народной раны, нанесенные этой репрессией, чтобы они могли заглохнуть через 17 лет. И они не заглохли. Вообще замечательно отношение угроруссов к венгерцам во время борьбы последних за независимость. Угроруссы в начале, казалось, сочувствовали этой борьбе. Причиной этого сочувствия массы населения было, без сомненья, освобождение крестьян. Оно, как будто, сглаживало пятна 1831 года. Виновником освобождения крестьян был Л. Кошут. Кошут, сделавшись главою постоянно возраставшей либеральной мадьярской партии, с 1840-го года в своей политической программе постоянно требовал освобождения крестьян13. Он встретил против себя сильную оппозицию в лице большинства венгерских магнатов, клерикальной партии и т.п., но зато на его стороне была молодежь, имевшая громадное значение в движении 1848 года; была на его стороне масса населения и мелкое дворянство.
---
13 Ungarn's vier Zeitalter. Т. 1. С. 203-205.
Кошут представляет из себя замечательный тип человека, передового по своим воззрениям и вместе с тем крайнего узконационального патриота. Как социальный реформатор он привлек на сторону венгров массу народонаселения угрорусского, но все было испорчено другими действиями его и его товарищей. Освобождение крестьян (о нем смотри ниже) совершалось по указу в марте 1848 года. Угроруссы стали смотреть на дело венгерского восстания как на свое собственное: сочувствие было на стороне венгерцев14. Этими первыми мерами либерального министерства венгерское восстание приобрело себе сочувствие среди всех вообще славянских народностей. В первое время сочувствие было и у сербов15, первыми восставших потом против венгров. Вообще венгерское восстание представляется более восстанием политическим, чем восстанием национальным. Венгерцы соединяются с либеральными немецкими элементами Вены и других городов16. Они сами являются проводниками либеральных мер на деле. Но право национальности признают только за немцами и самими собой. Вообще это их восстание было государственное восстание: они не хотели распадения Австрии; они сперва противились восстанию итальянцев и требовали примерного их наказания, несмотря на то, итальянские инсургенты сочувствовали17 Венгрии и ее борьбе, несмотря на то, что первые из чужеземных австрийских войск в Венгрии стали на их сторону. Это было делом односторонним. Главнейшая их ошибка, ошибка самостоятельного и близорукого правительства было оказанное ими пренебрежение и угнетение массы славянского народа. В это время, как венгерцы в лице своего национального поэта А. Петефи требовали свободы всего мира и освобождения всех порабощенных, они отказывали в этой свободе другим народам.
---
14 Г. Де Воллан. Угорская Русь. М., 1878. С. 28; А. Пыпин. История славянской литературы. Изд. 2-е. Кн. I. СПБ., 1879. С. 44.
15 Ореус. Описание венгерской войны 1849 года.СПБ., 1880. С. 31.
16 Чрезвычайно интересные подробности об участии венгров в волнениях либеральной партии 1848 г. в Вене см. у Камани: Ungarn's vier Zeitatler. T. 2. Leipzig, 1868. Камани был сам одним из посредников между немецкой либеральной партией и венграми.
17 Гариве-Паже. История Итальянской революции 1848 г. Пер. с французского. СПБ., 1862. С. 84.
Еще в сейме в Прейсбурге в 1832 г. (в Братиславе) они требовали введения общеобязательного употребления венгерского языка в школах и в употреблении всей страны18. В 1848 г. это постановление было введено и возбудило против себя всеобщее негодование. Оно послужило первой причиной Хорватского движения. Неприличная нетерпимость венгерцев к хорватским депутатам, говорящих по-хорватски, вызвала обратное движение среди хорват. Несмотря на права, данные конституцией 1848 г. массе населения присутствовать на сейме и на чрезвычайно низкий ценз, масса населения не могла извлечь из этого выгод. Прения велись на непонятном ей языке, выборы были стеснены злоупотреблениями и прочее.
---
18 Ungarn's vier Zeitalter. T.1. Leipzig, 1868. С. 93.
Среди таких обстоятельств начал слагаться кружок угроруссов, положивших себе целью противодействовать развитию мадьяризации. Начали происходить даже случаи открытого сопротивления венгерскому правительству. В начале мая 1848 г., например, 200 венгерских гусар явилось в большое селение, находящееся против австрийского города Дукла требовать рекрут. Жители отказались, и венгры зажгли дома самых упорных. Село сгорело19. Набранные рекруты из угроруссов в эту войну назначались в отряд Денбинского20.
---
19 Лихутин. Записки о походе в Венгрию в 1848 г. М., 1875. С. 36-37.
20 Лихутин. С. 39.
Кроме своего исключительного отношения к другим народностям, оттолкнуло от себя венгерское правительство угроруссов и чрезмерными поборами по случаю военных действий21. Все эти причины содействовали тому, что угроруссы помогали сперва австрийским, а потом и русским войскам в их борьбе с венграми. Они служили при войсках проводниками и прочее. Еще до перехода русских войск в Венгрию они ловили поляков, бежавших для поступления в венгерскую армию из Галиции, и доставляли их русским и австрийцам22. Когда русские начали переходить границу Венгрии, они им сочувствовали, действуя против венгров.
---
21 Ibid. C. 39.
22 Лихутин. С. 40.
18 мая 1849 г. полковник Хрулев с казаками в первый раз вступил в пределы Венгрии и занял местечко Стрепко. Жители приняли его с радостью, указали ему попрятавшихся венгерских комиссаров и др. Однако следствия из усердия были для них печальны. В тот день Хрулев вышел из местечка, оставив его на произвол венгров. Действительно, через некоторое время пришли венгерские солдаты наказывать жителей. Угроруссы разбежались. Солдаты, ограбив несколько домов и тому подобное, ушли. Это было первое участие угроруссов в активной борьбе против венгров. Впервые активные действия русских приняли сторону своих единоплеменников и жестоко за это поплатились. Это, однако, не отвернуло их от наших войск23.
---
23 Ibid. C. 45-46.
Как только в начале июня 1849 г. русская армия вступила в Венгрию, она была принята радостно населением. Толпы их - мужчины, женщины и дети - сбирались к бивуакам войск, приносили все чем могли угостить: кур, яиц, масла и некоторые не хотели брать предлагаемую им плату24. И это несмотря на то, что поля их вытаптывались русскими войсками, луга скашивались; они на это жаловались, но прием русских оставался тот же - совершенно противоположный приему венгерских войск. За эти убытки австрийское правительство обещало уплатить, но обещание осталось обещанием. Кроме того, русские войска также не понимали с первого разу малороссийского наречия жителей и одинаково обходилось с венграми и славянами25.
---
24 Ibid. C. 57.
25 Лихутин. С. 58.
Особенно хорошего умственного влияния русская армия иметь не могла. Шла старая армейщина с старыми альбомами и с старыми анекдотами, песнями и каламбурами, - замечает один позднейший путешественник. И, однако, она имела влияние. Русины перенимали их песни, стихи и прочее. Следы этого в Галичине были заметны в 60-х годах26. Но влияние, которое произвели русские войска, было другого рода и более важное. Масса угрорусская узнала о существовании могущественного, единородного ей русского народа27. На Россию стали обращаться взоры угроруссов; России, как мы видели, стали приписывать все хорошее, приятное ему. Угроруссы почувствовали себя как бы сильнее.
---
26 Кустодиев. Галичина и Молдавия. СПБ., 1868. С. 66.
27 К. Кустодиев. Из истории разочарований австрийских славян. Посольство угорских русских в Вене в 1849 г. Русский вестник. М. , 1872. N 4. С. 380.
III 1848-й год был началом возрождения угроруссов. До этого года были попытки пробудить национальное чувство в них, но попытки эти оставались попытками. В этом же году, в эпоху возбуждения всех либеральных партий, в то время, как Австрийское государство держалось на волоске, пробудились и все славянские народности. Начинателем, если так можно выразиться, этого движения в Угорской Руси нужно считать А.И. Добрянского. Он происходил из дворян Подкарпатской Руси, наиболее сохранившей свою народность28. Имя его встречается29 на первом воззвании временного пражского комитета в конце апреля 1848 г. В этом воззвании, под которым подписались Ганка, Шафарик, Палацкий, Миклошич, князь Любомирский и другие, говорилось о единении славян и о взаимной помощи друг другу. На Пражском славянском съезде (в конце мая) он уже не играл такой видной роли.
---
28 Голос из Угорской Руси. Русская мысль. М., 1880. N 3. Отд. 3. С. 15.
29 И. Перволед. Австрийские славяне в 1848-1849 г. Вестник Европы. СПБ., 1879. N 3. С. 17.
Угрорусские депутаты там соединились с словацкими и под влиянием последних30 в адрес австрийского императора были включены требования угроруссов и словаков вместе. Они требовали позволения держать особые национальные конгрессы и иметь постоянный Словацко-Русский комитет для охранения своих национальных интересов. Они хотели иметь право учреждать высшие училища с преподаванием на словацком и русском языках, а также учреждать общества для споспешествования национального развития и прочее. По этому проекту все национальности Венгрии должны были быть равноправными. Пражские безпорядки помешали посылке депутации к императору и подачи этой петиции. Дальнейшего фактического влияния эта петиция не имела.
---
30 Пич. Очерк истории словаков. Славянский сборник. II. СПБ., 1877. С. 151.
И по окончании пражского съезда сношения словаков с угроруссами не прекратились. Как только началось словацкое восстание (в Мияве, в сен[тябре] 1848 г.), Совет слав[янских] пат[риотов] отправил прокламацию угрорусскому народу31 с предложением присоединиться к ним против общего врага - мадьяр. Прокламация тоже, кажется, не имела никакого видимого влияния на ход движения да и это восстание было сразу потушено. Добрянскому32, однако, удалось сплотить вокруг себя людей. Кружок Добрянского воспользовался конституцией 1849 г. и составил меморандум о желаниях Угорской Руси для поднесения его императору Францу Иосифу. Говорят33, даже с инициативы Австр[ийского] правит[ельства].
---
31 Пич. Очерк истории словаков. Славянский сборник. II. СПБ., 1877. С. 151.
32 А. Пыпин. История славянских литератур. Изд. 2-е. Т.1. СПБ., 1879. С. 441.
33 Де Воллан. Угорская Русь. М., 1878. С. 28.
Сперва кружок Добрянского стал хлопотать о присоединении Угорской Руси к Галичине и 29 января 1848 г. была послана коллективная просьба угроруссов об этом. Это прошение 20 апреля было подкреплено о том же решении русской народной рады во Львове, но в 1849 году 4 марта Франц Иосиф обнародовал конституцию, которая обеспечивала на словах народность и равноправность всех племен Австрийской монархии. Все надежды о присоединении Угорской Руси к Галичине были разбиты этой конституцией. Все разделение областей Австрии было оставлено прежним. Хотя конституции этой суждено было остаться мертвой буквой, но угрорусские патриоты, как и все славянские патриоты, впали в ошибку, искренне надеясь на помощь Австрийского правительства, которому они оказывали огромную услугу. Австрийское правительство, которому в это время нужны были славяне, все им обещало. Как только оно оправилось и дело дошло до исполнения обещаний, оно начало стеснять славянское возрождение и вместо исполнения обещанного стало стараться уничтожить то, что было уже сделано. В составленной 13 октября памятной записке угроруссы желали обнародования во всех землях конституции 4 марта 1849 г., автономии русского языка в народных школах, русской гимназии в Ужгороде, доступа для угрорусских в университете во Львове, русской официальной газеты, уничтожение ограничения печатать кириллицей, чтобы чиновники определялись русские или знали русский язык, равноправности в политических правах с мадьярами, того, чтобы в русских полках были русские священники, лучшего раздела в комитатах народностей и прочее34. Желания, как видно, были скромнее, чем в предполагавшейся петиции 1848 г. С этой петицией в 1849 г. отправились к Францу Иосифу А.И. Добрянский, его брат В. Добрянский, И. Шолтис, А. Яницкий.
---
34 Де Воллан. Угорская Русь. М., 1878. С. 28-29.
В Вене к ним присоединились М. Висаник и В. Алексович. Первый был деканом медицинского факультета Венского университета и лейб-медик Франца Иосифа, второй - член медицинского факультета и заслуженный директор больницы св. Иосифа35. Присоединение Висаника удивило Австрийское правительство. Он считался немцем. На аудиенции Бах даже спросил его: Und was machen sie hier Her Doktor ?, - на что тот ответил, что он русский36.
---
35 Кустодиев. Из истории разорения австрийских славян. Русский Вестник. М., 1872. N 4. С. 384.
36 Ibid. C. 392.
Посольство, снабженное подписями русских и верительными грамотами из Пряшевской консистории, выехало из Пряшева 1 октября 1849 г. 10 октября прибыло в Вену. Первым делом их было сойтись с своими товарищами в Вене - Висаником и Алексовичем. После общего обсуждения положения дел они решились сговориться с съехавшимися для той же цели в Вену депутатами других славянских народностей. Оно вошло в сношения с галицко-русскими депутатами М. Кузеневым, Шашкевичем, Литвиновичем, Я. Головацким и Ю. Вислободским и с словацким поверенным И. Главачем37. После общего с ними обсуждения они решили дать своему меморандуму форму памятной записки.
---
37 Ibid. C. 385.
Записка была составлена 13 октября. 14 октября38 депутация отправилась на аудиенцию к высшему политическому цисарскому комиссару Венгрии барону К. Герингеру. От имени депутации сказал речь на немецком языке В. Добрянский и подал Герингеру экземпляр памятной записки. Герингер обещал им, что все положенное по конституции 4 марта 1849 г. угорский народ получит и затем спросил В. Добрянского, на кого он может указать как на лицо, могущее стать во главе угорского народа. В.И. Добрянский хотел дать письменное заявление, но Герингер хотел знать тотчас же. Висаник за В.И. Добрянского назвал Ад[ольфа] Ив[ановича] Добрянского. Обнадежинная в своих начинаниях депутация, кроме А. Добрянского была отпущена. Герингер с полчаса говорил с А.И. Добрянским о нуждах Угорской Руси39.
---
38 Ibid. C. 390.
39 К. Кустодиев. С. 390-391.
На следующий день депутация имела торжественную аудиенцию у министра внутренних дел А. Баха. Говорил и здесь В.И. Добрянский, прося распространить и на Угорскую Русь конституцию 4 марта и т.п. В заключение Виктор Добрянский представил Баху экземпляр памятной записки. Бах также обещал распространение конституции 4 марта 1849 г.на Угорскую Русь и отпустил посольство совершенно обнадежинным. 16 октября сперва посольство имело аудиенцию у министра юстиции Шмерлинга. Принято их было также ласково. В тот же день оно имело аудиенцию у министра финансов барона Кресуса. Кресус отвечал, что он прямо ничего не может сделать для Угорской Руси, но в тайном совете будет за них ходатайствовать, Кресус говорил с членами посольства не только по-немецки, но и по-польски и по-русски40.
---
40 К. Кустодиев. С. 394.
На следующий день посольство представлялось князю Ф. Шварценбергу. Князь Шварценберг также, получив памятную записку, хотел узнать вкратце желания и требования их. В. Добрянский удовлетворил его желание, но Шварценберг объявил, что это все уже дано конституцией 4 марта и удивился, когда узнал, что конституция еще не объявлена. Он объявил, что уже сделано распоряжение об обнародовании этой конституции. В тот же день посольство представилось министру народного просвещения и вероисповеданий графу Л. Туну. Тун долго говорил с посольством об устройстве школьного дела в Угорской Руси и поручил ему составить учебный план для своих школ. После представления и переговоров с графом Туном посольство отправилось к министру путей сообщений барону Кульмеру. Кульмер принял их также чрезвычайно любезно, уверяя, что он как хорват не может не относится не сочувственно к их делу41. Наконец, в тот же день, 17 октября, посольство представилось и министру земледелия и горных промыслов Тунфельду. Тунфельд просил посольство представить ему план улучшения земледелия в Карпатских горах. Написать его взялся Алексович, занимавшийся сельським хозяйством42.
---
41 Ibid. S. 395? 397-398.
42 Ibid. S. 398.
18 октября посольство не могло быть принято ни во[енным] мин[истром] графом Дюлаи, ни фельдм[аршалом] гр[афом] Радецким или бароном Елачичем. Оно, однако, посетило и переговорило с пат[риархом] И. Роячичем. Роячич, между прочим, повторил на прощание им: Братья мои! Скажите приславшим вас, что мы, живущие на юге, ваши братья. - Сношения, завязанные на сейме в Прейсбурге и во время войны с сербами, не прекратились и после. Наконец 19 октября была назначена аудиенция у императора Франца Иосифа. Франц Иосиф подтвердил, что все законные желания угрорусского народа будут удовлетворены за его преданность Австрийскому дому43. После такого обещания Франца Иосифа 21 октября 1849 г. посольство уехало назад.
---
43 К. Кустодиев. С. 402. 406.
Кроме важности самого факта посольства оно замечательно тем, что завязало сношения с другими славянскими патриотами. Галичане, как мы видели, принимали участие в самом составлении пам[ятной] зап[иски], но кроме них, были завязаны сношения с Гурбаном, Штуром, Радлингским, Кузьмаком, Колларом, В. Караджичем, Стратимировичем, Ожеговичем, Гаем, Третьеняком и другими. Ближайшими последствиями посольства было назначение 16 октября А.И. Добрянского референтом и правительственным советником в окружном Ужгородском наджупанстве. Это назначение для угроруссов было очень важно. Патриоты исполнились надеждой, но дальнейших последствий эта просьба не имела и была забыта. Даже в последующей борьбе об автономии 1870 г. Е. Попович в замечательной речи совершенно пропустил упоминание о меморандуме 1849 г., упоминая только о просьбе угорских русских об автономии 1860-х годов для доказательства того, что они никогда не отказывались от автономных прав, обеспеченных договором 1649 г44. В это время угроруссы возлагали свои надежды на венгерское восстание как только оно началось и сочувствовали ему, но дальнейшие действия Кошута разъяснили им все противоречия его с их национальными интересами и они от него отшатнулись45.
---
44 Автономическое собрание Свет. Унгвар. 1870.
45 Де Воллан. 1878. С. 28; Пыпин. I. 1879. С. 441.
Движение в Угорской Руси не кончилось одними правительственными попытками. Оно все более развивалось и ограничилось местною общественною борьбою в Угорской Руси. Деятельность свою Добрянский направил на местное поднятие русского духа. До этого времени русское было полузабыто в Угор[ской] Руси. В это время на улицах появились первые русские вывески, лица русского происхождения получили должности; судебные акты составлялись на русском языке. Венское правительство поспешило отозвать Добрянского46 и дать ему другое назначение.
---
46 Де Воллан. 1878. С. 30.
В этот фазис развития Угорской Руси выдвинулся Духнович (1803-1865)47. Духновича ставят даже выше Добрянского по его влиянию на возрождение угроруссов48. Он происходил од одного из князей Черкасских, бежавших в Угорщину во время стрелецких бунтов (Смотри семейное предание об этом у Кустодиева: Несколько слов от переводчика. - Духнович. История Пряшевской епархии. Перевод с латинской рукописи Кустодиева. СПБ., 1877. С. 3-4). Он окончил курс философии в Кошицах и богословия в Унгваре. В 1827 г. рукоположен в священники и поступил на службу в канцелярию епископа Тарковича. В 1838 г. назначен членом консистории Мукачевской епархии, а в 1843 г. благочинным в Пряшево49. Вот как характеризует Духновича один из его соотечественников: Духнович не был гением, поэт высоких дарований или литератор европейской славы; он был только скромный удильник50.
---
47 А. Пыпин. С. 441-442; NN. О современном положени русских в Угрии. Слав. сборник. Т. I. СПБ., 1875. С. 51-52; Ю.И.С. Одно из препятствий народного воспитания на Угорской Руси. Свет Унгвар. 1870. N 9. С. 73.
48 Ю.И.С. В Свете. 1870. N 9. С. 73; NN О современном положении В Славянском сборнике. Т. I. 1875. С. 51.
49 Поэзия славян. Изд. Гербеля. СПБ., 1871. С. 219.
50 NN. Современное положение русских в Угрии. Славянский сборник. Т. 1. СПБ., 1875. С. 51.
Первые свои труды Духнович писал по-латыни, как например, Историю Пряшевской епархии, написанную в 1846 г. Стал же писать на русском языке только с конца 40-х годов в эпоху всеобщего возбуждения. В 1850 г. Духнович издал первый свой Месяцеслов. Следующие Месяцесловы были в 1851, 1854 и 1857 годах. Стараясь поднять на месте народный дух, А. Духнович в 1851 г. основал Литературное заведение Пряшевское. Общество не имело успеха и, издав три маленьких альманаха, в 1853 г. прекратило свою деятельность и распалось51.
---
51 Ibid. C. 52.
Однако эта неудача не заставила Духновича, как увидим, бросить мысль об основании Литературного общества. Он обратил тогда свою деятельность к другой отрасли более необходимой для Угорской Руси и начало которой он уже раньше положил. Он решился сам составить и издать на собственный счет52 учебники, которых в Угорской Руси почти не было. Первым опытом такой его деятельности был букварь - Книжица читальная, затем Грамматика (в 1852 г.), Короткий землепис, Народная педагогика, Литургический катехизис и Хлеб души (в 1857 г.)53. За издание своей грамматики Духнович преследовался венгерским правительством и был даже одно время арестован54.
---
52 Ibid. C. 51-52.
53 Пыпин. 1. С. 442.
54 Де Воллан. Угорская Русь. М. 1878. С. 28.
Духнович примкнул уже не к словацкому, а к галицко-русскому движению. Он сотрудничал в издававшихся там журналах, сборниках и прочее. Другой из того же кружка Ив[ан] Раковский основал в 1856 г. первое периодическое издание на Угорской Руси - Церковную газету на средства общ[ества] св. Стефана. Газета эта недолго продолжалась и через год прекратила свое существование. Сперва общество св. Стефана вследствии стараний партии Гр[игория] Шашкевича (украинофильской) отказалось издавать ее. Раковский продолжал издавать ее на свои средства. У него отняли жалование55. Эта попытка была началом более удачных сравнительно попыток 60-70-х годов (см. ниже).
---
55 Ibid. C. 33-34.
Самыми образованными людьми в Угорской Руси были, конечно, духовные. Поэтому кружку патриотов, в котором большинство составляли духовные, необходимо было употребить все старания для одушевления народным духом учащейся в семинарии молодежи. В это время (в 50-х годах) семинария была в Ужгороде. Также угроруссы получали образование в Пештской центральной и Остригомской примицинарной семинарии и в Венской56. Главной, конечно, была Ужгородская семинария, так как она находилась на самой территории Угорской Руси. На нее были направлены главные усилия патриотов, между прочим, главным образом еп[искоскопа] Поповича57. И в 1857 г. дело, казалось, было выиграно. Лучшие воспитанники были на стороне русской народности, они говорили между собой по-русски, принялись изучать русский язык по-немецким руководствам, хотели учредить между собой общество для самообразования в русской литературе. Но впоследствии противодействия пр. А. Чопея и других начальствующих лиц, все их попытки были уничтожены58.
---
56 Славянский сборник. Т. 1. С. 32-33.
57 Ibid. C. 49; Де Воллан. 1878. С. 32-33.
58 Де Воллан. 1878. С. 32-33.
Большую важность для угрорусского духовенства имела оконченная в 50-х годах постройка дома для Пряшевского епископа. Дом этот в городе Пряшеве начался строить в 1807 г. В 1808 г. на поправление этой резиденции епископа и церкви было назначено 39000 гульд[енов]. Выданное в счет этой суммы в апреле 1808 г. 10000 архитектор Бреттенбауэр истратил к сентябрю и кроме того еще больше разрушил здание. Бреттенбауэр воровал без зазрения совести, выставляя суммы, превыщающие стоимость в несколько раз. В 1810 г. епископу удалось, наконец, выхлопотать ревизию над действиями Бреттенбауэра. Злоупотребления были открыты и Бреттенбауэр был смещен. К этому времени он уже истратил не менее 20000 гульд[енов]. Оставшаяся сумма была передана в строительный [...] и постройка здания была прекращена59. Она была возобновлена и окончена только в 50-х. Епископ Пряшевский получил тогда приличную резиденцию. Русская церковь в Пряшеве тоже сделалась лучшей.
---
59 В 1813 г. он освобожден от ответственности. См. Духнович. История Пряшевской епархии. Пер. с латинского. СПБ., 1877. С. 24-26.
Местная литература в 50-х годах при таких условиях, конечно, не могла развиваться и кроме упомянутых учебников и газеты в ней ничего почти не появилось. Выдвинулась только церковная История - каноника А. Балудянского (1883), изданная в Вене в 1851-1852 г.г. в трех частях и разошедшаяся несколькими изданиями. Кроме распространения образования и пр[очего] обращало внимание тогдашних передовых деятелей дурное материальное положение крестьянства, т.е. массы народа. Сами не обладая большими капиталами, они не могли помочь крестьянам выбиться из дурного экономического положения. Однако были такие попытки со стороны частных лиц и со стороны общества. Заметим попытки в 50-х годах. До 1848 г. материальное положение русских было лучшее60. С освобождением от крепостного ига их материальное положение ухудшилось. Этому способствовали, по мнению, Г. Бескида61, главным образом, чрезмерное употребление паленки. Кроме того, причина его кроется в несогласиях с помещиками при размежевании земель, ведения тяжб с ними без помощи адвоката и размножение народа. Не входя в критическое рассмотрение этих выводов автора, нельзя не заметить, что размножение и паленка существовали и раньше.
---
60 О современном положении русских в Угрии. Слав. сб. Т. 1. 1876. С. 54.
61 Г. Бескид. Русские покупатели недвижимости. Свет. Унгвар. 1870. N 48. С. 390.
В 1848 г. крестьяне были освобождены от крепостной зависимости во всей Венгрии. Прежде они были подчинены вен[герским] помещикам. Присоединенная двойная зависимость ставила их в положение, сходное с тем, какое испытали их соотечественники малороссы, находившиеся под игом панов-поляков. Средства, употребляемые угроруссами выбиться из такого рода зависимости, были приблизительно такие же, как и украинцев. Это были народные восстания и истребления, грабежи и т.п. помещиков. После 1849 г. помещики отнимают излишек от земельной нормы, так что крестьяне получают треть, чем владели до освобождения. Остальное помещики объявляли своей собственностью и заставляли сейчас отрабатывать или платить за земли, взятые у них поневоле крестьянами, так как те не могут без них существовать. Леса и пастбища крестьяне получили так мало, что нигде не могли содержать скота, не арендуя землю у помещиков62.
---
62 Из Угорской Руси. Слово. Львов. 1870. N 4.
Не все однако крестьянские общества падали после этого года; в Пряшевской епархии до 20 обществ63 приобрело себе покупкою в собственность земли и, т[аким] о[бразом], совершенно освободились из под власти помещиков. Пример подало село Орябино в 1854 г. Это село, побуждаемое священником Н. Мигаличем, купило помещичьи земли под его присмотром. В следующем году два села - Камянка и Литманово откупились от помещиков. В 50-х годах откупились еще жители села Фольварки, но откупились в долг, так что положение их не улучшилось, а ухудшилось. Под управлением немецких чиновников школы, суд, пути сообщения начали процветать. Но венгер[ские] патриоты своего отечества не дремали. В селениях, не избавившихся от земельной зависимости от помещиков, крестьяне находятся в сильной зависимости от мадьяр. Например, в 50-х годах в селе Люботинах (округе Попрадском) русская церковь обращена в костел и русский приход уничтожен64. Это не единственный факт в своем роде.
---
63 Г. Бескид. Русские покупатели недвижимости. Свет. Унгвар. 1870. N 48; Де Воллан. Угорская Русь. М., 1878. С. 27.
64 Корреспонденция из берегов Попрада. Свет. Унгвар. 1870. N 45. С. 364.
В 1868 г. помещик граф Шенборн в Мараморошском комитате при дележе своих и крестьянских полей хотел взять участок земли, принадлежащий с незапамятных времен крестьянам. Те не хотели уступить. Пештское правительство послало против них солдат. Безоружные крестьяни отказались повиноваться. Солдаты сделали залп. Несколько человек были убиты. Остальные объявили покорность. Один старик встал и обратился к ним: Ну, братцы, теперь мы знаем, что то не наш царь, то немецкий царь! Пойдем к нашему белому царю! - Старик был тут же арестован и два года томился в тюрьме. Но все село было силой удержано от переселения в Россию65.
---
65 Кустодиев. Из истории разочарований австрийских славян. Русский вестник. М., 1872. N 4. С. 380-381
Рассматривая первое десятилетие возрождения Угорской Руси, мы ни на чем не можем с удовольствием остановить свой взор. Все попытки патриотов кончились если не полной, то относительной неудачей. Озлобленные неожиданным сопротивлением мадьяры и их сторонники притесняли на каждом шагу угроруссов и применяли более решительные средства для подавления пробудившейся народности. В то же время и материальное положение народа вследствии корыстных действий, дурного способа ведения хозяйства, употребления водки, увеличения податей (со времен введения конституции прямые подати возросли, по крайней мере, в пять раз и косвенные увеличились в соответствующей пропорции)66 приходило в упадок и они попадали все более и более под власть евреев.
---
66 Голос из Угорской Руси. Русская мысль. 1880. N 3. Отд. 3. С. 16.
После подавления венгерского восстания Угорская Русь попала под владычество Австрии. Как видим, несмотря на их приверженность австрийскому правительству, которую они высказывали на деле, несмотря на обещания, они мало получили от австрийского правительства и поддержки их прав. В 1850 году, 13 сентября состоялось постановление об управлении Венгрии. По этому постановлению вся Венгрия была разделена на пять больших округов. Угорская Русь вошла в Кошицкий округ. В него входили комитаты: Гемерский, Спишский, Шаришский, Абауйварский, Земплинский, Ужгородский, Угочский, Бережский и Мараморошский. Население его кроме русских состояло и из словаков67.
---
67 См. у Пича. Очерк литературной и политической истории словаков за последние 100 лет. Славянский сборник. Т. II. СПБ., 1877. Отд. I. С. 182-182.
Противодействие австрийского правительства угорским русинам кроется в страхе его перед Россией и панславизмом. Оно боялось, чтобы угроруссы не приняли сторону России, не стали более сторонниками Русского государства, чем Австрии. Оно, кроме того, имело стремление к централизации и не хотело допустить существование обширной местной самостоятельности, чего добивались угроруссы и старались не только парализовать их действия к дальнейшему развитию их самостоятельности, но и тормозить, уничтожить то, что уже было сделано. Но в то же время некоторые обстоятельства не позволяли им действовать вполне решительно: они принуждены были смотреть на многое сквозь пальцы. Не желая иметь мадьяр и их сторонников чиновниками в областях,населенных русскими и словаками, оно назначало на их места русских и словаков, а когда их не хватало, стало назначать чехов68. Чешские чиновники заодно с русскими и словаками противодействовали мадьярским стремлениям.
---
68 Ibid. C. 186.
Таким образом, австрийское правительство, желая уничтожить или по крайней мере ослабить гегемонию мадьярского языка в школьном преподавании, расширило область национального языка. Так, законами от 16 декабря 1854 и 1 января 1855 г.г. постановлено69, чтобы во всякой гимназии было обязательно преподавание народного языка и литературы, чтобы некоторые предметы читались на народном языке во всех классах гимназий и в низших классах даже большинства предметов.
---
69 Ibid. C. 191.
IV Печально могли лишь смотреть угроруссы на второе, наступющее десятилетие своей возрожденной жизни. Но средства для борьбы не были исчерпаны и борьба разгоралась сильнее, дело было, как выражались и сами угрорусские деятели, кризисное. Борьба затянулась более чем на десятилетие. Новые средства были употреблены с обеих сторон. Со стороны угроруссов были введены общества (св. Василия литературное, св. Иоанна Крестителя вспомоществования учащимся, певцоучителей и пр.), со стороны мадьяр - введение мадьяронов. Мадьяронами называются сторонники мадьяр, русские, работавшие в пользу мадьяр, старающиеся более или менее омадьярить свою народность. Мадьяроны, между прочим, употребляли очень ловкое оружие. Они нападали на издания (например, Церковную газету в 50-х и Свет в 60-70-х годах), как на такие, которые пишут не народным (малороссийским), а деланным (российским) языком. Под видом будто бы покровительства народному языку они нападали и губили все, что поддерживало национальную жизнь этого народа. Понятно, нельзя вполне сочувственно относится к попыткам писать для народа на языке, мало ему понятном, но раз нет других попыток, необходимо поддерживать существующее, все же лучше, чем ничто. Они в этом случае рассчитывали на поддержку России, между тем как пиша малороссийская (народным языком), они не надеяться на чью-либо помощь, так как в это время и в соседней Галиции господствовала подобная же партия. Теперь же пора и угроруссам последовать большинству галицких деятелей и писать на народном языке. Как бы то ни было, необходимо констатировать тот факт, что мадьяры воспользовались украинофильством как прикрытием для своих целей. Они употребили оружие обоюдоострое. Угрорусские деятели, поняв лучше свое положение, могли воспользоваться тем же оружием, т.е. писать на народном языке. Мадьярам ухватиться было бы не за что. Десятилетие началось предъявлением новых требований угроруссов. Разница была в том, что теперь требования были предъявлены не австрийскому, а венгерскому правительству. В этом году Адольф Иванович Добрянский был выбран в Пештский сейм. Мадьяры объявили его избрание недействительным и для проверки выборов был назначен Вароди. Вароди нашел нужным продлить следствие до окончания парламентской сессии70. Не имея возможности участвовать в заседании сейма, Добрянский напечатал речь, которую он хотел так произнести. Развив мысль о борьбе народностей в Венгрии, которая, по его мнению, кончится для них победою, Добрянский предъявил требования угрорусского народа71 венгерскому народу. Требования эти заключаются в следующем: округление комитатов Венгрии по национальностям, местные автономические собрания, национальный конгресс Угорской Руси, право избирать известное число депутатов в нижнюю и верхнюю палату, наконец, те же требования, что и в меморандуме 1849 г. австрийскому императору (русский язык в школе и пр.). Проект этот был отвергнут. Таким образом, все три меморандума о правах Угорской Руси не имели никакого влияния и могут только послужить в будущем в виде прецедентов; на них , может быть, будут иметь возможность опереться в доказательство своих прав. В этом только и заключается современное значение всех этих требований.
---
70 Де Воллан. Угорская Русь. М., 1878. С. 35.
71 Ibid. C. 36.
Сейм 1860 года, представлявший оппозицию правительству австрийскому, был распущен в следующем году и повторение борьбы угроруссов за свои права в сейме было отложено еще на несколько лет. Мало по малу венгерская нация снова начала брать верх в Венгрии и, наконец, в 1866 г. она получила известную, значительную долю самостоятельности. Вследствии этого Угорская Русь совершенно перестала зависеть от венского правительства и вся власть над ней перешла в руки венгерского, Пештского правительства. Тот год составляет опять совершенно новый перелом в истории Угорской Руси и перелом печальный. Она была должна употребить уже все силы свои для удержания того, что было совершено до этого года. Совершено было довольно много. В эти семь лет угрорусская литература, казалось, утвердилась еще крепче. Духнович продолжал свою деятельность и как составитель народных учебников, и как поэт. Кроме его Грамматики, появившейся в начале 50-х годов, появилась в 1865 году более подробная Грамматика - К. Сабова72. Кроме Духновича, приобрел славу другой поэт Александр Павлович особенно своими патриотическими стихотворениями. Слава Павловича распространилась не только в Угорской Руси, но и в Галичине, где он преимущественно и печатал свои произведения.
---
72 Я. Головацкий. Червонорусская литература. Поэзия славян. Изд. Гербеля. СПБ., 1871. С. 204.
Но деятельность Духновича, Павловича и других как поэтов и собирателей народных песен не так важна для развития народной жизни, как их деятельность в организации обществ для развития литературы, так и для развития образования. Первым таким обществом было основано в 1862 году общество св. Иоанна Крестителя. Общество это, основанное стараниями А. Духновича73, имело цель давать средства для образования бедных русских учеников. Австрийское правительство дозволило его открытие и даже император пожертвовал ему значительную сумму денег74. Поддерживая русскую молодежь, оно желало создать образованный класс молодежи, не оставившей свою народность. Одним из первых дел этого было основать в Пряшеве дом, где получают пропитание и приют бедные русские ученики Пряшевской гимназии. Первым надзирателем этого приюта был Духнович
---
73 Кустодиев. От переводчика в Истории Пряшевской епархии. СПБ., 1877. С. 6.
74 Де Воллан. 1878. С. 37.
1880-1885
На этом рукопись обрываеться
Григорий Купчанко. Угорска Русь. 1897
На, маленькiй! Возьми собЪ ту книжечку до дому и учися изъ ней читати. А коли научишься, то будешь Ъсти булки
Григорiй Купчанко. Буковина и еи русские жители
http://www.ukrstor.com/kupczanko.html
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_656.htm
Ф. Аристов. Карпато-русскiе писатели. Томъ первый. 1916
http://www.ukrstor.com/mnib
Марія Влад. Стрітеннє. Книжка гуцульських звичаїв і вірувань
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_1065.htm
Ту бо то дяехом о воспомiнь гуре Карпенсте
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_942.htm
Позднее дивизия наша была переброшена на Юго-Западный фронт, к Черновицам, для развития прорыва австрийского фронта, в результате наступления генерала Брусилова летом 1916 года. Здесь мы имели длительные операции в Буковине, в самом центре Карпатских гор в Венгерскую равнину...В Галиции и Буковине меня крайне поражала бедность и занятость крестьян гуцулов и русин. Их внешний вид и образ жизни всегда порождал глубокое, до болезненности, сожаление, особенно принимая во внимание их близкую родственность нам - они говорили на чистом великорусском языке. Избы их ютятся обычно в одиночку по скатам и уступам гор, и редко можно найти село, насчитывающее более двух, трех десятков домов. Наиболее обеспеченным и влиятельным положением в Галиции, как мне казалось, пользовались евреи, на притеснения которых сильно жаловались русины
Атаман Семенов. О себе. Из гл. 6. Накануне революции
http://russkiy-mir.narod.ru/kzk/semenov2.htm
В горах и долинах Закарпатья
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_315.htm
В горах и долинах Закарпатья. Село Ужок. Михайловская церковь
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_1256.htm
Свадебный обряд в Угорской Руси. Омовение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_714.htm
П.Е. Казанский. Современное положение Червонной Руси
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_216.htm
Верховина
http://cochevoy.narod.ru/karpat.html
В. Хлебников. Кто такие угророссы?
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_197.htm
Русин
http://observer2012.narod.ru/rusin/rusin.html
Русины Закарпатья
http://karpattour.narod.ru/rusins.htm
Первым исследователем, попытавшимся восстановить начальный этап восточного славянства, осветить проблему происхождения, эволюции и диалектного членения общевосточнославянского языка, был А.А. Шахматов. Первой прародиной русских, то есть восточных славян, как полагал исследователь, были земли в междуречье нижних течений Прута и Днепра. Примерно в V-VI вв. н.э. здесь из юго-восточной ветви праславянства выделились прарусы. Это были анты, упоминаемые в исторических документах VI-VII вв., которые и составили ядро восточных славян. С этого периода и начинается самостоятельное развитие общерусского языка. В VI в., спасаясь от аваров, значительные массы антов переселились на Волынь и в Среднее Поднепровье. Этот регион А.А. Шахматов называл колыбелью русского племени. Здесь восточные славяне составляли одно этнографическое целое и отсюда в IX-Х вв. они начали освоение обширных пространств Русской равнины от Черного моря на юге до Ильменя на севере и от Карпат на западе до Дона на востоке. Начался новый этап в истории восточного славянства (А.А. Шахматов назвал его древнерусским), язык которого в результате широкого расселения дифференцировался на три большие наречия - север-норусское, восточнорусское (или среднерусское) и южнорусское. После XIII в. на их основе и в результате их взаимодействия формируются отдельные восточнославянские языки - русский, украинский и белорусский
(А.А. Шахматов. К вопросу об образовании русских наречии и русских народностей // Журнал Министерства народного просвещения. 1899. -No IV. С. 324-384; Он же. Введение в курс истории русского языка. Ч. 1: Исторический процесс образования русских племен и русских народностей. Пг., 1916; Он же. Древнейшие судьбы русского племени. Пг., 1919.)
Вместе с тем, в лингвистике существуют и иные точки зрения. Б.М. Ляпунову принадлежит мысль о формировании восточнославянской этноязыковой общности не на базе прарусского диалекта, а на основе нескольких древних (праславянских) диалектных групп
(Б.М. Ляпунов. Древнейшие взаимные связи русского и украинского языков и некоторые выводы о времени их возникновения как отдельных лингвистических групп //Русская историческая лексикология. М., 1968)
http://lib.crimea.edu/avt.lan/student/book5/part2/p2_10.html

  


СТАТИСТИКА