Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Н.Я. Пэрна. Внутренний напор духа или сила турбулентности бессознательного
от 06.07.06
  
Мысли


А теперь, в летний день, я решил его! Я понял, что ценность человека заключается не в искусстве экспериментировать или мыслить или музицировать, или сочинять стихи и прозу, а в силе его человечности, во внутреннем напоре его духа.

Н.Я. Пэрна. Жизнь человека
Совершенно особое место в личном архивном фонде ученого занимают его дневники, их Николай Яковлевич вёл на протяжении всей своей сознательной жизни. Сам он объединяя дневниковые записи по нескольким главным темам: Жизнь человека, Искание смысла жизни, Тетрадь человеческой жизни и др.
Вот одна из дневниковых записей Н.Я. Пэрна:
Июнь 1904
Я решил вопрос, который казался мне неразрешимым; и я решил его так неожиданно, так полно, так радостно!.. Весь мир казался мне обновленным в этот день. Сад приветствовал меня мощным аккордом из цветов и грибов и дрожащих листьев берез, и солнце улыбалось мне. Вопрос этот уже давно мучил меня. Сначала (лет 6 тому назад) он был неясен и смутен, но потом становился все грознее и угнетал и тревожил меня. Вопрос такой: должен ли я выбрать одну свою способность, или научную, или музыкальную, или мыслительную, и культивировать ее одну, заглушая другие? Должен ли я помнить, что не нужно разбрасываться, а нужно отдать всего себя одному специальному делу? Ибо, если я буду заниматься и наукой и музыкой, из меня не выйдет ни ученый, ни музыкант...
Или же, наоборот, мне нужно развить все свои способности, какие есть? Ибо развивая одну, я тем самым подготовляю почву и для другой; поднимая общую основу, буду более высок и в частностях? Если же буду заниматься одним только делом, я буду узкий специалист с надетыми шорами...
Меня невольно привлекало второе решение, но сухая логика говорила за первое, ибо ум не мог допустить, чтобы я лучше стал понимать химию или физиологию, тратя время на музыку и пр. За первое решение говорила и практика жизни, ибо доказало, что кто разбрасывался и занимался многими делами, делался дилетантом во всем и ничего не достигал. Те же, кто шли не оглядываясь по одним рельсам, достигали результатов...Но я не мог, не мог решиться принять второе решение, и вот вопрос стоял передо мной неразрешимый.
А теперь, в летний день, я решил его! Я понял, что ценность человека заключается не в искусстве экспериментировать или мыслить или музицировать, или сочинять стихи и прозу, а в силе его человечности, во внутреннем напоре его духа. Человек заключает в себе зерно, это - его глубина и его свет (что это такое в точности, я еще не знаю). Все проявления его внешней жизни, его деятельность, его мысли, его музыка все только оболочка, шелуха этого зерна. Человек должен стремиться к тому, чтобы развить в себе свое зерно истинного человека. Для этого одного должна служить ему его деятельность и все его таланты. Шелуха или оболочка, должна питать зерно.
Итак, я должен стремиться не к тому, чтобы развить из себя совершенного физиолога или врача, или музыканта, или мыслителя, а к тему, чтобы усилить свое человеческое зерно. Для этого я могу изучать науку или изучать музыку, или еще что-нибудь. Безразлично, что бы я ни изучал и чем бы ни занимался, все это - только средство, а не цель. Но важно, чтобы все эта занятия были так направлены, чтобы действительно вели бы к достижению истинной цели - развитию зерна (с.32-33)
27 августа 1904
А. - Я сегодня счастлив. Я сегодня, как Бог, радуюсь на природу.
Б. - Почему?
А. - Потому что я...родил...
Б.- Родил?
А. - То есть я нашел один ответ на самый важный вопрос, я понял, что - жизнь стремится к самопознанию и она дойдет до него.
Б. - Господи! Что же тут нового? Это старо, как мир. И притом, какой же ответ? Это же - слова одни, готовая оптимистическая формула.
А. - Я не знаю. Я тоже думал, что может быть это не ново, что я , может быть, даже слышал это раньше; но я тогда слушал это равнодушно, потому что это были чужие слова и чужие мысли. Но теперь я сам ее родил. Я не знаю почему, но теперь это для меня так ясно, так важно. Да притом эта мысль гораздо сложнее, чем то, что выражено в словах. Она прекрасна и бездонна и обьясняет всё.
Я придумал - это кажется так просто - мысль явилась. Но как она явилась! О, если бы знали люди, какие бури и водовороты происходят там, в скрытом море подсознательного, если бы могли проследить весь ход зарождения мысли! В области сознаваемого слышится только глухой гул и видны странные отблески происходящих внутри процессов и сознание с удивлением и сладкой тревогой прислушивается к ним. Потом вдруг прорвется мысль. Подготовленная, вскормленная, созревшая. И когда она прорывается, то все озаряется; и она тысячью нитей связана с организмом, она - подлинное детище его. И потому она так дорога мне и кажется такой важной и истинной. (с.35)
Мне хочется знать, что я такое? Игрушка ли я природы, которая дразнит и обманывает меня, или я - жизнь, которая льется и зреет? Сегодня опять блеснула мне одна мысль, широкая и бездонная, и я не знаю, была ли она просто выражением ярко вспыхнувших процессов мозговой жизни и исчезла без следа, когда успокоились процессы; или зто была новая достигнутая ступень жизни, которая проявилась во мне, как своем выразителе. Это была бездонная мысль о вечности сознания; она охватила меня внезапно и наполнила сиянием, котда я шел сегодня по Невскому среди густой толпы (с.60)
Люди бывают религиозные и нерелигиозные. В этом вся суть. Религиозные отличаются тем, что они чувствуют, временами с чрезвычайной ясностью, что их существование в мире и существование самого мира не есть случайность или недоразумение, или нелепость, но что-то нужное. Нерелигиозные этого не чувствуют; они видят явления, видят частичные связи межу явлениями, но не чувствуют никакого общего смысла (с.151)
Н.Я. Пэрна. Жизнь человека (Из дневниковых записей). Ред. и автор предисл. В.С. Соболев; сост., биогр. очерк и примеч. О.В. Иодко. СПб., 1993. 172с.
http://www.ranar.spb.ru/rus/books2/id/257/print/
Всюду, всюду на земле и на небе мы видели ритмичность
...Ритм волнообразен. Волнообразность можно рассматривать, как результат столкновения нескольких разнородных причин. Эти причины в силу своей разнородности проявляются попеременно. Имеется не просто нарастание и убывание, а смены фаз, то есть непрерывная смена качественно различных состояний. Каждая волна есть выражение чего-то достигнутого, и следующая волна, как бы наслаиваясь на нее, выражает собой уже некоторое дальнейшее проникновение. Этот ритмический процесс мы должны сравнивать не с движением по кругу, где все опять возвращается к исходной точке, а с движением по спирали, где как будто происходит такое возвращение, но каждый раз на другом уровне. Чем сложнее этот процесс, тем созидательный характер его более заметен. В ритмических процессах жизни мы уже можем говорить о строительном или созидательном его характере. Все процессы жизни, есть процессы волнообразные, ритмические, и каждая новая волна такого процесса - как бы новая ступень достижения (с.18)
2. Биологический ритм
Теперь мы подходим к целому организму, результату творческого взаимодействия низших элементов. Что организм есть действительно новое целое, а не простая сумма органов и тканей, сказывается в том, что он имеет свои собственные периодические проявления, не сводимые вовсе к физиологической периодичности. Эти новые проявления жизни не служат для связи с окружающим, они сосредоточены на самом организме и служат для утверждения его, как единицы, или его как бы закругления, для более ясного оттенения его на фоне окружающего. Проявления эти очень разнообразны и выражаются в разных формах периодичности, среди которых особенно выделяются суточные и недельные (или месячные).
Суточные колебания жизни прежде всего выражаются в смене сна и бодрствования.
Существует мнение, что периодическое наступление сна есть следствие чисто внешних условий среды, что организм впадает в сон (т.е. как бы во временную приостановку жизни), чтобы переждать неблагоприятные ночные часы, подобно тому, как многие животные впадают в зимнюю спячку, т.е. в состояние пониженной жизни (vita minima), чтобы переждать неблагоприятное для жизни время года. Но это неверно.
Во-первых, ночной сон вовсе не есть ослабленная жизнь, как зимняя спячка; там, действительно, можно говорить о некоторой приостановке жизни, ночной же сон есть не ослабленная жизнь, а жизнь измененная.
Если некоторые явления во время сна и ослаблены или подавлены, то зато другие выступают резче и яснее.
Во-вторых, если бы сон был приспособлением для пережидания неблагоприятных ночных часов, то он наблюдался бы вовсе не у всех животных, так как приспособиться к ночным условиям вовсе не так трудно. Ведь и к зимней стуже и мертвенности большинство животных приспособилось, только некоторые впадают в спячку. Многие животные, как мы видим, действительно и приспособились к ночной жизни, но зато сон их одолевает днем.
У человека периодическое наступление сна наблюдается с довольно большой правильностью и совершенно независимо от смены дня и ночи, на севере, одинаково - и зимой, при длинных ночах и летом - при коротких.
Итак, не ночь вызывает необходимость сна, а что-то другое. Можем быть - утомление. Так часто думают, между тем и это неверно. Против этого говорят следующие факты:
1. Утомление может быть вполне устранено временной бездеятельностью (отдыхом).
2. Потребность в сне одинакова и у людей много деятельных, сильно устающих, и у людей мало деятельных, совсем не устающих.
3. При чрезмерном утомлении способность способность ко сну часто бывает повреждена.
4. Долгий сон не увеличивает работоспособности (и вообще - жизнедеятельности), а, наоборот, скорее понижает ее.
5. Старики вообще спят меньше, хотя и органы их уже ослаблены и утомляться должны легче. Наооборот, молодые люди с юными, свежими тканями и с большой потенциальной энергией спят дольше.
Все эти соображения довольно ясно говорят, что сон не есть следствие утомления, хотя бы и утомления специально нервного (на что многие ссылаются)...(с.30-31)
...Мысль или вообще состояние созерцания не всегда налицо, а появляется время от времени, выплывает в виде вспышки; на это указывали многие, да и большинство людей вероятно наблюдало это на себе (с.46)
Н.Я. Пэрна. Ритм жизни и творчества (1925г.)...В предисловии к книге П.Ю. Шмидт писал об авторе: талантливый ученый-исследователь, всецело преданный науке, чрезвычайно своеобразный мыслитель, стремившийся создать себе своё собственное миропонимание, и, вместе с тем, нередко увлеченный полётом фантазии, грезивший путем интуиции найти ответы на мучающие его вопросы. Это был человек с нежной и мягкой душой, отзывчивый на все людские горести и радости, страстный мечтатель и ценитель искусства, в особенности музыки, в которой он был большой знаток...
Книга Н.Я. Пэрна состоит из двух частей и содержит семь глав. Две из них - Ритмичность жизненных процессов (...мы можем смотреть на жизнь нашего тела, как на сложную ткань из бесчисленных разнообразнейших ритмов - с.30) и Биологический ритм - составляют первую часть, посвященную физиологической и биологической периодичности. Остальные пять глав входят во вторую часть, которой автор дал название Психологические периоды. Это главы Ритм душевной жизни, Анализ биографий великих людей, Ритм в области патологии души, Анализ ритма душевной жизни, Толкование психологических периодов.
Сначала Н.Я. Пэрна дает общую характеристику физиологических ритмов на уровне отдельных тканей и органов и делает вывод о том, что ритмичность присуща всем без исключения процессам жизнедеятельности организма. Это приводит его к предположению о существовании ритмов и в психической жизни человека. Для проверки своей гипотезы он анализирует фактические данные, которые черпает из четырех независимых источников: систематические личные записи, накопленные день за днем в течение 18 лет; исследования по физиологии и психологии детей; биографии великих людей - Бетховена, Вагнера, Глинки, Пушкина, Гете, Гоголя, Канта, Жерара, Гельмгольца, Дэви, Либиха, Ньютона и других; материалы психиатрической статистики.
Особого внимания заслуживают личные записи ученого. В современной психологии принято считать, что метод интроспекции не оправдал возлагавшихся на него надежд. Но дневники Н.Я. Парна не укладываются в понятие интроспекция: на протяжении 18 лет, ежедневно, без единого пропуска он отмечал в специально разграфленных тетрадях целый ряд показателей своего состояния и активности творческой работы при помощи системы условных значков. Затем, в поисках периодичности он подверг эти данные статистическому анализу. В этом - существенное отличие методики Н.Я. Пэрна от традиционных принципов интроспекции: при очень большом числе ежедневных записей заведомо нивелируются естественные субъективные ошибки в оценках своего состояния. В частности, Пэрна анализирует такие объективные показатели творческой работы, как частота записей, число написанных страниц, количество новых мыслей. - Едва ли найдется в литературе второй такой физиологический дневник, веденный со всею добросовестностью ученого за столь долгий период, - писал по этому поводу П.Ю. Шмидт (с.7). Теперь мы знаем еще несколько подобных случаев, в том числе дневники выдающегося биолога профессора А.А. Любищева.
Анализируя множество разнообразных по величине промежутков между подобными вспышками, Николай Яковлевич пришел к выводу, что статистически чаще встречаются среди них кратные семи дням - в 7, 14, 21 и 28 дней. При рассмотрении суммарных данных по полугодиям обнаружился также и медленный ритм с периодом около шести - семи лет, причем Пэрна отметил, что соответствующие последовательные этапы биографии отличаются один от другого как по продуктивности, так и по тематической направленности творчества.
…у значительного числа людей можно обнаружить ступенчатость хода жизни, или - волнообразное течение, которое проявляется в существовании особых узловых точек, совпадающих обыкновенно с годами жизни: 6-7 лет, 12-13 лет, 18-19 лет, 25-26 лет, 31-32 года, 37-38 лет, 43-44 года, 50 лет, 56-57 лет и т.д. (с.120).
Особо выделяет Н.Я. Пэрна узловую точку около 50 лет, когда наступает вторая зрелость у тех, у кого предыдущий узел привел не к уклону, а к перерождению. В этом восьмом узле испытывается новый творческий подъем, подобный тому, что был в 32-33 года, но в виде нового человека, с новым мировоззрением (с.123).
Качественные изменения, наступающие после этого возраста, Пэрна определяет как фазу созерцания и мудрости, отмечая, что после 50 лет открывается то, что молодым недоступно (с.125).
Характерным для узловых точек, как указывает Пэрна, является: 1) активизация духовной деятельности; 2) качественное отличие от других узловых точек; 3) особая чувствительность организма.
Исследователем были обнаружены следующие интересные факты: во-первых, выявилось, что порыв к творчеству не всегда проявляется с одинаковой силой (есть годы особенно плодотворные и есть годы ослабления), во-вторых, эти подъемы творчества наступают через определённые, почти правильные промежутки времени, в большинстве случаев совпадающие с узловыми точками, которые были установлены на основании изучения физиологии человека; в-третьих, каждая узловая точка есть - не только время повышения душевной жизни, но и поворотный пункт, переход к новому характеру творчества, время вы-
двигания новых идей (с.80).
Наиболее ярко, по мнению Пэрна, многолетний ритм выражен у людей, которые сосредоточены на своей внутренней душевной жизни - у музыкантов, поэтов, философов, художников. У людей практической деятельности, пишет Пэрна, волнообразность течения жизни обнаружить не удается. Возможно, это связано с действием естественного профессионального отбора, поскольку практическая деятельность требует непрестанной готовности к быстрым и точным реакциям на внешние импульсы, на что далеко не всегда способны люди с резко выраженной периодичностью в душевной жизни. - Что касается людей науки, - пишет Н.Я. Пэрна, - то они занимают как бы промежуточное положение между теми и другими (с.127).
...Очень плодотворно предположение Парна о том, что психическую жизнь можно рассматривать как ряд параллельно текущих волнообразных процессов, совпадающих или не совпадающих по фазе. Такое предположение может быть полезным при попытках объяснения той - сложности, запутанности и противоречивости душевной жизни человека, которую мы наблюдаем (с.132).
Н.Я. Пэрна. Функциональные изменения в нерве под действием электрона (1903)

  


СТАТИСТИКА