Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

А.В. Арциховский. Основные вопросы археологии Москвы
от 08.08.06
  
Самоорганизация


Москва - порт Пяти морей

Артемий Владимирович  АрциховскийЭто только первый том свода, следующие тома, к сожалению, задержаны издательством, а они нужны для науки: ведь более поздние изразцы не менее интересны, а в московских слоях они попадаются еще чаще. К середине XVII в. распространяются многоцветные изразцы, тоже рельефные. Узоры на них растительные, встречаются цветы, а особо обильны плоды и ягоды, довольно реальные. Изображались яблоки, виноград, земляника и чаще, всего малина. Подобные находки ежегодно встречаются при московских строительных работах, и надо всемерно увеличивать музейные коллекции этих прекрасных вещей; они имеют большое значение не только датировочное, но и историко-бытовое и историко-художественное.
Много раз найдены в Москве, в том числе на Метрострое, надгробные надписи XVI-XVII вв. Некоторые исследователи пытались время от времени возбудить к ним научный интерес, но пока без особого успеха: большая часть этих находок пропадает для науки, а музеи тяготятся хранением столь громоздких вещей. Между тем из них можно извлечь много ценных сведений о социальном составе столичного населения, о ремесленной дифференциации, о прохождении должностей служилыми людьми, о генеалогии отдельных семей и т.д. Чрезвычайно вероятны также находки надгробий лиц исторически значительных, они могут содержать новые биографические подробности; обидно думать, что это может быть упущено при обычном отношении к этим плитам.
Но и помимо текста эти плиты, даже их обломки без надписей, важны для датировки московских слоев. Их орнамент, иногда очень красивый, дает хронологию. В первой половине XVI в. он всегда состоит из мелких треугольников, расположенных рядами. Во второй половине XVI в. этот треугольчатый орнамент еще применяется, но кроме него появляется жгутовый. В первой половине XVII в. жгутовый всецело господствует, вскоре после середины века и он исчезает. Эти выводы проверены на многих датированных находках и не обманули археологов ни разу.
При земляных работах в Москве несколько раз встречены мостовые древних московских улиц. В большинстве они деревянные; появились, вероятно, не позже XIV в. в подражание Новгороду, где они известны с X в. Но дату древнейших московских мостовых археологам предстоит еще уточнить. Мостовые XV в. встречены при работах Метростроя в Александровском саду возле Кремлевской башни Кутафьи, мостовые XVI в. обнаружены неоднократно в ряде мест. В XVII в. в Москве появились каменные мостовые, прежде всего нa главной улице, Тверской. П.В. Сытин пишет о ней: Не в пример прочим улицам, мощенным деревом, она в XVII в. уже вымощена белым камнем, по крепости не уступающим мрамору.
Совершенно открытым остается вопрос о времени появления в Москве водопроводов. В Новгороде найдены деревянные водопроводные трубы, древнейшие из которых восходят к XI в. В Средней России подобные сооружения появились, вероятно, позже но дату их появления должны еще установить раскопки. В письменных источниках московские водопроводы известны только с 1633 г., но это уже трубы металлические (свинцовые). Надо думать, что им предшествовали сооружения из более дешевых материалов, в документах они могли и не упоминаться.
Находки, сделанные в 1934 г. при работах Метростроя в двух колодцах на Моховой против Университета, где ныне площадь (теперь эти вещи в Историческом музее), доказали большое археологическое значение московских колодцев. Во-первых, там найдено 13 кувшинов XVI-XVII вв. Ими доставали воду, и они падали в колодец, когда у них обрывалась веревка. До Метростроя только по черепкам была известна керамика, характерная для Москвы XVI-XVII вв.; она, вследствие лощения, отличается особым серебристым блеском. Теперь она изучена по целым кувшинам. Форма их типична для эпохи, об этом можно заключить не только по их однообразию, но и по миниатюре XVI в., где изображен точно такой сосуд. Это редчайшее изображение глиняного сосуда в древнерусских миниатюрах: сосуды этих миниатюр, как правило, металлические. Находки на Метрострое заполнили пробел, существовавший между керамикой курганной и этнографической.
Во-вторых, в тех же колодцах найдены четыре топора, у которых сохранились рукояти, что для нашей археологии вообще ново. Форма и длина этих топорищ подтверждают теоретические расчеты, сделанные для древних топоров до этой находки математиком В.А. Желиговским. Любопытно, что коэффициент полезного действия у некоторых древнерусских топоров оказался выше, чем у современных. Подобные исследования должны быть продолжены, они открывают для нашей науки новые возможности. Три топора с Моховой - рабочие, толстообушные; рукоятки их короткие, толстые, две березовые и одна липовая. Четвертый - боевой, тонкий, орнаментированный; рукоять его длинная, тонкая и дубовая. Сохранность дерева в колодцах объясняется обилием влаги. В московских колодцах можно найти еще великое множество древних деревянных бытовых вещей, которые в земле вообще не сохраняются.
Московская земля скрывает несомненно еще несколько тысяч колодцев. Некоторые из них восходят к XII в., если не раньше; основная масса относится к XVI-XVII вв. Раскопки их довольно сложны, но они дадут науке свежие и яркие материалы.
Основной крепостной стеной Москвы был, как известно, Белый город, построенный в XVI в. лучшим древнерусским инженером Федором Конем, а в XVIII в. сломанный. На его месте теперь бульварное кольцо. До Метростроя археологи нигде не могли и не пытались изучить Белый город. В 1933 г. его исследовал у Арбатских ворот С.В. Киселев, в 1934 г. у Мясницких ворот - А.П. Смирнов. Удалось в подробностях изучить конструкцию стены, забутовку, облицовку и т.д. Толщина стены достигала, оказывается, 6 м. Изучены также изломы направления стены, имевшие фортификационное значение. Квадровые белокаменные облицовочные плиты с Мясницких ворот полностью сохранились и взяты целыми. Исследования этого рода можно продолжить, и тогда мы будем иметь о Белом городе довольно цельное представление: предстоит еще изучить его башни, бойницы (нижний ярус должен был в ряде мест сохраниться) и мн. др.
Все археологические работы, которые пока удалось произвести в Москве, не составляют и сотой доли того, что можно сделать. Настоящий очерк поневоле страдает поэтому отрывочностью изложения. Надо надеяться, что празднование восьмисотлетия нашей столицы подымет интерес к ее истории, и будут сделаны новые археологические открытия.
А.В. Арциховский. Основные вопросы археологии Москвы. В кн.: Mатериалы и исследования по археологии СССР, 7, М.-Л., 1947
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_624.htm
http://www.russiancity.ru/books/b34.htm
Книга Большому Чертежу (1627 г.)
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_654.htm

  


СТАТИСТИКА