Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Владимир Чивилихин. Память
от 04.09.06
  
Самоорганизация


Случайно случившийся случай случился...- подобная словесная комбинация, возможно, под силу только нашему чудо-языку, который делает со словами все, что его душеньке угодно

Случайно случившийся случай случился...- подобная словесная комбинация, возможно, под силу только нашему чудо-языку, который делает со словами все, что его душеньке угодно. И, вот если б действительно не этот случай, то не было бы множества встреч и знакомств, что ждут читателя впереди, не повел бы я его с собой в глубину прошлого, не обратил бы вместе с ним внимания на некоторые страницы русской литературы, истории, русской каменной летописи, то есть не было бы ни строчки из того, что вы тут прочтете...
Помню сплошные завалы битого кирпича. В этот хаос, на небольшую возвышенность, привели с - биржи труда - нашу бригаду во главе с каким-то официальным распорядителем. Ужасающие развалины исчезнувшего от взрыва строения были обнесены кольями. Их ломаными зигзагами соединяла длиннющая веревка. Кирпич был плоский, очень крепкий с виду, и закаменевший раствор мертво держал обломки. Нас заставили не разбирать руины, а собирать по кирпичику и даже ломов не дали, чтоб кто-нибудь не расколол ненароком эти жалкие остатки того, что когда-то тут было. Руководитель работ трясся над каждым фигурным уголком или закругленьицем, умолял не торопиться, осторожнее нести на носилках и в руках уцелевшие кирпичные блоки, приговаривая: Это же история! История! - И я очень удивился, когда проработав до темноты, мы получили по два талона и нам отоварили их без очереди...
А обыкновенная эта фамилия Барановский почему-то запомнилась, и позже, когда я время от времени приезжал в Чернигов, куда через три года переселилась из Сибири вся наша семья, она совсем закрепилась в памяти. Несколько раз я видел этого человека издали и уж никак не мог тогда предположить, что мне предстоит близкое знакомство с ним и его делом, связанным, в частности, с возрождением одного бесценного черниговского памятника, о котором у нас большой разговор впереди. Это архитектурное  сокровище позже разбудит мое воображение, заставит снова и снова обращаться к самой великой загадке средневековой русской истории и культуры, пред которой я впервые остановился тоже в Чернигове тем памятным послевоенным летом.
По выходным дням засиживался до закрытия в областной библиотеке имени Короленко. Это была первая в моей жизни библиотека, где я мог взять любую - по тогдашним моим потребностям - книгу. Читал, как и прежде, все, что попадало под руку, и однажды, не помню уже по какому случаю, зачем-то сопоставил возраст городов, в каких успел побывать. Город моего детства и отрочества Тайга насчитывал всего пятьдесят лет, Новосибирск столько же, Томску и Красноярску было по триста с лишним, Москве - восемьсот, а Чернигову - больше тысячи! В городе сейчас не было почти ничего, и мне захотелось узнать все, что здесь когда-то было. Попросил дать какую-нибудь книгу про Чернигов.
- О! - удивилась старушка-библиотекарша. - Что именно вас интересует?
- Да все, - сказал я. - С самого начала.
И вот передо мной стопка книг. Начал я читать и очень скоро запутался во всех этих Святославах, Игорях, Всеволодах и Олегах - десятки неотличимых друг от друга князей сидели когда-то в Чернигове и других русских городах и княжествах, воевали с печенегами, половцами, друг с другом, строили крепости и церкви, охотились на вепрей и рожали детей, которые, подрастая, воевали с печенегами, половцами и друг с другом, строили крепости, церкви, охотились на вепрей и рожали наследников, пока не пришел Батый и все тут не покрылось мглой на века.
Снова и снова приходил я в библиотеку, полез даже в летописи, начал брать на заметку кое-что для памяти и с удивлением увидел, что князья начали немного отличаться друг от друга, а старый русский язык показался мне куда понятнее, чем украинский. Вот сын Владимира Крестителя, первый черниговский князь Мстислав Храбрый, который был - дебел телом, чермен власами и лицеем, очи великие, брови возвышены имел, храбр на войне и милостив, жалуя служащим ему, не щадя имения, писчи и одеяния. - Этот портрет мне очень приглянулся своей краткой выразительностью, особенно после того как я выяснил, что - чермный - это совсем не - черный -, а рыжий, рудый, или красный, красивый - что почти через два века после Мстислава сидел в Чернигове и Киеве рыжий князь Всеволод Чермный, что и Черное наше море вовсе не - черное -, а - чермное -, то есть красное, красивое.
А Мстислав, тот, оказывается, ходил из Чернигова со своими полками до самого Чермного моря, в какую-то Тмутаракань, и даже на Кавказ , где однажды схватился в поединке с касожским князем Реденей, победил его и дань возложил на касогов и построил в Тмутаракани церковь.
...Однажды пришел, помнится, как-то в библиотеку с утра пораньше, снова заказал исторические книги, но библиотекарша насмешливо спросила:
- Помилуйте, юноша, вы хоть прочли Слово о полку Игореве?.
- Нет. Оперу Князь Игорь слушал...
- Поэму надо читать, поэму!
...Долгой и лютой зимой, сидя темными вечерами в общежитии, я читал и перечитывал Слово. В памяти отлагались фразы и целые абзацы, что сыграло исключительную роль в моей дальнейшей судьбе
Владимир Чивилихин. Память
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_941.htm
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_677.htm
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_678.htm
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_679.htm
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_680.htm


  


СТАТИСТИКА