Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

В.В. Докучаев. Русский чернозем
от 26.10.06
  
Самоорганизация


Его происхождение не минеральное, но из двух прочих царств натуры, из животного и растительного, всяк признает...И так нет сомнения, что чернозем не первообразная и не первозданная материя, но произошел от согнития животных и растущих тел со временем - М.В. Ломоносов. О слоях земли Нет цифр, какими можно было бы оценить силу и мощь нашего русского чернозема. Он был, есть и будет кормильцем России - В.В. Докучаев

В.В. Докучаев. Русский черноземЕсли действительно хотят поднять русское земледелие, еще мало одной науки и техники, еще мало одних жертв государства, - для этого необходима добрая воля, просвещенный взгляд на дело и любовь к земле...Почва есть - такое же самостоятельное естественно-историческое тело, как любое растение, любое животное, любой минерал…оно есть результат, функция совокупной, взаимной деятельности климата данной местности, ее растительных и животных организмов, рельефа и возраста страны.., наконец, подпочвы, т.е. грунтовых материнских горных пород...Все эти агенты-почвообразователи, в сущности, совершенно равнозначные величины и принимают равноправное участие в образовании нормальной почвы…Изучались главным образом отдельные тела, минералы, горные породы, растения и животные, - и явления, отдельные стихии, - огонь (вулканизм), вода, земля, воздух, в чем, повторяем, наука и достигла удивительных результатов, но не их соотношения, не та генетическая вековечная и всегда закономерная связь, какая существует между силами, телами и явлениями, между мертвой и живой природой, между растительными и минеральными царствами, с одной стороны, человеком, его бытом и даже духовным миром - с другой. А между тем именно эти соотношения, эти закономерные взаимодействия и составляют сущность познания естества, лучшую и высшую прелесть естествознания. Они же, как будет ясно ниже, должны лежать в основе и всего склада человеческой жизни, со включением даже мира нравственного и религиозного...К югу от тайги располагается как в Западной, так и в Восточной Европе, как в Сибири, так и в прериях Соединенных Американских Штатов черноземная зона - наиболее удачное творение Зевса и Юпитера. Наш чернозем - этот царь почв - отличается, как известно, замечательным богатством питательных веществ и сладкого гумуса. Как типичные подзолы обладают мучнистым, в сущности очень плотным строением, так девственному чернозему свойственна всегда мелкозернистая, наивыгоднейшая в физическом отношении, структура, легко позволяющая воде и воздуху проникать в глубь грунта, подпочвы. Мощность его в пять и более раз значительнее, чем у почв северных, дерновых. Здесь теплое время почти равно холодному; атмосферных осадков в обрез. Это родина разнообразных пшениц, вола, битюга и степной казачьей лошади. Почти единственное занятие жителей - земледелие в более северных частях и скотоводство на юге. Когда-то черноземные степи Венгрии, России, Азии и Америки представляли море ковыля, фестуки, вишенника, бобовника, дерезы и разного рода типичнейших перекати-поле, где паслись миллионы сусликов, сурков, земляных зайцев, дроф и пр., и пр...
Чернозем может и должен быть назван царем почв; это, так сказать, идеальная почва...таким образом, это и есть идеальная, лучшая из лучших почв: наш чернозем обладает массой питательных веществ, находящихся в растворе или легко растворимых; он имеет мощность, в 4-5 раз превышающую другие почвы; его структура - мелкозернистая, губчатая, что в высшей степени важно, так как именно такая структура способствует наилучшему проникновению в грунт света, воздуха и влаги. Прибавлю к сказанному, что, как таёжная полоса с ее лесами, преимущественно хвойными, тянущимися на тысячи верст, характеризуется особыми видами лесных животных, так и черноземная зона, с ее степями, имеет свою типичную фауну, главным образом в виде многочисленных грызунов, каковы: суслики, сурки, земляные зайцы, слепцы, мыши, крысы и др., живущие обычно в земле, перерабатывающие ее, т.е. принимающие весьма деятельное участие в образовании самой почвы. Травянистые и кустарниковые растения покрывают черноземные степи обыкновенно в форме шаров; они жмутся к земле от жгучего ветра и солнца, как на севере кустарниковая ива жмется от холода. Это разного рода перекати-поле, сопровождающие все девственные степи России, Венгрии, степной Сибири и Северной Америки (прерии); я встретил их и на Кавказе, на высоте от 1200 до 2400 м. Таким образом, климат, почва, растительный и животный миры идут здесь рука об руку. Вот почему я еще в прошлом году высказал мысль, что в мире царствует, к счастью, не один закон великого Дарвина, закон борьбы за существование, но действует и другой, противоположный, закон любви, содружества, самопомощи, особенно ярко проявляющийся в существовании наших зон, как почвенных, так и естественно-исторических. Прошу извинения, что несколько дольше, чем рассчитывал, остановился на черноземе; но это потому, что последний для России дороже всякой нефти, всякого каменного угля, дороже золотых и железных руд; в нем - вековечное, неистощимое русское богатство!
...Идя далее на юг, мы постепенно проходим (природа не делает скачков, natura non facit saltum) лесостепь и свойственные ей серые почвы и достигаем зоны нашего знаменитого чернозема, который по праву может считаться царем почв всего земного шара. Это темно-серая, почти черная (даже в сухую погоду) почва толщиной до 1-1,5 м (например, в Полтавской губернии), очень богатая гумусом и питательными веществами, особенно легко растворимыми в кислотах, что, несомненно, является первым условием естественного плодородия почв. В девственном виде чернозем имеет мелкозернистую структуру, которой он резко отличается от мучнистого подзола. Именно поэтому чернозем в своем естественном состоянии легко пропускает воздух и воду, тогда как обыкновенные подзолы имеют то же строение, что и плотная глина. Наиболее распространенной в Европейской России подпочвой, на которой залегает чернозем, является ледниковый лёсс или более менее мергелистые и и лессовидные породы. Черноземная зона проходит через Венгрию и Дунайские низменности, покрывает всю южную Россию, пересекает Западную Сибирь, встречается отдельными островками в Восточной Сибири и вновь сравнительно широко распространяется в прериях северной части Соединенных Штатов Америки. Опоясывая, таким образом, Северное полушарие более или менее непрерывной черной лентой, эта зона почти везде (разумеется, в своем самобытном состоянии) сопровождается степями с перистым ковылем, типичными степными кустарниками (дерезой, дикой вишней, миндалем и т.п.), различными видами гипсофильных растений, кротами, тушканчиками, сурками и т.п., и т.д. Как видно из известного труда Барановского - Главные черты химизма черноземных областей России, летняя температура и количество выпадающих осадков в черноземной зоне всего земного шара удивительно однородны. Это вполне понятно для почвоведа, который справедливо рассматривает почву как лучшее и наиболее точное зеркало климата...Здесь теплое время года почти равно холодному; дождей едва хватает, снега выпадает мало, испарение, конечно, более сильное, чем в тайге, но много слабее, чем в аэральной зоне. Вот почему при формировании почв в типично черноземных областях элювиальные процессы преобладают над процессами поднятия солей к поверхности. Здесь родина пшеницы. В северной части зоны почти единственным занятием жителей (славян на западе и татар на востоке) является неполивное земледелие; в южной части зоны население занимается животноводством. Домашние животные - казацкая лошадь и бык (серый на западе, рыжий на востоке и черный на юге). Основное питание жителей -белый пшеничный хлеб и плоды; мяса мало. Жилища и одежда своеобразны. Интересно, что в пределах Русской равнины чернозем, очевидно, распространен только до высот 250-275 м; в Бессарабии выше 220-250 м встречаются типичные лесные сероземы, а под буками - даже подзолы. Еще отчетливее этот факт, т.е. вертикальная зональность почв, наблюдается на Кавказе. В Кубанских и Терских степях чернозем поднимается до высоты 450-600 м, в Кахетии он на этой высоте только начинается, на плоскогорье Армении и в Лорийской степи чернозем нигде не спускается ниже 1200 м. Конечно, таким же образом изменяется в Закавказье и верхняя граница черноземной зоны. На Кавказе чернозем лежит то на лессовидном суглинке (Северный Кавказ), то на продуктах выветривания мела и известняков, то на вулканических породах, например, на базальтах, трахитах (в Закавказье) и т.д. В таких случаях между почвой и грунтом залегают продукты разложения вулканических пород; они бывают бурые или белые, мергелистые.
...Являясь обладателями лучших в мире почв, мы оказались ныне в тяжелом положении и вынуждены признать печальное состояние сельского хозяйства зоны черноземов и степей. Найти правильный выход из всех сельскохозяйственных затруднений этой зоны, указав точные и практические пути решения упомянутых проблем, - такова задача, поставленная в настоящее время
...Если желают поставить русское сельское хозяйство на твердые ноги, на торный путь и лишить его характера азартной биржевой игры; если желают, чтобы оно было приноровлено к местным физико-географическим (равно как историческим и экономическим) условиям страны и на них бы зиждилось (а без этого оно всегда останется биржевой игрой, хотя бы годами и очень выгодной), безусловно необходимо, чтобы эти условия - все естественные факторы (почва, климат с водой и организмы) - были бы исследованы и испытаны, по возможности, всесторонне и непременно во взаимной связи
...Я закончу мое краткое предисловие выражением глубокой благодарности Вольному Экономическому обществу, Обществу естествоиспытателей при С. Петербургском Университете и моим молодым спутникам: первым за средства, вторым - за усердное содействие
Почвенная карта Европейсной России. СПб, 1900
Почвенная карта Европейсной России. Составлена по инициативе и по плану В. Докучаева, Масштаб 60 верст в дюйме, СПб, 1900
Почвенная карта Европейсной части СССР. Ленинград, 1930
Почвенная карта Европейсной части СССР. Ленинград, 1930
Схематическая карта черноземной полосы Европейсной России. Составил В. Докучаев, 1883
Схематическая карта черноземной полосы Европейсной России. Составил В. Докучаев, 1883
Василий Васильевич Докучаев. В.В. Докучаев. Русский чернозем. Придесловие - 31 окт. 1883г. Из-во ОГИЗ-СЕЛЬХОЗГИЗ, 1936, c.558, с приложением 3 почвенных карт под редак. акад. Л.И. Прасолова. DJVU 19,5 МБ
http://depositfiles.com/files/ktdhdwkb6
Только при немедленном вступлении на путь серьезного изучения и улучшения естественных условий русского земледелия будущность нашего сельского хозяйства, а с ним и благосостояния русского государства могут считаться обеспеченными. Иначе нас ожидает участь самая печальная и безотрадная, так как никакое богатство, никакая мощь русского народа не будут в состоянии вынести тех тяжелых испытаний, которые ныне переживает русская земля, если они будут периодически повторяться. А между тем нельзя скрывать от себя, что от повторения подобных бедствий мы пока ничем не гарантированы и что оно даже болеее чем вероятно до тех пор, пока деятельность человека будет направлена не к улучшению естественных условий нашей страны, а только к их ухудшению, как в настоящее время, путем самой неразумной эсплоатации и расхищения природных богатств русской земли - А.С. Ермолов. Новое время. Неурожай и народное бедствие
В.В. Докучаев. Наши степи прежде и теперь, Издание в пользу пострадавших от неурожая, 1892г. М., Сельхозгиз, 1936г. DJVU 2МБ
http://lib.rus.ec/b/355134
Горизонтальные и вертикальные почвенные зоны Кавказа
О почвенных зонах вообще и вертикальных зонах в особенности
Зоны природы и классификация почв
Сельскохозяйственные зоны
Дополнения к нижегородскому методу оценки земельных угодий
В.В. Докучаев. Учение о зонах природы. М.: Географгиз, 1948, 64с.
http://www.landscape.edu.ru/book_dokuchaev_1948.shtml
Рис.2. Поперечный разрез типичного чернозема.Кто бывал в черноземной полосе России, кому случалось видеть там берега недавно образованных оврагов или лучше - свежие железнодорожные выемки, тот, наверно, не раз видел разрез, представленный на рис.2.
На этом рисунке, схематически представляющем нам строение (в поперечном разрезе) типичнейшего чернозема, отчетливо видно, что сейчас под дерном (толщиною в 1-2 дюйма) помещается совершенно однородная масса А, окрашенная в более или менее густой темный цвет; ее отдельные составные части, обыкновенно в форме неправильных зерен, величиной не больше десятых долей дюйма, придают данной массе крупитчатую зернистую структуру; на новях горизонт А почти сплошь, особенно ближе к дерну, пронизан мельчайшей, весьма частой сеткой травянистых корней, которые, по всей вероятности, и обуславливают своеобразное строение рассматриваемого нами тела. Этот-то именно горизонт, имеющий в среднем толщину около полутора футов, мы и называем собственно почвенным горизонтом.
Черная полоса вверху, под травой - дерн, его толщина может быть от двух до пяти сантиметров. Ниже дерна видны кротовины и норы других степных животных.
Тот же разрез показывает нам, с какою замечательной постепенностью совершается переход массы А в горизонт В, также имеющий около полутора футов мощности. Ввиду того, что этот последний и по своему строению, и по своему составу представляет нечто среднее между почвой А и грунтом (подпочвой) С, ему следует присвоить название переходного почвенного горизонта: и действительно, темная окраска, столь характерная для почвенного слоя, здесь постепенно слабеет, зернистость массы делается менее и менее заметной, специфический состав почвы более и более сглаживается и совершенно незаметно отождествляется с таким же составом подпочвы. Но, может быть, самой выдающейся чертой рассматриваемого нами горизонта служит почти постоянное присутствие в нем массы кротовин, изображенных на рисунке в виде отдельных, большею частию совершенно изолированных пятен. В огромном большинстве случаев у кротовин преобладает, в поперечном разрезе, овальная или продолговатая форма; реже они имеют совершенно неправильный вид и постепенно сливаются с соседней массой. Наичаще попадаются размеры кротовин от 3 до 6 дюймов, но встречаются и такие, короткий диаметр которых равняется 8 дюймам, длинный же достигает до 1.5 футов и более. Не менее разнообразно и содержимое кротовин: одни из них заполнены таким же черноземом, что входит и в состав горизонта А, другие - тем же материалом, из которого слагается подпочва (С), третьи состоят из вещества слоя В, т.е. смеси чернозема с грунтом; наконец, во многих уголках России попадается и четвертый тип рассматриваемых нами образований - когда внутренние стенки кротовин покрываются выцветами углеизвестковой и углемагнезиальной солей, то в виде очень мелкой сетчатой пленки, то в виде сплошного покрова, обыкновенно толщиною в 1-2 линии (2,54 мм). Этот последний так иногда разрастался, что углесоли совершенно заполняли полость кротовин, и тогда чернозем являлся здесь только ничтожной примесью.
Прибавим к сказанному, что в переходном горизонте (равно как и в подпочве) попадается еще множество трубчатых ходов, диаметр которых колеблется от 1/2 до 2 и 3 линий. Весьма вероятно, что одни из этих ходов принадлежат червям, другие - различного рода личинкам; но, несомненно, большинство их - пути травянистых корней, своеобразные следы которых можно различать местами на стенках таких трубочек; они также заполнены, большею частию, черноземом с выделением извести. Количество этих трубочек иногда так велико, что на площади одного квадратного фута можно насчитать до 60 выходов их, в виде более или менее темных пятен.
Внизу горизонт В постепенно сливается с подпочвой С - с той материнской горной породой, чрез изменение которой произошла и самая почва. В подавляющем большинстве местностей России таким грунтом для чернозема служит знаменитый лёсс, который, как в нашем Туркестане, так и особенно в Китае, сам является превосходнейшею почвой. Это - желтовато-светлый, обыкновенно сильно пористый суглинок, настолько богатый углекислой известью (иногда в виде мелких шариков, так называемых журавчиков), что легко и даже бурно вскипает от действия кислот. Впрочем, далеко не одна эта порода служит подпочвой для нашего чернозема: мы увидим ниже, что ту же роль могут играть супеси, мергели, известняки и даже массивные кристаллические породы, как, например, гранит и другие. Понятно, что такое коренное изменение материнской породы (подпочвы) по необходимости должно отразиться и действительно весьма существенно отражается как на составе, так и на структуре вышележащих почвенных горизонтов, хотя, конечно, общие черты строения нашего чернозема остаются теми же самыми.
Таково нормальное строение типичного чернозема, начиная от наших западных границ и кончая европейскими предгориями Урала: на всем этом громадном пространстве не найдется ни одного исключения, если мы только будем брать почвы на местах сухих и ровных - там, где они образовались.
Но почвенная картина, если можно так выразиться, совершенно меняется, когда исследователь попадает в такие уголки черноземной России, где холмы и долы составляют существенную часть рельефа. Чтобы наглядно видеть, как сильно варьируют в таких местах и характер залегания нашего чернозема, и его строение, здесь достаточно будет привести только два-три примера.
Заглянем на минутку в благодатные уголки южных частей губерний Киевской и Каменец-Подольской, или, еще лучше, в северные уезды Бессарабской губернии, где черноземные степи приобретают местами сильно холмистый характер. Здесь, на дне почти любого оврага и у подножия мало-мальски резко очерченного холма, вы, наверное, встретите ряд наносных отложений, где чернозем несколько раз переслаивается то с глиной, то с рухляками, то с суглинком и проч. Здесь между почвою и подпочвою нет никакой генетической связи.
Еще характернее условия залегания растительных почв, какие удавалось нам не раз наблюдать среди песчаных пространств, нередко попадающихся в нашей черноземной области. Одна из таких местностей представлена на рис.3.
Рис.3. Старый сосновый бор, выросший на песчаной почвеНа рисунке изображен довольно старый, редкий сосновый бор, среди которого, на небольшой полянке, виднелся следующий искусственный разрез: а) дюнный, весьма мелкий кварцевый песок, нанесенный ветром, мощность его равна 2-м и более футам; b) растительный песчаный слой, лежащий на месте своего образования (1-1.5 фута); с) коренной слоистый песок.
Как в этих двух, так и во всех других подобных случаях, ненормальность залегания чернозема и его строения очевидны сами собою; а потому такие черноземные почвы и не должны быть принимаемы в расчет, когда речь идет о нормальном черноземе, его свойствах и происхождении...
Кроме известного строения и мощности, рассматриваемый нами чернозем обладает и еще одним, чрезвычайно резким и наглядным признаком, который бросается в глаза при первом взгляде на него. Это - окраска нашего чернозема: цвет данной почвы, - будет ли она содержать в себе до 15% органических веществ или же их количество не больше 3-4%, - всегда оказывается более или менее темным, безусловно темнее дерновых северных почв. Когда я в первый раз приехал в самое сердце черноземной полосы, в Тамбовскую и Саратовскую губернии, когда я в первый раз увидел там взодранные нови, - я положительно не мог оторваться от того чрезвычайно приятного, ласкающего глаз, бархатисто-черного цвета, которым были покрыты все тамошние почвы. Прибавим к этому, что достаточно сделать в жаркое сухое лето несколько верст по черноземной дороге, чтобы ваше платье и вы сами покрылись довольно густым слоем темной пыли, которая так тонка, что пробирается даже через белье. И этому наружному признаку нашего чернозема местные хозяева придают весьма важное значение; во время моих странствований по черноземной полосе России мне не раз приходилось слышать от них такие замечания: Да, это отличный чернозем: он совершенно черный, а этот похуже, посветлее...Чем темнее почва, тем она родимее -. Мы увидим несколько ниже, что это положение, добытое вековым опытом простыми земледельцами, имеет глубокое и теоретическое основание. Вот почему при нанесении почв на карты лучше и естественнее всего закрашивать их натуральными почвенными цветами.
Впрочем, здесь необходимо оговориться, что при изучении окраски нашего чернозема необходимо быть чрезвычайно осторожным, так как всякое цветовое впечатление - величина, крайне условная; иное дело, смотрите ли вы на почву влажную или сухую, в полдень, когда лучи света наиболее вертикальны, или ранним утром и под вечер, при косом освещении, наблюдаете ли вы ее по направлению света или против света, в состоянии мелкозема или в виде больших кусков, в соседстве темных или светлоокрашенных предметов. Во всех этих случаях одна и та же почва будет производить на вас различное цветовое впечатление. Ввиду этого можно и должно сравнивать между собою почвы по цвету только тогда, когда они имеют совершенно одинаковое физическое состояние и находятся при тождественной внешней обстановке.
О замечательном плодородии нашего чернозема нам незачем, конечно, особенно распространяться - оно известно всякому. Здесь достаточно будет напомнить читателю, что в черноземной России немало мест, которые засевались хлебом непрерывно в течение последних 50-100 лет, без всякого удобрения, и каждый раз, при хороших климатических условиях, дают обильный урожай; с другой стороны, у нас не редкость, что черноземные молодые земли дают урожай пшеницы сам-20 и более.
Само собой разумеется, что судить о родимой способности нашего чернозема по средним урожаям черноземной полосы и по сравнению этих урожаев с таковым же средним, напр., наших прибалтийских губерний (как это нередко делается) - величайшая ошибка. Наш Прибалтийский край никогда не терпит засух, что так часто случается в черноземной России; весьма многие земли Прибалтийского края уже десятки, чтоб не сказать, сотни лет имеют правильную - с сильным удобрением культуру; чего же, спрашивается, стоит, в конце концов, десятина, получающая, положим, в течение 50-100 лет постоянные, иногда весьма дорого стоящие туки? Ничего подобного не знают наши степные губернии (Саратовская, Самарская и многие другие): здесь вечно берут из земли и решительно ничего не возвращают ей.
Несравним, в данном отношении, наш чернозем ни с туркестанским лёссом, ни с нильским илом: эти последние две почвы ежегодно получают не только правильное орошение, но и отличное минеральное удобрение из тех мутных вод, которыми они искусственно или естественно орошаются.
Но, нет сомнения, наиболее важным и наиболее существенным признаком рассмотренной нами почвы служит ее химический характер.
Правда, из имеющихся анализов видно, что минеральный состав русских черноземов довольно разнообразен - то они суглинисты, то супесчаны, то богаты углесолями, то бедны ими и пр.; но, тем не менее, если сопоставить все имеющиеся у нас химические анализы типичных черноземов, с одной стороны, и таких же северных почв - с другой, то легко установить между ними целый ряд весьма характерных особенностей...
Здесь, в химическом характере рассматриваемых нами почв, особенно интересна та теснейшая связь, какая существует между гумусом, с одной стороны, и важнейшими минеральными составными частями почв - с другой, - связь, теперь окончательно установленная проф. К. Шмидтом.
На основании только что оконченных и полных анализов почв (всевозможных типов) Нижегородской губернии, этот почтенный химик, столь много сделавший по изучению почв России, между прочим, так характеризует упомянутые выше отношения: а) содержание воды и гумуса в почвах возрастает параллельно увеличению глины; b) содержание азота соответствует количеству гумуса и воды; с) количество фосфорной кислоты возрастает вообще пропорционально с обогащением почв гумусом и глиной; d) тому же порядку следуют и количества щелочей; е) количество солей, фосфатов и гидросиликатов, разлагаемых горячей 10%-ной соляной кислотой, также увеличивается пропорционально содержанию в почвах глины, гумуса и пр.
Как на основании этих данных, так и всего вышесказанного можно сделать два в высшей степени важных заключения. Первое из них состоит в том, что наши растительно-наземные почвы, представителем которых и служит чернозем, не суть какие-то механические случайные, безжизненные смеси, а, напротив, представляют из себя самостоятельные, определенные и подчиненные известным законам естественноисторические тела, габитус (общий внешний вид) и распространение которых тесно связаны с их происхождением и внутренним строением; в этом отношении между почвами и различного рода организмами существует весьма естественная аналогия. Во-вторых, как уже было замечено выше, при нанесении рассматриваемых нами тел на карты лучше и естественнее всего пользоваться их цветом, который так тесно связан с гумусом, а чрез него и с другими важнейшими составными частями почв и который поэтому может служить в значительной степени масштабом для определения производительной способности рассматриваемых нами тел...
Таков общий характер чернозема, если судить о нем по наиболее типичным представителям его...
Относительно той роли, какую играли при образовании чернозема различного рода организмы...ученые сходятся только в одном, а именно - что в данном процессе травянистая растительность, во всяком случае, принимала важное участие: из года в год, в течение тысячелетий, сгнивая на месте, она постепенно изменяла химически и физически те горные породы, на которых росла. Повторяю, относительно участия этого почвообразователя все согласны; но играли ли при этом какую-либо роль леса, которые, может быть, в то время были и распространены здесь шире? Гг. Гильденштедт, Эверсман и особенно Рупрехт решительно отрицают это участие, профессор же Богданов, а раньше его Паллас и некоторые другие ученые, напротив, ставят в данном случае леса рядом со степной растительностью.
Где же правда?
Обратимся за разъяснением вопроса прямо к природе, к современным явлениям ее.
Теперь известно, что ни значительные муромские, ни менее обширные алатырские, ни еще более величественные кавказские и крымские леса чернозема не образуют; с другой стороны, немало местностей, где среди типичного сплошного чернозема встречаются весьма старые вековые лесные участки на почвах, почти ничем не отличающихся от лесных северных земель.
Далее, уже знаменитым Ляйелем было констатировано, что - покрывающие сушу леса могут быть так же густы и высоки, как в Бразилии, и населены мириадами птиц, четвероногих и насекомых, и все-таки, по окончании десяти тысяч лет, пласт чернозема в несколько дюймов толщиною составит единственный остаток от всех этих мириад деревьев, листьев, цветов и плодов -.
Конечно, не подлежит никакому сомнению, что многие из упомянутых фактов объясняются частию неблагоприятным рельефом местности, частию же неудобным составом грунта; но это объяснение далеко не всегда применимо. Во многих местах черноземной России рельеф и грунт под лесом, видимо, оставались те же самые, что и в соседней степи, а между тем эта последняя была покрыта типичным черноземом, лесные же участки оставались с не менее типичной серой лесной землею. Характерно, что последняя (лесная земля) всегда сохраняет следующее строение:
На поверхности ее лежит обыкновенно лиственный войлок, состоящий из мало перегнивших листьев, мелких сучков и небольшой примеси землистых частей; все это, однако, настолько компактно, что войлок легко сдирается рукою; даже при сильных жарах он остается обыкновенно сырым; толщина этого растительного покрова равна 2-4 дюймам.
Ниже его следует так называемый гороховатый или ореховый горизонт, обыкновенно подзольного или зольного цвета, с заметным синеватым оттенком; вся эта масса (0.5 - 1 фут толщиной) легко распадается на шарики или неправильные многогранники, величиной, по большей части, меньше мелкого лесного ореха; внизу данный горизонт постепенно сливается с грунтом.
Так как во всех подобных случаях не только грунт и рельеф, но и климат и возраст местности оставались, конечно, в общем, те же самые, что и в соседней степи, то остается сделать одно заключение: здесь леса помешали образованию чернозема. Правда, на это нам могут возразить: С другой стороны, известно немало фактов, свидетельствующих, что леса встречаются и на черноземе; значит, леса могут образовать чернозем...Но такая постановка вопроса едва ли правильна: чтобы сделать подобное заключение, нужно предварительно доказать, что здесь степей никогда не было, что здесь лес не поселился уже на готовом черноземе; и такое соображение тем сильнее, что черноземы, покрытые лесом, в громаднейшем большинстве случаев лишены того характерного орехового горизонта, который так типичен для несомненных лесных почв.
Не вдаваясь в подробности, заметим здесь, что причину данного явления (леса не образуют чернозема) нужно искать в особой влажности лесного воздуха, в специальном характере древесных корней и в характере процессов гниения в лесных местностях.
Итак, значит, все имеющиеся у нас факты безусловно говорят, что леса сами по себе никогда не производили и не могут производить чернозема.
Несколько большее участие, хотя, конечно, и далеко не в тех размерах, которые допускал Дарвин, принимают некоторые животные в образовании наших растительно-наземных почв, следовательно, и чернозема.
Напомним, прежде всего, что весьма многие животные, каковы суслики, кроты, ящерицы, насекомые, черви и проч., и проч., громадными массами обитают как на поверхности наших степей, так и в их почве. Иногда на одной десятине насчитывают до 1 800 000 личинок хлебного жука и до 2 800 000 свекловичного жука; иногда на одном гектаре садовой земли живет до 140000 неделимых (штук) обыкновенного дождевого червя, весом до 974 русских фунтов (русский фунт = 409,51г.), иногда целые квадратные мили буквально бывают испещрены норками и насыпями нашего степного суслика...Мне самому не раз случалось ночевать в глухих степных станциях, со всех сторон окруженных бесконечными степями; стоит в таких захолустьях выйти в тихую ночь на открытый воздух, и вы услышите бесконечное разнообразие звуков и движений мириад степных обитателей... Буквально степь стонет...
Понятно, все это, роясь и копошась в почве, не может не способствовать к измельчению и лучшему проникновению в нее воздуха и органических веществ, что вызывает, в свою очередь, и сильнейшее выветривание еще неразложившихся частей почвы, и более правильное распределение в ней гумуса. Несомненно также, что большая часть этих организмов, питаясь живою и мертвою растительностию, не могут не способствовать к ее быстрому сгоранию и обогащению почвы (как во время жизни, так и после смерти) азотистыми веществами.
Но Дарвин не хочет ограничиться такой, в сущности, весьма важной ролью животных при образовании почвы; рядом соображений и опытов он приходит к тому заключению, что - весь растительный слой, покрывающий землю, несколько раз прошел через кишечный канал дождевых червей и еще много раз пройдет через него; вследствие чего, - заключает Дарвин, - самое название растительный слой оказывается неподходящим, и было бы вернее назвать его животным слоем -.
Однако согласиться с таким широким выводом знаменитого ученого невозможно, даже если мы придадим к работе червей и деятельность других вышеупомянутых животных. Причины понятны.
Животные организмы не могут увеличивать количества гумуса в почве, так как они питаются готовыми органическими веществами. Приняв рассматриваемую нами гипотезу, мы не в состоянии будем объяснить себе ту удивительную постепенность, с какою совершается в почве убыль летучих веществ и прибыль постоянных по мере углубления в почву. Если все почвы образованы червями, то почему в одних частях земной поверхности мы находим черноземы, в других - серые почвы, в третьих - красно-бурые, едва отличаемые от грунта? Таким образом, если и менять название растительный слой, то никак не на животный, а на растительно-животный.
Словом, обширный анализ всех мнений, высказанных сторонниками наземно-растительного происхождения русского чернозема, приводит нас к заключению, что в данном процессе играли если и не исключительную, то преобладающую роль степные растения.
Каким образом эта растительность, так сказать, претворилась в чернозем?
К сожалению, и здесь, в ответах на данный вопрос, взгляды различных авторов далеко не одинаковы. Одни, как Рупрехт, утверждают, что наш чернозем образовался почти исключительно благодаря тому обстоятельству, что наземные части растений, после их смерти, с дождем и весенними водами просачивались в почву и, таким образом, обуславливали мало-помалу ее темную окраску. Другие, как напр. Костычев, высказывают такую мысль, что наземные части растений ни химическим путем, ни механически не могли попасть в грунт и что наш чернозем образовался исключительно благодаря гниению подземных частей степных растений. Наконец, третьи думают, что образование чернозема происходило и тем и другим путем одновременно. Что показывает нам в данном случае природа?
Я уже заметил выше, что на каждой десятине нашего чернозема живут и действуют мильоны различного рода мелких организмов, которые в большинстве случаев делают себе норки и нередко сами втаскивают в них наземные части растений. Неужели же по этим мильонам ходов механически не могут просачиваться мелкие растительные остатки? Дальше, благодаря переменам температуры и влажности наша почва (и даже гранит) дает трещины, которые могут соединяться снова, но могут и остаться таковыми...Кто бывал в степях и даже на наших северных полях, тот, конечно, хорошо знаком с этим фактом. Спрашивается, почему в эти трещины не могут от времени до времени попадать различного рода органические остатки? Наконец, известно, что в почве благодаря присутствию аммиака имеются и условия для химического просачивания.
Но мне могут сказать, что все это теоретические рассуждения - как доказать такое просачивание на опыте? На это я могу, прежде всего, сослаться на опыты, производившиеся г. Барановым в агрономической лаборатории здешнего  университета: брались стеклянные цилиндры диаметром в 2-3 вершка и набивались чистым мелом и смесью чистого каолина и песка в самых разнообразных пропорциях, причем к некоторым из них примешивалась и известь; одни из этих цилиндров имели округлую форму, другие - форму призмы. Одни смеси поливались вытяжкой черного вещества почвы, приготовленной по способу Грандо (химическое просачивание), другие - механически взмученными тонкими частицами чернозема (механическое просачивание). Что же оказалось?
То, что и следовало ожидать: тем и другим путем просачивание совершается в весьма значительных размерах, доходя до 1.5% в какие-нибудь 3-5 месяцев. В добавление к этому вспомним, что делается с землей (на дворе и в поле), если на ней долгое время стоят стога; ведь каждому известно, что она сильно темнеет, конечно, от просачивающегося гумуса. Словом, отрицать возможность просачивания органических веществ в почву - значит отрицать явления, хорошо известные всем и каждому.
Но из всего сейчас сказанного вовсе не следует, что в образовании чернозема не принимали участия и подземные части растений травянистых. Напротив, мною первым было указано, что во многих местностях России, особенно на крайнем юге и юго-востоке, участие подземных частей растений в рассматриваемом процессе даже преобладало, если только не было исключительным. Оно и понятно: главную массу степной растительности составляют подземные части - корневища; степные растения, так сказать, сидят в земле; притом корневища их таким образом совершают процесс гниения, что задняя часть их сгнивает, а остальные продолжают расти; очевидно, все это не могло не способствовать темному окрашиванию той почвы, где совершаются эти процессы.
Итак, не подлежит никакому сомнению, что наш чернозем образовался из степной растительности, и притом как из наземных, так и подземных частей. Но для образования чернозема еще недостаточно, чтобы данная местность имела подходящий грунт и подходящую растительность: типичный лёсс и не менее типичная степная флора имеются и во многих других местностях Западной Европы и других странах; однако чернозема мы не встречаем там. Причина заключается в том, что там нет подходящего климата, что там нет известного отношения между ежегодным приростом и отмиранием дикой растительности. Только при этом условии, только при соединении этого условия с известным характером растительности, грунта и рельефа местности, и могла появиться на свет божий та благодатная почва, которая составляет коренное, ни с чем несравнимое богатство России и которая является, еще раз повторяю, результатом удивительно счастливого, весьма сложного комплекса целого ряда физических условий
Проф. В. Докучаев. Русский чернозем (из очерка, напечатанного в журнале Новь N9, 1885). Химия и жизнь N6, 1983г., с.12-19
http://xarhive.narod.ru/Online/eco/rch.html
Почвенная карта Европейсной части СССР Проф. Л.И. Прасолов, 1927
Почвенная карта
Черноземная зона разделена на 4 части. С севера идет переходная к подзолистым почвам полоса деградированных почв и выщелоченных черноземов. Границы этой полосы очень извилисты, она внедряется языками и островами и к северу и к югу, отражая на себе местные геоморфологические условия. Она внедряется к северу в некоторых депрессиях, выстланных глинистыми послеледниковыми наносами и представляющих места, где располагались (по Танфильеву) доисторические степи. Местами эта полоса прорезана глубоко к югу полосами подзолистых почв, как на песках по Цне и Суре или и на высотах Южного Урала.
Только отроги деградированных почв и выщелоченного чернозема нарушают цельность центральной полосы черноземной зоны, занятой мощными и тучными черноземами.
Эта полоса имеет направление с ЗЮЗ на ВСВ, отклоняясь заметно только перед Уральскими горами.
Тучные черноземы сменяются к югу последовательно обыкновенными и южными черноземами, при чем постепенно уменьшается мощность и количество гумуса, вплоть до низовьев р. Дона, где мы вступаем в область (или провинцию) мощных, но малогумусных и карбонатных черноземов приазовских и пред-кавказских степей.
Как в деталях очертаний трех подзон чернозема, так и в положении этой приазовской провинции можно видеть влияние местных (не широтных и не зональных) изменений климата и отчасти влияние геоморфологических условий. Так, например, характерен выступ обыкновенных черноземов на Донецком кряже, затем острова их на высоких сыртах за Волгой.
Картография черноземной полосы, вообще, разработана в настоящее время гораздо детальнее, чем для северных и южных областей, и здесь можно было детализировать нашу карту, насколько позволяет ее масштаб...
Можно сказать, чем более совершенствуются наши знания по географии почв, тем более ясными и отчетливыми становятся и общие закономерности, которые установлены были Докучаевым и Сибирцевым, основателями русского генетического почвоведения, и тем более широкое значение, практическое и научное, получают теперь почвенные карты.
Развивая принцип почвенных зон и общий принцип закономерности залегания почв, мы переходим теперь к учению о почвенных провинциях, о почвенных ландшафтах (свойственных тому или иному географическому циклу) и о почвенных комплексах (характеризующих эти ландшафты), находя в природе живые примеры теснейшей интимной связи почв и всего живого (биосферы), включая сюда и человеческую культуру
Почвенная карта Европейсной части СССР. Проф. Л.И. Прасолов. Журнал Природа 1927(9), с.724-727
http://journal-club.ru/?q=image/tid/195
Чернозем - это такая растительно-наземная почва, толщина которой в среднем около двух футов (60 см); она весьма богата гумусом (темное органическое вещество, можно сказать, естественный навоз) и важнейшими легкорастворимыми питательными для растений веществами, каковы: фосфорная кислота, азот, щелочи и пр.; в связи с этим данная почва всегда обладает более или менее темным цветом и благоприятным образом относится к теплоте и влаге; ко всему этому она выдерживает без всякого удобрения продолжительную культуру и всякий раз, при благоприятных климатических условиях, дает отличные урожаи; типичный чернозем обыкновенно тонкозернист, рассыпчат и всегда обнаруживает теснейшую родственную связь (как по строению, так и составу) с подстилающими его породами (подпочва), которые и сами (лёсс) в огромном большинстве случаев весьма богаты растворимыми питательными веществами и наделены отличными физическими свойствами; вот где причина, почему наши черноземы делаются гораздо скорее спелыми (в сельскохозяйственном смысле), чем какие-либо другие родственные им (например, северные дерновые) почвы; вот почему наш чернозем может быть смело отнесен к почвам вполне пополняющимся …то есть таким, подпахотный горизонт которых приблизительно такого же состава в строении, что и пахотный
Прибавлю к сказанному, что рассматриваемая нами почва всегда и всюду является результатом совокупной деятельности: а) тех коренных пород (подпочва), на которых она залегает и в настоящее время; b) того климата, который окружает эту почву теперь и окружал в прежнее время, и, наконец, с) той дикой растительности, которая произрастала там и произрастает еще по сие время в местах, не тронутых культурой. Вот почему наш чернозем должен иметь строго определенную географию.
...Опять обратимся к природе - этой лучшей и объективнейшей учительнице при решении самых трудных вопросов науки; что же мы здесь видим?
1) Наша черноземная полоса, взятая в целом, на всем своем двух-, трехтысячном протяжении, упорно следует не вдоль параллелей, а с юго-запада на северо-восток, как раз параллельно известным изотермам, известному распределению метеорных осадков и известному характеру дикой растительности.
2) Того же порядка держатся и отдельные изогумусовые полосы.
3) Как раз посредине черноземной полосы проходит лента чернозема, наиболее богатого гумусом; по направлению же отсюда на северо-запад и юго-восток вместе с изменением климата и чернозем постепенно и незаметно сходит на нет.
4) Для многих местностей, лежащих на северной границе нашего чернозема (Тульская, Нижегородская и др.), теперь положительно доказано резкое совпадение между изменениями в характере степной флоры и постепенным исчезанием чернозема, а кто же станет спорить, что климат играет в географии растений первенствующую роль?
Уже одни эти положения безусловно свидетельствуют, что между известным характером климата и географией нашего чернозема существует теснейшая связь.
Словом, для образования рассматриваемой нами почвы нужен строго определенный характер климата, который обусловливал бы известное направление процессов гниения и регулировал бы отношение между приростом и расходом дикой растительности. Только при этом условии, только при соединении этого условия с известным характером растительности, грунта и рельефа местности и могла появиться на свет божий та благодатная почва, которая составляет коренное, ни с чем не сравнимое богатство России и которая является, еще раз повторяю, результатом удивительно счастливого и весьма сложного комплекса целого ряда физических условий!
В.В. Докучаев. О происхождении русского чернозема. 1884
http://geo.1september.ru/2007/11/40.htm
Павел Андреевич Костычев. Почвы черноземной области России: их происхождение, состав и свойства. Образование чернозема. Предисловие июль 1885г. Из-во ОГИЗ-СЕЛЬХОЗГИЗ, 1937, c.239, DJVU 3,5 МБ
http://lib.rus.ec/b/355329
Василий Васильевич Докучаев
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_269.htm
В.В. Докучаев установил, что важнейшей причиной засух и неурожаев является прежде всего бессистемное сельскохозяйственное использование черноземов, неумеренная распашка степей, вырубка лесов на водоразделах и в долинах рек и, как следствие этого, развитие плоскостной и овражной эрозии, понижение уровня грунтовых вод, разрушение комковато-зернистой структуры и ухудшение водно-воздушных свойств черноземных почв, в результате чего они перестали удерживать в себе атмосферную влагу...
К весне 1941г. посевные площади России достигли 92 млн га при населении 110,1 млн человек. Было выращено около 55 млн тонн зерновых.
Великая Отечественная война принесла огромные потери России, ее народу, хозяйству и природным ресурсам, в том числе ее почвенному покрову. Почвы на большей части пашни не обрабатывались и уходили в залежи, не удобрялись, заболачивались, истощались, материалы почвенных исследований были утрачены или потеряли свое значение. После окончания войны пришлось почти все делать заново на огромных пространствах сельскохозяйственных угодий. К этим бедам и невзгодам добавились еще и гонения со стороны советских властей на ученых и практиков, несогласных с официальными установками в области биологических наук, почвоведения и земледелия. Речь идет о печально известной августовской 1948г. сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук и засилье лысенковщины. Не обращая внимания на разнообразие почвенно-биоклиматических условий в разных районах страны, колхозам и совхозам предписывалось всюду следовать канонам травопольной системы земледелия, а через некоторое время и прямо противоположной - так называемой пропашной системы.
Подобная шаблонизация использования почвенных ресурсов, естественно, привела к снижению плодородия почв. Также по шаблонам требовалось распахивать природные высокоценные пойменные луга для использования их всюду и везде под овощеводческие хозяйства.
Долгое время не обращали внимания на необходимость восстановления сельского хозяйства и использование почв Нечерноземной зоны Центральной России. Обнаружившийся недостаток производства зерна в стране заставил в 1950-е годы организовать массовую распашку целинных и залежных земель в районах Поволжья, Южного Урала, Западной и Восточной Сибири, Северного Казахстана. Площадь пашен, а следовательно, и посевная площадь России увеличилась на 34,7% и составила к 1960г. 120,7 га. Сбор зерна увеличился по сравнению с 1953г. на 65,3% и достиг 125,9 млн тонн.
Население России к 1960 г. возросло до 119,0 млн человек. Однако успех был временным - столь масштабная распашка целинных земель вызвала резкое усиление ветровой эрозии почв. В результате в 1960-1970-е годы в южных районах России резко усилились пыльные бури. Огромные массы пыли и песка сдувались с самых верхних горизонтов почв. В 1967г. потребовалось специальное постановление правительства России - О неотложных мерах по защите почв от ветровой и водной эрозии...
На III съезде Докучаевского общества почвоведов России в 2000 г. в г. Суздале были приведены такие показатели качественного состояния почв: 23% сельскохозяйственных угодий и 27% пашни эродированы, а 57% сельскохозяйственных угодий и 65% пашни представляют эрозионно-опасные земли. Больше 70 млн га имеют повышенную кислотность из-за резкого снижения известкования почв. Больше 40 млн га в разной степени засолены, а 26 млн га переувлажнены и заболочены, около 5 млн га загрязнены радионуклидами. В Прикаспийском регионе России образовалась антропогенная пустыня.
Особого внимания требуют черноземные почвы. Из-за сильной для них перегрузки эти всемирно известные плодородные почвы быстро деградируют. Они потеряли около трети запаса гумуса в пахотных горизонтах, их зернистая структура, обеспечивающая благоприятный водно-воздушный режим, превратилась в пылеватую или уплотненную массу. Резко снизился запас элементов минерального питания растений, сильно обеднела почвенная биота - важнейший фактор плодородия...
По данным государственной агрохимической службы России и Роскомзема России, 56 млн га пашни (45%) характеризуется низким содержанием гумуса, 43 млн га (36%) - повышенной кислотностью (отмечается увеличение кислотности почв в лесостепной и черноземной зоне), 28 млн га (23%) - низким содержанием фосфора и 12 млн га (9%) - низким содержанием калия, что лимитирует уровень урожайности на этих земля - Источник: Государственный доклад О состояние окружающей природной среды Российской Федерации в 1999 году
Содержание гумуса в почвах пашни Республики Калмыкия уменьшилось на 20-23% от исходного за 17-22-летний период, Краснодарского края - на 4,4-17,1%, Саратовской области - 6,0-16,0%. - Источник: Почвы и земельные ресурсы. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 2000 году. с.25
...О ценности почв как природного ресурса обычно судят по плодородию, по их способности обеспечивать урожай сельскохозяйственных растений. Это правильно и не подвергается сомнению, тем более что 98-99% продуктов питания, в том числе 87% белкового, человек получает в результате использования почвы в земледелии и животноводстве. Следовательно, продовольственное благополучие человечества напрямую зависит от сохранения и продуктивности использования почв в сельском хозяйстве. А между тем, далеко не все знают, что экологическое значение почв в жизни человека и всей природы не меньшее, чем в сельском хозяйстве. Почвы регулируют количество и химический состав грунтовых и речных вод, влияют своим
дыханием на состав и динамику приземных слоев воздуха. Именно тонкий слой почв на поверхности Земли является главной и уникальной средой обитания жизни на планете Земля. В почвах обитает и с ней связано 92-93% всех генетически разных видов растений, животных и микроорганизмов. Без сохранения почв невозможно сохранить биоразнообразие, а значит, и саму жизнь на земной суше! Вот почему так важно, чтобы охрана почв нашла отражение не только в сельскохозяйственном законодательстве, но и в Законе об охране окружающей среды. Нельзя забывать, что человечество за
свою историю уже вывело из строя больше 2 млрд га плодородных земель, превратив их в песчаные, глинистые и каменистые пустыни, болота, засоленные низины и оголенные склоны. Это больше, чем вся площадь земледелия современного человечества
Г.В. Добровольский. Почвенные ресурсы России за 150 лет
http://www.rus-stat.ru/stat/4792002-5.pdf
гряды последнего оледенения
Конечноморенные гряды последнего оледенения на северо-западе Русской равнины по С.А. Яковлеву
http://geo.1september.ru/2001/27/1.htm
Из протокола заседания отделения физической географии Русского Географического Общества 30 апреля 1871г. (В выступлении на этом заседании П.А. Кропоткин впервые высказал целый комплекс идей, связанных с проблемой древнего оледенения)...И если геология может вообще прийти на помощь изучению почв, то, конечно, более всего возможно этого достигнуть изучением новейших ледниковых и послеледниковых образований...
П.А. Кропоткин. Исследования о ледниковом периоде
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_387.htm
когда мы смотрим на карту почв Европейской России, составленную проф. Докучаевым и его учениками, мы видим, что все некогда покрывавшееся ледником пространство Европейской России ныне испещрено бесчисленными болотами, которые являют собой, за исключением очень немногих, имеющих современное происхождение, следы бывших озер. В некоторых местах болота покрывают огромную площадь; таковы болота Полесья, по рекам Припяти и Березине, занимающие 22 миллиона акров, т.е. площадь большую, чем площадь Ирландии. Эта территория представляет собой, несомненно, не совсем высохшее дно послеледникового озера. Такое же происхождение имеют обширные Мещерские болота в Рязанской губернии, болота в Вятской губернии, а также болота Новгородско-Псковского озерного района. Площадь, занятая болотами, возрастает по мере приближения к берегам Белого моря и Северного Ледовитого океана, так что в Олонецкой губернии кругом одни болота, кроме узких гребней, или свиных спин, слегка возвышающихся над заболоченной поверхностью.
Нет ни малейшшего сомнения в том, что на месте этих болот в геологически недавнем прошлом были озера. Это доказывают отчетливо чередующиеся глинистые и песчаные отложения, и когда мы рассматриваем крупномасштабную топографическую или геологическую карту Центральной и Северной России, мы видим все этапы процесса высыхания, которое приводит к превращению озер в болота, а болот - в более или менее часто затопляемые луга
П.А. Кропоткин. Высыхание Евразии. 1904
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_377.htm
Пшенная каша - радость наша
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_430.htm

  


СТАТИСТИКА