Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Николай Клюев. Красный конь
от 09.01.07
  
Самоорганизация


Сойди, явись нам, красный конь! Впрягись в земли оглобли... Мы радугу тебе - дугой, Полярный круг - на сбрую. О, вывези наш шар земной На колею иную Сергей Есенин

Николай Клюев. Красный конь

Что вы верные, избранные!
Я дождусь той поры-времечка:
РОзнить буду всяко семечко.
Я от чистых не укроюся.
Над царями царь откроюся, -
Завладею я престолами
И короною с державою...
Все цари-власти мне поклонятся,
Енералы все изгонятся.
Из песни оловецких скопцов

В Соловках, на стене соборных сеней изображены страсти: пригорок, дерновый, такой русский, с одуванчиком на услоне, с голубиным родимым небом напрямки, а по середке Крестное древо - дубовое, тяжкое: кругляш ушел в преисподние земли, а потесь - до зенита голубиного.
И повешен на древе том человек, мужик ребрастый: длани в гвоздиных трещинах, и рот замком задорожным, англицким заперт. Полеву от древа барыня на скруте похабной ручкой распятому делает, а поправу генерал на жеребце тысячном топчется, саблю с копием на взлете держит. И конский храп на всю Россию...
Старичок с Онеги-города, помню, стоял, припадал ко древу: себя узнал в Страстях, Россию, русский народ опознал в пригвожденном с кровавыми ручейками на дланях. А барышня похабная - буржуазия, образованность наша вонючая. Конный енерал ржаную душеньку копием прободеть норовит - это послед блудницы на звере багряном, Царское Село, царский пузырь тресковый, - что ни проглотит - всё зубы не сыты. Железо это Петровское, Санкт-Петербургское.
- Дедушка, - спрашиваю, - воскреснет народ-то, замок-то губы не будет у него жалить? Запретное, крестное слово скажется? -
Старичок из Онеги-города, помню, всё шепотком, втишок размотал клубок свой слезный, что в горле, со времен Рюрика, у русского человека стоит. - Воскреснет, - говорит, - ягодка! Уж печать ломается, стража пужается, камение распадается...От Коневой головы каменной вздыбится Красный конь на смертное страженье с Черным жеребцом. Лягнет Конь шлюху в блудное место, енерала булатного сверзит, а крестцами гвозди подножные вздымет...Сойдет с древа Всемирное Слово во услышание всем концам земным...
Христос Воскресе! Христос Воскресе! Христос Воскресе!
Нищие, голодные мученики, кандальники вековечные, серая убойная скотина, невежи сиволапые, бабушки многослезные, многодумные, старички онежские, вещие, - вся хвойная пудожская мужицкая сила, - стекайтесь на великий красный пир воскресения!
Ныне сошло со креста Всемирное слово. Восколыхнулась вселенная - Русь распятая, Русь огненная, Русь самоцветная, Русь - пропадай голова соколиная, упевная, валдайская!
Эх ты, сердце наше - красный конь,
У тебя подковы - солнце с месяцем,
Грива-масть - бурливое Онегушко,
И скок - от Сарина Носа к Арарат-горе,
В ухе Тур-земля с теплой Индией,
Очи - сполохи беломорские, -
Ты лети-скачи, не прядАй назад: -
Позади кресты, кровь гвоздиная,
Впереди - Земля лебединая
(Газета Звезда Вытегры, 19 апреля 1919г. с опеч.)

Сергей Есенин. Пантократор

1
Славь, мой стих, кто ревет и бесится,
Кто хоронит тоску в плече,
Лошадиную морду месяца
Схватить за узду лучей.

Тысячи лет те же звезды славятся,
Тем же медом струится плоть.
Не молиться тебе, а лаяться
Научил ты меня, господь.

За седины твои кудрявые,
За копейки с златых осин
Я кричу тебе: К черту старое! -,
Непокорный, разбойный сын.

И за эти щедроты теплые,
Что сочишь ты дождями в муть,
О, какими, какими метлами
Это солнце с небес стряхнуть?

2
Там, за млечными холмами,
Средь небесных тополей,
Опрокинулся над нами
Среброструйный Водолей.

Он Медведицей с лазури -
Как из бочки черпаком.
В небо вспрыгнувшая буря
Села месяцу верхом.

В вихре снится сонм умерших,
Молоко дымящий сад,
Вижу, дед мой тянет вершей
Солнце с полдня на закат.

Отче, отче, ты ли внука
Услыхал в сей скорбный срок?
Знать, недаром в сердце мукал
Издыхающий телок.

3
Кружися, кружися, кружися,
Чекань твоих дней серебро!
Я понял, что солнце из выси -
В колодезь златое ведро.

С земли на незримую сушу
Отчалить и мне суждено.
Я сам положу мою душу
На это горящее дно.

Но знаю - другими очами
Умершие чуют живых.
О, дай нам с земными ключами
Предстать у ворот золотых.

Дай с нашей овсяною волей
Засовы чугунные сбить,
С разбега по ровному полю
Заре на закорки вскочить.

4
Сойди, явись нам, красный конь!
Впрягись в земли оглобли.
Нам горьким стало молоко
Под этой ветхой кровлей.

Пролей, пролей нам над водой
Твое глухое ржанье
И колокольчиком-звездой
Холодное сиянье.

Мы радугу тебе - дугой,
Полярный круг - на сбрую.
О, вывези наш шар земной
На колею иную.

Хвостом земле ты прицепись,
С зари отчалься гривой.
За эти тучи, эту высь
Скачи к стране счастливой.

И пусть они, те, кто во мгле
Нас пьют лампадой в небе,
Увидят со своих полей,
Что мы к ним в гости едем

В. Хлебников. Боевая

Радой Славун,
Родун Славян,
Не кажи, не кажи своих ран!
Расскажи, расскажи про ослаби твои,
Расскажи, расскажи, как заслави твои полонила
Волна неми с запада яростно бьющей...
Расскажи, расскажи, как широкое плесо быловой реки
Замутилось-залилось наплывом-наливом влияний иных:
Иной роди, иной крови, иной думи, иных речей, иных бытей.
- Инобыти.
Я и сам бы сказал, я и сам рассказал,
Протянул бы на запад клянущую руку, да всю горечь свою,
Да все яды свои собираю, чтоб кликнуть на запад и юг
Свою весть, свою веру, свой яр и свой клич.
Свой гневный, победный, воинственный клич:
Напор славы единой и цельной на немь! -
По-солонь, слава. За солнцем, друзья, на запад
За солнечным ходом, под прапором солнца идемте друзья,
- На запад за солнечным ходом.
- Победная славь да идет.
Да шествует!
Пусть в веках и реках раздается тот пев:
Славь идет! Славь идет! Славь восстала...
Пусть в веках и реках раздается запев:
Славь идет! Славь идет! Славь восстала!


  


СТАТИСТИКА