Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Иринарх Иванович Завалишин. Сокращенное землеописание Российского
государства, сочиненное в стихах для пользы юношества. Санкт-Петербург. 1793
от 24.01.07
  
Доклады


Я старался сколько возможно более помещать имян в один стих, дабы чрез сие заключить в нескольких речениях то, что многотрудная и длинная проза в обширных своих периодах вмещает

Положение и Границы
Пространная из всех Российская страна,
Морями многими кругом ограждена.
Знатнейший Океан меж протчих полуночной,
За оным следует известный всем восточной:
Сибирские брега собой он заключил,
От коих имена различны получил.
Каспийско, Черное, Азовское, Балтийско,
Меж ним и Северным соседом племя Финско;
Которо королю Вандалов покорясь,
Признало над собой верьховну Шведску власть.
На запад Поляки соседи и Курлянцы,
По ниже на полдень живут Магометанцы:
Граница новая от них положена,
Очаковская степь по Днестр уступлена,
Полночны острые молниеносны стрелы,
Расширили на юг Российские пределы.
От Ембы к Иртышу кочующий народ,
Ордынских отраслей издревле славный род,
В Киргис-Кайсацких весь равнинах обитает,
Рубеж тот линия Уральска охраняет:
По коей многия Башкирцов племена,
На страже видимы во всяки времена.
От моря Чернаго горами до Хвалынска
Предел вновь положен владения Российска;
В середине Грузия, на западе Кубань,
Москве дающая с себя годичну дань.
Нерчинской области рубеж лежит с Китаем,
Иркутской линией степной край ограждаем.
Курильцы в крепком сне, когда покоясь спят,
Естляндцов в те часы в трудах полдневных зрят.
Светило дневное в Камчатке коль восходит,
То в Езеле оно окончав день заходит.
И так в ИМПЕРИИ Российского Царя,
Вечерня с утренней бывает вдруг заря.
Пространство и разделение по полосам
При славном царствии Второй ЕКАТЕРИНЫ
Цветут обилием Российские долины.
Народ полуночной щастливейшим чтит свет
Естляндец, Камчадал в одной стране живет.
От Рижских берегов до островов Курильских
Пятнадцать тысяч верст считается Российских.
В обильном климате знатнейша часть лежит,
В ней пашни тучная, амбары полны жит.
Меж сорок третьяго, и семдесят осьмаго,
В пределы включена полкружия земнаго..
Пространны земли все одну царицу чтят,
Их на три полосы по климату делят:
К полночи Северна, а к югу Полуденна;
Меж оных Средняя пределами стесненна.
Пространны города, и малые там есть,
Пять сот их шестдесят надлежит нам учесть.
Земля болотная, поката к полуночи,
В холодном поясе должайши сносят ночи,
Леса обширные избыточны в зверях,
Богатой рыбной лов в озерах и морях.
Там мразы лютые, каменья, горы многи,
Большие на реках имеются пороги.
Близ оной Средняя, в ней ясны дни текут,
Люднейши жительства заметить можно тут:
Поля обильные, деревни, рощи злачны,
В ней пажить тучная, источники прозрачны,
Высоких там нет гор, пространных нем болот,
Земля запаханна дает желанный плод.
Удолья многие, равнины, тучны пошвы,
Толикож выгодны, как Таврских гор подошвы,
Которые лежат в полдневной полосе,
Наместничества в ней обильны; да не все,
Поросши ковылом тут степи заселяют
И земледелие повсюду умножают.
Моря, заливы, проливы, острова, реки и мореходцы
Полночной Океан везде своим морям,
Различны имяна имеет по брегам.
Сверх коих знаем мы там славные проливы,
Большие острова и многие заливы.
На Запад Белое вот море предлежит,
В которое Двина шумящая бежит,
И в устье разделясь на малые протоки
Проходы кораблям являет в них широки;
Не вдале от брегов находят островки,
Преславны древностью, известны Соловки,
На коих создана обитель пресвятая,
Котору Росские народы почитая,
Святым там телесам обеты воздают,
И чудотворчеству их память много чтут.
От них по гладкости пучин бурлива тока,
Обозрим части все до самого востока:
Стихия влажная, на коей горы льдов,
Слитыя глыбами чрез множество веков,
Носяся ветрами Понт синей изпестряют,
Там мразы лютые, там вьюги обитают!
Там вихри ярые среди жестоких бурь,
Снегами белыми небесну тьмят лазурь!
Над Понтом пламенно сиянье там блистает,
И дивно зрелище для смертнаго являет.
Земля здесь Новая лежит на пучине,
Бесплодны пажити в той видимо стране.
Мезенцы знатные пловцы и мореходы,
Открыли многие близ оныя проходы:
Войгачским Муравьев проливом проезжал,
Скуратов с Мальгиным до Оби доезжал.
Река сия страной обширной протекает,
И токи разные с ручьями принимает.
От запада Иртыш бежит с болотным дном,
С востока Кет и Вах и всем известный Том,
В залив пространнейший ток водный изливают,
Барабинскую степь меж оных замечают.
Мысы знатнейшие: Матзол, Таймур, Аймал,
Довольной важности, чтоб их никто не знал.
Вот Таз с Хатангою, там Яна со Колымой,
Охота плавная, ея так всеми чтимой,
Выходит из хребтов Юдомских знатных гор,
Меж коих множество есть пропастей и нор;
К востоку оная теченье направляет,
И в море падая, при устье порт являет,
Пенжина с запада средь хладной стороны,
Стремится в синия восточны пучины,
Камчатка извившись во многие колена,
Известна между рек: хотя не столь как Лена,
Из устья коея по северным валам,
Прончищев странствовал, по бурным там водам,
И естьлиб груды льдов ему не помешали,
То новой бы пролив в морях тех отыскали.
По ним был в скорость там Минин наряжен,
До Пязы он дошел, презрев тьму льдистых стен.
От устья Обскаго Овцын плыл к Енисею,
Матзол он обошел с ескадрою своею.
Выходит Енисей из южна рубежа
Покатистых хребтов Мунгальского кряжа:
Чрез степи многия стремятся оной воды,
Близ коих разные живут везде народы.
С востока в оную впадают три реки,
Которыя везде довольно глубоки.
Брега унижния, покаты, мшисты, узки,
Удобны к плаванью две первыя Тунгуски
Ангарой верьхнею до Илима зовут,
Ей озеро Байкал вершиною дают,
Крутящийся их ток как ветр шумя сердитой,
Лиется в Океан пространной Ледовитой.
Из Лены на восток там Лаптев путь вершил,
Он устья многих рек обозрел и открыл,
Вошед в Колымское суда свои оставил,
И к Анадырску путь он по суху направил.
Что Пекин меж градов, то Лена между рек,
Славнейшею рекой ее весь свет нарек.
Из цепи гор она Саянских вытекает,
И на пять тысяч верст теченье простирает.
Племена разныя кочающих людей,
И многи жительства находятся при ней:
Олекма славная, бегуща меж холмами,
Вилюй извилистой меж мразными странами,
Алдан, что быстриной известем ярых вод,
Впадают в оную сверша свой дальний ход:
И множа пучину у пользу доставляют,
Что плод земли по них и в верх и в низ сплавляют.
Поездки многия вершились каждый год,
Чтоб лучшие разыскать открытый вновь проход,
Который Дешневым сто лет как был описан,
И Берингу потом не знав того приписан.
Но славу Дешнева не должно помрачать;
Креницын едет вновь с пучиной воевать.
Вот Лисьи острова недавно обретенны,
Иль Алеутскими в дни наши нареченны;
Которы Левашев с раченьем объезжал:
И карты с оных сняв, подробно описал.
Спанберг и Чириков, по высочайшей воле,
Курильски острова изведали всех боле:
Охотско море тут со Пенжинским лежит,
А Анадырское, где Анадыр бежит.
Он мразною страной и низкой протекает,
Чукотской род при нем в зимовьях обитает.
Длинной отменное вот озеро Байкал,
На коем страшен всем погоды горной вал:
Телецкое в горах синеется Алтайских,
Аральское в степях Татар Киргис-Кайсацких.
Селенга, с Исетом и Амга и Амур,
Аргун со Шилкою текут, где зрим Даур,
В средине коего различные истоки
Чинят обильными долины там широки.
Пространна Ладога, тут лучший лов сигов,
Бел-озеро с Псковским нам шлют своих снетков.
Ильмень близ Новграда, меж плоскими брегами,
Мста, Волхов, Ловать, Свирь, по ним ходят судами.
Онежское лежит в Олонецких краях:
Ломают мрамор там кругов его в горах.
В хребтах за Выборгом идет страна лесиста,
В которой знаема всем Сайма островиста:
Протоков множество, каменьев и мелей,
И плесы знатные местами есть на ней:
Здесь Вокса быстрая на полдень выбегает
И с шумом меж камней в порогах низпадает:
Как львица яростна, так оная ревет:
Что ей ни встретится, то мигом в части рвет.
Чудское, Емба их со Вирцом съединяет:
Оно со Пейпусом едино означает.
Сухоню, Вычегду, нельзя никак не знать.
Там варниц соляных тьму должно замечать.
Урал, где рыбный лов, близ города Уральска,
Первейший промысел есть племени Казацка.
Журчащу средь песков, кто Куму хочет зреть,
Тот ехавши до ней зной должен претерпеть.
А тут по близости и Терек синеватой
Течет между холмов страны своей богатой.
Здесь Волга славная, которой плавной ток
Близ Твери из болот имеет свой исток;
От устья коея до самыя вершины,
Нет омутов, мелей, ни камней, ни пучины.
Повсюду плавают и ходят на судах,
Опасности не зрят нигде в ее струях.
Цна, Клязьма с древнею и знатною Москвою
Обильны лишь водой весеннею порою.
Сура струистая, по коей летней ход,
Приносит жителям избыточный доход.
Свияга с Шексною, и Сарпа и Ветлуга,
Далеко отстоят в теченьи друг от друга.
Казанка мелкая, Самара, Черемшан,
Сок, Майна, Кострома и быстрый Уруслан:
Вершат не дальное свое из гор теченье,
С струями Волжскими спеша в соединенье.
Под Нижним Нов-градом пришед издалека,
Впадает в оную широкая Ока.
В Азовское течет Дон многими струями,
Но больше между Юрт Казацкими землями:
Маныч, Медведица, Воронеж и Донец,
С Хопром в нее падут; близ них растет червец.
Из гор покатистых Кубань бежит долиной.
Салгир Тавридою, рекой знатнейшей чтимой.
В Лиман ярящийся льет воды Бористен,
Днепром МОНАРХИНЕЙ он ныне наречен.
Друец с Самарою и знаемой Десною,
И с Ворсклой, что бежит Полтавскою страною;
Где Карла гордого постиг напастей рок,
Все три, и с ними Буг влекущий с дна песок
В реку бурливую ток чистый свой вливают,
Ингулец в оную с Синюхой низпадают.
Границу новую на полдень Днестр кладет,
Из Польши вышедши он в море воды льет:
Из Понта Черного меж шумными волнами,
Сливается в пути с Днепровскими струями.
В Балтийско тихая катясь река Двина,
От Россов Западной недавно названа,
Торопа, Каспля, Евст, и Межа не широка,
Стремятся в оную и с Юга, и с Востока.
Пернов Лифляндией извилисто течет.
Норова быстрая с порогов ил влечет.
Прозрачная Нева, средь плавнейшаго ходу,
Имеет вкусную в себе пред всеми воду.
Кюмень Финляндией бежит между хребтов,
И в море падает средь многих островов.
Горные хребты
Пространства Росскаго исполненный мой взор,
Взирает на хребты различных знатных гор,
Олонецкой идет от Финских вод к полночи,
Где шестимесячны зимою сносят ночи.
Здесь асбест, колчедан, и руды и гранит,
Рускольски мраморы,чем край весь знаменит.
Возвышенность земли между Москвой с Валдаем,
За кряж обильнейший издавна почитаем;
Здесь пошва тучная, по скатам у холмов,
Обилье царствует средь злачнейших лугов.
Таврический хребет иль горы превысоки,
Являют многия долины прешироки:
По коим тысячи извившихся ключей,
Питают влажностью посевы пошвы всей.
Там травы разныя по всюду прорастают,
И край весь запахом приятным наполняют;
Вершины горныя скрываясь в облаках,
Имеют меловы слои в своих хребтах.
Здесь бездны, пропасти, стремнины и овраги,
Лежат вокруг горы высокой четырдаги,
Из коей множество истоков, рек, ключей,
Текут долинами, питая злак полей.
В цепи Кавказских гор с верхушек превысоких,
По скатам меж лесов в ущельях преглубоких,
Велики тысячи шумят ручьев и вод;
При коих в деревнях живет везде народ.
Уральской горной кряж и знатен и обширен,
Рудами, камнями, избыточен, обилен.
В нем скаты, трещины сияют и блестят,
Железо онаго за лучшее все чтят.
Там камни, хрустали, и рудники богаты,
Железо, медь, магнит, есть мрамор и агаты,
Сребро и золото там в кварцовых слоях,
Находится везде в обильных сих горах.
Пространство знатное хребет сей занимает;
Он многи отрасли расширяся пускает;
На север, к Карскому главнейша часть идет.
Другой, где Уруслан река в Волгу течет;
А третей обойдя великую округу,
Скрывается в степи, лежащей к знойну Югу.
Где жительств, ни градов, ни сел обширных нет,
Начало там свое Сибирский кряж берет.
Он связи разные глазам нашим являет:
Алтайские хребты во первых представляет:
Змеевской тут рудник пред всеми превзошел,
Рудокопатель в нем сто сажень в низ сошел.
Саянские Байкал отвсюду окружают,
В них минеральных жил немного обретают.
Отсюда следуя Даурскою страной
Находим тут хребет обширный Становой:
Где золото в таком обилии родится,
Что кряж сей между всех пребогатейшим чтится.
К Нерчинску, где лежит в близи Аргуни путь.
Там множество свинцу, и найдена вновь ртуть.
Хребет сей с полночи дошедши до Пенжины,
Наполнил все собой восточные долины.
Повсюду темные растут на нем леса,
Верьхи возвышенны под светлы небеса,
Ущелья, трещины и страшные вертепы,
Где с вихрями ревут метелицы свирепы.
Пространны отрасли их зримы в тех краях.
Кряж тот же и на всех восточных островах.
Землепашество
Где пошву тучную произвела природа,
Там радость царствует в сердцах всего народа.
Россия малая обогащенна тем,
Что кряж земли везде в ней чистой чернозем,
Удобна ко всему. Там земледельцов руки,
Баз дальнаго труда, без тягости и скуки
Златожелтеющи классы с весельем жнут,
И век блаженный свой в довольствии ведут.
В Сибири по рекам, по Иртышу, Тоболю,
Оратаи поют свою щастливу долю.
По Тавде, Исету, где Тура, Енисей,
В средине северных Барабинских степей:
Обильны пажити, и утучненны жатвы,
Близ рощ березовых есть также многи паствы,
На коих тысячны стада мы ныне зрим,
Тунгуска, Абакан, Ангара где Илим,
Где Кети шумный ток в Обь воды изливает,
Там земледелатель доволен пребывает.
К Байкалу между год удолей много есть,
В Камчатке хлебной сев стараются развесть.
Раченье и труды превозмогут помехи,
Прилежность за собой влечет везде успехи.
Дальнейши северны Сибирски берега,
В болотах состоят замерзших завсегда,
На коих низенький кустарник прорастает,
Жестокость климата расти ему мешает.
Меж яблонных хребтов, при речках по горам,
К Олекменским и вверьх по Ленским берегам:
Удолья тучны есть и пашни хлобородны.
Восточные края к посеву неудобны,
И вся Сибирская, полночная страна,
И ягод и плодов древесных лишена:
Морозы частые и долгие весенни,
И ранни холоды с туманами осенни,
Как жадны хищники оставя горню твердь,
Несут с собой в поля, на мразных крыльях смерть:
И алчностью дыша самой земли утробы,
Знобят с кореньями, тем насыщая злобу.
Наместничества и губернские города
Когда граждански мы Россию разделяем,
Тогда в ней сорок две губернии щитаем,
Которые делит в три полосы климат.
Пятнадцать в северной к полуночи лежат:
Преславной Петербург являет нам столицу,
На троне мудрую в нем зрим ИМПЕРАТРИЦУ.
Она блаженнейшим Российский род творит,
По свету целому молва о ней гремит.
Град Выборг знаменит, и крепостью, и торгом;
Оружьем покорен по защищеньи долгом.
К Кюмени Фридрихсгам, а с озера Нейшлот.
К прикрытью рубежа надежнейший оплот.
На береге морском град Ревель: в оном крепость
Готова отразить всегда врагов свирепость.
Там гавань есть близ стен, у коей Росской флот,
Вандалов победил в последней бранный год.
Здесь Рига славная, в ней крепость знаменита,
Границе с той страны надежная защита.
Великой Новгород при Волховских водах,
Славянских прадедов покоится тут прах.
Победоносный флот вмещает порт Кронштадской,
На устье Кюмени находим Роченсальмской.
При береге реки Великой видим Псков.
Он лучших нам дает и вкуснейших снетков.
Архангельск при Двине, град знатный и пространный,
В нем первый торг открыт в России иностранный.
В странах Олонецких покатистых долин,
Петрозаводск лежит немалой град один.
По плану строена, здесь Тверь при токе Волги,
Там домы каменны и улицы в ней долги.
На Каме древний Перм, соль в оном достают,
Пермянки множество края нам те дают.
Чрез фабрики свои днесь Ярославль прославлен,
При слитии двух рек он на мысу поставлен.
Ему соседственна и ближняя страна,
Главнейший город в ней старинна Кострома.
Вот Вятка меж холмов стоит здесь над рекою,
По коей гонят лес весеннею водою.
Известна Вологда, Сухоня в ней течет,
Свечами славится уже из давних лет.
Тобольск при Иртыше; над устьем он Тоболя.
Там горы и леса, болота с краю моря,
Непроходимою страну сию чинят;
Там снеги вечные скопившися лежат.
Во всей сей полосе земля везде лесиста,
Поката к северу, а инде камениста.
Там топи, ржавцы там меж каменных хребтов,
На коих новый кряж составлен весь из льдов.
В ней мразы сильные, снега лежат глубоки,
В ней реки многия и озера широки;
Песчаной грунт земли по скатам и долам,
Работа трудная бывает по полям.
Удолья тучныя, питательныя росы,
По средней полосе поля и сенокосы:
Приволье видимо по селам, в деревнях,
Обилие плодов в обширнейших садах.
Москва престольный град во славе пребывает;
Бел Город, Кремль, Китай она в себе вмещает.
Калуга в смежности лежит ея границ,
Где водят множество дворовых разных птиц.
Смоленск, Днепровские брега в нем круты, узки;
Варят тут в сахаре превкусные закуски.
Извившись по лугам бурливый Бористен
Течет чрез Могилев, его касаясь стен.
Полоцк со всей страной дни радостны вкушают,
Спокойству оных днесь раздоры не мешают.
Чернигов житницей обильною слывет.
Нов-город Северской нам крупный скот дает.
Земля привольная, избыточна стадами,
Где Харьков близь Донца граничит с Козаками.
К Танаису, на Юг, по новым рубежам,
Селенья многие заводят по степям.
Посевом, тучностью, и знатным урожаем,
С наместничеством Курск от всех предпочитаем.
Народа же числом всех боле превзошел,
С губернией своей известный нам Орел.
Мечи, оружие мы в Туле покупаем,
А вишни лучшия в Владимире вкушаем.
Резань при Трубеже, что падает в Оку,
По коей хлеб, плоды сплавляют и пеньку:
В наместничестве сем железных руд есть роды,
Игольны фабрики ввелись в новейши годы.
Вот Нижней-Новгород; построен на горе,
Подновски огурцы в той славятся стране
В соседстве гордыя Казански видны стены,
В истории нам их описаны премены.
Симбирск древесными плодами знаменит,
Он с Волжской пристани прекрасный кажет вид.
Град Пенза при Суре, ея прозрачны воды,
Там винокуренны размножились заводы.
В Тамбове с областью есть тучная земля,
Овечьих много паств, и ровныя поля,
К восточной стороне лесны места подходят,
Селенья новые повсюду там разводят.
Воронеж к Западу лежит с страной своей,
Шафран там и червец везде растут по ней.
Саратов торг ведет пенькою, маслом, салом,
Елтонску в оном соль ссыпают по амбарам.
В новейшия потом и наши времена,
В наместнической град Уфа обращена.
Там знатна линия жилища охраняет,
И тем спокойствие живущим доставляет.
На бреге Иртыша Минервы Росской длань,
Воздвигнула вновь град назвавши Колывань.
Страна сия везде вкруг города изрыта,
Окрестность оного заводыми покрыта.
Иркутск по блихости Байкала на холмах,
Ангара в каменных течет там берегах.
Премножество судов по оной проплывает,
И город знатную торговлю отправляет.
Сребром и золотом известен всем Нерчинск,
Мехами лучшими Барбусин и Удинск.
Якутск тут областью пространной управляет,
Охотск, со островов ясак нам собирает.
Весь край полуденный в три части разделен.
Кубань, Таман к нему с Тавридой приобщен.
Древнейша Киева холмы благославенны,
Там многи чудеса в дни прошлые явленны:
Владимир праведный там веру водворил,
И крест святой в струях Днепровских погрузил.
Там трон сооружен тревечному явился!
Там северной народ законом просветился!
Но естьли праотцев в протекши времена,
Обитель истине явилась создана:
То мы не меньше их днесь радость ощущаем,
В Тавриде вышнему мы храмы созидаем:
В которых пламенем пылающи сердца,
Чтя Матерь Отчества Небесного Отца;
С благоговением усердно величают,
И жертву к горнему престолу возсылают.
Херсон, здесь Кременчуг, Днепр шумный там течет,
Черкаск где Танаис извившись воды льет.
Екатеринославль и Кинбурн со косою,
Стоят осанисто над быстрою водою.
В Тавриде знаемый Кефа, Севастополь,
И знатный меж хребтов, из всех Симферополь.
Среди Казанских год зрим тучныя долины,
На коих выстроен там град ЕКАТЕРИНЫ,
Кизляр невдалеке, а к морю зрим Моздок,
Там Астрахань лежит при Волге на восток.
Кавказски горные соседственны народы,
России платят дань в сии щастливы годы.
Полуденна вся часть с избытком хлеб родит,
Лежаща к северу суха, пуста, без жит.
Исполненна степей по рубежу к Уралу,
Солончаков по ней часть примечают малу:
Всех хлебороднее пригорные места,
До Ембы вся страна безлесна и пуста,
Но если век златой правления продлится,
Со временем страна вся Южна заселится;
И земледельчески приложенны труды,
От стран нам тех дадут, желанные плоды.
http://zavalischin.chat.ru/zemleop.html

  


СТАТИСТИКА