Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Николай Клюев. Великое зрение
от 27.01.07
  
Доклады


Ни экзекуторы, ни крапивное семя из разного рода канцелярских застенков не могут усладить Великое зрение народа в искусстве, пролить чудотворный бальзам красоты на бесчисленные раны родины, а только сам народ - величайший художник, потрясший вселенную красным громом революции

В провинции всегда хотят быть по моде и во чтобы ни стало оригинальными (знай наших), важничают, манерничают, гордятся - филозофией - местного экзекутора и всяческим - галантерейным - обращением, которым сто лет тому назад так восхищался гоголевский Осип. Кажется, там всё знают, ничем не удивишь, а поживешь - и видишь, что нигде так не ошеломляются, как в провинции. И чем же? - Позапрошлогодними столичными модами. Но всего омерзительнее, когда такая ошеломляемость, напялив на себя пышные - френчи - или деловитейшую - кожанку -, начинает понукать музами, воображать себя человеком от искусства, то есть проводником этого искусства в народ - в целях культурного и классового сознания масс -, как модно говорить теперь.
Разумеется, ни одной кожаной и галантерейной голове не домекнуть, что подлинный народ всегда выше моды, что его воротит - наблевать - от - френчей - в алтаре, что народное понимание искусства, - великое зрение -, как бают наши олонецкие мужики-сказители, безмерно, многообразно, глубоко и всегда связано с чудом, с Фаворским светом, - будь это сказание про царища Андриянища или скоморошья веселая дудка.
Крепостное право, разные стоглавые соборы, романовский - фараон - загнали на время истинное народное искусство на лежанку к бабке, к рыбачьему ночному костру, в одиночную думу краснопева-шерстобита, - там оно вспыхивает, как перья жар-птицы, являясь живописной силой в черных мужицких упряжках. - Т-и-и-х, если бы не думка-побасенка, нешто бы я жив был, - вздыхал недавно мой бородач-однодеревенец, которому я посоветовал сходить в Советский театр с целью проверить на нем облагораживающее действие - Женатого Мефистофеля - (или чего-то в этом роде). Оказывается, что мой бородач, к счастью, ничего не слышал и не видел из всего, что происходило на подмостках, а, сидя на плетенном стуле, погружался в свою певучую глубину, весь вечер слагая про себя стихи:
Я от страха добыл огня,
Зажигал свечу полуночную;
Как пришла пОрушка сутёмная,
Собирались ко мне гады клевучие,
Напоследок выползал Большой Змей -
Он жжет и палит пламенем огненным.
Като способен вдуматься в эти строки, для того ясно, что зажженная свеча - это художник, живущий в сердце народном, и что Большим Змеем в данном случае оказался - Женатый Мефистофель -, то есть то вонючее место, которое лишь самое черное невежество и - модный - вкус уездной закулисной накипи может выносить на Великое Народное Зрение как искусство, как некий свет, который должен и во тьме светить.
Неужели русский народ отдает свою кровь ради того, чтобы его душу кормили - волчьей сытью -, смрадной завалью из помойной ямы буржуазных вкусов и пониманий?
Когда видишь на дверях народного театра лист бумаги, оповещающий о - Лёлиной тайне - или о - Большевичке под диваном -, то хочется завыть по-собачьи от горя, унижения и обиды за нашу революцию, за всю Россию, за размазанную сапогом народную красоту. Ни экзекуторы, ни крапивное семя из разного рода канцелярских застенков не могут усладить Великое зрение народа в искусстве, пролить чудотворный бальзам красоты на бесчисленные раны родины, а только сам народ - величайший художник, потрясший вселенную красным громом революции.
Ей, гряди, крепкий и бессмертный!
(Газета Звезда Вытегры, 6 апреля 1919г.)


  


СТАТИСТИКА