Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Владимир Личутин из Часлова. Душа неизъяснимая
от 27.01.07
  
Мысли


 Вы утверждаете, что без крестьянина мы умрем, а чем может спастись деревня? - Это все знают: ее экономически можно спасти в течение биологического цикла - от теленка до коровы, пять лет - и нация будет накормлена, без всяких привозных продуктов. Специалисты некоторые говорят: и три года хватит. Но очень сложно восстановить репродуктивность, количественный состав народа, должна быть какая-то планка - ниже ее опуститься нельзя. Я предполагаю, не меньше 20 миллионов должно быть мужиков, с семьями - 50 - 60 миллионов крестьян в стране. Но это-то восстановить можно быстро - при внимании власти, самое сложное - возродить душу крестьянина, для этого не менее ста лет нужно. Потому что необходимо не просто самих себя воспроизвести, а возродить духовного человека. Что требует череды бесконечной носителей нашей древней культуры, а прервалась цепь - надо вспоминать, что там было, вот и получаются духовные пробелы

Владимир Владимирович Личутин - руский писатель, влесове внуче, родился 13 марта 1940 года в городе Мезень Архангельской области
Владимир Владимирович Личутин - Велесовь внуче
Может, это лишь игра ума, а может, и нечто большее, чем простая забава для пустой растраты времени? Но как любопытно наблюдать за превращениями слов, когда время растягивается в своей протяженности до самых туманных призрачных пределов…
Эх, если бы я с юности задумался над глубиною слова, подпал бы под его власть, очаровался бы им, а не принимал бы, как набор букв, несущих однозначный смысл, постиг бы его воистину божественную сущность, житие Руси предстало бы тогда мне совершенно в ином виде смысле, и самые бы темные страницы национального бытийного свода приоткрылись бы мне. Эх, кабы да кабы…

Вот я смотрю в закуржавленное деревенское окно, на улице зыбятся отроги сугробов, на склонах темно-синие, в овершьях желтоватые, как бы присыпанные солнечной пылью, а с голубого неба слепяще светит заиневелое, какое-то мохнатое с боков Ярило, зеленоватое, в разводьях и рыжих проплешинах, похожее на переросшую репу. Взгляд мой перетекает на оконный переплет, давно требующий замены, потрескавшийся, с трухлявыми пазьями и шипами, стекла держатся в четверти лишь замазкой. Пора рамы менять, иначе избу не нагреть, сколько ни пали дров. Подумалось вдруг: Рама - деревянные створки со стеклами, что вставляются в оконную колоду, куда льется в сумерки жилья небесный, солнечный свет. Но Рама (Вишну) - это герой индо-арийского эпоса Рамаяна. Ра - бог солнца, а в Египте он же и Отец богов. Но богу Ра поклонялись и древние русы - арии, наши древние предки. Река Волга в начале первого тысячелетия называлась Ра, этот корень можно видеть во многих названиях русских рек и полесий: Печера, Мегра, Сура, Сура Поганая, Югра, Урал, Мурома, Мещера, Нарма, Нара, Ростов Великий, Русса, Ижора, Порусса…Это земли русов-ариев. Ма - богиня, Мать-рожаница. Отсюда: мама, мать, матка, материк, мадам, муттер, мамико. Значит рама - это нераздельные Отец-Мать. За этим значением, внешне таким невыразительным, стоят пять тысяч лет иль куда более; одно лишь слово стягивает меж собою, как неразрывной вервью, целые материки и народы: египтян, индийцев, русов…Рама - блок-метафора, праслово, языческий катехизис двубожия, естественно влившийся в православие. И поныне молельники, рано утром после Пасхи, выйдя из церкви на паперть, обращают взгляд на восток и, отыскав благословенное светило, кланяются ему: Здравствуй, Отец наш родимый Иисус Христос!
Ра - солнце, Ар - земля; в одном коротком слове запечатлен весь сакральный смысл русского бытия. Рама (Вишну) - бог света, жизни, плодородия. А Ма-ра? Вроде бы переставлены лишь два слога?..Нет, это поменялась власть во всем сущем. Уже богиня Ма довлеет над Ра, женское над мужским, властвует деловитая Мать-рожаница в ее желании оплодиться иль забрать обратно к себе в лоно. Мара - богиня смерти, от нее рождаются морея, маруха, кикимора, мордка, морилка, морена, хмара, марево, морок, сумерки и все связанное с морозом. Эта двенадцатая иродова дочь, трясавица, старуха с косою наводит порядок в мире, чтобы попустить в мир новую поросль. Солнце скатывается на запад, Мать-сыра земля поглощает его - и тогда приходит ночь, наступает вселенская тьма, все в природе затаивается, затихает, как бы приготовляется к погибели, и человек с душевным томлением, как и все живое, обреченно закрывает глаза, уходит в сон, как в смерть, чтобы с утра, с первым солнечным лучом очнуться для продолжения жизни…
Так веровали дальние наши предки, и свой поклон природе они запечатлели навсегда, запечатали в языке прафилософию, когда наши праотичи жили в поклоне Матери-сырой земле и солнцу - Яриле. Это было еще до бога Вола и бога Сварога. Всё вещественное давно пропало, источилось в нети, в труху, в пыль, но слова-метафоры, эти сгустки метафизической энергии, угодили от огнепоклонников через оконную раму в нашу избу и нисколько не утратили своей силы. Эти слова - символы, не имеют конца; ибо когда придет на землю новый народ, то он ступит на нашу тропу, и пусть ощупкою, но отыщет уже натоптанный след.
Если ехать на поезде через Котлас на Урал, то невольно попадешь на станцию Потьма - столицу советских лагерей. И мало кто, наверное, нынче знает, что в старину Потьмой считалась последняя, низшая область, что находится ниже ада, куда попадает по смерти самый лютый грешник, и откуда уже нет душе возврата; по русским древним представлениям - это самая суровая камера пыток и бесконечных страданий. И однажды потусторонний, мифологический образ вдруг материализовался на земле.
На побережье Карского моря есть поселения Кара и Усть-Кара. Кара - древнейшее русское слово, означает божью кару, немилосердное наказание, муку, темно-гнедой, карий цвет. В Поморье кара - доска для разделки вареной рыбы. Мне представляется в слове Ка-ра древнейший мифологический смысл. Ка - индийская богиня Кали, грозная жена немилостивого Бога Шиви, а Ра - бог солнца. Побережье Карского моря суровое, тундряное, тяжелое для прожитья, где хозяйничают снега, льды и полярная ночь, когда богиня Кали на долгое время побеждает Ярило.
Мне думается, что от Карского моря, до народа Кара-калпаков (черных колпаков) в средней Азии и до черных гор Каратау, и далее в Индию, пусть и призрачно, но проступают следы давно забытого пути переселения русов-ариев и будущих индо-ариев.
Но если поменять местами два слога, то на месте кары возникает Рака - скудельница, драгоценный ларец для мощей православных святых и святителей.
Таков глубинный, перетекаемый многозначный смысл прарусских слов-метафор, в которых заключена наша история
http://glfr.ru/biblioteka/vladimir-lichutin/dusha-neizjasnimaja.html
http://boris-mojaev.narod.ru/index.files/lichytin.htm
http://rubtsov.id.ru/others/lichutin.htm
http://zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/05/592/83.html
http://zavtra.ru/content/view/2005-03-0961/
Ребенок, до появления на свет, долго живет в будущем, как мечта, как замысел, как земная необходимость для продления рода; и хотя эта мечта, увы, может не воплотиться, ребенок-мысль из будущего времени уходит в миф, в грезы, в невоплощенный дух, ибо сама мысль о ребенке - это сгусток неведомой энергии, живущей среди вознесшихся душ…Но вот ребенок из желания и мечтания одевается в плоть, поселяясь в материной утробе, и начинает жить во времени настоящем, реальном, но и в будущем, - его поджидают, как восхода солнца, в его появление на свет вкладывается весь смысл семьи; младенец живет сразу в двух временных пространствах, - он, гость из будущего, причаливает к берегу настоящего времени…И когда он родится, огласит о себе на весь мир радостно-горестным воплем, еще переживая всем естеством тернистый путь, - то он сразу вступает в шеренгу за теми, кто уже прошел, кто впереди, за своим предком, за предыдущими родичами. Родители, умирая, остаются не позади, как часто наивно думается нам, но они уходят вперед, а мы лишь тянемся следом, теряя очертания рода, его лики, а порою и таинственную кровную связь. И если в молодости путы нам надоедны, мы их стараемся сбросить, чтобы предки наконец-то пропали за поворотом, не тревожа и не смущая нашей жизни, то с годами связующая пуповина напрягается до звона, до боли, и это натяжение мы начинаем чувствовать с той же силой, как и при своем рождении. И каждый год остается в прошлом, прошедшем, ушедшем, минувшем времени, но не отставшем, оставшемся позади. Значит, будущее время - время неизжитое, оно не поджидает впереди, но черпается нами из колодца времени, который позади один на всех, пока не родившихся. Полное время было лишь при зачине человечества, и с каждым годом оно убывает в житийном срубце, его становится все меньше и меньше, оно исчерпывается; значит, и вся история, что приключилась с народом, - она впереди, за горизонтом, надо лишь терпеливо, любовно вглядываться за окоем, чтобы узнать судьбу рода, его летопись, а не оборачиваться назад, ибо позади нас шлепают, ползут на четвереньках плаксивые, голосистые младенцы, только вступающие на торную тропу. Будущее время черпается позади, а расходуется по дороге вперед и становится прошедшим…
Если человечество идет по кругу, и первый (Адам) когда-нибудь догонит последнего, народившегося, - то и сольется золотое кольцо жизни; и тогда или все возродятся по желанию Творца (воскресение), либо наступит конец нашей эре, и явится по торному следу новая. Но если время течет по спирали, как движется струя водоворота в омуте, погружаясь до дна и вновь возвращаясь на поверхность, как солнце уходит за горизонт в ночь, то Адам никогда не догонит последнего, а значит, и крайнего никогда не будет, но они пойдут параллельным путем, не пересекаясь; и даже если и увидят друг друга, то не в силах будут приветно пожать руки, и потекут далее в беспамятство, навсегда позабывая друг о друге, как о сородиче.
…Мы тешим себя самолюбием, дескать, и до нас (прежде) жили люди, а значит, были они куда ничтожнее, несовершеннее, убожее. А оказывается, что это мы позади, догоняем со страхом и с надеждою своих ушедших вперед предков, прародителей, просим их зачастую запоздало, чтобы предыдущие нас не позабыли, не покинули, молились за бредущих следом, поддерживали меркнущий дух.
Так где оно, время прошлое, настоящее и будущее? Где живет оно, неслиянное и нераздельное, чтобы поместиться туда без надрыва и душевной смуты? Ведь вся жизнь бренная потрачивается лишь на отыскивание своего места в беспрерывно струящейся шеренге; и надо так суметь встать, чтобы не споткнуться во грехе, ибо упавший будет выброшен идущим следом из золотого кольца в провалище потьмы, в вихорь мрака, на самое его дно, где отсутствует время…
Путешествие в Париж. Бельские просторы, 2006(10)
http://www.hrono.ru/text/2006/lichu10_06.php
Обработно - время свадеб
Последний колдун
Скитальцы
Скитальцы, книга первая
Скитальцы, книга вторая
Раскол. Роман в 3-х книгах: Книга I. Венчание на царство
Раскол. Роман в 3-х книгах: Книга II. Крестный путь
Раскол. Роман в 3-х книгах: Книга III. Вознесение
Вдова Нюра
Крылатая Серафима
Любостай
Миледи Ротман
Фармазон
Это в городе дни быстротечны, ибо человек выпал из природного круга, и сгорают они, как березовая лучина над корытцем, потрескивая и роняя в воду огарки и красноватые рассыпчатые искры.
А в деревне для горожанина дни тянутся долго, как бы заключая в себе целую жизнь, они ткутся несуетно, как пряжа, со своими узелками, шершавинами и шерстяными залипами от неловких старческих пальцев, потиху свиваются на веретено в клубок, но имеют видимый зачин и венец. Городские, попав в деревню, сильно страдают, что день такой бесконечно длинный и некуда себя деть. В этом празднике жизни, уготованном Господом, они видят лишь тризну себе. Несчастные, бежав из деревни, они угодили в добровольный тесный хомут, из которого высвободит лишь сыра земля. Крестьяне же день уходящий жалеют, что он так быстро прикончился и не все еще дела исполнены
Беглец из рая: роман. М.: ИТРК, 2005. 652с. (Роман-газета 2006(2))
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_362.htm
Мне думается, сначала появилась музыка природы: посвист осеннего ветра, шорох листвы под дождем, скрип деревьев, грохот камнепада, разгул грозы, трубный зов мамонта, вой волков. Это же симфония многоголосья и в каждую пору год особенного звучания...В стремлении к небесам, где меж гневных туч метались птицы, древний человек однажды потянулся вверх всем телом, чтобы вернуть утраченные крылья, и, выпрямившись, извлек из груди и выпел первые неверные слова.
Так появилась молитва-песня
Сон золотой: автобиографическая повесть (2008). Роман-газета 2009(3). с.1-112
http://www.modernlib.ru/books/lichutin_vladimir_vladimirovich/
Дивись-гора: очерки, размышления, портреты. М.: Современник, 1986. 283с.
Душа неизъяснимая : размышления о русском народе. М.: Современник, 1989. 493с.
Река любви: повесть. М.: ИТРК, 2010. 343с.
Анархист: (русский характер) - Двина. 2011(1/41). с.25-80
http://writers.aonb.ru/map/mezen/lichutin.htm
http://publ.lib.ru/ARCHIVES/L/LICHUTIN_Vladimir_Vladimirovich/_Lichutin_V.V..html
- Вы утверждаете, что без крестьянина мы умрем, а чем может спастись деревня?
- Это все знают: ее экономически можно спасти в течение биологического цикла - от теленка до коровы, пять лет - и нация будет накормлена, без всяких привозных продуктов. Специалисты некоторые говорят: и три года хватит. Но очень сложно восстановить репродуктивность, количественный состав народа, должна быть какая-то планка - ниже ее опуститься нельзя. Я предполагаю, не меньше 20 миллионов должно быть мужиков, с семьями - 50 - 60 миллионов крестьян в стране. Но это-то восстановить можно быстро - при внимании власти, самое сложное - возродить душу крестьянина, для этого не менее ста лет нужно. Потому что необходимо не просто самих себя воспроизвести, а возродить духовного человека. Что требует череды бесконечной носителей нашей древней культуры, а прервалась цепь - надо вспоминать, что там было, вот и получаются духовные пробелы.
http://patriot-pomor.ru/content/view/690/
Боже мой, да где же оно, это село Зараменье!..Почитай на краю света, на реке Мологе. Черт мерил-мерил да и верёвку оборвал. Наши учёные любители западной коврижки всё родное, исконное, древнее с непостижимой легкостью отдали иль грекам, иль немцам, иль финнам. Дескать, у них-то настоящая, овеянная романтикой, история, а у нас, диких барбаров - беспросветная темень.
Дескать, название Молога явно финское, только неясно, что значит оно. А на самом-то деле это искони русская река Молочная... О том же смысле уведомляют нам Волга, Вологда, Валдай...Волхов (Волга, Волога - молочная, жирная, сметанная река. Отсюда сказочные молочные реки и воложные колобки и шанежки, которые пекли ещё наши матери). Названия возникли ещё в те поры, когда русичи поклонялись богу Волу и Небесной Корове, когда владычили учители-волхвы, это были земли сакральные, святые, намоленные, райские, ибо краше их не было на всём белом свете, на них укоренялось и вырастало племя ругов-русов, постепенно обживая пространства от Чёрного до Сварожского и Белого (молочного, райского) морей...Тогда воде поклонялись, как Духу святому, плодящему, соединяющему мать-сыру землю с Богом Солнцем…Отсюда названия Двина, Дон, Дунай, Днепр, что означает - Дуна-Душа-Дух...). Позднее православные монастыри ставились на коренных русских землях, на поклонных местах, намоленных нашими пращурами, напоенных слезами, потом смердов, оратаев, копорюжников, кощеев...В те досюльные времена финно-угорцы, кочуя по Сибирям, ещё не добрались даже до Оби...
Владимир Личутин из Часлова. Сельский поп - Гвардия русская, те кто по вере остались русскими, те, кто ещё песню помнят, слово русское помнят, обряд, одежду, - не так их много, но и не мало по Руси. Мы замкнулись на себе и потому думаем, что нас мало и потому грустим и тоскуем. А мы должны знать, что мы есть, и вот потому: Слу-шай! Ты вот сейчас приехал ко мне, значит, меня услышал...А ведь, признайся, не хотел ехать-то, а приехал...Значит, потянуло и дело тут не во мне, - батюшка захлёбисто, густо засмеялся, хотя ничего смешного в его словах не было. - Значит и в тебе есть это: Слушай! Главная нынче задача - сдруживаться...Сдруживаться не ради корысти, а чтобы знать о существовании людей общего духа по всей стране. Тут и списков никаких не надо вести, чтобы создать волну русского духа, верно?
http://zavtra.ru/denlit/134/41.html
Вот и прежние боги не отзывисты, нет им до травички земной никакого интереса. Богиня Корова сонно бредет по Млечному Шляху с тяжким выменем, и молоко каплет из сосцов на серебристую дорожную пыль
Владимир Личутин из Часлова. Год девяносто третий
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_452.htm
Мы присутствуем не только на переломе тысячелетий, но мы присутствуем при том редкостном явлении, когда русский народ обретает новое своё лицо, вместе с новой формацией. То есть, идёт не просто мелкий космический ремонт нации, но меняется полностью её обличие. Подобные вещи случались уже в истории, и не раз. С тягостями наше племя выходило из этих неудобств. Потому что можно переменить обличие, но трудно переделать сущность духовную и норов нации, которая уже созрела в тысячелетиях, тем более что речь идёт о русской нации.
Говоря о грядущем, нелишне вспомнить что было у нас. К сожалению, русское племя, может быть, единственное из великих племён, которое почти не помнит своё прошлое. В этом источник главных наших бед и неприятностей.
Русский народ - это один из древнейших народов на планете, а может быть даже и самый древний. Мы - это одна из самых древнейших цивилизаций со своей необычной культурой. Русский народ восходит, по моему понятию, к тем библейским народам и племенам, которые, единственные из немногих, видели самого Бога. Русский народ много блуждал: он совершал кругосветные путешествия по землям, но возвращался в своё лоно. Я считаю, что наше лоно в пределах Сибири и севера Европы, куда мы вернулись после очередного круга блужданий. Но нельзя гарантировать, что нас снова не ждёт этот великий поход по миру. Но это вовсе не говорит о том, что нация кончается или нация кончилась, или нация погрязла в своих нечистотах, или что она готова к умиранию.
Тут в чём заключается парадокс: этот странный народ - его никто не может понять, потому что он многолик. Почему и я говорю о перемене личности. Потому и ни один из философов мира, даже самых виднейших, как они не приступали к идентификации русского народа, не могли понять его сущности. Она эфемерна, в смысле - неуловима, и в тоже время многозначна. Русский народ имеет множество лиц и, как маски, он их периодически меняет. Вот почему с такой лёгкостью горстка русского народа могла сделать многое, да просто творить чудеса! В частности, Дежнёв. На его двух лодках было всего 56 человек. Можете себе представить - 17 век, идти по Северу в крайних неудобствах в неизвестность. Однако его русская кровь гнала его к новым открытиям и присоединению новых земель к русской империи. Не к собственному обогащению, ни корысти ради, ни к славе, а, с точки зрения европейца или азиата, - просто так, ни для чего.
Для того чтобы вступить в полной силе в новое тысячелетие, нужно сначала освободиться от космополитизма, от западничества и признать себя Русскими в полной мере. Это главная задача, это сверхзадача - признать. Мы долго отучались от того, чтобы быть самими собой, мы забывали своё я, своё собственное лицо. Мы долго забывали своё предназначение. Мы чуть было не забыли, что мы русские - мы особое племя, отличное от всех племён
Владимир Личутин из Часлова. Вспомним будущее
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_406.htm
С гибелью деревни исчезает не только ее побыт, не только нравственный скоп, не только праздничный сердечный лад, но и ощутимо мелеет верхний ходовой пласт языка, выпадают из оборота, уходят в нети метафорические ряды, рвутся, отмирают гибкие прежде, паутинные связи меж душами человека и природы, которые обозначаются лишь словом - и больше ничем
Владимир Личутин из Часлова. Слово о бессловесных
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_459.htm
Почему я неотступно, с таким тщанием и усердием любопытствую о русском народе? Ибо я - это волоть из его толщи, едва видимая глазу волокнистая нить из его древесной болони, и потому, размышляя о матери сырой земле, я стараюсь тем самым понять и себя...

Крестьянин - сын солнца, жрец солнца, его слуга, его поклонник. Он получает от светила дозволения и силы, чтобы вырастить пищу, жратву (от слова пожирать, гореть), и снова отдает ее на заклание огню, чтобы питать его, поддерживать силу. Потому крестьянин живет по солнцу, по его коловороту и никогда не сможет выломиться из этого природного распорядка; иначе человечество до времени сойдет в землю. Вольный труд пахаря на вольной земле и творит, пестует его натуру, его обычай, этику и эстетику, оставляя хлебороба до последнего часа язычником, поклонником Солнца и огня (крес - огонь, крест - солнце). Лик солнца, являющийся рано утром на Пасху, - есть явленный образ Христа. И каков бы ни был крестьянин безбожник, и ухарь, и блудня, что и в смертный миг лба не перекрестит, но и тот в глубинной сути своей остается сыном Христа. Отсюда двоеверие, и нет ему конца.
Беда колхозов, что они вырвали крестьянина из природного ритма, сотворили из него подневольного человека, не могущего распоряжаться своим трудом. Пахарь стал на земле наемным, байстрюком, чернорабочим, пролетарием. Социализм по городским чертежам интернационалистов хотел склепать нового безропотного, немого мужика...Но это от самого замысла было затеей безнадежной и безумной. Тяготясь ярма и нелепого безволия (по сути своей барщины), крестьянин, отупевая, стал попивать втихую, часто таясь от жены своей где-нибудь на замежке польца, под копною, когда близко нет бригадира, на лесной делянке, в каптерке мехмастерской, за углом склада. Общее бескрайнее поле по древнему верованию никак не могло стать своим, личным, согреть душу, ибо оно ничье, Божье, бесхозное, отчего вовсе не грех унести из сусека, с гряды, увезти бревно из бора, наловить рыбы в реке, свалить лося в леших ухожьях. Эта наивная отстраненность общего от своего, личного и деревенского (мирского) позволяла с легкостью совершать те проступки, кои и в прошлом веке не могли понять городские судьи и следователи...Нельзя у соседа украсть и клочка сена - это будет воровством, за это примерно накажет мир своей рукою; но почто бы не изъять из большого малое, когда не страдает душа, и Господь попускает, опустив глаза, когда не нарушается дедовский первобытный закон, коему из века подчинялась земляная Русь?
Колхоз пытался ввести новый кодекс чести, написанный государством пролетариев, но он так и не стал тем сводом заповедей, по которому, мудрствуя всяко, пыталась жить деревня. Пролетарский закон не прижился, зато мужик все дальше отстранялся, уходил от земли, забывая природную неписаную науку; но покидал родову свою не в одиночестве, но припрятав поближе к сердцу бутылек...Более сильные натурой укрылись в своем подворье, за высокими воротами на личной усадьбе; скрывшись от чужих глаз, стали пестовать в себе прижимистого хозяина нового времени. Но вот насильно созданные колхозы волею новой власти были рассыпаны, и остались бедные наши крестьяне на юру без прислона над головою, под немилосердной грозою. Закрылись шапчонкой сердешные, потупили взор, притихли пред неведомым, - и ни одного всплеска недовольства по России. Замгнули глаза, сосредоточились в себе, храня последнее тепло...Так проснется ли мужик? - спросите вы меня. Да некуда ему деваться; но сколько долгих лет понадобится, чтобы очнулся он, вспомнил себя забытого во всех житейских малостях. Что сказать: крестьянин пьет все больше от неуверенности, бессмысленности и тоски, затормозив у крайней черты, куда скатываться уже опасно. Колхоз надломил мужика, а новый порядок ростовщиков, менял и процентщиков, снова обманув, пытается внутренний стержень вырвать с корнем, чтобы русская деревня пустилась враспыл, тупой и дикий загул.
Ну а где эти дедовские заветы?...
Владимир Личутин из Часлова. Сны бессловесных
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_460.htm

Я вновь и вновь вспоминаю символику, культовые знаки родного края, что окружали меня с детства - головы оленей и коней на охлупнях крыш, гривастые львы и солнца на фронтонах изб, двухголовые головы на ковшах-братинах, свастики, орлы, звезды, бабы роженицы на кружевах, вышивках, подзорах, рукавицах и носках, глиняные и деревянные Полканы (кентавры), - и предполагаю, что не новгородцы принесли в Поморье священные арийские символы предавнего мира, а это чудь белоглазая - реликт русов, сохранила их, как дар забытых предков. Нам теперь не отыскать присутствия средь нас чуди белоглазой; но мы должны понимать сердечной памятью родства, что это и был самый древний корневой и коренной русский народ Поморья
Владимир Личутин. Чудь белоглазая
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_1263.htm
Владимир Личутин. Дивись-гора. М. Современник, 1986
Древо памяти
Дивись-гора
Красный сокола лёт
Живая деревянная птица
Тепло земли
Жена Седова
Весна пробудит
Душа неизъяснимая
Государственная бабушка
Марфа-поморка
Хранитель большого угла
Кланяйся Архангельску
Несколько страничек из жизни президента
Без вас не мыслю севера
Певец
Я - ваш

  


СТАТИСТИКА