Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Николай Клюев. Письмо А.А. Блоку. Октябрь 1907г. Дер. Желвачёва
от 21.02.07
  
Доклады


Я, крестьянин Николай Клюев, обращаюсь к Вам с просьбой - прочесть мои стихотворения и, если они годны для печати, то потрудитесь их поместить в какой-либо журнал

Александр Александрович!
Я, крестьянин Николай Клюев, обращаюсь к Вам с просьбой - прочесть мои стихотворения и, если они годны для печати, то потрудитесь их поместить в какой-либо журнал. Будте добры - не откажите. Деревня наша глухая, от города далеко, да в нем у меня и нет знакомых, близко стоящих к литературе. Если Вы пожелаете мне отписать, то пишите до 23 октября. Я в этом году призываюсь в солдаты (21 год) и 23 октября последний срок. Конечно, и родные, если меня угонят в солдаты, могут переслать мне Ваше письмо, но хотелось бы получить раньше. Мы, я и мои товарищи, читаем Ваши стихи, они-то и натолкнули меня обратиться к Вам. Один товарищ был в Питере по лесной части и привез сборник Ваших стихов; нам они очень нравятся. Прямо-таки удивление. Читая, чувствуешь, как душа становится вольной, как океан, как волны, как звезды, как пенный след крылатых кораблей. И жаждется чуда прекрасного, как свобода, и грозного, как Страшный Суд...И чудится, что еще миг и сухим песком падет тяготенье веков, счастье не будет загадкой и власть почитанием. Бойцы перевяжут раны и, могучие и прекрасные, в ликующей радости воскликнут: Отныне нет смерти на земле, нужда не постучится в дверь и сомнение в разум. Кончено тленное пресмыкание и грядет Жизнь, жизнь бессмертным и свободным, - как океан, как волны, как звезды, как пенный след крылатых кораблей! -
Бога ради, простите написанное. Я человек малоученый - так понимаю Вас, - и рад, и счастлив возможности передать Вам свое чувствование. Много бы у Вас хотелось спросить - очень тяжело не говорить - прошу Вас, отпишите по возможности скорее, доставте и мне Нечаянную Радость.
Адрес: Олонецкая губ(ерния), Вытегорский уезд, станция Мариинская, деревня Желвачёва - Клюеву.
Остаюсь - Николай Клюев

Я поведую Миру былину

Я поведую Миру былину
Про кручину недавний рассказ.
Мне хотелось бы спеть про кручину,
Чтоб катилися слезы из глаз.
Много в небе лазурно-бездонном
Светлых звезд и лучистых планет -
Много горюшка в сердце народном
Накопилось за тысячу лет!
Сколько листьев в осенние ночи
Перелетные вихри сорвут, -
Столько слез материнские очи
На Руси неповеданно льют!
И не столько скалистых порогов
Громоздится в надречной дали,
Сколько высится мрачных острогов
По раздолью родимой земли!
Ты пропойся про горюшко наше
Ладословная песня звончей;
Степь от солнца вольнее и краше -
От запевки душа удалей.
Кабы птицей душа очутилась,
Буйнокрылою чайкой морской,
Не с надрывным бы стоном кружилась
Над рокочущей гневно волной.
Кабы молодцу шапка повыше, -
Мглистей ночи казалась б бровь...
Чайка-песня бьет крыльями тише
Там, где трупы, застенки и кровь.

Мы любим только то, чему названья нет

Мы любим только то, чему названья нет,
Что, как полунамек, загадочностью мучит:
Отлеты журавлей, в природе ряд примет
Того, что прозревать неведомое учит.

Немолчный жизни звон, как в лабиринте стен,
В пустыне наших душ бездомным эхом бродит;
А время, как корабль под плеск попутных пен,
Плывет, и берегов желанных не находит.

И обращаем мы глаза свои с тоской
К Минувшего Земле - не видя стран грядущих...
...
В старинных зеркалах живет красавиц рой,
Но смерти виден лик в их омутах зовущих.

Немая любовь

Поведай мне, дитя с безбрежными глазами,
С пучиною волос и мраками ресниц,
Не песня ль моря ты, где, вея парусами,
Несутся корабли при всполохах зарниц?

Увы! Созвучий мир, сиянья радуг полный,
Орлиных клекотов и сини берегов,
Постичь не в силах ты душой слепорожденной,
Как в рифмах уловить певучий гул валов.

Ты только взором жжешь, как знойная пустыня,
Далекая стиха прибоям грозовым,
В песчанности твоей затерянной отныне
Я сфинксом становлюсь, жестоким и немым.

Горниста смолк рожок

Горниста смолк рожок...Угрюмые солдаты
На нары твердые ложатся в тесный ряд,
Казарма, как сундук, волшебствами заклятый,
Смолкает, хороня живой, дышащий клад.
И сны, вампиры-сны, к людскому изголовью
Стекаются в тиши незримою толпой,
Румяня бледность щек пылающею кровью,
Под тиканье часов сменяясь чередой.
Казарма спит в бреду, но сон ее опасен,
Как перед бурей тишь зловещая реки, -
Гремучий динамит для подвига припасен,
Для мести без конца отточены штыки.
Чуть только над землей, предтечею рассвета,
Поднимется с низин редеющий туман -
Взовьется в небеса сигнальная ракета,
К восстанью позовет условный барабан.

P.S. Не сможете ли мне сообщить адреса - поэта Леонида Дмитриевича Семенова?
Из письма Н. Клюева - Л.Д. Семенову. 15 июня 1907 г. Дер. Желвачёва
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_37.htm

Вот и лето прошло

Вот и лето прошло, пуст заброшенный сад,
На дорогу открыта калитка.
Из поблекшей травы сквозь сырой листопад
Сиротливо глядит маргаритка.
Чьих-то маленьких ног на дорожке следы
И обрывки письма у крокета.
На скамье позабытый букет резеды -
Это память угасшего лета:
Были грезы и сны, и порывы ума.
Сгибло все под дыханьем ненастья.
Позабытый букет да обрывки письма
Нам с тобою остались от счастья


  


СТАТИСТИКА