Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Вологодская вышивка
от 21.02.07
  
Мысли


Десница Твоя, Господи, прославися в крепости, десная Твоя рука, Господи, сокруши враги и множество славы Твоея стерл еси супостаты

Вологодская вышивка
О чем поет? Поет она свободу: Не изменилась до конца!
***
Мы присутствуем не только на переломе тысячелетий, но мы присутствуем при том редкостном явлении, когда русский народ обретает новое своё лицо, вместе с новой формацией. То есть, идёт не просто мелкий космический ремонт нации, но меняется полностью её обличие. Подобные вещи случались уже в истории, и не раз. С тягостями наше племя выходило из этих неудобств. Потому что можно переменить обличие, но трудно переделать сущность духовную и норов нации, которая уже созрела в тысячелетиях, тем более что речь идёт о русской нации.
Говоря о грядущем, нелишне вспомнить что было у нас. К сожалению, русское племя, может быть, единственное из великих племён, которое почти не помнит своё прошлое. В этом источник главных наших бед и неприятностей.
Русский народ - это один из древнейших народов на планете, а может быть даже и самый древний. Мы - это одна из самых древнейших цивилизаций со своей необычной культурой. Русский народ восходит, по моему понятию, к тем библейским народам и племенам, которые, единственные из немногих, видели самого Бога. Русский народ много блуждал: он совершал кругосветные путешествия по землям, но возвращался в своё лоно. Я считаю, что наше лоно в пределах Сибири и севера Европы, куда мы вернулись после очередного круга блужданий. Но нельзя гарантировать, что нас снова не ждёт этот великий поход по миру. Но это вовсе не говорит о том, что нация кончается или нация кончилась, или нация погрязла в своих нечистотах, или что она готова к умиранию.
Тут в чём заключается парадокс: этот странный народ - его никто не может понять, потому что он многолик. Почему и я говорю о перемене личности. Потому и ни один из философов мира, даже самых виднейших, как они не приступали к идентификации русского народа, не могли понять его сущности. Она эфемерна, в смысле - неуловима, и в тоже время многозначна. Русский народ имеет множество лиц и, как маски, он их периодически меняет. Вот почему с такой лёгкостью горстка русского народа могла сделать многое, да просто творить чудеса! В частности, Дежнёв. На его двух лодках было всего 56 человек. Можете себе представить - XYII век, идти по Северу в крайних неудобствах в неизвестность. Однако его русская кровь гнала его к новым открытиям и присоединению новых земель к русской империи. Не к собственному обогащению, ни корысти ради, ни к славе, а, с точки зрения европейца или азиата, - просто так, ни для чего.
Для того чтобы вступить в полной силе в новое тысячелетие, нужно сначала освободиться от космополитизма, от западничества и признать себя Русскими в полной мере. Это главная задача, это сверхзадача - признать. Мы долго отучались от того, чтобы быть самими собой, мы забывали своё я, своё собственное лицо. Мы долго забывали своё предназначение. Мы чуть было не забыли, что мы русские - мы особое племя, отличное от всех племён.
Начиная с Петра, особенно активно, с нас сдирали русскую кожу и напяливали иностранный кафтан. Я считаю, что Пётр I - одно из величайших зол, обрушившихся на Россию. Не случайно все либералы, все демократы с неизбывным сладострастным чувством орден Петра прилепливают себе на грудь. Либералы, демократы, космополиты, западники, социалисты всех мастей и т.д. и т.д., под пение интернационала пришпиливают себе значок Петра Первого - ведь это не случайно. Ведь он, на мой взгляд, масон и один из главных губителей России.
Вступая в новое время, надо было бы освободится. Но мы не освободились. Поэтому нам предстоит огромная работа, по воспоминанию самих себя. Это самая сложная работа - вспомнить самих себя! То есть, надо идти вперёд, оглядываясь назад. Это трудно, но это самое необходимое. Наша нация должна учится на примерах прошлого и не совершать одних и тех же ошибок дважды. Оппоненты высмеивают нас - идти вперёд лицом назад. Но только тогда ты не будешь делать глупости, ты будешь ощупывать каждый шаг, ты будешь жить родичами своими, потому что племя живёт только своими родичами, поклоном родичам. Надо завидовать не молодым, - завидовать старшим, тем, кто прожил. Из зависти к предкам, поклонения предкам, уважения к ним вырастает современное и, главное, будущее здравствование народа. Это самое главное, и этому мешает интернационализм.
Интернационализм, космополитизм, западничество, либерализм - это почти одно и тоже - все они вышли из одной кастрюли с масонской похлёбкой. Там всё это было густо покрошено, густо поварено, поболтано, но всё это вышло из одного котелка.
Когда мы вошли в XXI век, мы поняли главный Азъ существования - нельзя никого догонять. Это была одной из существенных ошибок последних ста лет - мы всё время пытались кого-то догнать, и этим перестраивали свою жизнь под систему координат наших оппонентов. Надо жить по своему ритму, по своим обычаям, никуда не спеша. Жизнь не кончается завтра.
Помните при Горбачёве нас уверяли - промедление смерти подобно - нам год остался, мы погибнем и рухнем -, помните? При Ельцине - нам год остался, нам надо спешить -. При Хрущёве - догоним и перегоним Америку -. Нас вогнали в непонятный стайерский бег, в бесконечный марафон, где нам навязали, что мы должны кого-то догонять. Но на бегу человек ни чего не соображает, им легко управлять. Человек бежит по проложенной кем-то дороге, вдоль расставленных кем-то флажков, не замечая, что дорога уже свернула, и он бежит в противоположную сторону. На бегу, человек не может задуматься над простыми, но и главными вопросами - куда?, зачем?, и для чего? На бегу, человек не осознаёт своей задачи существования и своих идейных задач, которые даются ему Богом от самого рождения. Вот посмотрите, сколько женщин живут всё время, откладывая на потом выполнение главной своей функции - рождение дитя. Не понимая, что это потом никогда не наступит. Всё время на бегу, они занимаются чем угодно, только не главным своим Богом данным предназначением.
Человек рождается не для того, чтобы бежать. Человек бегущий ничего не созидает. Он не создаёт потомство, он не создаёт этику и эстетику нации. Он бежит и у него одна мысль - как бы не упасть в этом беге и как бы не задохнуться от недостатка воздуха.
В третьем тысячелетии мы должны жить с мыслью, что мы племя необыкновенное, должны жить своими задачами, своей историей, своим прошлым, и мы не должны никого догонять, потому что не будет конца этой погони.
Пусть вооружаются. Если мы не имеем этого вооружения - слава Богу! Мы создадим, вульгарно выражаясь, одну пушку или какую-то одну особую бомбу и на этом остановиться. Такое оружие, что бы одним выстрелом или залпом полностью уничтожает врага. Учитывая запас прочности этого неведомого снаряда, например 15 лет, мы на это время, обезопасив себя, не будим ввязываться в гонку вооружений, а потом создадим ещё одну такую же, но ещё мощнее и обезопасим себя на следующие 15 лет. В военной технике и в обороне нас тоже всегда втягивают в погоню, сбивая наше дыхание. А наш ритм, ритм наших просторов - это медленная поступь эволюции. А всякий бег - технический, духовный или экономический - это различные формы революции. А революции, особенно революции духовные, лишь приближают погибель человечества. И если мы не откажемся от подобного прогресса, мы добровольно отдадим себя на заклание, приблизив гибель всего сущего. Такой прогресс, навязанный либералами, космополитами и прогрессистами, - это самая изощрённая форма смерти всех.
Глобализация - это полная механизация, автоматизация, компьютеризация Жизни. И при всеобщей механизации и автоматизации жизни наступит смерть человечества. Но прежде наступит его несвобода. Я уверен - ускоренная прогрессизация жизни это гибель нашей цивилизации.
Порог тысячелетий мы переступили с грузом мировых забот, но и с множеством надежд. Одна из таких надежд - это рост национального сознания и рост национализма. Национализм - это есть защита от напора мирового зла, от мирового капитала, который пытается уничтожить человека как вид, нацию как цветок, племя как прекрасное создание Божье, и превратить людей в бетонную массу человеческой пыли.
Не только русский, но и малые народы будут препятствовать т.н. Золотому миллиарду, который хочет хорошо жить, а всех остальных превратить в рабов, или просто уничтожить. Я считаю, что будет огромная вспышка национальной борьбы, усилится противостояние Запада и Востока, Арабского мира и Америки, чёрных и белых, жёлтых и смуглых, белых и жёлтых. Начнётся заваруха между метисами и мулатами, белыми. Начнётся новая переделка мира, потому что много в мире наплодилось и выросло, - как бы это сказать, - некоренных народов, неоднокровных, смешанных кровей. А люди смешанных кровей несут в себе запал разрушения. Смешанные крови борются в них, в этих людях, и эта кровь взывает к разрушению. И в этой области, именно в крови, произойдёт битва. Без этого никак не обойтись. Кто-то, конечно, победит и задача - уцелеть в этом гигантском ристалище.
У нас тоже, я считаю, пойдёт это незатихающее межвидовое сражение. Если не будет у нас лидера, если не будет русского национального диктатора, то конфликт с Кавказом перетечёт постепенно на Волгу, и начнётся разделение России. Но я не пророк, я не говорю, что именно так и будет, но ощущения у меня такие есть. Мы движемся здесь из худа в худо. Путин человек настолько неопределённый, человек необъявленный и неявленный, скрытый и туманный, что он не даёт никаких надежд, что всё в стране образумиться и русский человек станет хозяином на русской земле.
Наш русский национальный диктатор должен быть православным. Я считаю, что только православный человек может спасти ситуацию. Спасти не только Россию, но и спасти весь мир. Никаких других сигналов из занебесья или с пространств Руси, что Россия может пойти по какому-то иному пути, пока нет.
Продлится также, может быть невидимое, может быть в будущем и явленное сражение между евреями и русскими. Это отклик революции 1991-93 годов. Слишком нагло, напористо и цинично взята была власть, и русский народ с жёстким цинизмом был объявлен быдлом и отторгнут на задворки истории. Русский народ не будет терпеть того, что он задвинут к помойной яме и кучи с отбросами. Эта проблема останется злободневной.
Экономических посылов к улучшению, к росту и чрёвному удовольствию нет. Чрёвного удовольствия мы не получим, и, думаю, что будем мучиться довольно долго. Земля замирает, земля погибает, деревни запустели, и что бы возродиться нам нужно начать полностью переделку в головах своих. И понять, наконец, что народ - это те люди, которые живут на земле. А такие люди иссякают, но ведь именно они необходимы нации. Городские из поколения в поколение чахнут, невежественнеют, дичают, не рожают, т.е. вымирают. Природный, талантливый слой генетический, соскоблен за последнее столетие, и вряд ли стоит ждать нового урожая с этой пашни. Оттуда нельзя ждать и прироста. Вспомните, например, 20-30-ые годы генералы, академики, писатели - они все пришли из деревни. Это показатель тогдашнего генетического богатства русского народа. Увы! От жителей современных городов подобного ждать нельзя. Поэтому необходима колоссальнейшая реформа деревни. Надо признать деревню сущностью русского государства, главным телом, ядром нации. Нам предстоит огромная работа по возделке деревни, по возделке земли. Только от деревни может начаться возврат к величию России.
Здесь снова нам противостоит прогрессизм с глобализацией, с их страстным желанием перемешать все народы в урбанизационных котлах. Нельзя уничтожить в человеке видовое и родовое. Бог мог создать, например, только одних негров и заселить ими всю землю. Они бы были рассеяны по всей планете, были бы одни негры, и никакой межвидовой и межнациональной борьбы не было бы. Но Богу было угодно, что бы были созданы многие сотни народов. Этим украшается и продлевается человеческая жизнь, и она в себе несёт заряд эмоциональный, и духовный, и интеллектуальный. Но не только. Это богатство народов, межвидовое различие, залог того, что человечество не кончится. Потому что если бы на Земле был только один народ, то он мог бы вымереть внезапно, в один миг, от какого-нибудь химерического микроба, от всплеска одной лишь болезни. Потому что один вид может свести на нет одна какая-нибудь зараза. А в многообразии рас и наций, что бы уничтожить человечество, каждой крови нужна своя зараза. Поэтому мы и живы до сих пор, - очень трудно извести все племена Земли. А вот глобализация - это превращение мира в один скотный двор, где все будут подобно коровам поставлены в стойло, привязаны цепью к своим кормушкам и водопойням. Глобализация бьёт в самую сердцевину человеческого предназначения - сохранить своё Я, свою сущность. Ненцы, якуты, кагиры, ниткхи, коряки, даже самые малые племена живущие в России и насчитывающие всего по 500 человек - они тоже хотят жить. Жить в вечности. Жить сохранив индивидуальность. А вот задача этой глобализации - превращение человеческого сообщества в один сталактит или одну глыбу, предусматривает смерть этим племенам. Они будут или стёрты в порошок, или заморожены, а их семя - разве что сохраниться в пробирке для будущего смешения.
Я думаю, что большего абсурда, большего вызова Богу нельзя даже и придумать. Это самый большой вызов мироустройству - уничтожение племенных видов. Это означает, что сатанисты очень глубоко взяли власть - в Европе и Америке, - числя себя католиками, протестантами или даже православными, на самом деле они полностью отдали себя во власть Сатане. Вот каково моё понимание глобализации.
Многие говорят, что достаточно накормить людей, и они начнут плодиться. Другие говорят: достаточно возбудить национальный дух и люди начнут плодиться. Здесь двоякое понимание.
На Севере у нас, я помню - не так уж густо жили до революции. Тяжело же - Север крайний. Ну там коровёнка какая, земелька, пахотных-то не было. Но в семьях - по 20-25 детей. Конечно, не все выживали. Ну, 10 выживало, ну 6 из 20-ти. Но выжившие жили до 80 лет не чихнув ни разу. То есть, к чему я это говорю, не обязательны богатства. После Войны - тоже: было очень бедно, нищета даже. Знаете: такая нищета была - упаси Господи! Но люди плодились. Почему? - они хотели после себя оставить потомство. Или вон - в Африке - плодятся тоже племена. Вроде в бесхлебье полном, в безводье. Показывают нам - дети одни кости обтянутые кожей. Но плодятся. Это и есть признак национального желания и даже национальной одержимости - оставить себя в веках. Да, кости, кожа; да, мы подыхаем в бесхлебье, в безводье; но мы будем неустанно плодиться, плодиться и плодиться, и пусть из миллиона останется сто человек! Вот так количество перерастает в качество: сто самых крепких, самых приспособленных к жизни детей выживших из миллиона - их потом не одна зараза не возьмёт, ни одна болезнь. Вот такой парадокс - смерть порождает сверхжизнь.
И мы будем плодиться, несмотря на протесты ООН и ЮНЕСКО и других международных глобализаторских организаций. И мы, наша нация, уцелеет, несмотря на ваши танки, пушки, ваши деньги и атомные бомбы, несмотря на ваши лживые телевизоры, которые убеждают нас отказаться от рождения детей. Мы будем плодиться, плодиться и плодиться!
Вот это утверждение по Духу, понимаете?
И русская нация тоже плодилась бы и сейчас, но нужно создать ей идеал. Не так важен сейчас даже хлеб, но нужно возбудить Дух. Ведь, в первую очередь, важно знать для чего плодиться. Позабыто отеческое. Позабыто, что деньги даются нищих ради. Позабыто, что человек живёт для того, чтобы оставить после себя потомство. Эти заповеди забыты, и нация разрушается на наших глазах. У нации нет духовного пути, по которому двигаться и ради чего мучиться рожая детей и их выращивая. Ведь не так просто дитя родить и вырастить - это большой труд. Человек должен знать ради чего всё это.
Ведь раньше как: всё шли бабы, бабы, бабы; девка по девке рождались. А крестьянская семья-то: пашня, тяжёлая жизнь, хомут тяжёлый, тащить надо. И в семье парня ждали. Девки на выдане - кормишь их кормишь, а они шасть да уйдут в другую семью. А на земле нужно работать. Вот мужик и мастерил девку по девке - ждал парня. Парень родился - мужик вроде и успокоился - уже работник!
Должна быть какая-то задача рожать. А сейчас ведь у баб нет задачи рожать. Что рожать? Смысл какой? Они говорят, - что в нищету рожать? В дикость? Чтоб они пошли, курили марихуану? Кололи себя наркотиками? Валялись в подъездах? Для чего их рожать-то? Или что бы их убивали бессмысленно где-то в чужих землях?
Те, кто рожает сейчас - все наши женщины - они духовно слабы. Не физически, хотя и это тоже, но, в первую очередь, - духовно. Эта бесконечная атака телевидения, внушающая женщинам духовную ущербность и настоящее безумие. Ведь это безумие: 15 тысяч погибших в Афганистане за 15 лет войны - они считают это чудовищным, в то время как в мирных городах на улицах гибнет по 200 тысяч в год. А смерть-то она везде одинакова. Но там-то, в Афганистане или Чечне, там-то смерть зато ради Отечества. Эта смерть обществом благословенная, это Церковью благословенная смерть - ради Отечества. А 200 тысяч в авариях на дорогах в городах - эта смерть бессмысленная.
Ещё 50 тысяч убитых в разборках, закапывают в землю. А ведь это всё - новые русские, бандиты - это цвет племени русского, это сильные парни, мощные, которые могли бы продолжить род. А они не рожают ведь, парни молодые не оставляют после себя детей. Да хрен с ним с интеллигентом, - интеллигенты и раньше не рожали шибко. Они уже настолько слабы, слабы кровью своей, изъязвлены душой, что они и стоящего-то не родят! Но погибают-то парни в мощи в телесной, во плоти. Я считаю, что это зерно нации и соль нации, - те, кого интеллигенты презрительно называют бритоголовыми. Эти в широких штанах, в блузах, в кашне, и с золотыми зубами и золотыми цепями на шее; с металлическим блеском в глазах! Новые русские - они действительно были новыми - кровь с молоком! Это родящие силы нации. Они должны были плодить народ. Они-то, в сущности, неплохие парни, они рождались-то матерями для хорошего дела. Это вот это поганое общество их испортило и бросило на путь разврата и убийства. Поэтому, как только эта либеральная вакханалия прекратиться, они, эти 200 тысяч парней, которых убивают ежегодно, они заведут семьи и будут плодиться - очень хорошо. Но надо создать условия, надо чтобы пришла нормальная русская власть. Ведь так мало надо - русскую власть! И всё начнётся.
Ведь 200 тысяч в год будет родиться - здоровых, крепких. 200 тысяч сразу! А сейчас? Уже больше чем 10 лет, 200 тысяч в год, в разборках и на дорогах, - сколько уже миллионов мы потеряли закопанных в землю? А сколько нерождённых детей, оборвавшихся родов? Это ж минимум 5000000 детей не рождено из-за реформ. Хороших детишек, крепких, сильных, жизнеспособных. Красивых…Они все - парни, новые русские - вишь какие красивые ходят: крупные, широкоплечие, глазастые! Ведь мы теряем, если уже не потеряли, цвет нации. И по уму, и по характеру, по мощи. Они же все характерные люди, т.н. крутые! Они не боятся смерти, презирающие смерть, решительные, головастые! Практически идеальные! Душа у них не развита, но характером они идеальны. Мне жаль, что многие из них погибли и погибают. А как матерей их жалко, что они их зря растили, что сыновья род не продолжили! Если б хотя бы в Чечне, да за благое дело, раз уж всё равно погибать...Если б хотя бы они погибли, прикончив из этих наверху сидящих вершителей судеб хоть одного…Вот в чём дело-то…
Сила народа - в умении вести войну. Народ долго не имевший войн - он погибает. Он превращается в исторический мировой навоз. Достаточно посмотреть на Европейские народы, которые долго не воевали - они не способны жить. Они живут за счёт тех народов, которые умеют воевать. Достаточно посмотреть на последнюю Германскую войну. Если бы не Россия - все европейские народы были бы обречены на вымирание, или на жалкое прозябание на подмостках истории. Польша сдалась за 15 дней. Чехословакия, имевшая огромный экономический потенциал, сдалась за неделю. Франция, превосходящая Германию по вооружению и по численности, и в экономической сфере, продержалась полтора месяца. Ни одного народа не нашлось в Европе которые могли бы сопротивляться немцам. Т.е. в сороковых годах они превратились в беспомощных агнцев, готовых для заклания. Они так далеко ушли к тому времени из истории, что они сами уже историю создавать не могут. Хотя они делают вид, что они необыкновенный народ, и т.п. Проиграв немцам с такой лёгкостью в войне, они сошли с подмостков мировой истории. 30-40 тысяч французских партизан - это ничтожная цифра. Европейцы показали тогда, что европейских наций больше нет. Нация создаёт и пестует себя только в войнах.
Хотя войны, конечно, грязное дело. Действительно грязное, ужасное дело. Но нация духовно пестуется только в войнах. Кроме того, войнами возбуждается экономика государства: что бы победить в войне, промышленность начинает стремительно расти.
Чеченская война…Чеченская война, если не принимать во внимание инфантильную атаку телевидения, принесла нам гораздо больше пользы, чем вреда. Потому что там выпестовался целый отряд русских молодчиков, - молодцев, ратников. Через Чечню - миллион, полтора миллиона ребят уже прошло. Эти ребята, которые способны держать оружие, стрелять; умеющие ценить жизнь; узнавшие Бога. Конечно, есть жертвы. Но жертв гораздо меньше, чем от наркотиков или ДТП.
Чеченцы считают, что мы им ярмо. А мы считаем, что мы им благодать. И мы верно считаем: не было бы России, никакой Чечни уже давно не было бы. Это была бы какая-то жалкая кучка абреков, живущая в пещерах, похищающих чужой скот. Их бы вечно пинали и гнали по задворкам, из земли в землю. Мы их спасли, как спасли в своё время эстонцев, спасли латышей и литовцев. Они нам, русским, должны ставить памятники - мы их спасли, как сотни других народов, от полного уничтожения с лица Земли. Они этого не понимают, у них очень короткая историческая память. К ним двоякое отношение - мне их очень жалко, я ими восхищаюсь, и мне их жалко в тоже время. Они не понимают своей исторической судьбы. Они сами просят сапога под зад со своей воинственностью. А когда получают пинка, начинают плакать и визжать на весь мир. Дорогой мой, если ты идёшь в штыковую атаку - плакать поздно. Или погибни или воюй, а чего плакать?! К кому взывать - ты вызвал сам на себя все гневы - гнев Бога, гнев близких. Борись со всем и побежай или умирай. А они хотят победить, что бы им всё это досталось даром. И плачат, и молят, и вымаливают милости - вот этим они, конечно, …
Вот эта война - ранит сердце. Наших солдат жалко. Я понимаю - у женщины один сын - он погибает в Чечне. Жалко, что власть эта - она идиотская: она же должна понимать психологию нации и заповеди Божьи - ну если один сын у матери, - не бери, оставь ей сына. У всех матерей по одному сыну? - так сделай так, что б рожали по 6-7 детей, а прежде - не начинай войну! Всегда по-христиански так было: на войну бери третьего сына, четвёртого, не бери первого. Матери, конечно, жалко даже и сотого. Но когда отнимают единственного - это незаживающая рана, незаживающая язва в душе женщины, которая вырастила единственного сына. Ей уже 50 лет, если сыну 18-20, второго она уже не родит, и до конца дней уже останется одинокой. Эта не та война - освободительная, где можно жертвовать последним своим сыном. Это антитеррористическая операция. И когда на ней убивают единственного сына у матери - это геноцид, и геноцид именно русского народа.
Дальше, если затеял войну - должны быть все равны. Сын маршала, сын полковника, сын министра, сын колхозницы, сын инженера, сын еврея, сын русского - они все должны одинаково пойти в армию. Все кто должен служить - должен служить. Независимо из какой ты семьи, какого ты ранжира, какого образования - должен выслужиться и стать мужчиной, стать мужиком. В этом не прелесть, но школа войны - в том, что война помогает стать настоящими мужиками.
Не столько страшны выстрелы, сколько сам быт войны - окопы, зловония, холод, голод, ожидание - вот он ад войны. Как говорят философы - не страшна смерть, а страшно её ожидание. Ты не узнаешь смерть: раз, и тебя нету. Ожидание смерти - вот это страшно действительно. Русские парни прошедшие через всё это, проходят тем самым огромную школу мужания. И их мужание - это мужание всей нации.
Я не думаю, что люди, пришедшие с войны, вызверяются, как нам внушают это по телевизору. Люди, прошедшие войну, не звери и не дебилы. Это либеральное, космополитическое общество дебильное в сути своей, а солдат пришедший с войны - он-то как раз нормальный человек в этой клоаке зверей и дебилов. Общество ненормально, а солдат нормален, и поэтому общество не принимает его, отталкивает его, даже высмеивает его, и вообще агрессивно ведёт себя по отношению к нему. А ведь он, солдат - герой, который защищал это самое общество. Почему же общество столь не справедливо, не благодарно к солдату? Да потому что, как я уже говорил, общество без войны гниёт. Поэтому война, раз уж она началась, должна касаться всех. Или, в противном случае, и не стоит начинать войну.
Поэтому и в Чечне - это не война. Зря, специально, приклеили этому конфликту термин - война. Война предусматривает, как минимум, военное положение. Это суровые законы войны. Это значит полное интернирование всех чеченов, живущих в России. Если настоящая война - то первое что делается: интернирование всех чеченцев живущих в Москве по весям. Их забирают и выселяют в особые режимные зоны, как делали всегда во всём мире: в Англии ли, в Америке ли, во Франции, в Японии, в Китае - везде. Это первое. Второе - военное положение. Законы военного положения очень строги. Третье: если это война, при захвате чужой территории - бомбардировки. Если это война - то нет мирных жителей, там нет чего спасать, - бомбят всё подряд, уничтожают, сравнивают с землёй. Такие условия войны. Но этот принцип войны не был соблюдён. Значит, - это не война. Это наведение гражданского, государственного порядка суровыми методами. Неадекватными даже может быть методами. Но это совсем другое. Неадекватные методы растягивают этот конфликт на долгие годы. Если это война - то объявляется комендантский час - с шести вечера - расстрел, если появишься там. Выстрелили из этого дома, - снести участок километр на километр. Один бы раз снесли, целый квартал из-за одного выстрела, в другой раз уже не стали бы стрелять. Но это условия войны. Там есть противник.
Но у нас войны не может быть, потому что чеченец нам не противник. Чеченцы - это жители России. Такие же граждане России, поэтому, когда СМИ объявили, что это война - внесли сумятицу в души человеческие. Внутри одного государства противника не может быть, поэтому и не может быть войны. Это антитеррористическая операция, полицейская операция.
Чечены это люди бесконечной мести. У таких племён никогда не бывает милости. Надо всё заново строить в Чечне, восстанавливать, приветить, утешить - гигантские деньги, конечно, но что делать? Но в гурте, в скопе, с возбуждённой ненавистью нам никогда их уже не преклонить под милость свою. Они никогда не будут нас уважать. Они скорее будут Сталина любить беззаветной любовью, а нас продолжат ненавидеть, потому что они уважают в первую очередь силу. Но даже дело не в этом. Мы отрезали им свободу, а взамен не показали им пути жизни. Они видят ту несчастную юдоль в которую погружена Россия. И что по этому пути им идти, по этому несчастью? По полностью запущенной земле? Куда, на какие ориентиры им смотреть? В какие окна, на какое солнышко им взглянуть? Мрак! Полный!
Сейчас я был на Валдае - полный мрак, полное запустение деревень. Чеченцам что, брать это в пример?! Даже если им всё разрушенное отстроят, они скажут: у нас нет никакого будущего - вы сами живёте в руинах. При Царе, когда присмирили Чечню, повезли их лидера - Шамиля, на поезде через всю Россию, показали ему державу, показали как будет жить их племя, показали путь. А сейчас, что им показать?
Раз в сотню лет русские вступают в большую войну. В ХХ веке - с немцами, раньше - с французами, с турками, с хазарами. Сейчас наступил новый век. Конечно, лучше не воевать, но пока существует человечество - без войн не обойтись, как бы это было не тяжело. Раньше ещё были эпидемии - оспы, чумы, холеры и т.д. Эти эпидемии выкашивали миллионы людей. Как плохи эпидемии и войны, это настоящее несчастье. А, тем не менее, отношение к ним двояко: они выкашивали в первую очередь слабых людей. Сильные выживали, пусть даже это будет один из миллиона. Человечество совершенствовалось качественно, и при этом не оно не превышало каких-то особых размеров. Для хорошей нормальной жизни в мире, нужен был миллиард жителей на планете. Человечество долго не могло перейти порог этого миллиарда - эпидемии выкашивали, приводили население в норму.
Как в природе - если наплодиться очень много лис, то лисы вымирают. Или много глухарей и нет корма. Глухари умирают, а если будет много корма, они снова рождаются - определённое количество должно быть птиц. Так вот говорят: эпидемия - плохо, но эпидемии несут защитную функцию человечества.
Так же и война. Мы незнаем - это плохо или хорошо. С одной стороны - плохо. Но представьте себе если не будет вообще войн, что будет тогда. Мы Мальтуса проклинали, а Мальтус был прав. Если бы сейчас уже было 15 миллиардов населения, или 20? Сейчас уже ели бы траву, синтетику и стиральный порошок. Мы все против войны, все против. Никто не хочет войны. Но природа человеческая не может создать иных условий, при которых не было бы войны.
Прогрессисты ужесточили войну. Прогрессисты уничтожили эпидемии - это был большой минус. Не плюс, не завоевание, как все говорят, - это был минус. Природный закон был разрушен. И второе, они, прогрессисты, ускорили уничтожение человечества, созданием всякого ухищрённого вооружения. Вооружение потеряло функцию защиты.
Владимир Личутин из Часлова. Вспомним будущее (Интервью с Владимиром Владимировичем было записано на изломе тысячелетий. Известному писателю и общественному деятелю был задан один вопрос: какой будет Россия в начале нового века? Монолог писателя длился до тех пор, пока в диктофоне не закончилась полутрочасовая кассета. Поэтому интервью заканчивается как бы на полуслове: просто кассета кончилась)
http://kraizemli.narod.ru/lichytin.html
Владимир Личутин из Часлова. Душа неизъяснимая
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_375.htm

  


СТАТИСТИКА