Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Песни Кубани
от 25.02.07
  
Самоорганизация


Ай вай, вай, вай, иде была? Ай вай, вай, вай, коней стерегла Коней стерегла, чеж ты выстерегла? Коня с седлом А где ж твой конь? - За вратами стоить А где ворота? - Вода унесла А где вода? - Быки выпили А где быки? - На луг ушли

Тыхо, тыхо Дунай воду нэсэ

Тыхо, тыхо Дунай воду нэсэ
А щэ тыхшэ дивка косу чэшэ.
Вона чэшэ та й на Дунай нэсэ:
Плывы, косо, тыхо за водою
Плывы, косо, тыхо за водою
А я пиду услид за тобою!
Прыплывэмо к зэлэному лугу
Скажу тоби всю свою прытугу. -
В тэмним лузи явир зэлэнэнькый
Пид явором конык воронэнькый.
Пид явором конык воронэнькый
На коныку козак молодэнькый.
Сыдыть соби на скрыпочку грае
Струна струни стыха промовляе:
Нэма краю тыхому Дунаю
Нэма впыну вдовыному сыну.
Нэма впыну вдовыному сыну
Що звив з ума молоду дивчыну

А в поли могыла

Сэдыть козак на могыли
Тай думку думае
На Украйину поглядае
Тяжэнько вздыхае.
Ани витэр нэ вие
Ни Сонцьэ нэ грие
Ено крайом, край Дунаю
Трава зэлэние.
А в поли (высока) могыла
З витром говорыла
По(нэ)вий витэр буйнэсэнькый
Шо б я(щобым) нэ змарнила (чорнила).
Що б я нэ чорнила
Щоб я нэ марнила
Щоб по мини трава росла
Та й щэй зэлэнила.
И витэр нэ вие
Сонцьэ допикае
Мэнэ дивча, як калына
Квитом прыкрывае.
Квитом прыкрывае
И росыть сльозамы
Мылый в той могыли; квиты
Тай буду я з вамы.
И витэр нэ вие
Сонэчко нэ грие
Тильки в поли край дорогы
Травка зэлэние.
А у поли ричка
Чэрэз ричку кладка
Нэ покыдай козачэнько
Риднэнького батька.
Як батька покынэш
Сам жэ ты загынэш
Ричэнькамы быстрэнькымы
В чужый край заплынэш.
Ой, бодай жэ ты, ричко
Рыбы нэ плодыла
Як ты ж мэнэ молодого
З родом розлучила.
Ой, бодай жэ ты, ричко
Кушырьом (шуваром) заросла
Як ты ж мэнэ молодого
На той свит (в чужый край) (за Дунай) занэсла.
Сызый соловэйко
Сыдыть на дубочку,
Схылыв, склоныв головочку
Нызэнько до долочку.
Маты сына клычэ
Из корчмы до дому:
Иды, сыну, до домоньку,
Бо пропьеш худобоньку. -
Я и сам, маты, бачу,
Що худобу трачу:
За чаркамы, за пляшкамы
Я свита нэ бачу

Ой, у лузи, та щэ й пры бэрэзи

Ой, у лузи та щэ й пры бэрэзи
Чэрвона калына
Породыла молода дивчина
Хорошого сына.
Ой, дэ ж вона його породыла
В зэлэний дуброви
Та й нэ дала тому казакови
Ни щастя, ни доли.
Та й нэ дала тому казакови
Ни щастя, ни доли
Тилькы дала тому казакови
Билэ лычко, чорни бровы.
Було б тоби, моя ридна маты
Цих брив нэ даваты
Було б тоби, моя ридна маты
Щастя й долю даты.
Нэ розвывайся, ты, сухый дубэ
Завтра мороз будэ
Нэ убырайся, молодый козачэ
Завтра похид будэ.
Я морозу та щэ й нэ боюся
Зараз розивьюся
Я походу та щэ й нэ боюся
Зараз убыруся.
Ой, розвывся в поли пры дорози
Та дуб зэлэнэнькый
Ой, одйихав, гэй та с Украйины
Козак молодэнькый.
Выйиждавшы та й шапочку знявшы
Нызэнько вклонывся
Прощай, прощай, громадонько
Можэ з ким сварывся.
Та и пишлы наши козачэнькы
Та за крути горы
Тилько выдно шапочкы вэршэчкы
З парада шнурочкы.
Ой, вы, галкы, галкы чорнокрылкы (сызокрылкы)
Круту гору вкрылы
Ой, вы хлопци, хлопци запорожци
Що ж вы, що ж вы наробылы?
Ой, вы, галкы, галкы-галынята
Пиднымитьця в гору
Ой, вы хлопци, хлопци запорожци
Вэрны…вэрнытьця до дому.
Ой, ради б мы, мы галкы пидняться
Туман налягае
Ой, ради б мы, тай ради вэрнутьця
Гэтьман, гэтьман нэ пускае.
Ой, нэ так нэ так сам гэтьман
Як гэтьманова маты
Хочэ з намы, з намы козакамы
Турка звоюваты.
Вона ж турка, турка нэ звоюе
Тилькы роздратуе
Тилькы ж намы, намы козакамы
Орлив, орлив нагодуе.
А мы ж його, його нэ звоюем
Тилькы роздратуем
Тилькы намы, намы козакамы
Дунай, Дунай загордуем .
Ой, вжэ галкы, галкы-чорнокрылкы
Усэ полэ вкрылы
Ой, вжэ ж хлопци, хлопци-запорожци
Жалю, жалю наробылы

Ой, за гайом, гайом

Ой, за гайом, гайом, гайом зэлэнэнькым
Там орала дивчинонька волыком чэрнэнькым.
Орала, орала, нэ вмила гукаты
Та й аняла козачэнька на скрыпочку граты.
Козачэнько грае, бровамы моргае
Врагы (каты) його батька знають на що вин моргае.
Чи на мойи волы, ой, чи на коровы
Чи на мое билэ лычко, чи на чорни бровы.
Волы та коровы вси повыздыхають
Билэ лычко чорни бровы повик нэ злыняють.
Чорни бровы маю, та й нэ ожэнюся
Хиба пиду до ричэнькы, з жалю утоплюся.
Нэ топысь, козачэ, бо душу загубыш
Ходым, сэрце, повинчаймось, колы вирно любыш.
Вирно любыв, люблю, вирно жэныхався
Ты жэ мэнэ израдыла, як й нэ сподивався.
Гэй, у саду, у садочку зэлэнийи вышни
Гэй, нэ мае и нэ будэ та пид мойи мысли.
Гэй, у саду, у садочку зэлэнийи слывкы
Гэй, нэ мае и нэ будэ мойий чорнобривкы.
Гэй, у саду, у садочку зэлэнийи грушкы
Гэй, нэ мае и нэ будэ мойий мылой душкы.

Как ударил гром

Какъ ударилъ громъ изъ тучи
Ой да три дня сряду а онъ туманъ былъ.
Па(дъ) завалы мы па(дъ)хадили
Ой да самъ Крюковски(й) съ нами былъ
Гиниралъ нашъ знаминитый
Ой да па всёй армии онъ адинъ.
Арденами гру(ть) пакрыта
Ой да атъдава(лъ) тако(й) приказъ
Друзья стройтись вы въ калоны
Да батарейи вотъ фаръмируй.
Разверъните ца(рски)е (зна)мёна
Ой да и па руски атакуй.
Тамъ где горы разъдрабляясь
Ой да стаятъ горъ да ни въ вышыне
Сунжа змеемъ извивала(сь)
Ой да па лиса(мъ) и па Чичне
Ой Чичне
Мы зладеевъ всехъ сталъкнули
Ой да изъ завалавъ какъ шутовъ.
Палавину мы парубили
Ой да асътальны(хъ) загнали въ лесъ
Песни Кубани
http://nivjezha.narod.ru

В 1848 году Круковский был произведен в генерал-майоры и назначен атаманом Кавказского линейного войска. На этом посту отличные боевые и административные качества Круковского проявились в полной мере и заслужили ему благоговейную любовь казаков. В его простом образе жизни - по-казачьи -, в простой казачьей одежде, они видели уважение к своим обычаям, к ним самим. Так, будучи католиком, Круковский каждое воскресенье вместе с казаками ходил в православную церковь.
В 1849-51 гг. он участвовал в качестве начальника отряда кавалерии в экспедициях за реки Кубань и Белую. В январе 1852 г. он выступил с отрядом князя Барятинского в свою последнюю экспедицию к верховьям реки Гойты.
18 января колонна подошла к лесным хуторам близ аула Дуба и укреплению Урус-Мартан. Казаки были высланы вперед, с ними отправился и сам Круковский. Выбив чеченцев из завалов, казаки ворвались в аул и рассыпались по саклям. Опасаясь, что при этих условиях казаки будут перебиты поодиночке, Круковский, сопровождаемый всего лишь 20 казаками и майором Полозовым, поскакал к аулу и, остановившись близ мечети, приказал трубить сбор. В это время из окон мечети грянул залп, которым Круковский был смертельно ранен, а затем из ближайшего оврага выскочили горцы и в шашки бросились на растерявшийся конвой. Ординарец Круковского - казак Толчаинов - пытался было вынести генерала из сечи. - Брось меня и спасайся сам - успел только сказать Круковский, но Толчаинов не оставил его и был изрублен горцами вместе со всем конвоем и майором Полозовым. Круковский также был добит шашками.
Прискакавшие на помощь нижегородцы нашли труп своего бывшего командира обобранным донага. Князю Барятинскому удалось за дорогую цену выкупить впоследствии Георгиевский крест и орден Св. Станислава 1-й степени, принадлежавшие Круковскому, шашку же и кинжал его Шамиль не согласился уступить ни за какие деньги.
Круковский Феликс Антонович  
http://www.petergen.com/krukowski/krukovsky.htm

Генерал наш с нами был
Молодое солнце клонится к закату. На столе лежит длинная резная тень от стоящего на окне букета веток с круглыми снежными шапками цветов. На хуторе эти майские цветы называют бульданеш.
(Бульданеш - французское название окультуренной бесплодной калины.)
Сестры Астаховы-Огоньковы поют одну за другой вилючие старинные песни, по ходу вспоминают текст, жестами показывают друг другу, кому запевать в следующей строфе, а кому тянуть. Дверь открывается, входит Евдокия Никитична Арешкина: проходила мимо, зашла на звуки песен. К памяти сестер прибавляется и ее песенная память. Голос у Евдокии Никитичны грудной, певучий, где-то внутри перекатывающий звуки, словно мелкие камешки горная речка по весне.
Чумак, Ой во поле крыныченька, Зеленый дубочек на яр похылывся, - песни, родившиеся в Малороссии, отголоски совместной службы линейцев с черноморцами.
То не пыль-то кура, - уже донская, длинная, с поворотами. И звонкая походная, боевая, славная песня:
Как ударил гром из тучи
Ой, да, три дня кряду, а он туман был...
В середине строфы слышен разнобой: сестры тянут - ой да сам Буденный с нами был -, а Евдокия Никитична поет слова другие и сразу по окончании строфы прерывает песню:
Генерал наш с нами был! Это песня казачья, с тех времен. Это уже переделано на Буденного! - Генерал наш знаменитый ой да любил армию, армию свою! -
- А хто? - Валентина Васильевна спрашивает, если не Буденный, о ком поется?
- Генерал. - ставит точку Евдокия Никитична. - А там генералов было ничуть не меньше, чем при Буденном. Это песня казачья, давнишняя. Это потом переделали, уже наше поколение, нас так научили.
Нас же, как тогда обрабатывали? Я вот помню: лежу на печке, на русской, читаю стихотворение:
Первый сокол Ленин,
Второй сокол Сталин,
А вокруг летают соколята стаей.
Папаня лежит на кровати, маманька на пряхе шерсть прядеть...А папаня - ты ж знаешь, деда - и раскулачивали, и разворачивали, все. Он лежить и говорить: Да, соколы...Скольким же людям они глаза поповыклевали!..- Мама сидить: Атец. Ня гавкай. - это мамины слова. - Давно ты оттуда пришел? -
А как я в пионеры вступала? Мы, конечно, у нас казачья семья. Отец, мать, православные мы люди. Не хочу сказать, что мы фанаты такие, но, тем не менее, мы всегда верили в Бога, за стол садимся есть, нас обязательно заставят лоб перекрестить...И вот родители наказывают: не вступайте в пионеры. Я училась очень хорошо и вообще хорошая девочка была. А всегда в пионеры лучших из лучших, перво-наперво. И всю школу на линейку построили, меня в пионеры принимать. А у меня аж коготки свистять, хочу в пионеры! Отца, мать - я ж никого не слушаю, я уже современный человек!
И вот, я клятву даю, мне повязали галстук, я счастливая! Это надо было видеть, это надо было знать, сколько было счастья...Иду домой, а мама на воротах стоить. Так она ж меня, пионерку, даже во двор не пустила! Она меня как схватила, я аж хрипеть начала. Приволокла назад в школу меня, и в учительскую как заходить: Снимите с моего дитя этот ошейник! Мы православные люди! Не велю! - вот мой сказ. -
После этой короткой зарисовки песня слушается уже по-другому. Ясно-ясно встают перед глазами войска под царскими знаменами, пешие отряды и конные полки; горные завалы на опасных кавказских дорогах.
И понимаешь, что ни Буденный, ни советская власть к этой песне отношения иметь не могут, потому что такие слова и такая музыка рождаются только тогда, когда есть в стране единство, а у войск одна цель - слава и процветание отечества...
Как ударил гром из тучи,
Ой да три дня сряду а он туман был,
Под завалы подходил,
Ой да, генерал наш с нами был

Генерал наш знаменитый,
Ой, да, любил армию, армию свою
Орденами да грудь покрыта,
Ой да, отдаеть войскам приказ

Стройся, армия, в колонны,
Ой да кавалерия, али формируйсь!
Развернем мы свои знамена,
Ой да, сталканем мы всех врагов!

Всех врагов мы сталканули,
Ой да, из-за лесу ровно как черкесы
Край порубим, край побьем
Ой да середину в плен возьмем!
Генерал наш с нами был...
http://xutorkubansky.narod.ru/rodnik/life_all.htm

То ни Тихий Дон течёт

То ни Тихий Дон течёт, светлою волною,
Нетерпеньем конь мой ржёт, рвётся подо мною.
Вот приблизился казак, к своему селенью,
Стой товарищ верный конь, кончилось стремленье.
Привязал казак коня, сам пошел в светлицу,
Разбудил он крепким сном, спящую девицу.
Встанька ханачка моя, встань и пробудися,
Поцелуй разок меня, ко груди прижмися.
Встала милая моя, глаза разомкнула,
Как увидела меня, слёзна зарыдала.
Обещала я тебе, быть твоей женою,
Не сдержала клятвы той, вышла за другова.
Уж ты конь, ты мой конь, конь ты мой ретивый,
Нет тебе травы сырой, мне подрушки милой.
То ни Тихий Дон течёт, светлою волною,
Нетерпеньем конь мой ржёт, рвётся подо мною


  


СТАТИСТИКА