Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

О смысловом (семантическом) Поле
от 13.11.07
  
Самоорганизация


И все же было наивно считать творчески работающего ученого приемником, настроенным на волну озарения. Бессознательное - это отнюдь не кладовая, в которой в каком-то уже готовом виде хранятся прообразы научных теорий. Почерпнутое из бессознательного должно быть осмысленно, т.е. представлено в форме, приемлемой для культуры своего времени. Новое должно быть подготовлено старым и в то же время не должно логически следовать из старого, ибо иначе оно не будет новым. Внимательно вглядываясь в новое, мы всегда увидим в нем старое. Неоднократно обращалось внимание на то, что все новые серьезные философские представления замыкаются на что-то уже давно сказанное и понятое. То же относится и к науке: в самых, казалось бы, неожиданных ее проявлениях мы узнаем что-то древнее

А реще сва Поле нше I бяща бiе то крыдлема МатырьСва i спеващет песен до сеще А та птыцiа Суне Сape не есь а тая есь од Она Ова ста бяща

Погружаясь в глубину собственного подсознания, мы находим там подпочвенное напластование всех слоев нашей жизни - это эмоционально-подсознательная память, которая хранит все и помнит все, но из которой сознательно-интеллектуальная память умеет извлекать лишь немногое; если мы спустимся еще глубже, то увидим, что в этих напластованиях нашей жизни, точнее под ними, можно открыть еще более древние пласты эмоционально-бессознательной жизни народа и всего человечества. Документы коллективно-бессознательного: мифы, символы, архетипы
О вечности души
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_746.htm
О Душе (о бессознательном) Природы
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_608.htm

Подсознательное - через сознательное. Вот девиз так называемой системы Станиславского. Он заставляет меня изучать сознательные пути артистической техники с постоянным прицелом на творческое подсознание
...Теперь спросите меня: в чем счастье на земле?
В познавании. В искусстве и в работе, в постигновении его.
Познавая искусство в себе, познаешь природу, жизнь мира, смысл жизни, познаешь душу-талант.
Выше этого счастья нет
К.С. Станиславский. Возбуждение творчества органической природы с ее подсознанием
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_572.htm

Мы имеем, по крайней мере, одно весьма серьезное преимущество - владеем вероятностным мышлением - А.Н. Колмогоров
...Искусство по своему существу и по причинам возникновения связано с двухэтажным строением человеческой психики, её разделением на сознательную и бессознательную сферу, и с необходимостью согласованной деятельности этих двух пластов человеческой психики.
Андрей Николаевич Колмогоров. Четвёртое послание
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_568.htm

1 Это тело, Каунтея, именуется полем; того, кто его познает, сведущие именуют: познавший поле
2 Знай меня как познавшего поле во всех полях, Бхарата; знание поля и познавшего поле - это мудрость, я считаю (с. 224)
Бхагавадгита (Б.Л. Смирнов 1960)

...предлагалось, наверное, много терминов для обозначения того проблемного поля, которое мы рассматриваем сейчас с позиции концепции бессознательного, и различное словесное оформление уже указывает на то, что авторы придавали предпочтительное значение отдельным составляющим этого безмерно широкого поля, расставляя свои акценты. У Фрейда это было подсознательное; у Юнга - коллективно бессознательное; у Джемса - поток сознания; у Бьюка - космическое сознание; у Бергсона - интуиция; у Гуссерля - трансцендентальная феноменология; у Уайтхеда - категория вечных обьектов; у Поппера - третий мир, мир интеллигибелий; у Ассаджиоли - субперсональность; у Лейбница - представление о темной душе, в которой дремлет содержание нашего ума; у Гегеля - саморазвивающийся дух…у Платона - мир идей. Эти различия можно описывать, введя представление о многомерности психологического пространства. Это, конечно, опять только метафора - она удобна тем, что позволяет представить различные проявления бессознательного как его проекции на психологические подпространства меньшей размерности...
2 От привычного нам, но апофатически звучащего термина бессознательное, мы переходим к метафорически содержательному понятию - семантическое поле. Сознание человека оказывается особым состоянием этого поля. Расширяя эту мысль, мы вводим представление о Семантической Вселенной и о Природе как о ее проявленности....
3 Семантическая Вселенная в своей проявлении выступает перед нами как нечто структурированное не логикой, а числом, как это видели еще Пифагор и Платон. Можно говорить, что такие проявления семантики Мира, как таксоны животных и растений, индивидуальности людей и особенности культур, задаются функциями распределения вероятностей, построенными над одним и тем же, континуальном по своей природе, семантическим полем. Видение Мира через функции распределения вероятностей - это числовое видение Мира
В.В. Налимов, Ж.А. Дрогалина. Реальность нереального. Вероятностная модель бессознательного (первая редакция 1982)
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_963.htm
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_347.htm
 
5-10 октября 1979г. в Тбилиси проходил Всемирный конгресс по проблеме бессознательного. Проходил он на год позже намеченного срока, т.е. не успели своевременно выйти в свет три тома коллективной монографии участников конгресса Бессознательное. Более двухсот автором поместили в этой коллективной монографии 212 статей общим обьемом в 2272 страницы (на четырех языках)...В 1985г. вышел и четвертый том
Том I (1978, 786с.): Развитие идеи
Том II (1978, 686с.): Сон. Клиника. Творчество
Том III (1978, 798с.): Познание. Общение. Личность
Том IV (1985, 464с.): Результаты дискуссии  
Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том I. Тбилиси: Мецниереба, 1978. 788с., Том II, 1978, 688с.
http://www.twirpx.com/file/807290/ 3.65Мб
http://psychologylib.ru/books/item/f00/s00/z0000024/index.shtml
http://www.twirpx.com/file/807295/ 3.22Мб
Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. Ритм как непосредственное вхождение в континуальный поток образов. Бессознательное, т.3. Тбилиси: Мецниереба, 1978. с.292-298
Налимов В.В., Кузнецов О.А., Дрогалина Ж.А. Визуализация семантических полей вербального текста средствами групповой медитации. В сб.: Бессознательное, т.3. Тбилиси: Мецниереба, 1978. с.703-709
ри тома трудов Международного симпозиума по бессознательному, дискуссии, происходившие на этом симпозиуме - все это свидетельствует о недостаточной концептуальной разработанности представлений о природе человека. Мы должны констатировать, что накоплен громадный экспериментальный материал, который не мог стать предметом обсуждения на симпозиуме (Трехтомник не затрагивает опыт, накопленный юнгианской, трансперсональной и гуманистической психологией; почти не касается медитационных исследований сознания, а также опыта тысячелетней эзотерической практики высокоразвитых религиозных систем (например, буддийской психологии); наконец, нет там и опыта архаических религиозных систем, скажем, шаманизма), так как до сих пор остается не сформулированным подход, способный охватить все наблюдаемое многообразие явлений, относящихся к сфере бессознательного, несмотря на громадный вклад, сделанный Фрейдом, Юнгом и их последователями.
...Мы нуждаемся именно во всеохватывающей теории бессознательного, без которой его осмысливание не может обрести статус научного знания.
В нашей системе представлений бессознательным оказываются все те глубинные процессы сознания, которые выходят за границы действия аристотелевой логики, оставаясь принципиально некомпьютеризируемыми.
Представление о семантическом поле Правомерной может оказаться попытка построения модели бессознательного с позиций вероятностных представлений, которые предполагают задание меры (веса) в пространстве, обладающем определенными свойствами. В нашем случае мы будем говорить о семантическом поле, полагая, что все смыслы, которыми владеет или может владеть сознание, каким-то образом упорядочены на числовом континууме. Задание меры на семантическом поле позволяет описывать различные его проявления как изменения, происходящие в системах предпочтения, задаваемых функциями распределения, приписывающими различные веса разным участкам этого поля. Мы всегда будем иметь дело с дифференциальными функциями распределения, т.е. с плотностями вероятности.
Напомним, что в физике учение о поле стало развиваться трудами Фарадея и Максвелла еще в XIX веке. Сейчас это одно из основных понятий современной физики, опираясь на которое строится теория элементарных частиц. Психология, если ее фундаментальные представления сравнивать с представлениями физики, находится где-то на уровне ньютоновского миропонимания. Мир физики тогда состоял из отдельных материальных тел, находившихся в пустом, нейтральном для них пространстве, в котором было разрешено только дальнодействие. Не было поля - активной среды, через возмущение которого дискретные образования материи могли бы взаимодействовать сами с собой и друг с другом. Так обстоит дело сейчас в психологии. Сознание человека капсулизировано в физическом теле, помещенном в пустом - ньютоновском пространстве. Нет того психологического, или в нашей терминологии семантического, пространства, в котором могло бы раскрываться сознание само по себе или в своем взаимодействии с сознаниями других. Нет среды, в которой сознание может развиваться и в которой оно может изучаться. Капсулизированное в теле сознание приходится изучать через поведение тел в физическом пространстве
...Чтобы конкретизировать представление о семантическом поле, посмотрим, как через него раскрывается механизм мышления. На сознательном уровне механизм мышления задается формальной логикой - идеализированной системой, классифицирующей и кодифицирующей мышление, осуществляемое в семантических дискретах - словах. Но чтобы обратиться к формальной логике, надо уметь выбрать исходные посылки. Эта процедура предмышления не охватывается логическим формализмом. Она относится к области бессознательного и, строго говоря, оставалась вне научного анализа. В нашем понимании предмышление - это изменение весов в системе исходных (семантически размытых) ценностных представлений индивида в связи с некой вновь возникающей задачей.
Будем исходить из того, что система ценностных представлений человека задана априорно (т.е. опытом, предшествующим данной задаче) дифференциальной функцией распределения (плотностью вероятности р(m), построенной на континууме-шкале m, охватывающей все многообразие семантики. Семантика континуальна, смыслы не атомарны). При появлении новой нетривиальной проблемы y возникает (в результате свободного выбора) условная функция распределения р(у/х), которую мы здесь будем называть фильтром пропускания, т.е. функциональным преобразователем, способным селективно изменять исходную функцию р(m). Достаточно сильное - мультипликативное взаимодействие двух функций может быть задано формулой Бейеса:
p(m/у) = k p(m) p(m/y)
где р (m/у) - апостериорная функция распределения, отвечающая новой задаче у; k-константа нормировки.
Формула Бейеса отвечает всем требованиям силлогистики: из двух высказываний р(m) и р(у/m) с необходимостью вытекает третье р(m/y), обладающее той же структурой, что и первые два. Таким образом, мы можем говорить о бейесовском силлогизме, противопоставляя его категорическому силлогизму Аристотеля. Формула Бейеса у нас приобретает новый смысл: из вспомогательной - вычислительной формулы, широко используемой в математической статистике, она превращается в логическую формулу, задающую правило построения высказываний.
...Мы можем говорить о том, что задание вероятностной меры на семантическом поле открывает возможность для создания континуальной логики, порождающей с необходимостью размытые на континууме, вероятностно взвешенные утверждения. В наших построениях размытость оказывается синонимом случайности, а вероятность (не редуцируемая к представлению о частоте) становится мерой размытости.
...Развиваемые нами представления об использовании континуальной логики для описания бессознательного содержат ряд предпосылок, которые могут быть эксплицированы следующим образом:
1. Введение семантического поля задает представление о психологическом пространстве. Это пространство, будучи вероятностным, дает возможность описывать мир психологического через диалектику противостояния континуального дискретному (функция распределения, задающая вероятностную меру на континуальном по своей природе семантическом поле, дискретна - она определяется несколькими дискретно задаваемыми параметрами). Иными словами, мы обращаемся к двум дополняющим (принцип дополнительности!?) друг друга языковым началам - дискретному и континуальному.
2. Описание сознания происходит вне категорий пространства действия и времени. Физическое пространство и время не являются аргументами тех функций распределения, через которые мы строим образ сознания. Здесь уместна аналогия с компьютером. Он функционирует во времени и пространстве - его деятельность проявляется через движение. Но продукты деятельности компьютера, скажем, теоремы, не раскрываются через те конкретные, упорядочивающие мир пространственно-временные представления, на которые опирается физика. Формальная логика так же, как и бейесовская семантика бессознательного, оказывается вневременной реальностью, хотя обе они находят свое проявление в пространстве и времени. (Напомним здесь, что и в понимании Фрейда бессознательное носит вневременной характер).
3. Отказ от обращения к пространству и времени снимает с рассмотрения причинно-следственные связи и открывает возможность видения мира в спонтанности его проявления. Фильтр р(у/m), отвечающий некоторой ситуации у, возникает спонтанно. Самой существенной характеристикой бессознательного оказывается его свобода, не связанная ни формальной логикой, ни причинно-следственными связами
В.В. Налимов, Ж.А. Дрогалина. Как возможно построение модели бессознательного (Московский государственный университет, биологический факультет). с.185-198. Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том 4. Тбилиси: Мецниереба, 1985, 465с.
http://www.twirpx.com/file/511578/ 22Мб
Три тома работ, посвященных проблемам бессознательного, производят сильное впечатление, с которым еще долго придется считаться. Впечатление это противоречиво - собран громадный, несомненно, интересный материал, но он содержит взгляды на проблему только в одном ракурсе: почти все работы находятся в тени гигантской фигуры З. Фрейда - спорят с ним, опровергают его, ищут тех, кто предшествовал ему. Не появляется ничего существенно нового, бросающего вызов всему ранее предложенному. А именно в таком, революционно новом подходе нуждается сейчас область знаний о бессознательном. В ней накопилось колоссальное количество экспериментального материала, не вмещающегося в рамки существующих теоретических построений. По мнению авторов данной работы, обратившихся к проблемам психологии извне, с этой областью знаний соприкасаются некоторые нерешенные проблемы как инженерного и инженерно-психологического характера (искусственный интеллект, автоматическое проектирование, человек-оператор в экстремальных ситуациях), так и социальные (управление большими коллективами в различных социальных структурах, образование и воспитание, стимулирование творческой активности и т.п.).
Странно, на наш взгляд, что такое впечатляющее издание почти полностью оставляет в стороне огромный пласт экспериментального материала, накопленного человечеством в течение тысячелетий и имеющего непосредственное отношение к рассмотрению проблем бессознательного. Этот пласт - результат разработанных в философски-религиозных учениях способов проникновения в глубины бессознательного, взаимодействия с ним. Этот эксперимент не только проводился, но и своеобразно обобщался веками. Одним из проявлений этого обобщения является буддийская психология. Существенно, что этот спонтанно возникший эксперимент охватывал миллионы людей и проводился в течение тысячелетий в различных социально-исторических условиях.
Действующая научная парадигма непрерывно закрывала возможность анализа этого опыта. Чтобы его воспринять и исследовать, необходимо признать следующие три основополагающих положения:
1. Отказ от требования точной воспроизводимости любого явления. При изучении человека важны не только повторяющиеся проявления состояния сознания и поведения, но и однократные исключительные их проявления, в которых выявляется скрытая, обычно не принимаемая во внимание часть спектра сознания, хотя зачастую именно она определяет многообразие индивидуального проявления человека. Это тем более важно, что необходимость изучения однократных явлений очевидна и для представителей естественнонаучной мысли. Вот что пишет один из крупнейших физиков-теоретиков, В. Паули: именно то обстоятельство, что закономерности относятся к воспроизводимым сторонам явлений, вынуждает нас признать, что в физических явлениях существуют и такие черты, которые существенно однократны (В. Паули. Физические очерки. М., 1975. с.174).
2. Отказ от жесткого требования разделения на субъект и объект в процессе познания, особенно в плане выявления скрытых от непосредственного наблюдения участков спектра нашего сознания, которые не могут быть изучаемы со стороны. В них надо войти, пережить - открыть нечто подобное в себе; далее следует найти тот язык, на котором их можно было бы описывать и обсуждать так, чтобы они стали предметом научного знания. Именно так и поступали авторы этой работы при изучении бессознательного методами направленной медитации (к описанию одной серии таких экспериментов мы вернемся ниже). Работая с бессознательным, исследователь зачастую сам должен пережить изучаемое.
3. Отказ от требования признавать онтологической реальностью только то, что может быть воспринято через приборы. Этому может быть противопоставлено утверждение, что сам человек является приемником особого рода, способным в известных условиях, при соответствующем стимулировании и тренировке, обнаруживать реальность, скрытую от физических приборов.
Последнее требование выполнять особенно трудно, так как естественные науки по преимуществу направлены на овладение миром и готовы интерпретировать в системе знаний только то, чем они в состоянии управлять. Между тем небезосновательно предположить, что сознание человека погружено в особую, внеприборную реальность, не охватываемую данными науками. Ее можно было бы назвать семантической в отличие от знаковой, семиотической реальности приборного (сенсорно воспринимаемого) мира. Называя эту семантическую реальность субъективной, некоторые представители науки отторгают ее от себя, не учитывая того очевидного факта, что сознание неизменно взаимодействует с бессознательным и может обнаруживать реальность, скрытую от физических приборов.
В.В. Налимов, Ж.А. Дрогалина. Вероятностная модель бессознательного. Бессознательное, как проявление семантической вселенной. Психологический журнал. 1984(6), т.5, с.111-122
http://v-nalimov.ru/articles/105/479/
Представим себе, что существует некоторая ценностная шкала m, на которой определенным образом упорядочены все мыслимые ценностные представления. Для каждого человека существует своя - персональная система ценностных представлений: она может быть записана функцией распределения P(m). Новая проблема y порождает новый взгляд на вещи, который можно записать функцией P(y/m), которая должна взаимодействовать с прежней ценностной системой при построении нового прогностического сценария. Если мы хотим, чтобы это взаимодействие было достаточно сильным, то естественно признать, что оно должно быть мультипликативным. Здесь уместно воспользоваться теоремой Бейеса:
P(m/у) = k P(m) P(m/y)
Новая ценностная ориентация P(m/y), позволяющая нетривиальным образом построить сценарий будущего, связанный с проблемой y, возникает в результате мультипликативного смешивания информации P(m), взятой из опыта прошлого (восприятия, образования, опыта прошлой жизни), и некоего фильтра предпочтения P(m/µ), который можно рассматривать как информацию, взятую из будущего (будущее здесь выступает перед нами как некое потенциально возможное многообразие предпочтения, из которого человек делает выбор, используя свойственную ему свободу воли). Таким образом, в настоящем происходит свертывание прошлого по будущему. В этом диалектика раскрытия трех модусов времени
В.В. Налимов. Анализ оснований экологического прогноза. Вопросы Философии. 1983(1)
http://v-nalimov.ru/articles/98/381/
Представим себе, что мы имеем дело с некоторым семантическим многообразием, отдельные участки которого для нас имеют различную ценность. Допустим теперь, что оно может быть метрически упорядочено на оси m, представляющей прямую или ее отрезок. Приписывая различным участкам прямой разные веса, мы получим некую весовую функцию, которая и будет задавать размытость рассматриваемого нами многообразия. Иными словами, представление о размытости множества у нас возникает тогда, когда мы исходя из какой-то поставленной нами задачи, придаем различным участкам множества разную значимость. Наряду с высокозначимыми участками у нас могут появиться и совсем малозначимые - психологически это будет восприниматься нами как размытость. Сам термин размытость здесь выступает в своем метафорическом звучании. Рассмотрение одного и того же множества, исходя из разных задач, ведет, естественно, к тому, что мы будем придавать различную значимость одним и тем же участкам, т.е. будем иметь дело с различными весовыми функциями. Остается выяснить только, какими общими свойствами должны обладать весовые функции, для того чтобы их легко было сравнивать.
Если ввести нормировку, т.е. так выбрать постоянную в аналитическом выражении весовой функции, чтобы площадь, ограниченная кривой, задаваемая этой функцией и осью абсцисс, была равна единице при любом значении параметров функции, то мы будем иметь дело с функцией распределения вероятностей (остальные аксиомы теории вероятностей можно принять, не оговаривая это специально).
Оказывается, что функция распределения вероятностей может рассматриваться как мера размытости того множества, на котором эта функция задана (В.В. Налимов. Функция распределения вероятностей как способ задания размытых множеств. Наброски метатеории (Дискуссия с Заде). - Автоматика, 1979(6), с.80-87). Таким образом, размытость может рассматриваться как синоним случайности. Напомним, что случайная величина считается заданной, если задана ее функция распределения. Таким образом, задание случайной величины - это задание размытости того множества элементарных событий, значения которого случайная величина может принимать.
...Вернемся к нашей задаче - вероятностному представлению механизма возникновения ценностных представлений. Допустим, что у нас возникла некая частная задача у, относящаяся к классу задач типа y. В новой ситуации естественно возникнет переоценка ценностей. Этот процесс переоценки мы можем записать формулой Бейеса:
p(m/у) = k p(m) p(m/y)
где p(m) - априори заданная дифференциальная функция распределения, являющаяся тем базисным представлением, на основании которого мы формируем все наши ценностные высказывания о новых задачах, относящихся к проблеме y. Функцию p(y/m) мы можем назвать функцией предпочтения, или фильтром. Она оказывается мерой того предпочтения, которое отдается частной задаче у на фоне наших базисных представлений. Коэффициент k задается из условий нормировки. В процессе выработки новых оценочных представлений свертываются наши априорные, вероятностно заданные представления по функции предпочтения и мы получаем апостериорную функцию распределения p(y/m). Здесь мы имеем дело не с аддитивным, а мультипликативным описанием психологического процесса. Модель оказывается нелинейной. Это значит, что усиливается роль психологического фактора, привносимого человеком при его взаимодействии с новой информацией
В.В. Налимов. О возможности метафорического использования математических моделей в психологии. Психологический журнал, 1981(3), т.2, с.39-47
http://v-nalimov.ru/articles/104/481/
Сейчас мы попытаемся перебросить мост между языком м мышлением. В бейесовской модели языка, обьясняющей столь многие особенности речевого поведения человека, имплицитно оказывается заложено и представление о континуальности мышления. Попробуем сейчас развить эту мысль в деталях. Слова, как это следует из всего, что говорилось раньше, имеют две ипостаси - атомарную и континуальную. Логические конструкции строятся над смысловым дискретом - знаком, являющимся инвариантом всего смыслового содержания размытого поля значений. Знак является сигналом, кодирующим поле смысловых значений. Осмысление логических конструкций - их декодирование - происходит на континуальном уровне. Из континуального сознания берется априорное представление о распределении смыслового содержания слова и к континуальному сознанию оказывается обращенной априорная функция распределения селективно ориентированного смыслового содержания слова после осмысливания его в тексте фразы...
Из вероятностной модели языка, записанной с помощью теоремы Бейеса, следует, что функция p(y/m), возникающая при чтении фразы, действует как своеобразный остронастроенный избирательный фильтр, позволяющий выделить из смыслового поля слова совсем узкую область. Механизм фильтрации здесь удивительно прост. Априорная функция распределения смыслового содержания слова может быть устроена так, что какие-то смежные области имеют почти одинаковые вероятности, и тогда они оказываются неразличимыми, если слово рассматривается само по себе, вне какого-либо контекста. Но, наверное, всегда можно придумать такие фразы, для которых p(y/m) будет выглядеть почти как дельта-функция, и тогда в соответствии с теоремой Бейеса произойдет отфильтровывание области, не отличимой (вне контекста) от смежных областей.
В.В. Налимов. Вероятностная модель языка. М. Наука. 2-е изд., 1979, с.304
http://fb2lib.net.ru/book/113897 2Мб
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_980.htm
Мы говорим, что случайная величина задана, если задана ее функция распределения. А это значит, что мы вполне сознательно отказываемся в рамках этого описания от причинно-следственной трактовки наблюдаемых явлений. Нас удовлетворяет чисто поведенческое описание явлений. Функция распределения - это описание поведения случайной величины, без всякой апелляции к тому, чем это поведение вызвано. Мы, наконец, получаем право описывать явление просто как оно есть. И более того - это описание мы даем несколько размазанным - неопределенным образом: вероятность попадания непрерывной случайной величины при ее реализации, скажем, в результате измерений в какую-либо фиксированную точку равна нулю. Мы можем говорить лишь о вероятности попадания значения случайной величины в некоторый интервал значений.
Разве все это не новый взгляд на мир, или хотя бы на возможность его описания, радикально отличный от традиционно детерминистического?
...Представление о невозможности точной локализации частицы, полученное в квантовой механике, приводит также к необходимости размытого описания наблюдаемых явлений с помощью волн вероятности. И как раз в результате этого ослабленного описания удается сохранить причинностный характер для развития системы. М. Борн об этом говорит так (Борн М. Моя жизнь и взгляды. М.: Прогресс, 1973, с.151): В квантовой механике мы встречаемся с парадоксальной ситуацией - наблюдаемые явления повинуются закону случая, но вероятность этих событий сама по себе эволюционирует в соответствии с уравнениями, которые, судя по всем своим существенным особенностям, выражают причинные законы.
Введение волн вероятности в квантовую механику - это, если хотите, просто смягчение жестких причинно-следственных представлений классической физики. Развитие волны предсказуемо в течение всего наблюдения, но само предсказание носит недетерминированный характер, к которому мы привыкли в повседневной жизни, в таких наблюдениях, как, скажем, бросание игральных костей, и, если хотите, мы можем говорить, что в квантовой механике описывается просто процент электронов, попавших в среднем в заданную область экрана, хотя и для одного электрона можно говорить о потенциальной возможности поведения в заданных макроусловиях. Логика суждений строится так, что причинное развитие событий не доводится до своего полного завершения - оно где-то обрывается и заменяется вероятностным описанием поведения.
Алгоритмическое определение случайности как сложности некоторого сообщения также может быть интерпретировано как поведенческое описание. Если мы имеем дело с последовательностью чисел, состоящих из нулей и единиц, то, грубо говоря, сложность здесь будет характеризоваться минимальным числом двоичных знаков, необходимых для того, чтобы заменить эту последовательность при передаче ее по каналам связи. Согласно А.Н. Колмогорову, случайными будем называть элементы большой конечной совокупности знаков, для которых сложность максимальна. Представление о случайности здесь возникает в результате наблюдения за поведением последовательности знаков. Если нельзя найти алгоритма генерирования чисел, который записывался бы проще, чем сама последовательность, то это значит, что всю последовательность надо передавать по каналам связи, и такую последовательность естественно назвать случайной.
Алгоритмическое определение случайной последовательности носит явно языковый характер. Случайным, грубо говоря, мы называем то, что не можем коротко описать.
...у Д.И. Блохинцева вероятность - это мера потенциальной возможности того или иного события - Д.И. Блохинцев. Принципиальные вопросы квантовой механики. М.: Наука, 1966  - http://www.twirpx.com/file/305732/
В.В. Налимов. Язык вероятностных представлений. Автоматика. Киев. 1979(1)
http://v-nalimov.ru/articles/97/392/
Эта работа является завершающей в длинной серии публикаций, посвященных развитию вероятностно ориентированной философии. Давно - более чем тридцать лет назад - я начал активно использовать язык вероятностных представлений для решения ряда инженерно-технических и научных задач. Сначала это была попытка построить статистически ориентированную теорию анализа вещества [Налимов, 1960], потом была сделана попытка создания математической теории эксперимента [Налимов, Чернова, 1965], [Налимов, 1971], [Налимов, Голикова, 1981] и, наконец, еще одна попытка - наукометрия [Налимов, Мульченко, 1969]. Постепенно стала созревать мысль о возможности создания языка вероятностных представлений для рассмотрения философских проблем. Обогащенный пережитым и узнанным, я вернулся к обдумыванию тех проблем, которые глубоко заинтересовали меня еще в юности. Существенно важным оказалось то, что к этому времени я уже овладел вероятностным мышлением (Мы имеем, по крайней мере, одно весьма серьезное преимущество - владеем вероятностным мышлением - А.Н. Колмогоров). Здесь на передний план вышли такие темы, как семантика обыденного языка [Налимов, 1979], философия науки [Nalimov, Barinova, 1974], [Nalimov, 1981], природа бессознательного [Налимов, 1978], [Nalimov, 1982], [Налимов, Дрогалина, 1984, 1985], [Налимов, 1986 а,б], проблема эволюционизма [Nalimov, 1985]. Все замкнулось на возможность геометрического понимания основ мироздания. Ничто метафизики обрело пространственный образ. Через геометрические представления оказалось возможным сделать намек на трансцендентное (в понимании Ясперса), т.е. на быт и мышление, непостижимое в своей предельности (Только язык воображения- так это нам представляется - соприкасается с реальностью, которая ускользает от всех объективных исследований (Jaspers, Философия существования. 1972, лекции 1937г., с.83)
...Мне уже скоро прощаться и уходить отсюда. Я пришел на Землю, когда все было еще спокойно. Когда верили в безграничное будущее. Когда процветала Российская империя. Я прожил жизнь активно: много работал, многому противостоял, имел друзей и учителей, прошел через круг страдания, не схваченный фантазией Данте, написал много книг, которые можно было издать у нас или хотя бы на Западе. Видел зарубежный мир. Теперь мне хочется осмотреться: понять, что же произошло, в чем я участвовал, за что погибли близкие мне? Что оставляем мы будущим обитателям Земли? Я понимаю - мы стоим на изломе культуры. Но что об этом можно рассказать? Кто услышит сказанное? Может быть, когда-нибудь я напишу и подробные воспоминания. Но это - потом, а время не ждет. Все сказанное здесь является дальнейшим развитием моей последней книги Спонтанность сознания
В.В. Налимов. Спонтанность сознания: Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. М.: Изд-во Прометей МГПИ им. Ленина, 1989
http://www.klex.ru/3qi
http://www.bochenin.com/f/Spontannost_soznaniya.doc
Если в привычных условиях эго предстает перед нами как некий носитель более или менее установившихся смысловых оценок, то в экстремальных условиях, когда возникает необходимость принимать решение и действовать в острой ситуации у, решающим оказывается выбор фильтра предпочтения p (y/m). Так, в критических ситуациях приоткрывается скрытая от нашего взора сокровенная сторона личности. Критические ситуации создают те эволюционные толчки, которые приводят к изменению личности (см. рис.2). Возникает эволюционная цепочка. Априорная функция распределения p1 (m) переходит в апостериорную p1 (m/y), которая на следующем этапе выступает уже в роли априорной функции p2 (m). Вглядываясь в себя в ретроспективе, мы отлично осознаем, что постоянство нашей личности определяется не столько и не только видом функции распределения p(m), склонной к изменению, сколько способностью выбирать в острых ситуациях у необходимый фильтр p(y/m), т.е. нашей способностью эволюционировать. Представление о метаэго - высшем и не схватываемом нами непосредственно качестве - приходится сопоставлять со способностью к генерированию нетривиальных фильтров. И если эта способность утрачивается, то можно говорить о перерождении личности.
Мы уверенно можем сказать, что на начальное формирование функции распределения p(m) существенное влияние оказывают как врожденные склонности, так и окружающая среда, воспитание и образование. Но что оказывает влияние на способность порождать нетривиальные фильтры р(у/m)? На этот вопрос с уверенностью ответить трудно. Ясно, однако, что эта способность в какой-то степени поддается воспитанию. Каждая культура прошлого настойчиво готовила своих будущих героев через инициации на материале мифов и эпоса.
А наше Бзiе соуте выразе
Рис.2. Схематическое изображение личности как самоинтерпретирующего текста:
1) семантический портрет эго в исходном состоянии;
2) фильтр реинтерпретации, спонтанно возникающий в новой ситуации у;
3) портрет эго после очередной самоинтерпретации
http://v-nalimov.ru/books/134/506/
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_958.htm
Приложение 1. Т.А. Перевозский. МФТИ. Вероятностная концепция смыслов и квантовая теория измерений
Приложение 2. Т.А. Перевозский. МФТИ. Некоторые соображения о возможности построения пространственно-метрической логики
http://www.modernlib.ru/books/nalimov_vv/spontannost_soznaniya/read/
В.В. Налимов отмечает здесь, что его коллеге Т. Перевозскому удалось показать, что оперирование с текстами и смыслами в вероятностной модели смыслов и процесс измерения в квантовой теории имеют много общих черт. Перевозский дает следующие разъяснения (в парафразах): Множеству смыслов m в квантовой механике соответствует множество значений q, описывающих степени свободы физического объекта. Функции p(m) отвечает квадрат волновой функции /пси(q)/^2 (время здесь заморожено, поскольку результаты измерения соотнесены к состоянию в определенный момент времени). Фильтру р(у/m)ставится в соответствие значение у, спонтанно появляющееся при измерении. Тогда бейесовскому преобразованию будет соответствовать преобразование волновой функции пси(q) -> пси(q/yn), отвечающее изменению фильтра у.
В.В. Налимов считает, что можно пойти еще дальше, полагая, что бейесовская логика в какой-то степени эквивалентна метрической логике. Это значит, что можно отказаться от постулата о постоянстве метрики и рассматривать изменение функции p(m) как результат деформации масштабности (метрики) в окрестности точек[44]. Иными словами, раскрывается чисто геометрическая картина семантического Мира.
Я друг свобод. В.В. Налимов: вехи творчества. М. 2003
http://v-nalimov.ru/books/136/559/#up44
Василий Налимов: Загробный мир по верованиям зырян, Некоторые черты языческого миросозерцания зырян, К вопросу о первоначальных отношениях полов у зырян. Этнографическое Обозрение. 1907
http://foto11.com/komi/ethnography/nalimov/beyondgrave.shtml
Василий Васильевич Налимов - математик и мыслитель
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_840.htm
Медитация
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_840.htm
Картина Иван Ивановича Шишкина - Рожь. Рожь менее требовательна к природным условиям, чем пшеница, достаточно засухоустойчива, а также холодостойка

Я вышел юношей один
В глухую ночь,
Покрытый до земли
Тугими волосами.
Кругом стояла ночь,
И было одиноко,
Хотелося друзей,
Хотелося себя.
Я волосы зажег,
Бросался лоскутами колец
И зажигал кругом себя.
Зажег поля, деревья,
И стало веселей.
Горело Хлебниково поле,
И огненное Я пылало в темноте.
Теперь я ухожу,
Зажегши волосами...
И вместо Я
Стояло - Мы!
Велимир Хлебников. Июнь 1922
Хлебниково Поле
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_275.htm

  


СТАТИСТИКА