Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Венде врентетесе до земь нашiех
от 10.12.07
  
Самоорганизация


I бяща бiе то крыдлема МатырьСва i спеващет песен до сеще А та птыця Суне Сape не есь а тая есь од Она Ова ста бяща

Вопрос о роли венетов занимает особое место в культурно-историческом развитии древнего мира, ибо с ними связан ряд сложных проблем: где находилось место расселения венетов в Сеерной Европе и на северо-востоке Италии; переселилось ли одно из племен этого народа из Европы в Малую Азию; с самого ли начала своей истории он находился в Европе; принадлежал ли народ венетов к праславянской общности?
Существовавшая в Центральной Европе во II тыс. до н.э. этноязыковая общность включала в себя, как показали исследования, и венетов [см. напр.: 1, с.101]. В эту общность входили и другие народы, известные в истории позднее как иллирийцы, италики, кельты, германцы, а также славяне. Сообщение источников о том, что венеты происходили от одного корня со славянами (ab una stirpe exorti, tria nunc nomina ediderunt, id est Venethi, Antes, Sclaveni - lord. Get., 119), толкуется в литературе двояко: или Иордан сообщает о распаде некогда единой общности венетов, отделяя от нее славян и антов, или эта общность распалась на венетов, славян и антов ранее. Как показал А.В. Подосинов в своем докладе на VI Международном конгрессе славянской археологии (Югославия, 1990), в географических картах Средневековья отразились две версии расселения венетов. Одна из них восходит, по-видимому, к римским источникам и фиксирует их на востоке Европы, вторая помещает венетов севернее Среднего Дуная и связывает их со славянами. Не будучи специалистом в области славянской археологии и истории, я ограничиваю свою задачу тем, чтобы показать свидетельства древних авторов о венетах и по возможности поставить их в историческую связь с субстратом того населения Европы, которое было названо славянские народы. Хронологический порядок сведений о венетах не всегда может быть соблюден в статье, главная цель которой - дать возможно более полное обозрение данных о венетах.
Полибий говорит, что венеты населяют излучину Адриатического моря. Он пишет, что - странами, доходящими до Адриатики, завладело очень древнее племя венетов. В отношении одежды и нравов они мало отличаются от кельтов, но говорят на ином языке. Писатели трагедий часто упоминают об этом народе и рассказывают о нем много чудес (Polyb. II, 17, 5-6). Если миф о венетах был так устойчив в исторической традиции древних, что сведения о них нашли отражение в труде такого историка как Полибий, это означает, что венеты существовали во времена Полибия и много ранее его. Для обозначения этнической общности венетов Полибий употребил слово язык и слово народ, подчеркивая, что речь идет о народе, пользующемся иным языком. Язык, как главная особенность устойчивости этноса, показывает, что там, где жили венеты, существовали и другие языки, и другие народы.
Описание венетов дал Цезарь в своих Записках о галльских войнах. В 56г. до н.э., когда Цезарь находился в Иллирике, от него отпали некоторые племена, и в том числе - венеты. По словам Цезаря, это племя пользуется наибольшим влиянием по всему побережью (amplissima auctoritas), имеет множество кораблей (naves habent veneti plurimas), сделало своими данниками всех плавающих на этом море (gui ео mari uti consuerunt, habent vectigalis) (Caes. BG, III, 7, 8). Вспомогательные войска венеты берут из Британии (auxilia ex Britania quae contra eas regiones posita est - BG, III. 9), где они имеют свой порт Эмпорий (Strabo. IV, 4,1). Цезарю предстояло сражение с венетами в закрытом море (in conculuso mari), то есть в проливе Ламанш или в Северном море Употребленное им слово - vectigal - было Цезарю хорошо известно, ибо под vectigal римляне понимали арендную плату за землю, а также другие виды сборов и налогов, в том числе и таможенный сбор [2, с.323]. Следовательно, vectigal означал здесь то, что море это находилось только в распоряжении венетов, и они считали его своим. Все плавающие в этом море обязаны были платить им таможенный сбор. Эмпорий венетов в Британии, о котором упомянул Страбон, был таможенной станцией венетов. Из слов Диона Кассия, относящихся к венетам времени Цезаря, можно заключить, что к началу военных действий, когда Цезарь выступил против венетов, сооружая флот, его действия приняли характер настоящей войны (Dio Cass. XXXIX, 40, 1-3). Война с венетами и на суше, и на воде заняла не одну кампанию (spes Venetici belli - Caes. BG, III, 18).
Помпей Трог в своем труде (сохранившемся в пересказе Юстина) в одном из Прологов-ХХ обещал описать origines Venetorum et Graecorum et Gallorum, qui Italiam incolunt (Just. Prolog, XX). Origines Venetorum были отличны от origines греков, кельтов и италиков. Это было хорошо известно Трогу, ибо он происходил из кельтского племени воконтиев. Трог был современником Ливия и написал свое сочинение около 7 г. н.э. [3, с.183 сл.].
Плиний несколько раз упоминает венетов в своей Естественной истории: их местоположение в Европе, а также в Малой Азии, на южном берегу Понта; происхождение этого народа; римские колонии на севере Италии. Венеты названы им и в книге о медицине. Мы не будем здесь касаться вопроса, какими источниками пользовался Плиний для написания своего всеобъемлющего труда. В интересующих нас сведениях о венетах он иногда упоминает авторов, произведения которых использовал - сочинения Катона и Корнелия Непота, свидетельствующие о том, что традиция древних о венетах сохранялась и в то время. Самое важное для нас сведение о местонахождении венетов в Северной Европе - это Коданский залив (sinus Codanus) Балтийского моря (существует и другое мнение о заливе Кодан Балтийского моря [4, с.30 сл.]. Он упомянут Плинием после описания германского племени ингевонов. Продвигаясь в своем описании далее на восток, он пишет, что - там имеется огромная гора под названием Сево (Sevo) (возможно, связанная с названием племени свевов. - Ю.К.), не меньшая, чем Рипейский хребет. Эта гора тянется до кимвров, вплоть до выступа в море, образующего залив, который называется Коданским. Этот выступ суши в море окружен островами, самым знаменитым из которых является Скандинавия, неизвестная нам своей величиной. Некоторую часть Скандинавии занимает племя гиллевонов...Там же вплоть до реки Вистулы (ныне Висла. - Ю.К.) обитают сарматы, венеды, скиры, гирры (Рlin. NH, IV, 27, 6-7).
Венеты помещены Плинием среди племен Галлии, на полуострове нынешней Бретани: лесовики, веллокасты, галлеты, венеты, абрицентоны, осисмии (Plin. NH, IV, 32, I). Венеты названы им также в книге о медицинских средствах и лекарственных травах. Плиний передает, что растение, которое употребляют при болезни почек, при судорогах, при сильном кровотечении или ранениях, называется у галлов - галус (Halus), а венетами - котонеяна (cotoneana) (Plin. NH, XXXV, 26, 1). Это указывает не только на интерес римлян к медицине, но и на знакомство с лечебной практикой венедов. Назвав оба средства, Плиний употребил два разных языка: галльский (или кельтский) и отличный от него венетский язык. Кельты использовали для письма греческий алфавит (tabulae repertae sunt litteris Graecis confectae et ad Caesarem relatae - Caes. BG, I, 29).
Приведенные Плинием сведения о побережье Северного и Балтийского морей и народах, там обитающих, заслуживают доверия. Он служил в Германии в 47-52гг. под началом Домиция Корбулона, принимал участие в войнах с племенами хаттов и хавков и оставил не дошедшее до нас сочинение в 20 книгах Германские войны, где были собраны сведения обо всех войнах римлян с германцами (Tacit. Ann., I, 69; Plin. Ер., Ill, 5, 1-6).
Венеты занимают особое место и в Географии Птолемея, который называет их многочисленным народом. Значительность венетов Птолемей подчеркивает указанием на народы меньшие, к которым он относит готов, обитающих на Висле. Упоминается в Географии и залив, который назывался Венедским (Ptolem. Geogr., Ill, 5, 1,7-8).
Тацит причислял венетов к народам, населяющим Свевию, страну, отличную от Германии. Венеты названы им вместе с сарматами, бастарнами и певкинами. Далее он пишет, что вследствие совместного местожительства венеты многое переняли от нравов соседних народов. Тацит считает возможным причислить венетов и к германцам, и к сарматам. В то же время он отличает венетов от сарматов, - потому что они сооружают себе дома, носят щиты и передвигаются пешими и притом с большой быстротой (quia et domos figunt et scuta gestant et pedum usu ac pernicitate gaudent - Germ., 46). Это отличает венетов от сарматов, проводящих всю жизнь в повозке и на коне [5, с.372, 373]. В характеристике Тацита венеты предстают как земледельческий народ. В военных действиях конница не играла у них большой роли, но было важно значение пехотного ополчения.
Приведенные сведения о венетах относятся к той части народа, которая обитала в областях Северной Европы. Но источники упоминают также о народе с названием генеты (в латинской транскрипции - венеты). Описывая Пафлагонию, Плиний говорит о gens Paphlagonia и ее городах. Город Кромна был укрепленным местом, из которого Корнелий Непот выводил генетов, указав, что в Италии же они стали называться венетами (deinde Cromna. Quo loco Henetos adjicit Nepos Cornelius, a quibus in Italiam ortos cognomines eorum Venetos credi postulat - Plin. NH, VI, 2,1). Далее, возвращаясь опять в Европу, Плиний сообщает, что на полуострове Истрия и в областях Северной Италии, где было основано 10 римских колоний, находились и центры венетов: Кремона и Бриксия, основанная на землях племени ценоманов, город и укрепления венетов - Атесте, Ацел, Патавий, Опитергий, Белун, Вицетия. Заключает этот раздел Плиний сообщением о том, что - венеты - троянского происхождения, как об этом сказал Катон (Venetos Trojana stirpe ortos, auctor est Cato - NH, III, 23, 3). И здесь мы должны обратиться к источникам, происхождение которых связано с событиями троянской войны и племенем генетов.
Древнейший институт гостеприимства, о котором сообщают Гомер и Страбон, восходит именно к венетам, В основе слова hospitium лежит индоевропейский корень: германское - Der Gast, славянское - гость, латинское - hospes/hostis, что означало вначале врага, чужеземца и уж потом гостя. Институт гостеприимства регулировал международные отношения племен и находился под защитой сакрального права одного и другого народов [2, с.70, 140-144; 6, с.139,140, 428-430]. Пафлагонский вождь Антенор, глава племени генетов, союзник и родственник Приама, вынужден был бежать из Трои во Фракию и в результате всех странствий обосновался на Адриатике. Так повествует традиция. Троянцами он был обвинен в измене за то, что состоял в узах гостеприимства с Менелаем и принимал у себя дома его и Одиссея. Дом Менелая посетил и Парис, увезший с собой Елену, чем были нарушены священные узы гостеприимства [7, с.106, 116]. Антенор был в Спарте и, возможно, на Итаке (II., III, 121, 203). На совете у Приама он также настаивал на том, чтобы ахейцам была возвращена Елена (II., VII, 347). После взятия Трои его дом не был разрушен греками. На дверях дома была повешена шкура леопарда, обозначавшая, что этот дом находится под охраной богов, чтущих гостеприимство (Strabo. XIII, I, 53; Paus. X, 26, 7-8; 27, 3). Ливий также рассказывает об этом. По праву старинного гостеприимства (vetusti iure hospitio) Антенору и Энею было позволено покинуть Трою. Оба они советовали выдать Елену и предпочесть мир войне. Занятая троянцами в Италии земля именуется pagus, а весь народ называется венетами (gens universa Veneti appellati) (Liv. I, I, 1-3; V, 33, 10). Кратко повествует об этом и Юстин: а венетов, которых мы видим сейчас живущими у берегов Верхнего моря, привел их вождь Антенор, когда была взята Троя (Justin. XX, I, 8).
Но прежде чем достигнуть Италии Антенор согласно традиции оказался вместе с Менелаем в Кирене. Здесь был учрежден культ Антеноридов, очевидно, в знак особой благодарности от победителей-ахейцев за то, что Антенором и его сыновьями в условиях войны с Троей были соблюдены узы гостеприимства. Из 11 сыновей Антенора шесть погибли в битве за Трою. Основанием для учреждения в Кирене культа Антеноридов было, возможно, и то, что оба народа - и население Трои, и население Аттики - имели общего родоначальника, мифического царя Эрихтония (Hdt. VIII. 44; Paus. VII, I, 2; Strabo. XIII, I, 48). Страбон передает, что Софоклом была написана пьеса Антенориды, не сохранившаяся до нашего времени. Согласно римской традиции, передаваемой драматургом Акцием (II в. до н.э.), но восходящей к Софоклу, Антенор прибыл вместе с сыновьями и частью племени генетов на Адриатику (II. II, 851; Strabo. I. 3. 2; I. 3. 21; III. 2. 13), где основал город Патавий (Verg. Аеп., I, 242-244; Strabo. V, I, 3-5).
Достигнуть адриатических берегов Антенор мог, вероятно, морем, ибо он высадился со своими спутниками в заливе Иллирика и проник в глубь царства либурнов (illyricos penetrarae sinus at que intima tutus regna Liburnorum et fontem superare Timavi - Verg. Aen., I, 243-244). Согласно Геродоту, энеты были племенем иллирийского происхождения (Hdt. I, 196), так что они прибыли к родственным племенам [8, р.40]. Геродот сравнивает обычаи иллирийских энетов с обычаями вавилонян в выборе невест, когда женихи, начиная с самых красивых девушек, кончали свой выбор дурнушками. В этом обряде отразился существовавший некогда у генетов обычай группового брака. Страбон передает, что у них существовали мифические сказания и обряды, восходящие, возможно, к тому времени, когда генеты переселились из Малой Азии в Европу. Самым распространенным героем этих сказаний был у генетов Диомед (Strabo. VI, 3, 9). Историческая традиция, как известно, приписывает ему колонизацию Италии и основание в ней многих городов, в том числе город и священную рощу близ реки Тимав (ныне Изонцо), где некогда поселились генеты.
Спутники Антенора обосновались на северо-востоке Италии, в приальпийских землях Транспаданской Галлии. Здесь обитали племена иллирийцев, и отсюда через Карнийские Альпы пролегала древняя дорога в северные области Европы. Паннонские Альпы - цепь гор, отделявшая Паннонию от Италии (Tacit. Hist., II, 98), именовались также и Венетскими горами (venetas appellabat antiquitas - Amm. Marcel. XXXI, 16, 7). Поселение венетов здесь едва ли было мирным. Они овладели землями племени евганеев, история которых почти не известна. Известен их царь Велес (Velesus) и 34 племенные общины (civitates) евганеев. Их центрами считают Альтин, Верону, Апон. Аквилею, Патавий [10, coll. 412-413]. Очевидно, это был мирный, земледельческий народ. Ювенал в одной из своих сатир (VIII, 15) употребил выражение - евганский ягненок - как пример кротости и миролюбия этого народа. Размещение венетов в Италии привело со временем ко включению их в общеполитическую жизнь Рима. Во время похода Ганнибала в Италию венеты и кельтское племя ценоманов были союзниками римлян (Strabo. V, I, 9). В союзнической войне Рим предоставил общине венетов римское гражданство, учитывая их заслуги в войне в пользу Рима. Знать племени венетов и знать кельтского племени инсубров была избрана в римский сенат (Tacit. Ann., XI, 23; Strabo. V, I, 9).
А теперь обратимся к тексту Страбона, к его выражению - в страну на Адриатике, называемую теперь Генетикой (Georg., XIII, I, 53). Фрагмент показывает, что прежде страна эта называлась иначе, а именно Пафлагония. Пафлагония названа Гомером, так сказать, описательно, по географическому признаку, как и страна Дардания, которую занимали вместе Эней и сыновья Антенора (Strabo. XIII, I, 33). Протекающие в этих местах реки Ксанф и Парфений являлись определяющими в характеристике этих земель. Как заметил Страбон, Гомеру было свойственно обозначать местности и народы, указывая в качестве границ течение близлежащих рек (Strabo. XII, 3, 26). Население Пафлагонии состояло, возможно, из четырех общин, племен: кавконов, лелегов, пеласгов и энетов, занимавших Китор, Сесам, Эгиал, Кромну (II. II. 851-855). Гомер и Страбон назвали в Пафлагонии местность или народ энетов - из Энетов (II. II, 851-852; Strabo. XII, 3, 8). Применительно к генетам Страбон не употребил ни слово племя, ни слово род, но применил древнейшее деление народа на филы, включавшие в себя родственные племена (Strabo. XII, 3, 8). Рассказ Страбона о Генетике в Италии, куда прибыли люди Антенора, его сообщение о том, что в окрестностях Гераклеи в его время было племя генетов, что их селение существует и сейчас около города Амастрии, показывает, что генеты были некогда одним из самых значительных племен Пафлагонии. Города, которые принадлежали во времена Гомера пафлагонцам - Китор, Кромна, Сесам, Эгиал, - входили позднее во владение тиранов Гераклеи Понтийской [11, с.102,105,116,117,119].
Страбон передает и две версии того, откуда переселились генеты: по одной из них генеты, названные в этом случае Страбоном венетами, жили у Океана, на его побережье; по другой - часть племени венетов (генетов) вместе с Антенором обосновалась на Адриатике и вывела сюда колонию (Strabo. IV, 4, I). Обе эти версии отсылают нас к Галлии времени Цезаря, к племенам Бельгики, которые живут на берегу Атлантического океана и Северного моря. Население океанского побережья - морины, белги, ремы, нервии, венеты - не было ни кельтским, ни германским [12, s. 63,128,132,133]. Цезарь сам сомневался в том, относить ли северные области Галлии к кельтским или германским племенам (BG, I, I). О том, что эти племена живут в крайних пределах земли (extremique hominum Morini), говорит и Вергилий (Aen, VIII, 728). К этим крайним пределам принадлежат Северная Франция, Бельгия, Голландия, Германия, обнаруживающая большое сходство с топонимикой Северной Италии [12, s.125 ff.]. Это было население, пользовавшееся одним или несколькими дочерними языками индогерманского происхождения, сходными с языком венетов Северной Италии [12, s.132,133]. Распространение имени венетов (Weneto) на территории Центральной и Северной Европы, а также на южном побережье Понта, свидетельствует о длительном проживании этого народа и там, и там. Так, в Лации (Италия) была известна община Venetulani; в Галлии (в Арморике) существовала во времена Цезаря область, занятая племенем венетов - Venetia. Главный город Бретани назывался Venetae; озеро, лежащее в центре Европы, - Боденское - именовалось Venetus lacus; город яподов, племени кельто-иллирийского происхождения, пограничного с Паннонией, назывался Вендон. Карпаты именуются как OYENEДIKA ОРН; залив Балтийского моря имел название OYENEДIKOZ КОЛПОZ; в Пафлагонии, как мы видели, существовал народ генетов (ENETOI).
Я не касаюсь вопроса о культуре эсте (античный Атесте), начало которой датируется X в. до н.э. Он требует отдельного исследования, но некоторые факты могут быть здесь приведены. Так, памятники культуры эсте VI в. до н.э. указывают на ее большое сходство с культурой венетов Северной Италии. Из 170 наскальных надписей, происходящих из долины Гайл на юго-востоке современной Австрии, в Вюрмлахе и на Турине известно более 450 личных имен - мужских и женских. Эти надписи отличает близость языка к латинскому, кельтскому и иллирийскому. Так, латинское donum - дар, приношение, дает в венетском языке dono; латинское facio - венетское fagsto; латинское libera - венетское loudera [14, s.924; 13, passim; 15: 16, p.252,253; 1, с.112,113].
С венетами связана и проблема гиперборейцев. Здесь полезно обратиться к работе А.Ф. Лосева, представляющей собой почти полную сводку источников об Аполлоне и гиперборейцах [17, с.402 сл.; 18, s.205 ff.]. Племенами гиперборейцев, считавшихся в греческой мифологии северными народами, оказываются, судя по Гомеру, племена, заселившие области Малой Азии. Обращает на себя внимание эпиклеса Аполлона - ГENETOP - имя, под которым бог почитался на Делосе, где он родился и где был специальный алтарь, сложенный из рогов коз, где совершался особый танец в его честь [19, с.47 сл.]. Этот алтарь и его описание передает Макробий, ссылаясь на осведомленность Вергилия в том, что касалось римской религии (Macrob. Sat., Ill, 6, 1-5). Само слово ГENETOP - Родитель или Родоначальник - как бы указывает на народ, получивший свое наименование от имени родителя, Аполлона-Генетора. А им оказываются генеты или венеты, так как в самом названии этого народа присутствует эпитет Аполлона как Родителя генетов. Эрихтоний также был родоначальником двух племен - троянцев и афинян (О связи царя Эрихфея с Аттикой и Афинами упоминают Геродот и Павсаний (Hdt. VIII. 44; Paus. VII. I. 2), но он назван архегетом (Strabo, XIII, I, 48). С некоторой метаморфозой это представление об Аполлоне отразилось у Вергилия. В Энеиде, произведении поэтическом, но целиком пронизанном римскими политико-дидактическими мотивами, образ Родителя переместился с Аполлона на Юпитера. Для генетов, высадившихся на италийском берегу, их родителем был действительно Аполлон. Родоначальником же римлян и соответственно их предков-троянцев, которым предстояло теперь владычество над миром, их родителем - Genitor - был назван Юпитер как родоначальник народа римлян. Для Аполлона Делос был родным островом (Deium maternam) (Verg. Aen., IV, 145-146). Его возвращение на Делос, куда Аполлон приходит после долгого пребывания в северных землях, показывает, что Делос мыслился как южная оконечность земель гипербореев. Но гиперборейской, и следовательно северной и холодной, страной у Вергилия была названа Ликия (hibernam Lyciam). Еще более северной областью была Пафлагония. По сравнению с лежащим на юге Делосом, эти районы являлись северными, а потому народы этих стран - Ликии и Пафлагонии - были причастны к гиперборейцам как народы северные, наиболее любимые Аполлоном.
Делос, Ликия и Памфилия не были, однако, областью первоначального обитания гиперборейцев. Родные места их лежали далеко от тех пределов, в которых развертывались события Троянской войны. Область гиперборейцев находилась в дальних, северных районах Европы. Гиперборейцы мыслились как люди, живущие на севере, были ли это Рипейские горы, обычно отождествлявшиеся с горами Приуралья, Альпы или Карпаты. В самом названии гиперборейцы просматривается славянское слово - гора, или иллирийское - bora и греческий предлог YПЕР, что означало людей, живущих за большими горами. Как писал Страбон, более древние историки называли племена, жившие над Понтом Евксинским, Истром и Адриатическим морем, гиперборейцами, савроматами и аримаспами (Strabo. XI, 6, 2). Диодор определяет гиперборейцев как жителей острова на Океане, лежащего против земель кельтов (Diod. II, 47). Плиний помещал гиперборейцев там, где обитали венеты, на севере Европы, а Поседоний утверждал, что гиперборейцы проживали в италийских Альпах и в его время [17, с. 416, 417].
Гиперборейцами были и сам Приам, и его союзники: пафлагонцы, ликийцы, мезийцы, пеоны. Эта многочисленная рать отличалась разнообразием языков (II. II, 803-804). Противопоставления варвары - греки, у Гомера еще нет [20, s.3 ff.]. У него отсутствует и общее название эллины для греческого мира, а вместо этого действуют отдельные греческие племена под именами ахейцев, аргосцев, данайцев (Thuc. I, I, 3; Strabo. VII, 7,1; VIII, 6, 6).
Приведенные сведения из раннегреческого эпоса, а также из греческих и латинских авторов, показывают, что венеты не остались незамеченными в истории и сыграли большую роль в формировании народов Европы, в том числе славян.
Литература
1. Седов В.В. Славяне в древности. М., 1994
2. Бартошек М. Римское право. М., 1989
3. Зельин К.К. Помпей Трог и его произведение Historiae Philippicae. ВДИ, 1954(2)
4. Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. I (I-VI вв.). М., 1991
5. Корнелий Тацит. Анналы. Малые произведения. Соч. Т. I. Л., 1969
6. Виллемс П. Римское государственное право. Ч.I. Киев, 1888
7. Шталь И.В. Гомеровский эпос. М., 1975
8. Russu I.I. illirii. Istoria.- Limba onomastica. Romanizarea. Bucurejti, 1969
9. Sasel J., Petru P. Claustra Alpium luliarum. Ljubljana, 1971
10. Euganei. Der kleine Pauly. Bd. 2, Munchen, 1979
11. Сапрыкин С.Ю. Гераклея Понтийская и Херсонес Таврический. М., 1986
12. Hachmann R., Kossack G., Kuhn H. Volker zwischen Germanen und Kelten. Neumiinster, 1962
13. Krahe H. Das Venetische. Heidelberg, 1950
14. Polaschek E. Noricum. RE. Hbd. 33, Stuttgart, 1936
15. Alfoldy G. Noricum.- London; Boston, 1974
16. Alfoldy G. Die Personennamen in der romischen Provinz Noricum. L'onomastique latine. Paris, 1977
17. Лосев А.Ф. Античная мифология в ее историческом развитии. М., 1957
18. Kothe Н. Apollons ethnokulturelle Herkunft. Klio. Т. 52, 1970
19. Колосовская Ю.К. Агафирсы и их место в истории племен Юго-Восточной Европы. ВДИ, 1982(4)
20. Juthner J. Hellenen und Barbaren. Leipzig, 1923
Ю.К. Колосовская. Народ венетов в свидетельствах древних авторов. 1997. Античный мир и Византия. Харьков, с.104-113
http://www.twirpx.com/file/105155/ 6.86Мб
Ю.К. Колосовская. Дунайские племена и их войны с Римом
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_259.htm
П.В. Тулаев. Венеты: предки славян. М.: Белые Альвы, 2000. 192с.  
http://www.twirpx.com/file/901074/
V.9. О том, какие племена обитают дальше к северу от Фракии, никто достоверно сказать не может. Области за Истром, по-видимому, необитаемы и беспредельны. Впрочем, об одной только народности за Истром я могу получить сведения: эта народность - сигинны. Одеваются они в мидийскую одежду. Кони у сигиннов, как говорят, покрыты по всему телу косматой шерстью в 5 пальцев длины. [Кони эти] маленькие, низкорослые и слишком слабосильные, чтобы возить на себе человека. Запряженные же в повозку, они бегут очень резво. Поэтому люди в этой стране ездят на колесницах. Пределы земли сигиннов простираются почти до [области] энетов на Адриатическом море. Они считают себя [потомками] мидийских переселенцев. А как они попали туда из Мидии, я не могу объяснить. Впрочем, пожалуй, все может случиться за столь огромный промежуток времени. Сигиннами, впрочем, лигии, живущие к северу от Массалии, зовут мелких торговцев, а жители Кипра - копья.
I.196. Самый благоразумный обычай, который, как я знаю, бытует также и у иллирийских энетов, по моему мнению, у них вот какой. Раз в году в каждом селении обычно делали так: созывали всех девушек, достигших брачного возраста, и собирали в одном месте. Их обступали толпы юношей, а глашатай заставлял каждую девушку поодиночке вставать и начиналась продажа невест. Сначала выставляли на продажу самую красивую девушку из всех. Затем, когда ее продавали за большие деньги, глашатай вызывал другую, следующую после нее по красоте (девушки же продавались в замужество). Очень богатые вавилонские женихи наперебой старались набавлять цену и покупали наиболее красивых девушек. Женихи же из простонародья, которые вовсе не ценили красоту, брали и некрасивых девиц и в придачу деньги. После распродажи самых красивых девушек глашатай велел встать самой безобразной девушке или калеке и предлагал взять ее в жены за наименьшую сумму денег, пока ее кто-нибудь не брал с наименьшим приданым. Деньги же выручались от продажи красивых девушек, и таким образом красавицы выдавали замуж дурнушек и калек. Выдать же замуж свою дочь за кого хочешь не позволялось, а также нельзя было купленную девушку уводить домой без поручителя. И только, если поручитель установит, что купивший девушку действительно желает жить с нею, ее можно было уводить домой. Если же кто не сходился со своей девушкой, то по закону требовалось возвращать деньги. Впрочем, женихам можно было являться и из других селений и покупать себе девушек. Этот прекраснейший обычай теперь у них уже не существует. Зато недавно они нашли другое средство оградить девиц от обиды и не допустить увода их на чужбину […] После завоевания страны и разорения ее персами жители лишились своего имущества, и все простые люди из народа были вынуждены по бедности заставлять своих дочерей заниматься развратом.
Геродот (около 484 до н.э.- около 425 до н.э. - древнегреческий историк). История в девяти книгах. Изд-во Наука, Ленинград, 1972. Перевод и примечания Г.А. Стратановского
http://ancientrome.ru/antlitr/herodot/
7. После этого Цезарь имел все основания считать Галлию вполне замиренной: действительно, была одержана победа над бельгами, прогнаны за Рейн германцы и в Альпах побеждены седуны. Поэтому он отправился в начале зимы в Иллирию, желая посетить и эти племена и познакомиться с их страной, как вдруг в Галлии вспыхнула война по следующему поводу. Молодой П. Красс зимовал с 7-м легионом у самых берегов Океана, в стране андов. Так как в этих местах было мало хлеба, то он разослал по соседним общинам за провиантом нескольких командиров конницы и военных трибунов. Между прочим, Т. Террасидий был послан к эсубиям, М. Требий Галл - к куриосолитам, Кв. Веланий с Т. Силием - к венетам.
8. Это племя пользуется наибольшим влиянием по всему морскому побережью, так как венеты располагают самым большим числом кораблей, на которых они ходят в Британию, а также превосходят остальных галлов знанием морского дела и опытностью в нем. При сильном и не встречающем себе преград морском прибое и при малом количестве гаваней, которые вдобавок находятся в руках именно венетов, они сделали своими данниками всех плавающих по этому морю. Они начали с того, что задержали Силия и Велания в уверенности, что через них они вернут своих заложников, выданных ими Крассу. Их примеру последовали и их соседи: со свойственной галлам наклонностью поспешно и внезапно принимать решения они задержали с той же целью Требия и Террасидия, немедленно разослали повсюду послов и через своих князей дали друг другу клятву - делать все не иначе как сообща и всякую участь делить вместе. Кроме того, они подняли на ноги и другие общины, убеждая их лучше оставаться верными свободе, унаследованной от предков, чем выносить римское рабство. Таким образом, они быстро склонили на свою сторону население всего морского побережья и затем сообща отправили к П. Крассу посольство с предложением вернуть им их заложников, если он желает получить назад своих людей.
9. Когда Цезарь получил от Красса известие об этом, он был слишком далеко от него. Поэтому он приказал строить тем временем военные корабли на реке Лигере, впадающей в Океан, организовать в Провинции комплект гребцов и набирать матросов и кормчих. Все это было скоро исполнено, и он поспешил сам к войску, как только это оказалось возможным по времени года. Венеты и их союзники понимали, какое преступление они совершили, задержав и заключив в оковы послов, звание которых всегда и у всех народов было священным и неприкосновенным; и поэтому при известии о приближении Цезаря они стали готовиться к войне соответственно с опасностью, которой она угрожала; главным же образом они стали приводить в боевую готовность свой флот, возлагая на него тем большие надежды, что они были уверены в естественных выгодах своей страны. Они знали, что их сухопутные дороги перерезаны лагунами, а плавание затруднительно по незнакомству с местностью и вследствие малочисленности гаваней; они были уверены также, что наши войска не могут слишком долго задержаться у них из-за недостатка провианта; и если бы даже все происходило вопреки их ожиданиям, то за ними остается численный перевес в кораблях, между тем как римляне ими не располагают, и, кроме того, в тех местностях, в которых им предстоит вести войну, они не знают ни отмелей, ни гаваней, ни островов; да и самое плавание в закрытом море совсем иное дело, чем в безбрежном, всюду открытом Океане. Согласно с принятым решением, они укрепляют города, свозят в них хлеб из деревень, стягивают как можно больше кораблей в Венетию, где Цезарь, несомненно, должен был начать военные действия. Для совместного ведения этой войны они принимают в союзники осисмов, лексовиев, намнетов, амбилиатов, моринов, диаблинтов, менапиев, а вспомогательные войска берут из противолежащей Британии.
10. Указанные трудности ведения войны, несомненно, были налицо; тем не менее многое побуждало Цезаря к тому, чтобы начать ее, а именно: насильственное задержание римских всадников, возобновление войны после капитуляции, отпадение после выдачи заложников, тайный союз стольких общин, особенно же опасение, что и остальные племена сочтут для себя то же самое дозволенным, если он здесь не примет решительных мер. И вот, понимая, что почти все галлы падки на все новое и очень легко и быстро поддаются подстрекательству к войне (вообще люди от природы стремятся к свободе и ненавидят рабство), он решил разделить свое войско и распределить его по возможно более широкому району, прежде чем еще большее число племен вступит в тайный союз.
11. Поэтому он послал легата Т. Лабиэна с конницей в страну треверов, живущих у самого Рейна, с поручением побывать у ремов и остальных бельгов и держать их в повиновении, а также отразить германцев (которых, по слухам, пригласили к себе на помощь бельги), в случае если они силой попытаются переправиться на кораблях через реку. Затем П. Крассу он отдал приказ отправиться с двенадцатью легионными когортами и многочисленной конницей в Аквитанию, чтобы воспрепятствовать посылке вспомогательных войск отсюда в Галлию и соединению этих обеих больших народностей. Легата Кв. Титурия Сабина он отправил с тремя легионами в страну венеллов, куриосолитов и лексовиев, чтобы по мере возможности разъединять их боевые силы. Наконец, молодой Д. Брут был назначен командиром флота и галльских кораблей, которые, по приказу Цезаря, должны были собраться туда из страны пиктонов, сантонов и из прочих замиренных местностей. При этом Бруту дан был приказ как можно скорее напасть на венетов. Сам Цезарь поспешил туда же со своей сухопутной армией.
12. Тамошние города обыкновенно были расположены на конце косы или на мысу, и к ним нельзя было подойти ни с суши, так как два раза в день, через каждые двенадцать часов, наступал морской прилив, ни с моря, так как при наступлении отлива корабли терпели большие повреждения на мели. Таким образом, то и другое затрудняло осаду городов. И если удавалось взять верх над жителями сооружением огромной насыпи и плотин, которые отбивали волны и достигали высоты городской стены, заставляя их отчаиваться в своем спасении, тогда они пригоняли множество судов, которые были у них в изобилии, увозили на них все свои пожитки и укрывались в ближайших городах. Там они снова оборонялись, пользуясь теми же выгодами местоположения. Все это тем легче удавалось им в течение значительной части лета, что наши корабли задерживались бурями и вообще плавание по безбрежному и открытому морю с высокими волнами его приливов и при редкости и даже почти при полном отсутствии гаваней было чрезвычайно затруднительно.
13. Надо сказать, что их собственные корабли были следующим образом построены и снаряжены: их киль был несколько более плоским, чтобы легче было справляться с мелями и отливами; носы, а равно и кормы были целиком сделаны из дуба, чтобы выносить какие угодно удары волн и повреждения; ребра корабля были внизу связаны балками в фут толщиной и скреплены гвоздями в палец толщиной; якоря укреплялись не канатами, но железными цепями; вместо парусов на кораблях была грубая или же тонкая дубленая кожа, может быть, по недостатку льна и неумению употреблять его в дело, а еще вероятнее потому, что полотняные паруса представлялись недостаточными для того, чтобы выдерживать сильные бури и порывистые ветры Океана и управлять такими тяжелыми кораблями. И вот когда наш флот сталкивался с этими судами, то он брал верх единственно быстротой хода и работой гребцов, а во всем остальном галльские корабли удобнее приспособлены к местным условиям и к борьбе с бурями. И действительно, наши суда не могли им вредить своими носами (до такой степени они были прочными); вследствие их высоты нелегко было их обстреливать; по той же причине не очень удобно было захватывать их баграми. Сверх того, когда начинал свирепеть ветер и они все-таки пускались в море, им было легче переносить бурю и безопаснее держаться на мели, а когда их захватывал отлив, им нечего было бояться скал и рифов. Наоборот, все подобные неожиданности были очень опасны для наших судов.
14. По завоевании нескольких городов Цезарь убедился, что все это напрасный труд, что даже захват городов не останавливает бегства неприятелей и вообще им нельзя причинить вред. Поэтому он решил дожидаться своего флота. Как только он пришел и показался врагам на глаза, около двухсот двадцати вполне готовых к бою и во всех отношениях отлично снаряженных кораблей вышли из гавани и стали против наших. Ни командир всего флота Брут, ни командовавшие отдельными кораблями военные трибуны и центурионы не могли решить, что им делать и какой тактики держаться в бою. Они знали по опыту, что корабельными носами повредить неприятелю нельзя, а если они и устанавливали на своих судах башни, то они не достигали высоты неприятельских корм, и, таким образом, обстрел их с более низкого пункта был не вполне действителен, тогда как галльские снаряды били с большей силой. Одно только наше приспособление оказалось очень полезным - острые серпы, вставленные в шесты и прикрепленные к ним, приблизительно вроде стенных серпов. Когда ими захватывали и притягивали к себе канаты, которыми реи прикреплялись к мачтам, то начинали грести и таким образом разрывали их. Тогда реи неизбежно должны были падать, и лишенные их галльские корабли, в которых все было рассчитано на паруса и снасти, сразу становились негодными в дело. Дальнейшая борьба зависела исключительно от личной храбрости, в которой наши солдаты имели тем больший перевес, что сражение шло на глазах Цезаря и всего войска и, следовательно, ни одно сколько-нибудь значительное проявление геройства не могло остаться незамеченным, ибо все ближайшие холмы и высоты, с которых открывался вид на море, были заняты нашим войском.
15. Когда реи, как мы указали, бывали сбиты, то по два и по три наших корабля окружали один неприятельский, и солдаты, напрягая все силы, старались перейти на неприятельские корабли. Когда, таким образом, было взято с бою несколько кораблей и варвары заметили, что против этого все средства были бессильны, они поспешили спастись бегством. Но когда они уже повернули свои корабли в направлении ветра, вдруг наступило на море такое безветрие и такая тишина, что они не могли двинуться с места. Эта случайность особенно содействовала окончанию всего предприятия: гоняясь за неприятельскими кораблями, наши захватывали их один за другим, так что изо всей их массы только очень немногие достигли при наступлении ночи берега после сражения, продолжавшегося приблизительно с четвертого часа дня до захода солнца.
16. Это сражение положило конец войне с венетами и со всем побережьем. Ибо туда сошлись все способные носить оружие, даже пожилые люди, обладавшие хоть некоторым умом и влиянием; в этом же пункте были отовсюду собраны все корабли, которые только были в их распоряжении. Все это погибло, и уцелевшим некуда было укрыться и неизвестно, как защищать города. Поэтому они со всем своим достоянием сдались Цезарю. Он решил строго покарать их, чтобы на будущее время варвары относились с большим уважением к праву послов, и приказал весь их сенат казнить, а всех остальных продать с аукциона.
Гай Юлий Цезарь. Записки о галльской войне. События 57 года до н.э. (кн.III, 7-16). Венедская война
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/cezar/

На Певтингеровой карте восточная сторона Карпатской дуги называется Бастарнскими Альпами (Bastarnicae Alpes)
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_97.htm
1. Европейская Сарматия ограничивается на севере Сарматским океаном по Венедскому заливу...
…Гора Карпат, как сказано 46o -48o30'
Венедские горы 47o30' -55o
…19. Заселяют Сарматию очень многочисленные племена: венеды - по всему Венедскому заливу, выше Дакии - певкины и бастарны; по всему берегу Меотиды - язиги и роксоланы; далее за ними внутрь страны - амаксовии и скифы-аланы.
20. Менее значительные племена, населяющие Сарматию, следующие: около реки Вистулы, ниже венедов - гифоны (гитоны), затем финны; далее сулоны (буланы), ниже их - фругундионы (фрунгундионы), затем аварины (обарины) около истоков реки Вистулы; ниже их омброны, далее анартофракты, затем бургионы, далее арсииты, сабоки, пиенгиты и биессы возле горы Карпата.
21. Восточнее вышеназванных племен живут: ниже венедов - галинды (галиданы), судины и ставаны до аланов; ниже их игиллионы, затем костобоки и трансмонтаны (загоры) до Певкинских гор.
Клавдий Птолемей (ок. 87-165 н.э.). Руководство по географии. Книга третья. Глава V. Положение европейской Сарматии
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_648.htm
Венде врентетесе до земь нашiех
II, 21. Славяния (Sclavania), пространнейшая область Германии, населена винулами (Winuli), которые некогда звались вандалами (Wandali). Она, говорят, вдесятеро больше нашей Саксонии, в особенности если к ней причислить Чехию (Boemia) и живущих за Одером (Oddara) поляков (Polani), так как ни образом жизни, ни языком они не отличаются. Эта страна, обильная оружием, мужами и плодами [земли], со всех сторон замыкается прочными границами лесов и рек. В ширину, с юга на север, она [простирается] от реки Эльбы (Albia) до Скифского моря (mare Scythicum - Балтийское море). В длину же она, начинаясь от нашей Гамбургской епархии, тянется на восток, включая бесчисленные земли, до Баварии, Венгрии (Ungria) и Греции (Grecia - здесь имеется ввиду Византия)…За рекой Одером живут сперва поморяне (Pomerani), потом поляки, соседями которых с одной стороны являются пруссы (Pruzzi), с другой - чехи (Behemi), а на востоке - Русь (Ruzzi).
II, 22. По ту сторону от лютичей (Leuticii), другое имя которых - вильцы (Wilzi), протекает река Одер, наиболее полноводная из рек в стране славян. В ее устье, где она впадает в Скифские болота (Scytice paludes), расположен знаменитейший город Юмна (Iumne - Юмна, или Волин (Юлин, легендарная Винета, Йомсборг скандинавских саг)), весьма многолюдная гавань варваров и греков (Greci), обитающих вокруг. Об этом славном городе ходит множество невероятных рассказов, поэтому я счел уместным включить кое-что, достойное упоминания. Это, безусловно, самый большой город во всей Европе, населяют его славяне вместе с другими народами, греками и варварами. Равным правом на жительство обладают и приезжающие саксы, если только они не выказывают там всенародно христианства. Дело в том, что все они до сих пор пребывают в заблуждении язычества, хотя в остальном не найти народа более честного, добросердечного и гостеприимного. Нет такой диковинки или предмета роскоши, которых не нашлось бы в этом городе, куда в избытке стекаются товары из всех северных стран. Там находится Котел Вулкана (Olla Vulcani), который туземцы называют греческим огнем, о каковом упоминается у Солина. Море там троякого рода: остров тот омывается тремя рукавами, из которых, как говорят, один на вид зеленый-презеленый, другой беловатый, а в третьем, постоянно мятущемся, свирепствуют бури. Из этого города по морю недалеко в одну сторону до города Деммина (Dymine), расположенного в устье реки Пене (Peanis), где обитают также и руяне (Runi - западнославянское племя, населявшее главным образом остров Рюген в Балтийском море), а в другую - до области Земландия (Semland - Область прусского племени самбов), которой владеют пруссы. Путь таков: от Гамбурга, то есть от реки Эльбы, на седьмой день доберешься до города Юмны по суше, а если по морю, то чтобы добраться до Юмны, надо сесть на корабль в Шлезвиге (Sliaswig) или Ольденбурге (Aldinburg - по-славянски, Старгард - политическое средоточие ободритского племени вагров и ободритского союза в целом). От Юмны четырнадцать дней ходу под парусами до Острогарда Руси (Ostrogard Ruzziae - Новгород), столицей (metropolis) которой является город Киев (Chive), достойный соперник Константинопольской державы, славнейшее украшение Греции.
Адам Бременской. Деяния гамбургских архиепископов. 1075г.
http://www.vostlit.info/Texts/rus/adam_br_5/frametext1.htm
...В начале шестого столетия по Христе славенское имя весьма прославилось; и могущество сего народа не токмо во Фракии, в Македонии, в Истрии и в Далмации было страшно, но и к разрушению Римской империи способствовало весьма много. Венды и анты, соединяясь со сродными себе славянами, умножали их силу. Единоплеменство сих народов не токмо нынешнее сходство в языках показывает, но и за тысячу двести лет засвидетельствовал Иорнанд, оставив известие, что - от начала реки Вислы к северу по безмерному пространству обитают многолюдные вендские народы, которых имена хотя для разных поколений и мест суть отменны, однако обще славяне и анты называются. - Присовокупляет еще, что от Вислы простираются до Дуная и до Черного моря. Прежде Иорнанда Птоломей во втором столетии по Христе полагает вендов около всего Вендского по ним проименованного залива, то есть около Финского и Курландского. Сей автор притом оставил в память, что Сармацию одержали превеликие вендские народы. И Плиний также свидетельствует, что в его время около Вислы обитали венды и сарматы. Итак, хотя Тацит сомневался о вендах, к сарматам ли их, или к германцам причислить, к чему подали ему повод жившие тогда между немцами, как и ныне, венды, затем больше склонял их к последним, однако вышеписанные свидетельства несравненно сильнее уверяют. Итак, народ славенопольский по справедливости называет себя сарматским; и я с Кромером согласно заключить не обинуюсь, что славяне и венды вообще суть древние сарматы.
...При Варяжском море на южном берегу жившие славяне издревле к купечеству прилежали. В доказательство великого торгу служит разоренный великий город славенский Виннета, от венетов созданный и проименованный. Гелмолд о нем пишет: Река Одра протекает в север середи вендских народов. При устье, где в Варяжское море вливается, был некогда преславный город Виннета, в котором многонародное пристанище грекам и варварам, около жившим. Все европейские городы превосходил величеством. В нем жили славяне, смешанные с другими народами, с варварами и с греками...Приезжим саксонцам равно позволялось жить в сем городе, лишь бы только не сказывались христианами, ибо славяне все даже до разорения сего города служили идолам. Впрочем странноприимством и нравами ни един народ не был честнее и доброхотнее. Купечествовал товарами разного рода с разными народами пребогатый город и все имел, что бывает редко и приятно. Разорен от некоторого короля датского. Видны еще только древних развалин остатки. - После сего привык народ славенский в Померании к морскому разбойничеству. О нравах и о вере вендских померанских славян, особливо которые жительствовали в Вагрии, северные писатели уверяют, что у них многоженство в обычае было: покупали жен, сколько кому прокормить возможно. Хотя ж почитали единого бога на небесах, который имел об оных попечение, однако земные дела поручал другим. Святовид на острове Ругене вырезан был на дерева о четырех лицах, в коротком платье, стоял в капище, в левой руке держал лук, в правой рог с вином; на бедре превеликий меч в серебряных ножнах. При нем висело седло и узда величины чрезвычайной. Четыре лица, как кажется, значили четыре части года. Именем сего идола давал жрец ответы. Святовиду честию следовал Прове, или Проно, особливо у вагрских славян; стоял на великом и кудрявом дубе. Около его на земли расставлены до тысячи идолов с двумя, тремя лицами и больше. Перед Проном стоял алтарь для приношения жертвы. Радегаст держал на груди щит с изображенною воловою головою, в левой руке копье, на шлеме петух с распростертыми крылами. Сива, или Сиба, нагая женщина, волосы назади висели до подколенков; в правой руке яблоко, в левой виноградный грозд держала. Наконец, почитались у них Черн-бог и Бел-бог: первый добрый, другой злой. Сверх всех сих идолов, обоготворялись огни, которые по разным местам неугасимо горели. Многие воды, ключи и озера толь высоко почитались, что с глубоким и благоговейным молчанием черпали из них воду. Кто противно поступал, казнен был смертию. Такое озеро обоготворялось на острове Ругене, в густом лесу, называемое Студенец, которое хотя весьма изобиловало рыбою, однако оныя не ловили для почтения мнимой святости. При всем сем почитали змей как домашних богов и наказывали тех, которые им вред наносили. В приношении жертвы Святовиду изъявляли превеликое почитание. После жатвы собирался весь народ перед его капище для препровождения великого празднества, где били скота на жертву, и для знатного идольского пирования за день перед праздником должен был сам жрец прежде приношения жертвы и служения чисто выместь капище. Следующего дня, в самый праздник, при собрании народа перед дверью капища, взяв из руки идольской рог с вином, чем за год был наполнен, прорицал о плодородии будущего года. Ибо ежели вина в роге не много убыло, почиталось плодородия признаком. В противном случае изобилия плодов не надеялись. По сем выливал жрец вино из рога перед ногами Святовидовыми и наливал в него новое; пил за его здоровье и просил, чтобы людям своим и отечеству подал изобилие, богатство и победу над неприятельми. Выпив рог вина, наполнял снова и отдавал идолу в руку. Потом приносили в жертву великие круглые хлебы из муки и из меду, которые жрец поставив между собою и народом, молился о изобильной жатве будущего года. Потом благословлял народ именем Святовидовым, увещал к прилежному приношению жертвы и обещал в воздаяние победу на врагов по морю и по суху. По сем препровождался день в ядении и питии, и за стыд почитали, ежели кто не напился допьяна. Каждый человек в год сему идолу третию часть своей хищной добычи долженствовал принести в жертву. Триста конных нарочных воинов, сколько могли награбить, все в капище приносили, что жрец употреблял на украшение оного. Нередко сему идолу приношены были в жертву христианские пленники, которых садили верхом на лошадях во всей их сбруе. Лошадь четыреми ногами привязывали к четырем сваям и, под поставленные по обеим сторонам костры дров подложив огонь, сожигали живых коня и всадника. Другим идолам своим, Прову или Прону, Сиве, Радегасту, приносили тогда жившие славяне кровавую жертву людей христианских. По заклании оных прикушивал жрец крови, от чего уповали силы и действия к предсказанию. Когда жертва совершилась, начинался жертвенный пир с музыкою и плясанием. Злым богам приносили кровавую жертву и печальное моление, также и страшные клятвы, добрым - веселие, игры и радостные пирования. О будущем гадали обыкновенно метанием деревянных дощечек, у которых одна сторона была черная, другая белая. Когда их бросали, белая сторона наверху добро, черная худо, по их мнению, предвозвещала. Летание птиц и крик по разности сторон, встреча зверей, сверх сего, движение пламени, течение воды и разные виды пены и струй также служили к предсказанию. Святовиду посвящен был великий белый конь. Когда войну начать хотели, втыкали перед капищем в землю острыми концами шесть копей, по два вместе крестообразно. По обыкновенной молитве выводил жрец посвященного коня скакать через оные копья. Когда на скоку заносил наперед правую ногу, почитали за доброе предзнаменование предприемлемого дела; когда же левую простирал наперед далее, признавали за худое предвозвещение. По сему конскому скаканию начиналась война или отлагалась
...Когда Римская империя усилилась и оружие свое распростерла далече, тогда почувствовали насильство ея и славенские народы, жившие в Иллирике, в Далмацни и около Дуная, для чего в север уклонились к своим однородцам, которые издавна в нем жительствовали. По свидетельству Несторову, славяне в местах, где Новгород, обитали во время проповеди Евангелия Святым Апостолом Андреем. У Птоломея положены славяне около Великих Лук, Пскова, Старой Русы и Новагорода. Итак, явствует, что, ненавидя римского ига и любя свою вольность, славяне искали оной в странах полунощных, которою единоплеменные их пользовались, в местах пространных, по великим полям, рекам и озерам. Нестор подробно описывает, что нашли волохи на славян дунайских и, седши с ними, стали обижать и насиловать; тогда оные, отшед на реку Вислу, назвались ляхами. От ляхов прозвались иные лутичи, иные мазовшане, иные поморяне. Иные сели по Днепру и назывались поляне; другие - древляне, затем что сели в лесах; многие между Припятью и Двиною и назывались дреговичи; некоторые поселились на Двине и назывались полочане по реке Полоте; многие перешли на Оку и проименовались вятичами. Иные славяне сели около озера Ильменя и прослыли своим тем же именем; иные поселились по Десне, Семи и Суле и назывались северяне. Новгородцы одержали не одно токмо имя свое славенское, но и язык сродных себе славян, около Дуная и в Иллирике обитающих, который много сходнее с великороссийским, нежели с польским, невзирая на то, что поляки живут с ними ближе, нежели мы, в соседстве
Михайло Ломоносов. Древняя Россiйская исторiя. (1766г.). Гл.2-5
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_390.htm
Очерк древней истории славян Славяне принадлежат к племени Индо-Европейскому или Арийскому, отрасли которого в доисторические времена переселились из Средней Азии в Европу. На юге поселились Латины, Иллиро-Фраки и Греки; на север от них – Кельты или Галлы, Германцы, Литовцы и Славяне. Жилища последних простирались – вообще говоря – от Адриатического моря через Придунайские земли на Карпаты (Татры).
Славяне назывались первоначально, вероятно, Сербами, а у других народов – Венетами (Венедами). Оба названия – темного происхождения. Первое – Сербы Лужицкие и Дунайские; вторым Немцы и Чудь до сих пор называют некоторые отрасли славянские (Wenden, Winden, Vane). Из Дунайских земель Славяне, по большей части, были вытеснены Влахами или Волохами (Галлами или Римлянами?) на Карпаты. Здесь на Висле и на Днепре, они или умножили число обитавших там своих соплеменников, или отняли земли у других племен, особенно у Чуди. В этих эакарпатских странах, известных древнему миру под названием Скифии и Сарматии, греческие и римские писатели знают уже несколько племен Венетов под именами Нуров, Будинов, Сербов, Хорватов, Полян, Велетов, Словен, Кривичей, Северян и др. Дальнейшему распространению Славян на восток помешало движение племен Уральских, Чудских и Тюркских на запад, именно – Гуннов и Аваров. Теснимые, в последствии, и покоренные этими иноплеменниками, Славяне стали напирать на западных своих соседей, особенно на немцев, и распространились на запад – в земли Лабские, и на юг – в давнюю свою родину, в земли Дунайские
И.И. Первольф. Славянская взаимность с древнейших времен до XVIII века. СПб., 1874г., 296с.
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_352.htm
Славянские племена издревле жили по южному Балтийскому побережью и на островах. В древних cредиземноморских источниках есть смутные свидетельства, что янтарь отыскивается в некоей стране Венетов (венедов); Балтийское море тогда называлось Венедским, позже Варяжским...
И тут я должен вернуть читателя к уже известному нам Гржиму. Дело в том, что у меня в руках оказалось интересное письмо ленинградского ученого-ботаника Алексея Григорьевича Грумм-Гржимайло, сына знаменитого путешественника, отправленное 30 января 1966 года своему двоюродному брату московскому ученому-металлургу Николаю Владимировичу Грум-Гржимайло и возвратившее меня к истории их рода...А.Г. Грумм-Гржимайло был человеком точного, достоверного знания, и я, прочитав все его книги, снабженные, как правило, солидным справочнонаучным аппаратом, убедился, что ему можно верить.
- Впервые Гржимали вышли на историческую сцену во II веке нашей эры. К северу от границ огромной Римской империи на территории Средне-Дунайской низменности находилась древняя Паннония, населенная тогда в основном вендами, т.е. славянами, относившимися к западной славянской ветви. В Паннонии на берегу Дуная стояла крепость Виндебож или Виндебон, как ее называли римляне. Под защитой толстых каменных стен этой крепости были сооружены древние храмы с идолами, которым поклонялись славяне этой области.
Виндебож (впоследствии Вена) занимал господствующее положение на Дунае. Кто владел этой твердыней, тот и мог пользоваться бассейном Дуная для торговых и другого рода сношений. Римляне всячески старались завладеть этой крепостью и в 167-180гг. н.э. вели упорные бои за Паннонию и ее главную цитадель.
Командовал римской армией сам император Марк Аврелий. Ему удалось сдержать натиск северных варваров, но овладеть Виндебожем он не смог и в 180 году умер под его стенами.
Защищал эту крепость вендский вождь или рыцарь, получивший прозвище Гржнмала. Гржим - это древнейший славянский корень, выражающий понятие гром, а в переносном смысле - сила, победа. Гржимала - прилагательное от слова гржим и было употреблено в смысле победивший и разящий. На гербе, которым ты интересуешься, изображена крепость Виндебож, а не гроб господень, как ты пишешь, и рыцарь, стоящий в воротах в шлеме, со щитом и мечом на ударе, - это и есть наш родоначальник Гржим или Гржимала...
Владимир Чивилихин. Память. Книга вторая
http://lib.ru/PROZA/CHIWILIHIN/memory2.txt
Крепость Виндебож
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_577.htm
О Богумире муже Славы и Арине Родионовне
kirsoft.com.ru›mir/KSNews_445.htm
Соловей Будимирович
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_649.htm
К Царю морскому Варуне
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_648.htm

  


СТАТИСТИКА