Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Григорiй Купчанко. Галичина и еи русски жители
от 06.01.08
  
Доклады


IV Этнографическа часть

ІV Этнографическа часть
Слово этнографія (говори: этнографія) походитъ изъ греческого языка и значитъ по-русски описаніе народа. Отже заголовокъ этнографическа часть значитъ столько, якъ отдЪлъ сей книжечки, въ которомъ описане житье-бутье русского народа въ ГаличинЪ.
Головный роздЪлъ русскихъ жителей Галичины Сказавши въ попереднихъ отдЪлахъ сей книжечки о исторіи и численности нашого русского народа въ ГаличинЪ и о краю ГаличинЪ, скажемъ теперь где-що о самомъ русскомъ народЪ въ ГаличинЪ въ этнографическомъ отношенiю.
Русски жители Галичины роздЪляются на мужиковъ (названіе селянинъ не естъ отповЪдне для мужика, бо селяниномъ называется каждый человЪкъ, который жіетъ въ селЪ, отже и священникъ, и учитель и т.д.), на мЪщанъ и на священниковъ.
Мужики жіютъ въ селахъ и роздЪляются на господаровъ або посЪдателей грунтовъ и домовъ и на роботниковъ-заробниковъ, не посЪдающихъ своихъ власныхъ грунтовъ и домовъ.
МЪщане жіютъ въ мЪстечкахъ и мЪстахъ и суть або господари, або ремесленники, або торговци и т.п. Къ сожалЪнью въ галическихъ мЪстечкахъ и мЪстахъ теперь дуже мало русскихъ мЪщанъ, а то тому, що велика часть русскихъ мЪщанъ въ ГаличинЪ ополячилася и даже окатоличилася. На несчастье и та маленька часть русскихъ мЪщанъ Галичины, котора осталася вЪрною своей родной русской народности и своей прадЪдной православной вЪрЪ, съ каждымъ рокомъ уменьшается, а то по причинЪ розличныхъ тягаровъ и своей бЪдности, котори рокъ-отъ-року заставляютъ многихъ русскихъ мЪщанъ продавати свои грунты и домы и або переселятися въ села и ставатися тамъ хлЪборобами-селянами або оставатися на мЪстци и ставатися роботниками-заробниками.
Священники жіютъ въ селахъ въ мЪстечкахъ и мЪстахъ, и то головно яко приходски або парохіальни священники. Къ сожалЪнью и многи русски священники въ ГаличинЪ такъ ополячени и окатоличени, що въ ихъ домахъ употребляется чужій, польскій языкъ намЪстъ родного, русского языка и що въ церквахъ ихъ приходовъ заведени розлични сбряды и порядки римско-католической, латинской або западной вЪры.
Се суть три головни станы русского народа въ ГаличинЪ. Въ давнЪйшихъ часахъ въ русскомъ народЪ въ ГаличинЪ числился еще одинъ головный станъ, и то дворянскій або боярскій станъ, который стоялъ на челЪ галическо-русского народа и изъ которого выходили князи и короли галическо-русского народа. Но теперъ члены сего стана совсЪмъ ополячени и окатоличени и находятся въ таборЪ Поляковъ.
Други, меньши станы русского народа въ ГаличинЪ суть станы: урядниковъ, професоровъ, писателей, учителей, церковныхъ пЪвцовъ, ремеслениковъ и т.д. И въ сихъ станахъ есть много ополяченныхъ и окатоличенныхъ русскихъ людей. Большинство-же членовъ сихъ становъ и высшеназванныхъ головныхъ становъ осталося вЪрнымъ и преданнымъ своей родной русской народности и своей прадЪдной православной вЪрЪ и составляетъ одинъ, нероздЪлный галическо-русскій народъ.
МЪстцевый роздЪлъ галическо-русского народа Такъ якъ галическо-русскій народъ жіетъ въ розличныхъ мЪстцахъ або сторонахъ края а головно всходной половины Галичины, то русски жители поодинокихъ мЪстцъ або сторонъ Галичины называютъ себе розличными именами або прозвысками, якъ напримЪръ: Покутянами, Коломыйцами, Гуцулами, Подолянами, Бойками, Верховинцами, Лемками и т.д.
Покутяне Покутянами называются жители малой части всходной Галичины, котора лежитъ межи рЪками Чечвою и ДнЪстромъ и межи Карпатскими горами и котора называется Покутьемъ. Названія Покутяне и Покутье походятъ отъ того, що сія сторона составляетъ самый крайній полуднЪшный кутъ або уголъ Галичины. Отъ слова кутъ достало свое названіе и мЪсто Куты, которе лежитъ на Покутъю, и то на галическо-буковинской граници.
Своихъ русскихъ братій въ сосЪдномъ краю БуковинЪ Покутяне а также други русски Галичане называютъ Волохами а саму Буковину - Волощиною. Русски Буковинци-же называютъ Покутянъ и другихъ русскихъ Галичанъ - Лядскими людьми або Ляхами а саму Галичину - Лядскимъ краемъ або Ладчиною (СЪ всЪ названія суть совсЪмъ невЪрни, несправедливи, фальшиви, бо та частъ Буковины, котора граничитъ съ галическимъ Покутьемъ, есть чисто русска и въ ней жіетъ такій самый русскій народъ, якъ въ Покутью и взагалЪ въ ГаличинЪ. Волощиною або Волошскимъ краемъ можно называти теперь лишь тотъ край, который давно назывался Валахіею и который составляетъ теперь разомъ съ сосЪдними краями Молдавіею и Добрудчою Ромынску державу або Ромынске королевство. Такъ само нема теперь на свЪтЪ и Лядского края або Лядчины, бо Лядскимъ (Ляшскимъ) краемъ або Лядчиною нашъ русскій народъ называлъ Польску державу або Польшу, котору передъ 123-ма роками завоёвали и роздЪлили межи себе три сосЪдни державы: Австрія, Россія и Пруссія). Ба, даже и сами Покутяне называютъ свою сторону Лядскою землею, якъ то видно изъ сей ихъ народной пЪсеньки:
Ой а вотси земля Лядска
А вотти - Волошска;
Куда пойдемъ, где ся кинемъ,-
За насъ поголоска!
Коломыйци Въ Покутью лежитъ также мЪсто Коломыя, которе есть далеко больше якъ Куты. Для того Покутяне любятъ называти себе также Коломыйцами, якъ то видно изъ сей ихъ народной пЪсеньки:
Коломыецъ - чорнобрывецъ;
А Коломыёчка?
Яка була красна мама,
То ще красша дочка!
Або:
Ой славная Коломыя,
Що межи горами;
Ще славнЪйша Коломыйка
Съ чорными бровами.
Гуцулы Русски жители коломыйского, косовского и сосЪдного станиславовского округа, котори жіютъ въ горахъ, называютъ себе Гуцулами (отки взялося названіе Гуцулъ, то трудно сказати. Одни учени говорятъ, що названіе Гуцулъ походитъ отъ названія стародавнихъ жителей Буковины и сосЪднихъ сторонъ Галичины, котори называлися Уцами. Други учени кажутъ, що названіе Гуцулъ походитъ отъ ромынского слова гоцъ або гуцъ, которе значитъ по-русски розбойникъ. Трети учени думаютъ, що названіе Гуцулъ походитъ отъ славяно-русского слова гуцъ, гузъ, Гузъ або Гудзъ, узъ або узолъ и т.д.
Що до утвержденья, що будто названіе Гуцулъ походитъ отъ имени народа Уцы, то се утвержденье есть совсЪмъ невЪрне, несправедливе, фальшиве, а то просто тому, бо Уцы були совсЪмъ чужи нашому русскому народу, а Гуцулы то суть чистокровни славяно-русски люди, якъ то видно изъ ихъ языка, который есть о много чистЪйшій, якъ языкъ другихъ русскихъ жителей Галичины и Буковины, и въ которомъ есть много такихъ чистыхъ славяно-русскихъ словъ, яки находятся лишь въ книжномъ русскомъ языцЪ. Що Гуцулы мЪшаютъ въ свою бесЪду и где-яки чужи, нерусски слова, то то совсЪмъ не дивно, бо вЪдь въ близкомъ сосЪдствЪ съ ними жили и жіютъ розлични чужи, нерусски народы, якъ напримЪръ: Ромыны (Волохи), Армяне, Мадьяры и др., отъ которыхъ они и пріймили въ свою бесЪду где-яки слова.
Такъ само невЪрне есть утвержденье, що будто названіе Гуцулъ походитъ отъ ромынского слова гоцъ або гуцъ, которе значитъ по-русски розбойникъ, бо вЪдь не можно допустити, щобы народъ цЪлой околици або колькохъ сосЪднихъ околицъ могъ заниматися розбоемъ, хотя межи Гуцулами въ давнЪйшихъ часахъ находилися многи славни розбойники, якъ напримЪръ: Олекса и Иванъ Довбушъ, Иванъ Пискливый, Иванъ Панчишинъ и др. Впрочемъ Гуцулы були въ БуковинЪ и въ сосЪднихъ съ нею сторонахъ Галичины уже тогди, коли о Ромынахъ або Волохахъ въ БуковинЪ и слыху не було.
Що до утвержденья, що имя Гуцулъ походитъ отъ славяно-русского слова гуцъ, гузъ, Гузъ або Гудзъ, узъ або узолъ и т.д., то сторонники сего утвержденья основуютъ названіе Гуцулъ на фактЪ, що Гуцулы любятъ украшати свою одежу гуциками, гузиками або гудзиками и носити розлични вещи въ узлахъ (гузлахъ або вузлахъ) або мЪшкахъ, завязанныхъ гудзами. Отъ слова узъ (узъ або гузъ) походитъ также имя гуцулского села въ БуковинЪ Чорногузы) або Горянами, Горцами, Горскими людьми и т.д. И Гуцулы любятъ величати себе, якъ то видно изъ сей ихъ народной пЪсеньки:
Ой Гуцуликъ легко вбутый, -
Легко му ходити;
У Гуцула чорни бровы, -
Лишъ бы го любити
Подоляне Въ сосЪдствЪ съ Гуцулами жіютъ Подоляне, и то головно въ ровнинахъ або долинахъ на полночъ отъ рЪки Прута въ БуковинЪ и на полночь отъ рЪки ДнЪстра въ ГаличинЪ: въ чортковскомъ, бережанскомъ и другихъ округахъ. Подоляне называютъ себе также Ополянами, Полянами або Поляницами, т.е. жителями полей, и такъ спЪваютъ о собЪ и о своихъ сосЪдахъ Гуцулахъ въ одной изъ своихъ народныхъ пЪсень:
Ой сарака 1) Поляница кукурузы сЪе,
А погана Гуцулія на то ся надЪе.
Ой сарака Поляница курузы 2) сапае,
А погана Гуцулія бисаги 3) латае.
Ой сарака Поляница кукурузы поле,
А погана Гуцулiя вже бЪжитъ у поле.
1) Слово сараку походитъ изъ ромынского языка и значитъ по-русски бЪдный.
2) Русски мужики въ ГаличинЪ и БуковинЪ употребляютъ слово курузъ и кукурузъ,
3) ДвЪ связанни одна съ другою торбы або перевязанный на серединЪ мЪшокъ.
Або:
Гуцулія-кукурлія не хоче робити,
Лишенъ иде въ Коломыю малай 4) дорожити.
4) Малаемъ называется хлЪбъ изъ кукурузяной муки.
Бойки Въ сосЪдствЪ съ Подолянами и Гуцулами жіютъ Бойки (отки походитъ названіе Бойко, то трудно сказати. Одни учени ведутъ то названіе отъ русского слова бой, т.е. бойка, битва або война, други отъ русского слова бойкій, т.е. отважный або смЪливый, трети отъ названія стародавного народа Бои або Богемы и т.д. НайвЪроятнЪйше, що названіе Бойко походитъ отъ русского слова бойкій, т.е. отважный або смЪливый, бо Бойки дЪйствительно отличаются въ своемъ поведенью такою отважностью и смЪливостью, що ихъ русски сосЪди Подоляне и Гуцулы называютъ ихъ просто влазливыми и безстыдными, говорячи: Бойко-Наливайко съЪлъ джуръ та ще каже: Дайко! (Джуромъ або журомъ называется чиръ, киселица або похлебка изъ овсяной муки)) и то головно въ стрыйскомъ и самборскомъ округахъ, въ ГаличинЪ. Такъ якъ сторона, въ которой жіютъ Бойки, есть гориста, то Бойки называютъ себе Верховинцами, Горянами або Подгорянами и стыдаются названія Бойки. Но въ своихъ народныхъ пЪсняхъ и они называютъ себе Бойками, якъ то видно изъ сей пЪсеньки:
Ой пойду я межы горы,
Тамъ, где жiютъ Бойки;
Тамъ музыка дробно грае,
Скачутъ полегойки. 6)
6) Бойковско-русске слово намЪстъ слова полегоньки або полегоньку.
СосЪди-же Бойковъ Гуцулы такъ отзываются о Бойкахъ въ одной изъ своихъ народныхъ пЪсень:
Ой бЪдойко, 7) умеръ Бойко,
Бойкови дзвонили;
А Бойко ся схопивъ съ лавы, -
Ледви го словили.
7) Бойковско-русске слово намЪстъ слова бЪдонько.
На таки и подобни остроты своихъ русскихъ сосЪдовъ Бойки отповЪдаютъ межи инымъ такъ:
Ой Гуцулы, Гуцуленъки,
Де-сте Бойка дЪли?
Цы вы его испекли-сте,
Ци сырого съЪли?
Ни мы его не испекли,
Ни сырого съЪли, -
Ино ишовъ черезъ гору,
Та го вовки съЪли.
Лемки Дальшими жителями горъ въ ГаличинЪ суть такъ называеми Лемки, котори жiютъ въ сторонЪ межи рЪкою Сяномъ и долиною рЪки Попрада, въ сяндецкомъ окрузЪ. Названіе Лемки дали имъ ихъ русски сосЪди за то, що они говорили (и теперь еще говорятъ) лемъ намЪстъ лишь, напримЪръ: Я маю лемъ одну корову, намЪстъ: Я маю лишъ одну корову. Сами Лемки не называютъ себе такъ, а называютъ себе просто Русинами або Русняками.
Въ своей бесЪдЪ Лемки употребляютъ взагалЪ много нерусскихъ, именно польскихъ и словацкихъ словъ, а то тому, що ихъ сторона граничитъ съ сторонами Поляковъ, або лучше сказавши, Мазуровъ въ западной ГаличинЪ и Словаковъ въ полночной Угріи. За се а также за употребленье слова лемъ смЪются надъ ними ихъ русски сосЪди. Лемки-же смЪются надъ другими русскими Галичанами за ихъ употребленье до Ъды кукурузовъ, котори они называютъ тендерицею и о которыхъ они такъ говорятъ:
Тендерица най бы ся родила,
Лемъ до насъ бы не ходила.
КромЪ наведенныхъ тутъ мЪстцевыхъ названій галическо-русскихъ жителей, сЪ жители носятъ еще розлични други названія або прозвыска, якъ напримЪръ: ПолЪщуки (жители лЪсистыхъ сторонъ), Побужане (жители околици надъ рЪкою Бугомъ, въ золочовскомъ окрузЪ), Львовяне (жители околици мЪста Львова), Перемышляне (жители околици мЪста Перемышля), Куртаки (черезъ ихъ короткій строй), Чугонци (черезъ ихъ верхну одежу, такъ называему чуганю) и т.д.
Говоры, обликъ, тЪлосложенье и характеръ русскихъ жителей Галичины Якъ розлични суть мЪстцеви названія або прозвыска русского народа въ ГаличинЪ, такъ розлични суть и его мЪстцеви говоры, обликъ або видъ лица, тЪлосложенье або форма тЪла и характеръ або натура.
Головныхъ мЪстцевыхъ русскихъ говоровъ въ ГаличинЪ есть четыре, и то 1) подольско-русскій, 2) гуцулско-русскій, 3) бойковско-русскій и 4) лемковско-русскій говоръ. СЪ говоры отличаются одни отъ другихъ або больше-меньше розличнымъ произношеньемъ (выраженьемъ) поодинокихъ словъ або поодинокими словами, котори суть въ розличныхъ говорахъ розлични. Такъ одни русски Галичане говорятъ що, други шо, трети што и т.д.; одни говорятъ былъ, другй бывъ, трети бувъ и т.д.; одни говорятъ батъко, други тато, трети дьедьо и т.д.
Жители гористыхъ сторонъ суть лицемъ свычайно смугляви и хороши, тЪломъ стройни и высоки а характеромъ тверди и пылки, а жители ровнинъ суть лицемъ свычайно бЪли и блЪди, тЪломъ низки и слаби а характеромъ мягки и повольни. ВзагалЪ якъ одни такъ други суть добродушни, чувствительни, гостепріимни, трудолюбиви, цнотливи и побожни, но при томъ также легкомысленни, злостливи, жестоки, мстительни и непостоянни. Загальный-же характеръ русскихъ мужиковъ въ ГаличинЪ есть ихъ надсвычайна покорность и пониженность передъ иными, особливо высшими станами, передъ которыми они не стыдаются даже до ногъ поклонитися або таки на колЪна впасти. Сія постыдна привычка походитъ еще изъ тихъ давнихъ часовъ, коли надъ русскимъ народомъ въ ГаличинЪ правили польски короли, паны и ксёндзы. Для того часъ, щобы галическо-русскій мужикъ покинулъ сію свою паскудну привычку, понижающу его станъ и оскорбляющу его честь.
Одежа и домостроенье русскихъ жителей Галичины И одежа и домостроенье русскихъ жителей Галичины не всюда однаки. Подоляне носятся совсЪмъ иначе якъ Гуцулы, сЪ носятся иначе якъ Бойки, сЪ сновь носятся иначе якъ Лемки и т.д. Такъ само не однако строятъ (будуютъ) одни и други свои домы або хаты и покрываютъ ихъ то соломою (снопами), то досками, то драницами и т.д.
Если бы мы хотЪли тутъ подробно описати одежу и домы русскихъ жителей поодинокихъ сторонь Галичины, то мы мусЪли бы написати цЪлу толсту книжку.
Для того мы скажемъ тутъ лишь где-що о одежЪ русскихъ мужиковъ въ ГаличинЪ. А щобы почтенни читатели сей книжечки могли представити собЪ, якъ носятся русски мужики въ поодинокихъ сторонахъ Галичины, то помЪщаемъ тутъ рядъ образковъ, котори представляютъ также, якъ выглядяютъ лицемъ русски мужики где-которыхъ сторонъ Галичины.
1. Русски мужики изъ снятинского округа Снятинскій округъ Галичины граничитъ съ полночно-западнымъ угломъ (кутомъ) Буковины, и для того одежа жителей снятинского округа дуже подобна до одежи русскихъ жителей полночно-западного угла (кута) Буковины.
ПомЪщенный тутъ первый образокъ представляетъ двохъ братьевъ изъ снятинского округа въ будничой, лЪтной одежЪ. На обохъ долги, бЪли полотняни сорочки, спущенни поверхъ широкихъ полотняныхъ портокъ або портяницъ (слова, напечатанни скорописъю, употребляются преимущественно тими галическо-русскими людьми, одежа которыхъ тутъ описуется), коротки кожушки изъ овечихъ смушковъ и шкоряни ременци и оба съ капелюхами. Старшій въ черевикахъ а молодшій въ постолахъ або ходакахъ. У старшого волняна торбынка черезъ плечи и волосы стрижени а на передЪ зачесани, якъ у мЪщанъ, а у молодшого волосы долги и спереду ровно подстрежени, якъ у мужиковъ. И сорочка у молодшого мужицка, т.е. съ отворенными рукавами, коли-же у старшого рукавы сорочки на конци сморщени (стягнени докупы), якъ у мЪщанъ. Капелюхъ у старшого кайстровый, а у молодшого - соломяный. Кожушокъ у старшого писаный (вышиваный) розноцвЪтными сафьяновыми шкорочками а у молодшого - простый, т.е. не вышиваный.
На помЪщенномъ тутъ второмъ образку представлени двЪ дЪвчини, сестры, въ будничой лЪтной одежЪ. Старша сидитъ и прядетъ веретеномъ повЪсмо, которе держитъ въ рукахъ на кужелЪ еи молодша сестра. ОбЪ сестры въ долгихъ, бЪлыхъ полотняныхъ сорочкахъ, въ короткихъ писанныхъ гуцулякахъ (кожушкахъ безъ рукавовъ), въ темно-червонныхъ волняныхъ горботкахъ (обгорткахъ) съ бЪлыми пасмами, въ розноцвЪтныхъ волняныхъ поясахъ, въ чорныхъ шкоряныхъ черевикахъ и съ склянньми перлами и коралями на шеяхъ. Въ ухахъ у обохъ мосяжни ковтки (кольца) а на головЪ поверхъ сплетенныхъ и сложенныхъ одна поверхъ другой косъ розноцвЪтни и червонни стяжки (бинды, кодки або ленты).
Третій образокъ представляетъ музыкантовъ, и то скрипника и цимбалисту. Оба музыканты въ бЪлыхъ полотняныхъ сорочкахъ, подолки которыхъ сховани подъ бЪлыми широкими полотняными портяницами, въ чорныхъ волняныхъ сардакахъ, въ широкихъ чоботахъ съ закоченными холявами, съ червонньми волняными торбинками або дзюбеньками черезъ плечи и съ соломяными капелюхами на головЪ. Капелюхъ молодшого музыканта обтыканый квЪтками, що значитъ, що сей музыкантъ еще не женатый; у старшого, женатого музыканта капелюхъ безъ квЪтокъ. Волосы у старшого музыканта долги и подстрижени по-мужицки, а у молодшого коротки и обстрижени по-рекрутски. Изъ блЪдого лица молодшого музыканта видно, що неборакъ любитъ по-тягати сивуху, за котору музыкантамъ не тяжко, особливо въ веселой компаніи.
Музыканта представляетъ и помЪщенный тутъ четвертый образокъ, но не веселого музыканта, а засмученного, бЪдного, слЪпого лирника съ лирвою (лирою) въ рукахъ. Коло лирника, сидящого подъ лЪсомъ, коло гостинца, на срубанномъ, лежащомъ деревЪ, сидитъ на соломЪ, на земли его видящій молодый проводаторъ и держитъ праву руку отворенною, що значитъ: Добри христіане, подайте милостыню слЪпому жебракови-лирникови. - Щобы умилосердити добрыхъ христіанъ, лирникъ играетъ жалобными, скрыпливыми голосами своей старой лиры и приспЪвуетъ до того такими-же жалобными, хрыпливыми голосами о мукахъ бЪдного Лазаря, о чудахъ святого Николая Чудотворца, о злыдняхъ людскихъ и т.п. Проходящи люди кладутъ въ отворенну руку проводатора по крейцару або по куску хлЪба; а у кого есть часъ, тотъ остановится на якусъ хвилю коло слЪпого лирника, щобы послухати его жалобныхъ пЪсень и жалобныхъ голосовъ его старой лиры. Стари и дырави на лирнику и его проводаторЪ сардаки, сорочки и портяници. Стари соломяни капелюхи лежатъ на земли. Капелюхъ проводатора такій старый, що и креса (поля) отъ него отпали. Волосы у обохъ жебраковъ долги, нечесани, занедбани, полни нендзы. Така уже доля бЪдного жебрака...
2. Русски мужики изъ косовского, коломыйского и станиславовского округовъ На полудне и на западъ отъ снятинского округа лежатъ косовскій и коломыйскій округи. Въ сихъ округахъ и въ сосЪдномъ станиславовскомъ окрузЪ жіютъ такъ называеми Гуцулы. СлЪдующи тутъ пять образковъ представляютъ Гуцуловъ изъ розличныхъ сторонъ высшеозначенныхъ округовъ.
Первый изъ сихъ образковъ представляетъ мужа и его жену изъ косовского округа въ лЪтной святочной одежЪ. Они приготовилися ити до мЪста и онъ въ послЪдной хвили передъ отходомъ сЪлъ коло стола, щобы наскоро съЪсти трохи борщу на дорогу. Она стала съ другой стороны стола и розмышляетъ, чего бы купити въ мЪстЪ для дому.
На мужЪ коротка, бЪла полотняна сорочка съ пазухою (съ розрЪзомъ) на грудяхъ, съ обшивкою (т.е. безъ колнЪра) наверху и съ сморщенными (стягненными) на конци рукавами. Сорочка спущена поверхъ широкихъ, бЪлыхъ полотняныхъ портьеницъ. Нижна часть портьенницъ спрятана подъ онучами, привязанными до ногъ волоками (т.е, шнурками изъ волны або шерсти конского хвоста). Волоками привявани до ногъ поверхъ онучъ шкоряни постолы. Вокругъ середины тЪла поверхъ сорочки мужъ оперезаный широкимъ шкорянымъ ременемъ. Поверхъ сорочки и ременя надЪтый короткій кЪптарикъ (кожушокъ безъ рукавовъ), вышиванный розноцвЪтными шолковыми нитками и украшенный кусками червонного и зеленного сафьяна. Поверхъ кЪптарика надЪта черезъ плечи червонна або червонно-бЪла волняна дзьобня (торбинка), а поверхъ того всего надЪтый темно-червонный або рудый сЪрдакъ изъ толстого волняного сукна. Волосы на головЪ спереду подстрижени ровно, отъ одного уха до другого, а сзаду спущени на потылицу. Мыска и ложка изъ дерева и власной роботы. И столъ и ослопъ коло стола деревяни и власной роботы. На другомъ конци ослона лежитъ чорна шерстяна кресаня (капелюхъ), но изъ-за стола еи не видно.
Жена убрана въ долгу, бЪлу полотняну сорочку съ сморшками и обшивкою наверху и съ сморшками и обшивкою на конци рукавовъ. На плечахъ сорочка украшена плечками, т.е. вышивана розноцвЪтными волняными нитками. Поверхъ сорочки надЪта темно-червонна волняна горботка (обгортка), привязанна до тЪла рознноцвЪтнымъ волнянымъ поясомъ и розноцвЪтною волняною крайкою (узеньким пояском). На ногах купленни в мЪстЪ чоботы. На шеЪ колька шнурков склянных цятокъ, кровавницъ (коралловъ), блискавокъ, монетъ, медаликовъ, крестиков и т.п. Въ ухахъ мосяжни ковтки (кольца) а на головЪ поверхъ свитыхъ и связанныхъ волосъ хустка розличныхъ цвЪтовъ.
Гуцуловъ изъ косовского округа представляетъ и помЪщенный тутъ другiй образокъ, и то двохъ торговцовъ коновками въ мЪстЪ, на торзЪ. Оба торговци въ будничой лЪтной одежЪ, въ чорныхъ шерстяныхъ кресаняхъ и съ дзьобнями черезъ плечи. Одинъ изъ нихъ въ постолахъ а другiй босый. Тотъ, который въ постолахъ, держитъ за узду своего коня гуцуляка, на которомъ накладена купа коновокъ, сделанныхъ изъ смерекового дерева самыми торговцами. Но торговля коновками даетъ дуже малый доходъ, що и видно по бЪдной одежи и по засмученымъ лицамъ торговцовъ.
Большiй доходъ маютъ Гуцулы, котори занимаются плеканьемъ овецъ и торговлею будзомъ (свЪжимъ, несоленнымъ овечимъ сыромъ), брындзою (соленнымъ и тертымъ овечимъ сыромъ), молокомъ, волною и т.д. Такихъ Гуцуловъ представляютъ помЪщенни тутъ третiй, четвертый и пятый образокъ.
На первомъ изъ сихъ трёхъ образковъ представлена молода пара въ святочной одежЪ. Онъ въ бЪлой, короткой полотняной сорочцЪ, спущенной поверхъ подкоченныхъ широкихъ, червонныхъ суконныхъ холошенъ (штановъ). Поверхъ сорочки онъ опереваный широкимъ шкорянымъ ременемъ. Поверхъ сорочки и ременя надЪтый короткий кЪптарикъ, а поверхъ кЪптарика - короткий сЪрдакъ. На головЪ широкакресаня, на ногахъ чорни шкбряни чоботы, черезъ плечи накинена червонна або червонно-бЪла дзьобня, а подъ правою рукою притисненый до тЪла деревяный топоръ або топорецъ, украшенный розличными хорошими вырЪзками и мосяжными гудзиками, дротиками, бляшками и т.п.
Она въ бЪлой, долгой полотняной сорочцЪ, съ плечками, въ темно-червоной опинцЪ (обгоротцЪ), въ розноцвЪтномъ волняномъ поясЪ, въ кЪптарику, украшенномъ розноцвЪтными вышивками и сафьяновыми шкорочками и въ 6Ълой долгой волняной гуглЪ або джуглЪ (мантЪ) на-опашки. На головЪ у ней розноцвЪтна хустка а на ногахъ чорни чоботы.
На второмъ изъ сихъ образковъ представлена старша пара Гуцуловъ въ зимовой одежЪ. Онъ въ бЪлой, короткой полотняной сорочцЪ, спущенной поверхъ синихъ, широкихъ холошень, оперезанный розноцвЪтньшъ поясомъ, съ дзъобнею черезъ плечи и въ короткомъ кЪптарику безъ рукавовъ подъ темно-червоннымъ сЪрдакомъ. На головЪ баранкова шапка, а на ногахъ постолы. Въ правой руцЪ палица. Она въ бЪлой, короткой полотняной сорочцЪ, поверхъ которой попружками (поясками) привязани до тЪла двЪ узки, темно-червонни волняни опинки (обгортки), и то одна спереду а друга сзаду. Поверхъ сорочки надЪтый кЪптарикъ, а поверхъ кЪптарика - короткій, темно-червонный волняный сЪрдакъ. На головЪ розноцвЪтна хустка, на литкахъ темно-червонни подколЪнници або ногавици, обвити чорными волняными або шерстяными волоками а на ногахъ шкорани постолы.
Представленный на третомъ образку Гуцулъ изъ станиславовского округа убраный въ зимову святочну одежу. Изъ-подъ кЪптарика виднЪется широкій шкоряный ремень. Остальна его одежа подобна до одежи коломыйскихъ Гуцуловъ. На столику передъ нимъ лежатъ долга, бЪла волняна гугля або джугля съ каптуромъ на плечахъ и руда баранкова шапка. Гуцулы носятъ лишь усы и дуже рЪдко бороды.
3. Русски мужики изъ чортковского округа На всходъ солнца отъ станиславовского округа лежитъ межи иными чортковскій округъ. На помЪщенномъ тутъ образку представлени мужчина середнихъ лЪтъ, замужна женщина (въ серединЪ) и дЪвчина изъ чортковского округа. Такъ якъ черезъ сей округъ протекаетъ рЪка ДнЪстръ, то жители сей стороны называются ДнЪстровянами або НЪстровянами и Побережцами.
Мужчина съ голенною бородою и съ подголеннымъ и подстриженнымъ чупромъ (волосьемъ) на головЪ. На немъ бЪла полотняна сорочка, спущенна внизъ поверхъ штановъ. Вокругь середины тЪла онъ оперезенный розноцвЪтнымъ волнянымъ поясомъ, отъ которого внизъ виситъ чепеликъ (ножикъ). Поверхъ сорочки у него на тЪлЪ суконна опапча съ богородицею (колпакомъ) на плечахъ, вышитою розноцвЪтными шнурками и кусочками синого сукна. Въ одной руцЪ у него соломяный капелюхъ а въ другой - палица. На ногахъ юфтови чоботы.
Замужна женшина (въ серединЪ) еще молода (молодица), въ долгой, бЪлой полотняной сорочцЪ съ розноцвЪтными вышивками (плечками) на плечахъ. Вокругъ середины тЪла она оперезана розноцвЪтною долгою волняною крайкою, которою привязани до тЪла сзаду темно-руда або червонна, полосата волняна фота (обгортка) а спереду - ясно-червонный волняный полосатый катранъ (передникъ або фартухъ). Полы фоты подняти вверхъ и ихъ конци заткани за крайку. На головЪ розноцвЪтна хустка, въ ухахъ ковтки съ бовтицами, на шеЪ силянки (склянни коралли и перла або цятки, а на ногахъ сафьянови чоботы русского крою (т.е. на одной подошвЪ).
ДЪвчина убрана подобно якъ молодица коло ней, но сорочка у дЪвчины больше и красше вышивана якъ у молодици. У ней вышивана и пазушина. Красши у дЪвчины так-же фота, катранъ, окрайка, чоботы и силянки на шеЪ. Волосы у дЪвчины сплетени въ косы и обведени въ видЪ вЪнка вокругъ головы. Коло ухъ висятъ закорчени вверхъ фигли. Косы вокругъ головы закосичени (украшени) квЪтками, а сзаду на конци косъ висятъ розноцвЪтни бинды (стяжки або ленты). Въ своей правой руцЪ дЪвчина держитъ коромысло съ ключками, а коло ней стоятъ двЪ деревяни коновци съ водою. Яко верхну одежу женщины въ чортковскомъ окрузЪ носятъ сЪрдаки, бекеши и катанки.
4. Русски мужики изъ тернопольского округа Подъ высокимъ крестомъ при дорозЪ сидитъ слЪпый лирникъ и спЪваючи играетъ на лирЪ. Коло него лежатъ его шапка и палица. СЪракъ на лирнику старый съ зашитыми дырами. Стари и полатани также и его штаны. На ногахъ стари ходики. Черезъ плечи виситъ на мотузочку дЪдовска торба. Опершися на крестъ, стоитъ молодый проводаторъ лирника. СЪрачина на немъ также стара и подерта. Поверхъ сЪрачины виситъ на мотузочку торба. Подъ пахою шапка.
По одной сторонЪ лирника стоятъ два вертающися изъ мЪста женати мужчины а по другой - двЪ также вертающися изъ мЪста женщины, и то молодица и дЪвчина изъ тернопольского округа. Остановившися коло лирника, они съ увагою слухаютъ его игру и пЪсни о святой БогородицЪ, о Николаю ЧудотворцЪ, о Лазарю и т.д. Оба мужчины въ сивыхъ опанчахъ, украшенныхъ пришивками изъ синого сукна и шнурковъ. На плечахъ опанчъ висятъ богородици (колпаки). На головЪ у одного мужчины соломяный капелюхъ съ червонною биндою а у другого - шапка сзаду съ завЪсами и сверху съ суконнымъ дномъ. Полотняна сорочка на половину въ штанахъ. Штаны изъ выбиванного (полосатого) полотна. Чоботы юфтови съ закоченными внизъ холявами.
Изъ стоящихъ по другой сторонЪ креста женщинъ передна дЪвчина а задна - замужна. Замужна съ бЪлою переметкою на головЪ. Отъ переметки по плечахъ спускаются цыбы (конци), и то поверхъ синой бекеши (синого кожуха), обвязанной на серединЪ тЪла розноцвЪтннымъ волнянымъ червчатымъ поясомъ. Изъ-подъ бекеши видно волняну сподницу съ розноцвЪтною запаскою (передникомъ або фартухомъ). На ногахъ чорни чоботы. Въ правой руцЪ кобеля (кошикъ изъ рогожи).
Голова дЪвчины обвязана розноцвЪтною хусткою а волосы сверха украшени квЪтками. Вокругъ шеи обвязана хустка а тЪло убране въ полосату катанку и розноцвЪтну сподницу и запаску. Въ рукахъ дЪвчины два кошики съ товарами (марфою) изъ мЪста, котори она накупила на свое веселъе.
5. Весельный походъ русскихъ мужиковъ изъ тернопольского округа Въ тернопольскомъ окрузЪ не обойдется ни одно русске народне веселье безъ того, щобы весельный староста и весельный подстароста не пойшли подчасъ веселъя съ подарками (дарами або дарунками) до пана-дЪдича и до панъ-отца або ксёндза.
Тихъ весельныхъ старшинъ мы и видимъ на помЪщенномъ тутъ образку: староста стоитъ на-право и держитъ въ рукахъ пару когутовъ чи каплуновъ яко дары для пана-дЪдича або для панъ-отца. На немъ бЪлый овечій кожухъ, перевязанный долгимъ, бЪлымъ ручникомъ съ вышиванными краями. Стоящій въ серединЪ подстаростій въ суконной капотЪ съ обшитыми краями несетъ на ручнику весельный коровай (колачъ) яко даръ для пана-дЪдича або для панъ-отца. Съ боку стоятъ два музыканты, и то скрипникъ и басиста, и играютъ весельни игры. Скрипникъ въ кожусЪ, а цимбалиста въ куртцЪ (короткомъ сЪраку). Сзаду стоятъ сваты, дружко и поддружіи. У всЪхъ весельныхъ однаки полосати полотняни штаны, однаки ремени, однаки залупчисти (закоченни) шкапови чоботы (т.е. чоботы изъ конской шкоры) и однаки червонни гарасовки або жички, (стяжки або ленты) у колнЪровъ. У каждого приколенный до шапки шпилькою барвинковый букетъ. На-право и на-лЪво виднЪются покрыти соломою и мазанни (мащенни) мужицки хаты.
6. Русски мужики изъ золочевского округа Въ сосЪдствЪ съ тернопольскимъ округомъ находится золочевскiй округъ. Но народна одежа въ сихъ обохъ округахъ розличается одна отъ другой, якъ се видно изъ помЪщенного тутъ образка, представляющого старшого мужчину и молоду замужну женщину або молодицу. Мужчина съ люлъкою въ зубахъ, котору онъ поддержуетъ своею лЪвою рукою. Свою праву руку онъ всунулъ черезъ дыру своего сЪрака або семраги въ кишеню своихъ холошенъ (штановъ). По-верхъ рудого суконного сЪрака онъ оперезанный червоннымъ ременемъ съ пряжками. На головЪ у него высока баранкова шапка съ суконнымъ дномъ и на завЪсахъ, т.е. съ шелковыми стяжками або лентами сзаду. Чоботы у него зазувисти (широки) шкапови (т.е. изъ конской шкоры), шити русскимъ кроемъ (т.е. на одной подошвЪ), безъ обцасовъ (каблуковъ) и съ узкими желЪзными подковами.
Молодица также въ рудомъ суконномъ сЪраку и оперезана поверхъ сЪрака волнянымъ полосатымъ поясомъ съ китицами на концахъ. Голова обвязана великою розноцвЪтною баволняною хусткою (по-мЪщански), а изъ-подъ хустки спущени по плечахъ подстриженни волосы. На шеЪ коралли и дукачъ (дукатъ) або взагалЪ монета або медаль. Изъ-подъ сЪрака виднЪются розноцвЪтна сподница и верхъ ней спереду запаска. Чоботы таки сами, якъ у мужчины. Въ дали на образку виднЪются верхи сельской церкви.
7. Русски мужики изъ стрыйского и станиславовского округовъ На помЪщенномъ тутъ первомъ образку представлени одинъ Подгорянинъ изъ стрыйского округа и одинъ Верховинецъ изъ станиславовского округа.
Подгорянинъ стоитъ съ правого боку Верховинца. Онъ убраный въ овечій кожухъ и въ суконный сЪрдакъ. СЪрдакъ спереду съ голубыми петлями (спонками), обшитый по краяхъ голубыми шнурками и обвязаный вокругъ колнЪра долгими петлями съ великими китицами. На головЪ высока баранкова кучма съ круглымъ верхомъ. На ногахъ сини шаравары або убранъе и чоботы съ высокими холявами. Въ одной руцЪ палица а въ другой люлька.
У Верховинца вышиванна на колнЪрЪ сорочка спущена поверхъ шараваръ, а поверхъ сорочки тЪло оперезане ременемъ. Верхъ сорочки на тЪлЪ кЪптаръ (кожушокъ безъ рукавовъ), обшитый по краяхъ кусками бЪлыхъ и чорныхъ волосатыхъ козьихъ шкорочокъ и долгими, червонными сафьяновыми шкорочками. На плечи накиненый на-опашки чорный суконный сЪрдакъ, обшитый по краяхъ чорнымъ волнянымъ шнуркомъ. На головЪ шлыкъ (шапка съ суконнымъ дномъ). На ногахъ постолы, привязанни до тЪла ременцами, которыми ноги обвити до самыхъ колЪнъ.
ПомЪщенный тутъ вторый образокъ представляетъ Бойковъ або, якъ они сами себе называютъ, Верховинцевъ изъ стрыйского округа. Изъ представленныхъ на образку трёхъ мужчинъ два женати (на-право) а одинъ неженатый (на-лЪво). Изъ женщинъ одна замужна (на-лЪво) а двЪ незамужни (на-право).
Мужчины убрани въ вышиванни на плечахъ сорочки спущенни внизъ поверхъ суконныхъ холошенъ (штановъ), и оперезани шкорянными ременями. КолнЪры сорочокъ стягнени докупы спонкою (мосяжною запонкою) съ крашеннымъ скломъ въ серединЪ або съ политичкою (червонною стяжкою або лентою). Поверхъ сорочки надЪтый овечій кожухъ, обшитый бЪлыми и чорными кусочками козьой шкоры, а поверхъ кожуха надЪтый чорный суконный сЪрдакъ. У самого крайного мужчины черезъ плечи повЪшена шкоряна тобовка або тайстра безъ всякихъ украшеній. На ногахъ у всЪхъ мужчинъ шкоряни постолы, привязанни до ногъ ременцами. На головЪ у середного мужчины высока баранкова кучма съ баранковымъ дномъ, а у двохъ мужчинъ въ рукахъ чорни, низки шерстяни капелюхи съ широкими полями (кресами).
Замужна женщина маетъ на головЪ чепецъ, подъ которымъ спрятани подстриженни волосы. Поверхъ чепца голова обвита бЪлою полотняною завойкою, конци которой спущени на груди. У дЪвчатъ заплетени косы и обвязани розноцвЪтною хусткою, конци которой спущени на одно або друге плече. Въ недЪльни и святочни дни дЪвчата обтыкаютъ собЪ головы павлиными перьями и квЪтами и называютъ то украшенье головы чубомъ. Въ ухахъ они носятъ ковточки (кольца або сережки) а на шеЪ - по колька шнурковъ розноцвЪтныхъ склянныхъ коралловъ (цятокъ) съ мосяжными крестиками и медалями. Поверхъ долгихъ полотняныхъ сорочокъ они носятъ полотняни або баволняни рЪсни (т.е. сложенни въ рясы або сборки) сподници або сукни съ волнянымъ фартухомъ, котори они привязуютъ до тЪла поясомъ и чемборомъ (червонною стяжкою або лентою). Верхна одежа у женщинъ така сама, якъ у мужчинъ: кожухъ и сЪрдакъ. На ногахъ женщины носятъ постолы або чоботы.
Позади особъ на образку виднЪются немазанна мужицка хата изъ сложенныхъ въ ключи еловыхъ беревенъ и покрыта снопами, стайня (назадъ хаты) и оборогъ съ сЪномъ (недалеко стайни).
8. Русски мужики изъ львовского округа На полночь отъ стрыйского округа лежитъ межи иными львовскій округъ, русски жители которого представлени на помЪщенномъ тутъ образку, и то цЪла весельна старшина въ зимовой святочной одежЪ.
Первый на право то весельный староста въ долгой, чорной свигЪ, поверхъ которой черезъ плечи перевязаный бЪлый ручникъ, показующій чинъ старосты. До баранковой шапки на головЪ прикрЪплена барвинкова кигица. На ногахъ чорни чоботы.
На право отъ старосты стоитъ вторый (другій) дружба, также въ долгой, чорной свитЪ, съ бЪлымъ ручникомъ черезъ плечи и оперезанный ременцемъ. На головЪ соломяный капелюхъ съ барвинковою китицею. За старостою видна голова подстаростія.
На право отъ дружбы стоитъ сваха або старостина въ долгой бекешЪ (въ долгомъ кожусЪ). Голова обвязана розноцвЪтною хусткою и украшена барвинкомъ. За свахою або старостиною видна голова подстаростины.
На право отъ свахи або старостины стоитъ первый дружба або дружко въ долгомъ кожусЪ, поверхъ которого натягнена еще дольша пласта (одежа изъ толстого полотна), подперезанна ременцемъ. На головЪ соломяный капелюхъ, украшенный стяжкою (лентою) а сбоку барвинковою китицею съ стяжкою. Черезъ плечи бЪлый ручникъ. Въ лЪвой руцЪ коровайчикъ (колачъ) съ деревцемъ (троичный прутикъ) съ барвинковыми галузками и наверху съ позолоченными шишками (гусиными перцами).
На право отъ первого дружбы стоитъ молодый съ молодою, т.е. женихъ съ своею невЪстою або такъ называемый князъ съ княгинею або королъ съ королевною. Молодый убраный такъ, якъ первый дружба, лишь безъ ручника черезъ плечи. За то у него на верху капелюха пришитый позолоченный барвинковый вЪнокъ.
Такій, но о много большій вЪнокъ у молодой, княгини або королевной. Сзаду отъ вЪнка висятъ поверхъ плечей розноцвЪтни шелкови бинды (ленты). На шеЪ склянни перла и коралли, въ рукахъ бЪла хустка а на ногахъ чоботы.
На право отъ молодой стоятъ еи двЪ дружки, старша и молодша. Молодша дружка называется свЪтивкою (свЪтилкою). У обохъ дружокъ на головЪ дЪвочи вЪнки съ биндами и т.п. ОбЪ дружки а также молода убрани въ долги кожухи, покрыти синимъ або зеленымъ сукномъ, и у всЪхъ надЪти спереду полотняни або волняни запаски (фартухи або передники) За молодою и дружками стоятъ два музыканты: скрипникъ и басиста.
Назади музыкантовъ виднЪются двЪ хаты (домы), пошити снопами, и то одна хата пошита въ сходци китками або шгуерными снопками а друга гладко колосными снопками. На верху обохъ хатъ козлинье, т.е. навкрестъ положенни дручки, щобЪ вЪтеръ не свЪёвалъ съ верха хаты солому. СтЪны хатъ снадворья и ссередины мащени глиною и вапномъ. Межи обома хатами виднЪется тинъ або плотъ (заборъ).
9. Русски мужики изъ сяндецкого округа Далеко на западъ отъ львовского округа лежитъ сяндецкій округъ, и то на самой граници всходной або русской и западниой або польской (мазурской) половины Галичины. Въ сей околици жіютъ такъ называми Лемки, обликъ и одежа которыхъ представлени на помЪщенномъ тутъ образку. На лЪво стоитъ паробокъ (парень) а на право женатый.
Паробокъ въ бЪлой полотняной кошелЪ (сорочцЪ) съ прорЪзомъ на грудяхъ и съ маленькимъ колнЪромъ. Сподна часть кошели спрятана въ бЪлыхъ суконныхъ холошняхъ (штанахъ), украшенныхъ по бокахъ червонно-голубыми пасками (лампасами). Верхъ холощень тЪло оперезане шкорянымъ чересомъ (широкимъ ременемъ) съ мосяжными пряжками. Поверхъ кошели и череса надЪтый голубый суконный лейбикъ або брусликъ (родъ камизельки) безъ рукавовъ и съ мосяжными гудзиками, а поверхъ лейбика або бруслика - бЪла суконна гуня (гуняцъ), украшена синими вышивками и синими кусками сукна, особливо на обранцЪ (на колнЪру и на грудяхъ). На головЪ широкій чорный капелюхъ съ круглымъ дномъ, обвязаннымъ китайками, т.е. волняными шнурками, конци которыхъ висятъ на задЪ капелюха. Волосы обстрижени. Въ зубахъ люлъка або пипка съ коротенькимъ цыбушкомъ або пипасаромъ. На ногахъ керпци (постолы), привязанни до ногъ шерстяными шнурками.
Стоящій на лЪво отъ паробка женатый мужчина съ долгими, сивыми волосами подъ копачемъ (т.е. подъ шапкою) на головЪ. На плечахъ у него накинена темна суконна чуга съ пелериною, отъ которой висятъ внизъ свЪчки (тороки, стряпци або бахрама). Таки сами свЪчки висятъ внизъ и отъ широкихъ зашитыхъ рукавовъ, котори служатъ яко кишени (карманы). За ношенье на одежЪ свЪчокъ сосЪди называютъ Лемковъ СвЪчкарями.
Симъ кончимо наше коротеньке описанье одежи русскихъ мужиковъ где-которыхъ сторонъ Галичины и дуже жалуемъ, що намъ не удалося достати и помЪстити въ сей книжечцЪ также образки, представляющи одежу русскихъ мужиковъ изъ всЪхъ другихъ сторонъ Галичины (ПомЪщенни въ сей книжечцЪ образки сняти по части съ фотографій фотографа Дуткевича въ КоломыЪ, по части съ образковъ, помЪщенныхъ въ книзЪ покойного русского писателя Якова Ф. Головацкого - Народныя пЪсни Галицкой и Угорской Руси).
Дуже жалуемъ также, що не можемъ помЪстити въ сей книжечцЪ обширнЪйшого описанья обычаевъ, обрядовъ, праздниковъ и т.д. русского народа въ ГаличинЪ, а то по той причинЪ, що таке описанье потребовало бы толстой книжки, изданіе (печатанье або друкованье) которой стоило бы много грошей. А написати щосъ въ короткости о обычаяхъ, о обрядахъ, о праздникахъ и т.д. русского народа въ ГаличинЪ, не мало бы ніякой цЪли и пользы, бо обычаи, обряды, праздники и т.д. сверхъ трёхмилліоного галическо-русского народа сутъ надсвычайно многочисленни и многорозлични и потребуютъ подробного описанья.
Заключеніе Изъ сказанного до теперь въ сей книжечцЪ видно, що больше якъ три милліоны душъ числящій русскій народъ въ ГаличинЪ жіетъ въ семъ краю съ незапамятныхъ часовъ, що Галичина есть русска земля съ русскимъ именемъ, що Поляки и прочи нерусски жители теперешной Галичины прійшли до сего края о осЪлися въ немъ о много позднЪйше, якъ наши родни, русски предки або прародители и т.д.
Черезъ то, що въ нашъ родный, русскій край Галичину зайшли розлични чужи, нерусски люди и народы, нашъ русскій народъ зачалъ мЪшатися съ тими розличными чужими, нерусскими людьми и народами, и черезъ то повстали межи нашимъ народомъ розлични роздЪлы земли, розлични говоры, розлични обычаи и обряды и т.д. Съ часомъ зайшовши до Галичины Поляки, властиво польски паны и ксёндзы, запровадили межи нашимъ русскимъ православнымъ народомъ такъ называему унію, то есть соединенье (слученье або споенье) русской православной церкви съ латинскою римско-католическою церковью, и перетягнули одну часть нашого православного народа въ ГаличинЪ, и то наше русске православне дворянство або боярство и много иныхъ русскихъ православныхъ людей на свою, польску сторону, въ свой, польскій таборъ.
Не уважаючи однако на то все, нашъ русскій народъ въ ГаличинЪ до нынЪшного дня остался въ своемъ огромномъ большинствЪ тимъ, кимъ були его дЪды-прадЪды, и хотя одни изъ русскихъ жителей Галичины называются Подолянами, други Гуцулами, трети Бойками, четверти Лемками и т.д., хотя одни носятся такъ, други сякъ а трети иначе и т.д., то все то не значитъ ничого, бо всЪ русски жители Галичины що-до-одного суть дЪти одного отца и одной матери и сутъ отже собЪ родни братъя и сестры. А яко таки в сЪ русски жители Галичины разомъ составляютъ одинъ нероздЪльный народъ, и то галическо-русскій народъ, такъ само, якъ ихъ сосЪдни русски братья и сестры въ БуковинЪ составляютъ буковинско-русскій, въ Угріи - угро-русскій и въ Россіи - россійско-русскій народъ. Въ виду сего мы, русски люди або, коротко сказавши, мы Русски, повинны всегда жити межи собою якъ родни братья и сестры, то есть повинны одни другихъ любити и поважати и всЪми силами и способами одни другимъ помогати и одни за другими обставати. При томъ-же каждый изъ насъ повиненъ любити, поважати, величати и подпирати все, що свое, родне, русске надъ все, що не свое, не родне, не русске, и старатися, щобы наше, родне, русске мало всюда повагу, верхъ и славу и щобы въ своей хатЪ була своя правда, и сила, и воля
См. образки
http://www.ukrstor.com/ukrstor/ruszhytgal.html#44

  


СТАТИСТИКА