Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Я.Ф. Головацкий. О первом литературно-умственном движении русинов в Галиции...
от 28.01.08
  
Доклады




Як в житью человека случаются дни и часы решительныи для всей будущности одиноких родин, надающии стремительное направление их доли, так и в жизни народов бывают дни и часы, в которых решается судьба многих поколений и важные события дают им особенное стремление, стаются залогом лучшей будущности целого народа. До таких дней и часов причислити належит дни и часы нынешнего собрания, в которых по милости Августейшего монарха нашего в доме сем народном собралася дружина русских ревнователей о развитие и процветание родной словесности, чтобы скрепити теснейший союз умственных сил наших для образования и просвещения милого нам народа.
Не меньше важно и место сие, ставшееся теперь приютом русских муз. Розвернем картины деяний народа русского и увидим, что в розличныи епоки исторического быта нашего собылося на месте нынешнего народного дома. Неизследимыи судьбы Божии исполняются во благо народа русского. - Бог видимо допустил временную казнь на нас, но не прогневался до зела, и помиловал своих.
Тут на месте сем стоял, як предание гласит, низкий замок, зимний дворец князя нашего Льва, в нем же царствовал оный славный созидатель или построитель города Львова во время могущества и силы княжества Галицкого, когда пределы его розширялися от берегов Немна, Березины и Днепра непрерывно по Карпаты и Черное море. - Тут перед полутысячью лет обороняли Русины крепости своего родного города против нападу наездников и орошая землю кровью своею защищали мужественною грудью независимость дорогого отечества. Но сила силу одолела. Город Львов доставшись в руки врагов Руси получил иностранную залогу для удержания в повиновении побежденной Руси. Скончалась самостоятельность и самобытная жизнь Галицко-руского княжества, порабощенная Русь покорилась судьбе - совершилося все. - И по многим летах воздвигается на месте сем величественный кляштор ОО. Тринитариев, напоминая преобладание завоевателей; и кто бы предвидети мог, что в техже стенах заснуется новый зародыш будущего отрождения понуженной Руси! Исполнились опять времена - уничтоженный кляштор ОО. Тринитариев, богатые запасы кляшторных библиотек, сооруженных пришлыми людьми, достается в пользу подаренной Императором Иосифом II библиотеки и в 1784г. учрежденного сим же монархом университета. Засияло светло науки и для нашего народа, и Русинам отворены школы низшие и высшии, даже сам университет: тысячи любознательного юношества получили светло высшего образования на сем месте, учреждены катедры в русском языце - и почти через 20 лет преподавали наши профессоры предметы в богословском и философическом факультетах по русски. - Но прийшло время, сменились обстоятельства, умолкли преподавания русские в сдешнем университете, отнята Русинам способность образовати свой природный язык в школах; латинский, немецкий и польский языки воцарилась на катедрах нашей древней столицы, и казалось, что русский язык на всегда отчужден от высшего образования, должен на веки оставатися достоянием простонародья. Но по неизледимым судьбам провидения настали благосклоннейшии времена для нас - гром военных орудий превратил селяще муз ставшееся приютом своевольства в прах и пепел, и  вот по милости нашего царя стали стены тии достоянием верного русского народа, и из попела происходит новый феникс во славу народа русского и в залог нашего умственного и литературного розвития.
Очи наши смотрели на жалкие розвалины, а слабодушныи и неприязныи нам долго сомневалися о величественном плане народного дома - но неутомимая русская воля, всеобщая ревность и крепкая надежда в будущность поднесла сие великолепное здание, в котором, надеемся, сосредоточатся все наши народные стремления и цели.
Ныне вступаем на новую степень нашего народно-литературного розвития, вновь освящаем сим торжественным актом сей храм народности русской своему предназначению - и сего ради позвольте Высокодостойныи и Достопочитаемыи Господа, да сделаю хотя беглое обозрение состояния умственного просвещения Русинов во время падения Польши и усилий к литературному розвитию их со времени Австрийского владения.
Переход Галицко-Перемышльской земли или древней Червенской Руси под Австрийское владение становит епоху в нашем политическо-общественном быте, а в месте с тем и епоху в розвитии словесности. Судьбы Божии исполнились над дряхлым зданием шляхетско-польской республики. На розвалинах Польщи в старых границах появились новые границы политически поделенного краю: вместо давной привилиеванной нации явились народы, исконные обытатели земли. И наша Русь вынурнула из омута времен и показала свое родовое обличие свету. Но тяжко ей приходило отрясати вековыми невзгодами нанесенную плеснь. Долгое время слабо слышимо было дыхание ослабленного Русина поки не двигся из смертной болезни. Червенская Русь горше других областей пригнетена была вековым панованьем - и воистину чудно явление, что она совсем не обумерла и не погибла. Необыкновенной крепости и неимоверного усилия нужно было, чтобы удержати в тех долголетних смутах веру и народность.
Сообразим только некоторые обстоятельства. Русь наша еще в половине XIV столетия покорена была силою польского и уже 1431 года обращена в польское воеводство под именем червонной Руси. Язык латинский, который тогда образовался и употреблялся на всем западе Европы, заведен в суды и уряды и в учебные заведения, входил в высшие сословия и общества, подавлял все русское и пролагал дорогу польскому.
Учреждение латинских епископий в пределах Руси, введение многих монашеских чинов. основание латинских приходов - все то действовало к обезсилению родной стихии...а розкоренению чуждой привитой народности. Уже в XIV веку грозил король Казимир патриарху Цареградскому, что если патриарх не поставит Антония в епископы Львовские, то он крестит Русь в латинскую веру. В XV столетию до того прийшло, что кафедра епископская во Львове упраздненою осталась больше як 150 лет и управлялась только наместниками Киевскими. В Перемышле переменил король Ягайло насильно русскую церковь в латинский кафедральный костел и выкинул мощи покоющихся там князей и епископов. Галицко-русская епархия попалась еще в нужденейшее состояние. Древние церкви русские н. пр. в Галиче превращаемы были в костели латинскии. Угнетение пришло до последних крайностей
...
Кто перечислит все гонения, пронаследования, оскорбления и понижения, якии истерпела наша Русь в продолжении пяти веков?! И только усердныи старания князя Острожского и других верных сынов Руси, учреждение Ставропигий и братств церковных, заведение школ, преимущественно Львовской, Острожской, а потом Киевской академии спасли нашу Русь от зеющей на ню пропасти. грозящей ее уже совсем поглотити!
В таких обстоятельствах тяжко было удержати народность в своей цельности и нерозрозненности.
Не дивно, что среди таких смут и безпрестанных лишений русское дворянство и вельможи дали переманиться в латинство и изменили своей народности. Мещане, лишены прав и преимуществ, устранены от городских достоинств, исключены из обществ и цехов и отданы на произвол старостов и каштелянов. Народ сельский, не защищен нияким законом против своевольству шляхты, порабощен и предан презренному невежеству.
Австрия приняла Галицко-Перемышльскую или Червоную Русь уже не яко область русскую с живучею и розвивающеюся народностию, но яко полу-польскую провинцию, в которой Русь задавлена, порабощена, понижена едва давала признак жития. По давному понятию Русины, потеряв высшую шляхту, не имели представителя и защитника своих народных интересов. Толковано о нас без нас и кроме нас. Акт поделения Польши и подданства Австрийскому владению подписали сами Поляки - о русских вельможах и боярстве в Червонной Руси уже нет и вести. Не было ни имущего мещанства, ни богатых торговельников; ремесла стояли на низком степени, торговлю имели в своих руках жиды. О состоянии сельского жительства уже и не вспоминати!
...
1783 год был важным годом для нашего умственного отрождения - в нем учреждена первая духовная семинария, сей розсадник просвещения и образования народа русского, и помещена в уничтоженном цесарем Иосифом II. кляштор доминиканок, а в ней заведены преподавания на русском языце
...
С восторгом упоминает наочный сведитель др. Иоанн Гарасевич о преподаваниях на русском языце во всеучилище Львовском (Зоря Гал. 1851г. с.494): День первый месяца Листопада 1787 есть и будет памятным в житию народном каждого Галицкого Русина - в тот бо день осуществилося найвысшее решение: на любомудрию и богословию (т.е. в университете Львовском) отозвалися преподаватели народным церковно-русским языком; а в домашних приготовлениях трижди ежемесячно упражнялися наши убегатели сана священнического, без изьятия в русском языце. Се было истинным восхищением слухати, як молодые таланты свое быстроумие в науковых упражнениях на своем родном языце изьясняли и як превосходно в так важном деле просвещения поступали -.
И другие факультеты сдешнего университета имели некоторых преподавателей русских: И с тогож 1787г. начались преподавания в философском факультете на русском языце
...
Мы сделали короткий перечень усилий наших предков к воздвижению народа русского - представили первых тружеников в науце и обучению юношества. Мужи тыи работали с неусыпным трудом прежде для собственного стяжания основной науки, знаний и видений, а потом действовали яко народные атлеты и трудились по своим силам, по своему знанию и видению для общества - хотя иногда и должны были отдати дань обстоятельствам времени. - Они наукою, образованием и влиянием своим переломили лед предвзятых мнений века, они выбороли нам почетное место между народами, поддержали народность, подготовили новые силы к большим еще борьбам и усилиям - они воспитали отцев наших, новое поколение поборников и защитников нашего имени, нашей чести и славы, нашей веры, народности и нашего языка. Слава и честь им!
...
Но нашим деятелям, а особенно молодому поколению, нужно усердно и неусыпно роботати над собственным розвитием и совершенствованием. Поле науки необозримое и безконечное, но жатва на нем преизобильная для трудящихся рук!
Яков Федорович Головацкий (1814-1888). О первом литературно-умственном движении русинов в Галиции со времен Австрийского владения в той земле. Львов: книгопеч. Ставропиг. ин-та, 1865, 40с.
***
Русская Троица (1834-1837)
Три студента богословского факультета Львовского университета, Маркиан Семенович Шашкевич, Иван Николаевич
Вагилевич и Яков Федорович Головацкий, осознали себя сынами Руси и приняли древнеславянские имена: Руслан, Далибор и Ярослав. Они сказали во всеуслышание: как на небе Бог в Троице единой, так на земле Русь в троице единая: Великая, Малая и Белая Русь - одна Русская земля.
Троица студентов вышла из русских деревень Прикарпатья. Почувствовав русскую почву под своими ногами, энтузиасты твердо решили трудиться в пользу родного племени, оторванного от великого русского народа и изнывавшего в тяжелом ярме польской шляхты. Первый рукописный свой опыт они назвали Руси сын (Русин), затем Зоря, которая должна была рассеивать мрак над Галицкой Русью. Издание, однако, не осуществилось, ибо подверглось запрещению административным порядком в 1834 году. Всё же зачинщики не покорились и не сдались. Они придумали новое название: Русалка Днестровая. Это общий труд Шашкевича, Вагилевича и Головацкого.
Руслан предпослал альманаху трогательное предисловие: судилось нам быть последними. Он поместил несколько своих стихов рядом с переводами чешских и сербских народных песен, новеллу Олена и рецензию на Ruskoje wesile И. Лозинского, причем осудил латинский алфавит в русской письменности.
Далибор указал на значение русских народных песен и привел тексты колядок, гаивок, ладканий и думок из разных местностей Галицкой Руси, а также поместил две баллады, написанные им под влиянием романтической поэзии Адама Мицкевича.
Ярослав снабдил сборник своим оригинальным стихотворением и переводом двух народных сербских песен и опубликовал русские и славянские рукописи из архива Василианского монастыря во Львове. Благодаря его настойчивости и энергии первый галицко-русский альманах увидел свет в 1837 году в Будапеште, что и есть его особенной заслугой.
В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm
Не журися Русалочко з над Днестра, що-сь не прибрана, в наряде який вид природи и простодушного и добросердного народа твойого приймила-сь, - стайешь перед твоеми сестрицями. Они добри, видачятти, приймут тя и прикрасят
Русалка Днестровая
Русалка ДнЪстровая. Будим 1837
Воскресить с новой силой
Русскую славу, русскую власть!
Пред
однакож язик и хороша душа руска була серед Славлянщини, як чиста слеза дЪвоча в долони серафима
пред 2
пред 3
пред 4
Книга начинается вступительным словом М. Шашкевича - Предисловие, в котором он подчеркивает красоту русского языка и литературы и списком наиболее важных поднепровских литературных и фольклорных изданий того времени
- честь им най буде и слава, а в руских детех най усерднейша подяка!
Огл.
Далее материал разделен на четыре части - Народные песни, Сочинения, Переводы и Старина. В них опубликованы сборники народных дум и песен с предисловием И. Вагилевича, оригинальные произведения М. Шашкевича - Воспоминание, Погоня, Тоска по милой, Сумрак вечерний, Елена; Я. Головацкого - Два веночка; И. Вагилевича - поэмы Мадей, Жулин и Калина, а также переводы сербских песен, три исторические песни из старых рукописей и другие произведения




Як в мЪю так пЪю - приповЪдка народна

Згадка


ЗаспЪваю що минуло,
ПередвЪцкій згану чяс,
Як весело колись було
Як то сумно нинЪ в нас!

Святовида [1] лиця ясні
За Лабою [2] Славлян чтиў,
Купайловий [3] танок красний
Царинами вЪтром спЪў. -

Гай ся на честь гарной Лади [4]
ПЪньом дЪвиць розлягаў,
Мір в подяцЪ для Коляди [5]
Веселячись снопи клаў. -

Над ярою Волтавою [6]
Суд Любушин [7] мир даваў,
Над ДЪнпром славотицьою
Так Ярослав ся вславляў. [8]

По за бЪлими водами
БЪлий гнЪздо орел виў;
А рускими сторонами
Звін вЪчовий гомотЪў. -

Новгорода сила й слава
СвЪтом цЪлим зголосла,
Киева золота глава
Під небеса ся звела.

Слави дочка величана
На свЪт цЪлий сияла
ПЪснь Люмира пЪснь Бояна [9]
ГолоснЪсше Ъй гула. -

НинЪ думка йде сумненько
Темним лЪсом гомонит,
За Дунай, за ДнЪпр туженько
Згадка журна лиш летит.

По над ДнЪстра берег крутий
Гамор галич розлягат -
Там сум душу хапле лютий
В безвЪсть гадка проподат. -

Городища де бували
Днесь могили ся звели,
Богiв храми де стояли
Грехiт мохи поросли. -

По за води по за тихi
3 Славоў гаразд пробуваў -
ЗагудЪвши вихорь лихий
И слЪди их позмЬтаў! -

Красна Ретра з Арконою [10]
Пилом вЪчним припали,
ДЪти вЪрні з матерьою
Десь в безвЪстьох изчезли...

Де ворони ся злЪтают
Колись славний стояў тин [11]
Тяжкі мраки днесь лягают
Як на ногах татарин. [12]

Щастє гаразд з під могили
Гомонем лиш залЪтат;
Як Славляне колись жили
Журна думка лиш з гадат;

Из Русина щирой груди
В побратимий летит край,
Побратимі де сут люди
По за Вому за Дунай. -

Руслан Шашкевич

1. Святовид. бог Славлян надлабских в надбальтицких виображающий сонце
2. Лаба Albis fluvius
3. Купайло, бог Плодів земних. Опис обрядів Купайлових найдеш кромЪ инших в Исторіи Малой Россіи Дм. Бантыш Каменского Ч. III. стр. 84. прим.
4. Лада, бог милости, ладу и женидби або весЪля; доси у нас пЪсни весЪльні зовут ся ладканя
5. Коляда бог миру, и пированя
6. Волтава рЪка у Ческій земли Moldau Fluss.
7. За Княгини Любуши споминают-ся первий раз у Чехів desky prawdodatne зри Kralodworsky rukopis: Saud Ljbusin
8. Ярослав Володиміровичь (1019) зчиниў зберку прав руских знакому під именем Правди рускои
9. Люмир и Боян пЪвцЪ стародавной Славлящими - ceй на Руси той у Чехов. - зри Слово о полку Игоря - Kralodwarsky rukopis
10. Преславни городи у Славлян над нинЪшним морем Балтицким
11. Твердогород, замок. - ПримЪри: Милятин, Гусятин, Рогатин, Чорнятин, Славетин и м. и.
12. ПовЪдают люди, що Татари вертаючи с полоняним міром у свiйцю, коли стагали на нічлЪги повязаним полонянцям лягали на ноги, щоб не поўтЪкали.
с.122
с.124
с.126
с.128
Русалка ДнЪстровая. Будим 1837. 153с.
https://cloud.mail.ru/public/7LJm/AYTAnvCxq 2.2Мб
Венок русинам на обжинки
А тем временем традиции запрещенных цензурой Русалки Днестровской и Зари продолжили упорядоченный братьями Головацкими литературный альманах Венок русинам на обжинки (издан в Вене, 1845-1847 годах, т. 1-2), который, поместил поэтические произведения М. Шашкевича, Я. Головацкого, И. Вагилевича, М. Устияновича, А. Могильницкого, статьи Я. Головацкого - Память Маркиану Шашкевичу и Великая Хорватия, ряд этнографических очерков и фольклорных материалов и переводы сербских народных песен, донес к читателям, хоть и с опозданием, главные идеи Русской Троицы и, таким образом, сыграл значительную роль в национальной жизни Галичины.
Предисловие к Венку
Предисловие
Издавая перву часть Венка, приневолен бул емь с многими и частью непобедимыми обстоятельствами боротися - так то уже звычайно у первенцев водиться. Але, хвалити Господа, счастливо перебулося, головная цель исполненна: почтенне руске читательство с удовольствием и несподеваною благосклонностью приняло первенце моих трудов и стремлений, и вложило на мня долг неувядаемой благодарности.
Но перед прочими съобовязало мене всечестнейше и высокодостойнеше галицке духовенство, которе безпримерною своею ревностью и истинным человеколюбием засылая дары зо всех сторон Галиччины в жертву народной словесности, не лишило мене своей великодушной помочи и показало свету, же в нем изключительно есть основа народного нашого просвещения, в нем одном непоколюбиме заступительство, покров и подпора народной словесности. Честь нашому духовенству и слава да будет в сердцях всех верных Русинов!
Полен упования приступаю я й теперь к изданию второй части Венка, котора обьятностью и разнообразием статей значительно отличается од первой; и надеюся, же родолюбивии краяне, котори нежными своими пениями и глубокомысленными розправами и сборками столь многоцветно пристроили сию часть Венка, удостоят его благоприятной своей внимательности, и не оставлят мене без помочи в будучем продолжению сих венкоплетин зажнивных.
Тут в уведению считаю себе обязанным, хочь в загале набылинити и корошенько побеседовати про саме внешнее лице сего издания т.е. правопись и предложити сим мое оправдание перед общим судом читательства.
Необходимым, найпевнейшим и неомыльным руководителем в сем отношению бул мене общий голос, который выдобувшися из самой глубины грудей народа нашого, з давных давен так верно и благозвучно одбивае и розливается в чувствиях и всей делательности русских наших родолюбцев; хотяй не льзя и того поминути, же й другии Словене, именно приятели и ровесники мои соглашаючися с галичанами многим причинилися, и одвели мене од бездорожья, на которе я из нехотя попался; и уверили мене, же не доконче нужно в правописанию держатися выговора простонародного, а ограничившися своим питомо родимым наречием не льзя без оскорбления лишатися общих правил словенской правописи и коренословия. Согласие Галичан и других Словен в одном и том самом взгляде переконало мене, же в загале другим Словенам не доконче знати. як мы одиновкии голосы вымовляем: они удоволени тым, коли мысль нашого народа одгадаши. вырозумети и нам уделитися, а так взаимным духом овенути и перенятися взмогут. То есть головная цель и единственне стремление всех славянских подробных словесностей; а тут видитмися, що едность письма (азбуки) и на общих языкословных законах основана правопись, яко неоминаема дверь к тайнам умственного житья народов, показаючи и утвораючи путь к общему сему сокровищу, есть такожь преимущсетвенным и необходимым средством полного взаимного уделения и искреннего одушевления.
Сборки простонародных творений всякого рода становлят одним одну вымену сего общого правила - они должни строго держатися выговора простонародного, они повинни бути верным зеркалом языка и духа простонародного - але не яко наконечная цель сами в собе по мнению декоторых, котори бы ради создати только словесностей, колько наречий, но яко предмет, средство и жерело для природоспытателей языка и духа народного.
Я уверен, що ни кто из почтенных читателей сомневатися не буде, же для Словен в загале а для Русинов в особенности есть кирилиця, дорогоценный сей забыток и спадщина наших первых св. Апостолов, враз с своею поважною старословенскою правописью, найспособнейшая ни чим ненадоложимая.
- Так кто ж мене схоче укоряти за тое, же я - переконан, що в нашей старей азбуке ни одной буквы нема, котора бы не имела своего певного значения, своего положительного употребления, своеи обще словенской всесторонней основности и правильности - же я, мовлю, в сей части Венка не только самогласни, але також по необходимости нашого наречья вси кореннии согласни и полугласни назад повернул, и так к сему доси еще недостижимому идеялу по возможности приближился?! -
Не много я в правду одменил: але розваживши, колько одинокии словенскии племена утерпели мало по малу а все через свое равнодушие к общим правилам, через брак поваги и чести к старосветчине, а легкомысленную любовь к новотам, к самолюбным, одособняющим идеям, котори особливо в новейших часах так широко и глубоко розкоренилися; - всем розважимо, що зблудившися раз з правой дороги, и загубивши след ведущий нас к словесней едности, сему столь ожиданному и едино спасоносному сокровищу, дуже тяжко одглядети правый сей путь, а еще тяжше повернутися к нему назад: - тогде уверимося, же нам не льзя без ускорбу лишатися ани того, що само собою маловажне и нибы збыточне, що доси еще загадкою для нас, що доси всеми трудами и изследованиями наших языкоспытателей еще не со всем выясненно, определенно, еще не со всем установленно, но тым самым нами еще неоцененно, а к дальшим изследованиям общих законов необходимо. -
Не хочу я тым утримовати, же од правописи мною употребленной уже лучшой нема: премного дасться еще поправити, подле своего и другихз наречий переначити, из старинных памятников выяснити; но думаю и всякий согласится на тое, же лише неоступно следуя сему путеводителю, т.е. церковной и старословенщине можемо надеятися, що и нам Словенам настигне колись счастлива пора, и нам зродится колись гений, который выяснивши и обьявивши таинства нашой старины. в серцях вдячной потомности вечный огонь душевного житья роздуе а при готовей колоде легше розжарити успее! - Для того нам еще доконче держатися народной проповедки, котора учит:
Нового не запроваджай,
Старовины держись!
Тот есть по моем мнению общий голос народа, голос верных Русинов - его я держусь, за ним я след в след иду. Чи правый сей путь, чи заведе он нас к одиданней цели, предоставляю общему розсуждению благосклонных читателей, которых поучения и справедливи укоры я с внимательностью, покорою и истинным благодарением за всегды приняти, и ними пользоватися готов.
У Ведни в день Успения Пресв. Богородицы 1847. Издатель
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_467.htm
сод.1
сод.2
сод.3
...
с.117 Два веночка
Два вЪночки

По под гаем зелененьким
Чиста рЪчка тече:
На яворЪ зелененьком
СоловЪй щебече.

Седит дЪвча над рЪчкою,
Два вЪночки ввила,
И ручкою бЪленькою
На воду пустила.

Один вЪнець з барвЪночку,
А другий з рутоньки;
Один вЪнець козаченька,
Другий дЪвчиноньки.

Поплыл вЪнок из барвЪнку,
Волня го сЪпае;
А остался из рутоньки,
Бо берег спиняе...

- ПоЪхал мой козаченько
В далеку дорогу,
Мене лишил молоденьку
Самую небогу!

Вернись, вЪнку из барвЪнку,
Приплынь к береженьку!
Вернись милый з Украины,
Пристань ко серденьку!..

Коли ж, вЪнку из барвЪнку,
Сплынеш к береженьку?
Коли вернешь з Украины,
Милый козаченьку?

Заковала зозуленька
В гаю в серединЪ,
Аж ся стало страшно, сумно
МолодЪй дЪвчинЪ:

В УкраинЪ на могилЪ
Зацвила калина:
Там лежить твой козаченько,
БЪдна сиротина!

А коли ся воды вернуть,
Що за сЪм лЪт вплыли,
ТогдЪ вернесь з Украины
Козачок твой милый!
...
Великая Хорватия или Галицко-Карпатская Русь
с.133
с.134
с.135
с.136
с.137
с.138
с.139
с.140
с.141
с.142
с.143
с.144
с.145
Я.Ф. Головацкий. Великая Хорватия или Галицко-Карпатская Русь. Из сборника - Венок русинам на обжинки (издан в Вене, 1847, том 2), с.133-206

с.240
Подел часу у Русинов
Народы словенскии по за як из давных давен досягли уже досыть высокий ступень образованья и просвещенья; они запевно знали и поделити час на годы, месяци и пр. Е також подобность, що и знали якуюсь еру, часословие, ак то учен. проф. Кухарский из песни Игоря доводил из слов «на седмом веце трояновом», але ничого певного не маем; про те нам лиш того льзя догадовати ся, що в старине розличали век, столетье, яко бы век житья человечого.
Слова: рок, год, лето - и од тых же похожи: второк, втогод, такрок; на безрок, рочини (rocznica); полроку, полгода; роковой, годовый, речняк, годовик; потом головный подел року на чотыре поры: весна, лето, зима, осень - и од них похожи: весняный, летний, зимовый, осенный; весне, лете, зиме, в
с.241
осени - суть слова не только у нас Русинов уживани, але и всем прочим Словенам сполни, и показуют давнину выображения о поделе часу.
Легко також у всех народов Словенских выследити, що у предков ихже из давных давен було поделение року на месяци, т.е. же имели месячный рок, и, видит ся зачинали од лета, для того каже ся «новелето». Месяци свои числили од нового до нового, так як и доси наш народ числит и розличае месяц небесный (на небе) од книжного. Мают також нашии люде имена на мены месячни: нов, новый месяц, в песнех: молодый месяц (росийск. молодик). Месяц полный называе ся подполня; в четвертях месяц не мае иного назвиска, лише як в песнях «месяц перекрой»:
Ой месяцю, перекрою! и пр.
або як в приговорце:
Коли месяц в серп,
То чаровници
Едут на граници.
Здае ся, що месяц величано колись именем «Князя», для того у Поляков и доси
с.242
с.243
с.244
с.245
с.246
с.247
с.248
с.249
Година або час - знане у нас на дальше поделенье дня и ночи. (У Гуцулов значит година погана погода, слота або снежниця; а веремье - красна погода). День с ночью зовеся - доба; день сам або ночь сама - пол добы
с.250
с.251
с.252
с.253
с.254
Грудень: 1. Наума.
На Наума дети заправляти до ума (т.е. до школы).
6. Николая. 9. Зачатие Анны. 25. Роздво (Рождество Христово). 31. Маланки:
На Роздво обойде ся без паски;
А про мак буде й так;
А без олею не зомлею.
По сих святах розличае простый народ час, и подле них розряджуе свои роботы, правит и орудуе господарством, переменяе одежу и пр., так, н. пр. каже:
До святого духа не скидай кожуха.
А по святом Дусе ще ходи в кожусе.
Розповедаючи що нибудь, звычайно говорит: перед - по - на того а того святого була мене така чи сяка пригода.
Петровка (пост до св. Петра) означае лето, або велики дни, а Пилиповка (пост до Роздва) зиму, короткии дни:
Тебе и св. Петро не загрее. -
Захтело му ся в Петровку змерзлого. -
Не йде до Петра, ино до Роздва. -
Пойшло му з Петровои днины (або)
Повело му ся, як з Петровои днины -
(т.е. зойшол на горше, на менше, так як в осени дни все убывают).
Се поделение часу запроваджено уже за Християнства; предсе здае ся, що декотри свята нинешни подложени на место давных поганских, н. пр. Коляда сойшла ся с Роздвом; Щедрый вечер - с Йорданскими святками; Гаилки (гаивка) - с Великодными; Рахман с Переполовлением; Русалье с Зелеными святками; Купало с св. Иоанном Хрестителем; Паликопа с св. Пантелеймоном; и больше других, которых имена позабували ся, але ще якимись обрядами або звычаями и песнями обходят ся у народу нашого.
Я. Головацкий
Я.Ф. Головацкий. Подел часу у Русинов. Из сборника - Венок русинам на обжинки (издан в Вене, 1847, том 2), с.240-254
***
Слова витанья, благословенства, чемности и обычайности у Русинов
с.255
с.256
Чим сердце полне, то и языком сплывае. - Добрый чоловек, сгодливый, чемный чоловек завсегды мае добре слово на устах, чи с своим, чи с чужим все говорит ласково, обычайно, а лиха не мае в гадци, не мае на сердци, тож и в устах нема - коли лихий, задердивый, гневливый, некчемный заедно с чимс выхопиться, все у него або клятьба, або сварка, або лихословье, або яке погане слово на языце.
- Де дети добри, кречни, де род сгодливый, там и гаразд в хате, любятся як Бог приказал, одно другому с добрым словом на зустрече иде, умеют и попросити, коли чого треба, знают и як подяковати годиться; а де лихи дети, де род сварливый, там пекло в хате, ничого не чути, лишь сварки, проклен та безчестье, одно другому доганяе, одно друге ест - доброго слова и сказати не умее, бо не навыкло к тому, бо не научилося. -
Як в одинокий родине, так ся деие и в целом народе - народ дикий, срогий, буйный не мае ни яких або дуже мало приговорок обычайности, чемности, почести, лишен он во всем як в деле так и в слове дикий, простый, грубый - на супротив народ образованный, народ обычайный, добрый, людский выробляе в своей беседе розличнии приговорки, в котрых явно оказуеся его добре, зычливе сердце, его обычаи, его чемность, людскость; ба чим больше таких приговорок в яком языце, тым образованнейший и обычайнейший ие тот народ, кому принадлежат; а хоть и не ие, так певно бул колись. Бо хочь бы сам народ подупал, хочь бы и згрубел, спростаковател; то все его звычаи и обычаи сведчит о высоком ступни колишнего просвещенья...
с.257
Нема думаю народа, же бы так бул богатый на приговорки чемности и обычайности, як народ Словенский, а особливо Русин (тут все говориться лишень о простом миру). Его витанья, пращенья, просьбы, перепросы, понуки, благословленья дыхают одним духом доброты, сердечности, обычайности - все они прости, щири, сердечни, нежни, богобойни; а заедно честни, та годни чоловека. - Най ся сховают тоти пански подлестни, не раз и подлии подлизуны образованной Европы, що все закидают на покорнецшого, похильнейшого слугу або служницю. Звычай их удержуе: а розобравши по правде тоти слова, не оден бы ся соромил, що их вымовляе.
Розважимо декотри витанья нашого миру:
Войшовши в хату, або здыбавшися, заедно кажеся: Слава Богу (слава Исусу Христу). - Одповедают: На веки слава (слава во веки). - Або: Помагай Бог вам. - Отповедь: Дай Боже здоровье. - Первый каже: Як ся маете? - Вторый: Гаразд, Богу дяковати; вы собе як ся маете? - П. Гаразд, поки здорови, фалити Бога. - В. Госте
с.258
до нас! - П. Гостие! бог заплать за слово добре. - В. Що там доброго чувати? - П. Гаразд! Богу дяковати; слово ваше больше. - Одтак уже ся пытают за родину, або за знакомых. - В. Як ся там кума (сестра, або кто) мают? - П. Гаразд! кланяются Вашецие - Ваши як ся мают?  - В. Гаразд! - П. Помочь росте? - В. Росте невроку, хвалити Бога. Просимо седати. - П. Диковать Вашецие Вам, най все добре седае. - Потому уже говорят звычайно за оруду, яку кто мае. Коли под час обеду кто прийде, то господарь по першем привитанью каже - Час до обеду, час! просимо седати. - Прихожий отповедае: Поживайте здорови. - Госп. Просимо до обеду. - Пр. Боже благослови. - Одходячи, каже чужий: Бувайте здорови. - Домашни одповедают: Идите здорови (або: гостите здорови). - Чуж. Майте ся гаразд. - Дом. Дай Боже и Вам. - Чуж. Оставайтеся с Богом. - Дом. Боже провадь счастливе! и пр. Коли кого при роботе застане, то прихожий каже: Помагай Бог вам - (або) Боже помагай. - Одповедь: Дай Боже здоровлье. - Прихожий: Дай Боже счастье (або:
с.259
счастливо). - Одп. Дай Боже; дяковать за слово добре. -
Молодой старому завсегды каже Вы; а як о нем говорит, то каже: они, их; - старый молодому Ты. Лишень Гуцул каже и батькови и матери и панови Ты, и. пр.
Ты панцю солоденький (або) любенький - а духовному: Ты, отченьку святый. - Гуцул чужого кличе: Ге, мой! - Молоде каже заедно старому, хочь и совсем чужому: Пан-отче!  (або) батьку, дьедю! Коли женце старий, то: Пан-матко, (або) мамо, нене; - як дуже стари, то: деду, бабо. - А старый паробкови, або девце, хоть бы в чужим селе: Сыну, доню. - Старе старому, коли не ие свояк або кум, то каже: Свату (або) дядьку - а женки: дядино, тете. - Молодце межи собою кличуться: Брате (або) побратиме - а девчата: посестро, посестрице, сестро, девонько.
Так видно, що все свои краяне живут як бы одна родина межи собою, и хоть незнакоми, зовут себе своими, свояками - та Бог дай и до века жити, як родови с родом жити належит.
с.260
Годне уваги и то, що наш народ так чемный и кречный, же не вымолвит ни якого слова, не то бы уже со всем груього, непристойного - але и не стак непристойни речи, одежу, або зверя, не сказавши и не переспросивши в перед; и пр. Шановавши сонечко святое (або: месяц светлый), день белый, образы святии, Вас яко кречных, слухи ваши, честь Вашу и други - штаны або дымка (сподниця).
Коли зустречаеся одним с другим, то запытуе завше добрым словом: Що там доброго скажете? - Що там доброго везете? За чим добрым идете? - и пр...
с.261
...Все то, здаеться, походит из стародавного веку, и ще знать из давнои поганскои веры Словен, а може декотри из повысших, або борше вси походят из дохристианской веры, особливо выражения - соненько святе, земля свята, хлеб святый, що народ наш колись сим речам божу честь оддавал, та 'ще й теперь веруючи в одного правдивого Болга, предсе заховал приговорки данного поклонства богам своим: бо тоти приговорки уже вросли в язык и в житье Русина, так що годи було их со всем одлучити.
Я.Ф. Головацкий. Слова витанья, благословенства, чемности и обычайности у Русинов. Из сборника - Венок русинам на обжинки (издан в Вене, 1847, том 2), с.255-261
Зоря
Первый номер газеты Зоря Галицкая (15 мая 1848 г.)
112
Сiя достопамятная Отозва, которая была оразъ програмою новой русской газеты Зори Галицкой, содержала тЪ головныи мысли: Мы Русины Галицкiи належимъ до великого 15-милионового народа, который был когда-то самодЪльнымъ, заможнымъ и сильнымъ, но черезъ непрiязныя судьбы роспался на части, утратилъ свою самодЪльность, своих Князей, и прiйшолъ под ъ чужимъ владЪнiемъ до такой недолЪ, что соромомъ было Русиномъ называтися. Но настало нынЪ время конституцiи:  будятся до житья народы далеки и сусЪдни, подносится  передъ нашими очима на земли нашой народность  польская, - не можемъ мы одни оставати на-даль въ замертвЪнiи.  Пробудился уже и нашъ левъ русскiй, - встаемъ затЪмъ, братiя, из долгого сну, не до спору и невзгоды, но дабы
1) поставити на-ровнЪ права церкви и духовенства русского съ правами других обрядовъ
2) розвивати и подносити народность нашу выдосконаленьемъ нашого языка, заведенiемъ его въ школахъ и урядахъ, издаваньемъ книжокъ и писемъ повременных и пр.
3) чувати надъ нашими правами конститцiйными, глядати поправленья нашого быта въ дорозЪ уставы и боронити права наши отъ всякой напасти и оскорбленiя постоянно и сильно…
…Такъ Отозва якъ и Зоря Галицка были изданы въ русскомъ языцЪ и къ тому старо-русскимъ письмомъ (кирилицею)
Богдан А. Дедицкий. Михаил Качковский и современная Галицко-Русская литература. Очерк биографический и историко-литературный. 1876, 125с.
http://www.libinfo.org/index.php?file=ukr15.djvu&down=ukr15.djvu

Я.Ф. Головацкий. Карпатская Русь (историко-этнографический очерк)
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_446.htm
Карпатская Русь. Географическо-статистические и исторически-этнографические очерки Галичины, северовосточной Угрии и Буковины. Славянский Сборник. Петроград, 1875
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_266.htm

Яков Федорович Головацкий в 1876г.
Этнографическая карта Галичины, северо-восточной Угрии и Буковины
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_240.htm
Гей плыну я по Дунаю,
И так си думаю:
Нема кращих спеваночек,
Як у нашем краю!
Ой нема ж то, ой нема ж то,
Як Руська Краина,
Там спевае Коломыйки
Каждая девчина.
Ой нема ж то, ой нема ж то,
Як та Коломыйка,
Она душу вырывае
З моего серденька.
Коломыйки мои люби,
Где ж я вас подею?..
Зберав я вас в лесах-горах,
По полю розсею!!.
...Общий итог Русского народонаселения:
В Галичине - 2.312.000
В Буковине - 203.540
В Угрии - 520.000
Итого обоего пола в АвстроУгрии - 2.835.549 душ
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Издание Императорского Общества Истории и Древностей Российских при Московском Университете, 1878
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_243.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_248.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_260.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_250.htm
Обьяснения к изображениям
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_268.htm
***
...В 1831-32г., кончив гимназию, я поступил на философический факультет Львовского университета...Никто не мешал читать во время лекции какую угодно книгу. Я пользовался той свободой, читал книги, посещал библиотеки, но читал уже с большим разбором книги, касающиеся истории и языкознания, преимущественно русского и славянского. Не легко давалась мне та наука русского языка без руководителя. По собственному влечению я делал себе выписки и извлечения из всяких книг и изучал единственную находящуюся в унив. библиотеке немецко-русскую грамматику Гейма и переписал весь Сборник малороссийских песен Максимовича (с 1827г.), некоторые песни Кирши Даниловича (изд. 1818) из имевшихся в библиотеке Оссолинских экземпляров, прежде в черновую тетрадку, а потом дома переписывал начисто. Между тем мой сборник русско-народных песен постоянно увеличивался.
Слушатель второго года философии (физики) Маркиан Шашкевич, который, в свою очередь, занимался русским языком и историей Руси, заметил, в каком направлении я читаю книги и делаю эксцерпты (выписки); он сблизился со мною, прямодушно открыл свои думы, сказав, что он русин, и заявил решительно, что нам, молодым русинам, нужно соединиться в кружок, упражняться в славянском и русском языках, вводить в русских кругах разговорный русский язык, поднять дух народный, образовать народ и, противуборствуя полонизму, воскресить русскую письменность в Галичине. Я пришел в восторг от такого предложения, о котором я позволял себе только грустно желать.
Шашкевич познакомил меня с Иваном Вагилевичем, моим коллегою на первом году философии, и с тех пор мы стали сердечнейшими друзьями. Мы постоянно, встречаясь дома, в аудиториях, на прогулках, всюду мы втроем говорили, толковали, спорили, читали, критиковали, рассуждали о литературе, народности, истории, политике и пр., и почти всегда мы говорили по-русски, так что коллеги называли нас в насмешку русская тройца...
Шашкевич, смелейший от нас всех на всякий подвиг, приобрел все больше сочувствующих нашим идеям. Мы условились, что всякий, приобретенный нами и вступающий в наш русский кружок, должен подать руку и заявить честным словом, что он обещает всю жизнь действовать в пользу народа и возрождения русской народной словесности. Чтобы освятить то обещание, мы приняли славянские имена: Шашкевич - Руслана, Вагилевич - Далибора, я - Ярослава. Затем явились Велимир - Лопатынский, Мирослав - Илькевич, Богдан - мой брат Иван, Ростислав - Бульвинский (умер); явились Всеволоды, Мстиславы, Володари и пр. Шашкевич пошел еще дальше: он составил альбум Русская зоря, в котором записывались желающие со своими стишками или девизами, но не иначе, как русской скорописью на русском языке. Я вписался с другими при словах: пізнай себе, буде з тебе. Шашкевич привел из песни Максимовича: Світи, зоре, на все поле, закіль місяць зійде. Острожинский написал: Час уже ляхам перестати, а нам, русинам, начинати. Вписались философы, и богословы: Покинский, Урицкий, Минчакевич, Кульчицкий, Охрымович, Гадзинский, Белинский и др.
В семинарии начались толки о русском народе, о его просвещении посредством народного языка. У нас, правда, не было ясного понятия и определенной программы, всякий понимал дело по-своему, но движение между молодым поколением было сильно. В то время Вацлав из Олеска (Залеский) напечатал свой сборник песен народных; мы гордились тем, что поляк ставил русские песни во много выше польских по поэтическому творчеству; но мы негодовали на то, что русские песни напечатаны вперемежку с польскими и что напечатаны польскими буквами. Нам хотелось бы иметь национальный сборник, вроде Максимовича (с 1827г.). Я со своей стороны величался тем, что в моем сборнике находится много истинно народных песен, которых нет ни у Максимовича, ни у Залеского. У нас зародилась мысль издать русский альманах под названием Зоря, в котором были бы помещены народные песни, сочинения стихами и прозой, памятники прежней народной поэзии и переводы. Сказано: довольно слов, надобно приступать к делу. Начали сочинять статьи: Шашкевич написал на основании Бантыш-Каменского биографию Богдана Хмельницкого, сказку Олена и несколько стихотворений; Вагилевич: Мадея и Жулина и Калину; я сочинил Два веночки и выбрал песни из моего сборника, к которым Вагилевич взялся написать предисловие. Насчет правописания происходили долгие споры. Я предлагал правописание Максимовича; мои сотоварищи требовали применения (по мнению Копитара и Гримма, самого логического) сербского правописания Вука Стефановича Караджича. Я отстаивал русскую азбуку и не допускал латинского j...
через несколько дней у Шашкевича на квартире сделали ревизию. Полицийные комиссары перерыли все его вещи, но не нашли ничего запрещенного. К счастью, его альбум Зоря была при нем в кармане, его же особы не трогали; а то, если б нашли список имен с девизами, немцы были бы уверены, что они открыли русский заговор, и Шашкевич по своей неосторожности погубил бы столько полной надежды молодежи. После ревизии Шашкевич бросил свою Зорю в нужник...
После вакансов в г. 1835 меня приняли на второй курс университета во Львове...Я опять встретился с прежними друзьями. Вагилевич был тот же горячий энтузиаст, с широкими планами и полный мечтательных идей. Напротив того, Шашкевича, посетив его в семинарии среди музейного шума, я нашел совсем упавшим духом; он называл все наши затеи ребяческими игрушками, мечтательными грезами, никогда не исполнимыми; он уповал в какие-то предстоящие реформы, и все обнадеживался, полагаясь на благосклонность немцев. Наконец он сознался под секретом, что его приглашал директор полиции к обеду, расспрашивал о желаниях молодых русинов, обещал все, только чтобы мы не вязались с поляками. Я пристыдил Шашкевича, что он столько легковерен и полагается на немцев, тогда самых больших противников славян, а Вагилевич прямо сказал: Стережись! Шашкевич уже на той дороге записаться в полицейские шпионы. Он уже открыл им наши планы...
В продолжение 1835 и 1836...Я переписал почти все статьи из рукописной Зори (статья о Хмельницком где-то затерялась у Шашкевича), мы добавили некоторые новые статьи и назвали наш сборник Русалка Днестровая, - и я послал его Петровичу. Вскоре последовало разрешение цензуры и услужливый Петрович прислал мне счет за напечатание книжки в сумме 400 гульденов. На радости я написал письмо к директору Верещинскому в Коломыю, и он согласился дать 400 флоринов. Русалка напечатана в 1000 экземплярах, и Петрович прислал мне все во Львов, за исключением 100 экз., посланных в Ведень...
Казалось, все идет как по маслу. Между тем полиция стала пристально смотреть за молодежью, попалось несколько русинов...То были самые надежные молодые люди, с которыми мы сообщались, и некоторые из них прислали Шашкевичу материалы по русской литературе, и потому он поместил их имена в предисловии Русалки. Львовская цензура заподозрила нас в сообщничестве с ними по делу преступления. Ректор и цензор Венедикт Левицкий, в душе сочувствующий русскому делу, но над меру щепетильный моралист, бился с мыслями, как бы, не нарушая своего австрийского патриотизма, не погубить нас. Шашкевич был в отчаянии, ему угрожало исключение из семинарии и духовного звания. Мать-вдова, полагавшая всю свою надежду на него, старшего сына, оставалась с тремя сынами и тремя дочерьми на жертву нищеты. Вагилевич отрекся от всего, сказав, что мы с Шашкевичем издавали вдвоем Русалку, без его ведома. Чтобы спасти Шашкевича, я принял на себя всю вину, заявляя, что будто бы, будучи в Пеште, я нашел возможность издать книжку, не зная о том, что в Галиции действуют другие законы, чем в Венгрии. Левицкий выхлопотал прежде всего у правительства, чтобы дело расследования было предоставлено семинарскому начальству без всякого вмешательства полиции. Нас извинили незнанием законов и простили, но так как в Русалке напечатаны также статьи, которые уже запрещены были львовской цензурой, то над нею сделан был строжайший цензурный приговор: Damnatur! Наступило полное разочарование, рассеялись мечты о движении русско-народной письменности, и мы очутились на краю безнадежности.
Я.Ф. Головацкий, Пережитое и перестраданное. Воспоминания, 1885
http://litopys.org.ua/zahpysm/zah15.htm
М. Шашкевич, при моем посредничестве и при помощи моих сербских друзей, напечатал в Будине - Днестровую Русалку, 1837г.: но несмотря на разрешение будимского цензора и на позволение венской цензуры, львовская цензура зарестовала 1000 экземпляров Русалки и запретила продажу...
Я имел случай разсматривать, по смерти Вагилевича в 1866г. его бумаги и нашел задуманный им словарь в том-же неоконченном виде. хотя впродолжение 30 лет у него накопилось много словарного материалу. Что-же касается до задуманной им грамматики народного галицко-русского языка. то он издал в 1845г. на польском языке грамматику, но вместо грамматики простонародного языка, по образцу Вука Стефановича, при развивающейся между тем галицко-русской письменности, он переменил свой взгляд на язык (русский) и сделал перевод грамматики Н. Греча.
Я. Головацкий. К истории галицко-русской письменности (Несколько замечаний на письмо И. Вагилевича к М.П. Погодину). Киевская старина. 1883
http://iht.univ.kiev.ua/library/ks/1883/pdf/kievskaya-starina-1883-8-F-(4284-4302).pdf
Росправу о языце южнорусском и его наречиях
Наиболее определенно по вопросу о языке высказался Головацкий. На втором общем собрании, 23 октября (1848г. во Львове), он читал свою - Росправу о языце южнорусском и его наречиях -, где задачи, предстоящие Галичанам в отношении языка, формулированы были в том смысле, чтобы не ограничиваться одним живым народным говором, а воспользоваться всем богатством материала, заключающегося в памятниках русской литературы:
Язык изустный народа, е запевание правдиве и перше жерело для письменного языка, бо в устах народа найчистейше заховуются все формы, целый лад и склад языка, правый дух его; за для того здавалобыся и нам совсем так писати, як народ говорит, подобно як то зробили побратимци наши словаки и лужичане, котря не мавши подставы в старинных памятниках своего языка, скроили нове правописанье, поднесли живущий народный язык до книжнаго, поповняючи его словом из других славянских языков. Алежь, чи и мы так убогии, без забытков своего языка, чи и нас так давно давила змора чужеплеменной мовы и не допускала развитья народнои -. Указав затем, что памятники древней русской литературы составляют достояние русского народа и что их нельзя оставлять без внимания, при разработке языка, Головацкифй заключает: Тии то стародавни памятники руски суть родным накоренком, на котором мае вырости дерево народной словесности...На том предвечном тле розмалюемо своеродными красками образ нашего народного житья; на той каменной цолте, на сем народном цельзю, а не на утлом деревью самого простонародного языка побудаемо храм народного просвещения, народной словесности, котора не буде хвилевою забавкою декого, але заживным кормом всего народа. Буде то храм народного розвитья, котрый перестоит веки, и котрого жадна сила не здолее ани звихнути, ани повалити (с.74-77)
И.П. Филевич. Из истории Карпатской Руси: Очерки галицко-рус. жизни с 1772г. (1848-1866). Варшава, 1907, 162с.
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_15.htm
Росправа
Росправа о языце южнорусском и его наречиях, сочинина Яковом Головацким, читана в общим заседанию на сьезде оученых руских 23 Жовтня 1848г. н.ч. ву Львове
1. Народ Словенский з давных давен простягнувся широко и далеко, а племена его займают ныне таку просторонь, яку ледви коли який народ у свете займав. Народ тот однокровный, однокоренной, мае одну мову, а тае розпадае на богато языков, наречий и поднаречий...
с.74
с.75
...Язык изустный народа, е запевно правдиве и перше жерело для письменного языка, бо в устах народа найчистейше заховуются все формы, целый лад и склад языка, правый дух его; задля того здавалобыся и нам, совсем так писати, як народ говорит, подобно як то зробили побратимци наши Словаки и Лужичане, котри не мавши подставы в старинных памятниках свого языка, скроили нове правописанье, поднесли живущий народный язык до книжного, поповняючи его словом из других славянских языков. Алежь, чи и мы так убогии без забытков своего языка, чи и нас так давно давила змора чужеплеменной мовы и не допускала развитья народнои? Нет братья!" Глубше нам до самесенького дна заглянути треба...за для того кличу тя Русине великим словом твоего народного любомудрця (т.е. народнои приповедки): Познай себе, буде з тебе!...
с.76
с.77
...Тии то стародавни памятники руски суть родным накоренком, на котром мае вырости дерево народной словесности, чим дальше корень сягае, тым буйнейше было росте, тым больше дерево, тым буйнейше и красче розростаются галузья. На том предвечном тле розмалюемо своеродными красками образ нашего народного житья; на той каменной цолте, на сем народном цельзю, а не на утлом деревью самого простонародного языка побудуемо храм народного просвещенья, народной словесности, котра не буде хвилевою забавкою декого, але заживным кормом всего народа. Буде то храм народного розвитья, котрый перестоит веки, и котрого жадна сила не здолее ани звихнути, ани повалити
Росправа о языце южнорусском и его наречиях. Из книги - Я.Ф. Головацкий. Исторический очерк основания Галицко-Руской Матицы и справозданье первого собору ученых руских и любителей народного просвещения. ч.V; Львов, черенками Института Ставропигияньского, 1850, с.142,199-203
http://books.google.com.ua/books?id=HdIJAAAAIAAJ 10Мб
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_674.htm
Очерк старославянского баснословия или мифологии

Я. Головацкий. Очерк старославянского баснословия или мифологии. Львов. Типом Ставропигийского института. 1860

Праздники и игры языческие…Третий праздник у Славян отправлялся зимою в тое время, когда солнце доходило до самой меньшости своей силы и поверталося снова на весну, когда зима борется с летом (т.е. зимовый слоноворот). - Праздник тот имее основание в обще человеческом мифологическом понятии о рождении светла. В Персии праздновали Мигрган в конце Декембрия и называли праздником рождения непобедимого солнца. Подобно тому и в Египте жрецы торжествовали рождение Озириса. У Римлян тогда отправлялись Януарские Календы, называвшейся также Natalis Solis invicti. Тот праздник принадлежал также и к поклонению Митре, называвшемуся непобедимым солнцем. У Славян был в тое время праздник, именуемый теперь Колядою.
У Славян отправлялся он в отношении религиозном в честь рождающегося солнца; из чого належит заключити, що год Славяне начинали с зимового поворота солнца (слоноворота). Святовит пораженый на время Чернобогом, возстае и начинае свою деятельность оживления природы. А понеже солнце совершае

деятельность свою постоянно и сначала оно являеся в малом виде, то от того образовалось понятие у всех языческих народов о рождении и детинстве светлоносного начала в годичном его быте, оттого и произошло изображение женщины (олицетворенной природы) с младенцем. - Вероятно, що то был также праздник сотворения мира, ибо в некоторых обрядных песнях о том говорится совершенно по языческим понятиям. В тое время совершалися игры и гадания розличного рода и приносилися жертвы.
В отношении семейственном той праздник имел здается то значение, що тогда составлялся хоровод на весну и освящался религийными обрядами. В земледельческом отношении имел он также свое значение. Обычаи щедровати и отчасти колядовати и виншовати на новый год у Русинов суть преимущественно земледельческие. Певцы (колядники или щедраки) под окном прославляют обилие и счастие хозяина и желают ему такогож благоденствия и на другий год. Обычай посыпания зерен на новый год имел, здается, значение освящения зерен приготовляемых для посева.
Такии то были годичныи праздники древних Славян соответствующих годовому кругу солнца, из чего видно, главным основанием що того круга было поклонение солнцу.
Я. Головацкий. Очерк старославянского баснословия или мифологии. Львов. Типом Ставропигийского института. 1860, 111с.
http://starieknigi.info/liter/G.htm pdf 7,2Мб
А за сим словом бувай же здоров,
Бувай же здоров, пан господарю,
Не з собою, из газдинею,
Из газдинкою, зо всев челядков,
Из сыноньками, из доненьками,
А з усем родом, з кречным обходом!
Дай же ти, Боже, в поли урожай,
В поли урожай, а в гумно звожай,
А в гумне хлебно, в оборе вбойно,
В дому весельно, на славу втешно!
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_453.htm

1. Из стихотворения Якова Головацкого (1814-1888) Братови изъ-за Дунаю (Львов, Слово, 1861(76)):
Коли ймешь кидати
Чужую чужину,
Соколомъ вертати
Въ рoдну Украину -
Не минай родины,
Старой Галичины:
Вступи, милый брате,
До нашои хаты!
Щиро русскимъ словомъ
Тебе поздоровимъ.
Божим хлЪбомъ, сoлью
Ймемъ тебе прiймати,
О щастью, здоровью
Родины пытати;
Та й тобЪ роскажемъ
Про нужду домашню
Та журбу всегдашню, -
Чей, разомъ розважимъ.
Ой-бо наша воля -
Щербатая доля:
Гонятъ вороженьки
Изъ рoдного поля;
Нашу рoдъ-родину -
Стару Галичину -
Своевъ называютъ,
Намъ ю отчужаютъ!

с.128
Руський з Руським повстречався
Руський з Руським повитався -
Хоть з далекой Украины,
Хоть з далекой родины,
Вже один другому брат! -
Извяжемся родни дети -
Час вже нам водмолоднети!
Свою песню заспеваймо, Своей силы добуваймо,
Та все поде в лад!
- Я. Головацкий, Львов, 1842
В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm
Всероссийская этнографическая выставка и Славянский съезд в мае 1867. Речь Я. Головацкого
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_515.htm

  


СТАТИСТИКА