Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

O.А. Мончаловский. Святая Русь
от 30.01.08
  
Доклады


V. Галицкая или Червоная Русь VI. ПросвЪщеніе Руси

V. Галицкая или Червоная Русь
Мы розсказали исторію большой части русского народа, щобы представити, якіи судьбы онъ переходилъ и якъ возникла великая русская держава и щобы читатели могли ту исторію поровнати съ исторіею и судьбою меньшей части русского народа, именно-же той части, которая называеся Галицкою или Червоною Русью и до которой мы принадлежимъ.
Якъ уже раньше сказано, великій князъ Ярославъ I или Мудрый роздЪлилъ передъ своею смертію въ 1054г. русскую державу или Русъ на удЪлы (части) межи своихъ пять сыновъ: Bлaдиміра, Изяслава I, Святослава, Всеволода I и Игоря. Умираючи, Ярославъ Мудрый далъ своимъ сынамъ такое завЪщаніе: ДЪти мои, любите другъ друга. Ежели будете жити въ любви, то Богъ буде съ вами и покоритъ вамъ всЪхъ вороговъ. Если-же станете сваритись, то и сами погибнете и погубите землю отцевъ и дЪдовъ вашихъ, которую они добыли себЪ съ великимъ трудомъ.
Сыны Ярослава слухали, но не послухали сей мудрой рады отця. Они начали правити каждый отдЪльно, каждый по своему, a изъ того выйшли межи ними роздоры и вражда. Кн. Изяславъ просилъ даже помочи нЪмецкого императора Генриха IV и папы Григорія VІІ противъ своихъ братовъ. ДЪти названныхъ князей продолжали сваритись и дальше подЪлили русскую землю, изъ чого возникли въ западной части Руси, где нынЪ Галичина и часть Волынской губерніи, четыре отдЪльния княжества, a именно: владимірское (съ столицею Владиміръ-Волынскій въ Волынской губернія, притыкающей до Галичины), перемышльское (съ столицею Перемышлъ), теребовельское (съ столицею Теребовля) и звенигородское (съ столицею Звенигородъ). Три послЪдніи княжества достались на зъЪздЪ русскихъ Князей въ ЛюбечЪ въ 1097г. князьямъ Васильку и Володарю Ростиславичамъ, внукамъ Ярослава Мудрого. Сынъ Володаря, Владимірко Володаревичъ, соединилъ тЪ княжества въ одно, выбралъ въ 1141г, Галичъ на рЪцЪ ДнЪстрЪ своею столицею и назвалъ свое княжество Галицкимъ.
Въ 1198г. умеръ послЪдній потомокъ Ростиславичей и князь Poмaнъ   Мстиславичъ, внукъ князя Изяслaвa Bолынского, соединилъ Гaлицкoe княжество съ княжествомъ Bлaдимipскимъ (Волынскимъ). При князъяхъ рода Романа Мстиславича, правившихъ до 1337г., гaлицко-влaдимірское княжество достигло найбольшой силы и розвитія. На юго-западЪ оно упиралосъ въ горы Карпаты, a на западЪ отдЪлялосъ отъ Польщи рЪками: Вислокомъ, Сяномъ и Вепромъ; на сЪверъ его границы доходили до городовъ Бреста, Слонима, Новгородка и до рЪки Березины; на востокъ его границы ишли до городовъ Черкасъ и Брацлава до устья ДнЪстра; на юго-востокъ-же галицко-владимірское княжество доходило до Прута и Дуная, где возникъ русскій торговый городъ Maлый Гaличъ (нынЪ Галацъ въ Румуніи).
Особенно сильно было галицко-владимірское княжество при князЪ ДанилЪ РомановичЪ, сынЪ Романа Мстиславича и близкомъ сроднику и современнику  московскoгo князя Александра Невского, которого русская цервовь, подобно, якъ князя Владиміра и князей Бopисa и ГлЪба, причислила къ святымъ - (ПрадЪдомъ Данила Романовича былъ третій сынъ Ярослава Мудрого, Святославъ, a прадЪдомъ св. Александра Невского четвертый сынъ Ярослава Мудрого, Всеволодъ). Въ 1255г. кн. Данилo Рoмaновичъ принялъ даже королевскій титулъ, вслЪдствіе чего галицко-владимірское княжество стало королевствомъ.
По смерти короля Данила Романовича въ 1264г. галицко-владимірская Русь зачала зновь называтись княжествомъ, понеже Данило Романовичъ передъ своею смертью роздЪлилъ свою державу на три части, именно нa княжества: влaдимipско-волынское, львовско-перемышльское и холмско-галицкое; первое онъ далъ своему брату Baсилію, второе своему сыну Льву, a третъе своему молодшому сыну Швapну.
Понеже князи Шварно и Василій вскорЪ потомъ умерли (въ 1270 и 1271гг.), то холмско-галицкое княжество досталось князю Льву Даниловичу, a владимірско-волынское было роздЪлено на двЪ части: въ одной сталъ княжяти сынъ Baсилія, Bлaдимipъ, a въ другой третій сынъ короля Данила Романовича, Мстиславъ. Такимъ способомъ подъ властью кн. Льва Даниловича соединились два княжества: львовско-перемышльское и холмско- галицкое. Кн. Левъ сдЪлалъ своею столицею гор. Львовъ, основанный его отцемъ Даниломъ въ 1240г., и принялъ титулъ великого князя.
По смерти Льва Даниловича въ 1301г., на галицкій престолъ вступилъ его единственный сынъ Юрій I. Въ 1289г. умеръ князь Вдадиміръ Волынскій, a въ 1305г. князь Мстиславъ Волынскій, вслЪдствіе чего князъ Юрій I соединилъ владимipско-волынское княжество со своими владініями и, короновавшись короною своего дЪда Данила, принялъ титулъ короля всей Maлой Pycи.
Король Юрій I правилъ до 1315г. По его смерти на галицко-владимірскiй престолъ вступилъ его старшій сынъ Aндpей. Молодшій сынъ Юрія I и братъ Андрея, Левъ II оставилъ княжество своего брата и переселился до своихъ сродниковъ за ДнЪстръ. Князь Андрей жилъ частью во ЛьвовЪ, частью-же въ ВладимірЪ-Волынскомъ, где и умеръ въ 1324г., не оставивши потомковъ.
Тогды галицко-владимірскіи бояре призвали на опорожненный престолъ мазовецкого князя, Болеслава Тройденовича, сына Маріи, дочери короля Юрія I. Болеславъ Тройденовичъ былъ римско-католической вЪры, но щобы утвердитись на Галицко-Владимірскомъ престолЪ, принялъ православную вЪру и имя Юрій II. Его княженіе принесло несчастье на Галицко-Владимірскую Русь. Утвердившисъ на престолЪ, онъ поддался римско-католическому духовенству и вернулся назадъ до римско-католической вЪры. Онъ призвалъ на свой дворъ и въ Русь множество польской шляхты изъ Мазовша, a также Мадьяръ и НЪмцевъ, которыи стали вытЪсняти русскихъ бояръ изъ ихъ мЪстъ. Все то вызвало неудоволъствіе русскихъ бояръ на Юрія II и наконецъ они отруили его въ ВладямірЪ-Волынскомъ въ 1340г.
Съ Юріемъ II вымеръ родъ Романовичей и галицко-владимірская Русъ, оставшисъ безъ наслЪдственного князя, вскорЪ подпала подъ чужую власть. Въ 1340г. умеръ Московскій великій князь Іоаннъ Калита, собиратель русской земли, въ  виду чего не стало на Руси сильныхъ князей, которыя бы могли соединити Галицко-Владимірское княжество съ другими русскими землями. Такое положеніе выкорысталъ польскiй король, Kaзиміръ Bеликій. Въ томъ-же 1340г. онъ прибылъ съ войскомъ изъ Кракова во Львовъ, силою занялъ галицко-русскую столицю и побЪдилъ сопротивлявшихся ему жителей города. Майже одновременно съ тЪмъ литовскій князъ Любартъ Гедиминовичъ (1341-1350г.) овладЪлъ Bлaдимipoмъ  Boлынскимъ и Луцкомъ и такимъ способомъ, галицко-владимірская Русь утратила на долгое время свою самостоятельность.
Занявши Галицкую Русь, Казиміръ поставилъ всюда своихъ польскихъ воеводъ и урядниковъ. Съ ними прійшли на Русь римско-католическіи ксендзы. Первымъ  дЪломъ Казиміра было выкоренити въ Галицкой Руси русскую православную вЪру и завести римско-католическую, щобы такимъ способомъ русскій народъ слити съ польскимъ народомъ. Ту цЪль усердно осуществляли римско-католическіи ксендзы и вскорЪ въ городахъ Галицкой Руси возникли величавыи костели и римско-католическіи кляшторы. То латинщенье и поляченье русского населенія Галичины продолжаеся до нынЪ, понеже и теперь еще въ чисто русскихъ селахъ возникаютъ латинскіи каплицы и костелы, хотя русскіи Галичане уже уніаты и католики. Особенно сильно стала Русь латинщитись и полячитись послЪ того, якъ православный литовско-русскій князь Яковъ-Ягайло, оженившись съ польскою королевною Ядвигою, перейшолъ въ римское католичество и соеднилъ Польщу, Литву и часть Руси въ одну державу.
Що однако за причина была латинщенья и поляченья русского народа? ВЪдь русскіи подданныи Польщи могли быть вЪрными ей и остаючисъ при своей вЪрЪ и народности! Мы пояснимъ ту причину, понеже она и до нынЪ не утратила своего значенья. Русскіи жители соединенной польско-литовско-русской державы  розличались отъ прочихъ жителей той державы своею вЪрою, тогды еще православною, и своею народностію. Ходило о то, щобы то розличіе загладити, a того можно было достигнути лишь перетягненьемъ русского народа въ римско-католическую вЪру, a съ нею и въ польскую народность. ВЪдь нынЪ еще русскіи Галичане, принадлежащіи до римо-католической вЪры, называютъ себе латинниками, a польскіи шовинисты хотятъ сдЪлати ихъ поляками, хотя они ни слова не говорятъ ни по латински, ни по польски. Зъ другой стороны соединеніемъ русского народа съ поляками въ одну католическую вЪру польскіи короли хотЪли перервати и знищити связь межи своими русскими подданными и межи русскими жителями возникавшого въ то время на сЪверЪ московского великого княжества, особенно, що русскіи подданныи Польщи не розличались по вЪрЪ, языку и письму отъ русскихъ жителей московского княжества и могли отъ нихъ требовати помочи и одержати таковую. Для того польскіи короли и старались знищити ту связь. Для достиженія той цЪли была заключена насампередъ политичная унія, такъ называемая люблинская (въ городЪ ЛюблинЪ), которая должна была навсегда соединити Польщу, Литву и Русь въ одно политичное тЪло. Но для такихъ-же политичныхъ цЪлей была выкорыстана и церковная унія, заключенная  въ городЪ БерестЪ или БрестЪ, и отъ того названная берестейскою уніею. На той уніи отступила одна часть Руси, которая находилась подъ властью Польщи, отъ Цареградского патріарха и подчинилась власти папы римского, но подъ условіемъ, що церковный обрядъ останеся навсегда ненарушеннымъ. Однакъ польскіи короли и римско-католическое духовенство перекрутило смыслъ и цЪль церковной уніи. ВмЪсто того, щобы добрымъ словомъ переконовати русское православное жительство до перехода въ унію, они стали наклоняти его силою и то не лишь до принятія уніи, но до цЪлковитого перехода въ римско-католическую вЪру, a разомъ съ нею и въ польскую народность. О той борьбЪ латинства и польщины съ русскимъ народомъ, начавшойся въ 14 вЪцЪ и продолжающойся въ ГаичинЪ до нынЪ, можно бы написати много книгъ, но мы представимъ хоть коротко бЪды русского народа.
Якъ сказано, русскихъ жителей силою перетягали въ унію, a сопротивлявшихся мучили и убивали. Такъ н.пр. римско-католическій архіепископъ во ЛъвовЪ, Янъ Смоликовскій, приказывалъ своимъ ксендзамъ и польской шляхтЪ, которая отъ польскихъ королей получала даромъ русскіи земли, принуждати русскихъ Галичанъ, щобы они обходили только римско-католическіи праздники. Коли русскіи жители Лъвова собрались 24 грудня 1583г. ночью въ своихъ церквахъ,   щобы праздновати Рождество Христово, той-же Янъ Суликовскій приказалъ своему брату ВойцЪху отправитись съ вооруженною толпою въ русскіи церкви, повыганяти изъ нихъ молящихся, позамыкати всЪ церкви и двери ихъ запечатати. Сей приказъ былъ точно выполненъ, a при томъ ВойцЪхъ Суликовскій и его чернь въ церквахъ св. Георгія, св. Николая и Успенія Пресв. Богородицы поломили крести и чаши. На такіи безчинства Львовскій православный епископъ Гедеонъ Баллaбaнъ жаловался передъ польскимъ королемъ Стефaномъ Бaтopieмъ и передъ русскимъ вельможею, княземъ Константиномъ Острожскимъ, просячи у нихъ защиты и помочи. То происходило еще передъ заключеніемъ берестейской уніи. Коли-же въ 1596г. была торжественно оголощена церковная унія, преслЪдованіе русскихъ жителей еще усилилось. Такъ Ставропигійское Братство во ЛьвовЪ внесло 1598г. въ львовскіи городскіи акты протестъ - сей протестъ повторили члены того Братства на польскомъ соймЪ въ ВаршавЪ, князи Адамъ Вишневецкій и Kиpиллъ Pужинскій, послы отъ воеводствъ кіевского и брацлавского - и сказали въ немъ межи прочимъ: священниковъ русскихъ сажаютъ въ темницы, запираютъ церкви, вырываютъ изъ рукъ священниковъ и кидаютъ на землю святыи Тайны, оскверняютъ церкви и олтари, заказуютъ звонити, принуждаютъ до нового календаря, старшинъ Братства, которыи сохраняютъ чистоту вЪры, кидаютъ въ темницы и накладаютъ на нихъ грошевыи  кары, заказуютъ отпроважати мертвыхъ на кладбища или ходити до больныхъ со св. Тайнами, не допускаютъ русскихъ до ремесла, a тЪхъ, которыи записаны въ розличныи цехи, силою, грошевыми карами и тЪлесными карами принуждаютъ ходити въ латинскій костелъ, приказуютъ русскимъ священникамъ платити розличныи податки латинскимъ, хватаютъ на улицяхъ русскихъ дЪтей, влекутъ ихъ въ латинскіи школы, бьютъ и чинятъ имъ обиды, бЪдныхъ русскихъ выгоняютъ изъ домовъ, нападають ночью на церкви и не только самыи церкви, но и олтари безчестятъ, въ костелахъ и на ратушЪ называють Русиновъ язычниками (поганами), насмЪваются изъ ихъ церквей -.
Изъ другяхъ записей нашихъ предковъ знаемъ, що русскіи православныи царкви насиліемъ перемЪнялись въ уніатскіи церкви или латинскіи костелы, а даже отдавались въ аренду жидамъ. За каждое отворенье такой церкви русскіи прихожане должны были платити жиду податокъ; такій-же податокъ они платили за каждое новорожденное дитя и за каждого умершого. КромЪ церковныхъ ключей у жидовъ находились также языки (сердця) и шнуры отъ русско-церковныхъ звоновъ, щобы прихожане безъ уплаты податка не могли звонити въ недЪли и свята. Русскіи мЪщане, которыи противились принятію уніи или римско-католической вЪры, были принуждены оставляти свои домы въ серединЪ городовъ и мЪстечекъ и поселятись на краю ихъ или въ селахъ. Для того-то нынЪ во всЪхъ галицкихъ городахъ и мЪстечкахъ середину ихъ занимаютъ жиды, Поляки и ополяченныи НЪмцы, a русскіи жители прячутся на краяхъ. Во ЛьвовЪ русскіи, a также православныи армяне, не смЪли устроювати днемъ церковныхъ процесій и хоронити своихъ умершихъ. ПослЪднихъ они были принуждены выносити на кладбище ночью и заулками, a при томъ не смЪли запаляти свЪчей. Русскимъ Львовянамъ было также заказано звонити во время похороновъ. Кто-же сопротивился тому заказу, того публично карали батогами и сажали въ темницю. Рускіи крестьяне были принуждены платити розличныи податки: они были обовязаны платити що-року дЪдичамъ десятіну отъ всего: отъ скота, домашнихъ птиць, збожа и травы и овочей своихъ огородовъ и садовъ. Они должны были даромъ робити дЪдичамъ по колька дней на тыждень, т.е. робити панщину. КромЪ того русскіи крестьяне платили грошевыи податки, a именно обыкновенно три разы въ годъ: на Великдень, на Зеленыи свята и на Рождество. Що три лЪта русскіи крестьяне и мЪщане должны были давати своему дЪдичу третину, т.е. третыо часть отъ всего своего имЪниія, третъяго вола, третъе теля, третью курку и т.д. ДЪдичъ имЪлъ полную власть надъ житьемъ русского крестьянина и могъ его даже убити. На Великдень русскіи крестьяне не смЪли печи пасхи, колачей и т.п., только были принуждены куповати ихъ въ городахъ и мЪстечкахъ. Но въ многихъ сторонахъ пасху могъ купити лишь той, у кого была на груди надпiсь: уніатъ. Въ городахъ и мЪстечкахъ право печи и продавати пасхи имЪли звычайно жиды. За каждую пасху русскіи жители должны были платити податки. ТЪ податки собирались на самъ Великдень панскими урядниками и слугами, во время освященія пасхи. На каждой пасцЪ, за которую былъ уплаченъ податокъ, панскіи урядники и слуги дЪлали крейдою или углемъ знакъ. Кто не могъ заплатити податка, у того отбирали пасхи, a кто старался спрятати свою пасху передъ урядникомъ, того панскіи слуги ростягали передъ церковью и били палкама или запирали въ арестъ. Отъ тЪхъ часовъ и происходитъ пЪсня, которую галицко-русскіи дЪвчата спЪваютъ на Великденъ, на гаевкахъ, подъ церквами: Ъде, Ъде Зельманъ, Ъде Ъде его братъ -. Въ тЪ несчастливыи часы русскіи крестьяне ожидали подъ церковью жида, арендовавшого церковь, щобы пріЪхалъ съ ключами и выражали радость, коли онъ показался изъ-дали.
Но не одни русскіи крестьяне и мЪщане терпЪли такіи гоненія и мученія. Русскіи дворяне, потомки старыхъ русскихъ бояръ, также терпЪли притЪсненія и обиды. Поляки недопускали русскихъ бояръ и дворянъ (шляхтичей)  до урядовъ и они не имЪли права быти старшими въ польскомъ войску. Такимъ способомъ Поляки принуждали русскихъ дворянъ принимати римско-католическую вЪру и польскую народность. Если еще нынЪ, хотя мы живемъ подъ Австріею, многіи русскіи Галичане отказуются отъ своей вЪры и народности, щобы дослужитись почестей и грошей, то можемъ собЪ представити, що дЪялось за польскихъ временъ. Для того-то мы видимъ князей Любомірскихъ, Сангушковъ и СапЪговъ, графовъ ДЪдушицкихъ, Шептицкихъ и многихъ, многихъ давнихъ шляхтичей нашихъ на польской сторонЪ. He того намъ однако жаль, що они здЪлались поляками, но жаль того, що они перейшли в Польщу съ великими богатствами, которыми теперь насъ побиваютъ.
На такіи безчинства и насилія жаловались русскіи Галичане и русскіи еписколы, особенно Львовскій Гедеонъ Бaллaбaнъ и перемышльскій Михаилъ Kопыстынскій и львовскому городскому суду и польскому сойму и самымъ королямъ, но тЪ жалобы не помагали. ПритЪсненія и насилія продолжались сотки лЪтъ и они зъ одной стороны уменьшили русское населеніе, a зъ другой стороны причинились до его бЪдности, понеже все, що было богатое, щобы не утратити богатства, перейшло на польскую сторону, a при Руси остался бЪдный панщиняный народъ. Знаючи все то, що дЪялось при Польще съ русскимъ народомъ въ Галицкой Руси, подобае удивлятись, що русскій народъ въ ГаличинЪ еще сохранился.
Не дивно также, що польская или римско-католическая сторона взяла верхъ и що въ 1692г. наступило соединеніе львовской епархіи, a въ 1700г. перемышльской епархіи съ римско-католическою церковью, такъ, що коли въ 1772г. Галицкая Русъ прійшла подъ Австрію, весь pyсскій нapoдъ въ ГaличинЪ пpинaдлежaлъ до   унiaтскoгo или греческого обpядa кaтолической вЪры. Найдольше, понеже до 1710г., держалось православной вЪры Ставропигійское Братство во ЛьвовЪ. Въ Галицкой Руси остался еще православнымъ славный монастырь, Скитъ  Maнявскій, въ окрестности Станиславова, съ трема меньшими монастырями: въ Угорникахъ, Толмачику и КоломыЪ. Но вслЪдствіе прошенія провінціала василіанъ-уніатовъ, Братковского, цЪсарь Іосифъ II роспоряженіемъ отъ 1 липня 1785 (п-ръ 18.060) приказалъ Скитъ Манявскій закрыти, a его имЪнія передати буковинскому религійному фонду. По скасованью сего послЪдного православного монастыря, изЪ которого частъ церковныхъ ризъ, книгъ и звоновъ перейшли въ семинарскую церковь во ЛьвовЪ, тамъ-же, во ЛьвовЪ, была построена православная каплиця. Та каплиця существовала до 1897 года, теперь-же на ей мЪстЪ построена новая красивая церковь.
Якъ жилось и живеся русскому народу подъ Австріею, то отъ части буде розсказано въ слЪдующой главЪ, отъ части же мы сами знаемъ
VI. ПросвЪщеніе Руси
ПрослЪдивши политичную судьбу русского народа въ его цЪлости и въ частяхъ, мы должны теперь застановитись надъ его культypнымъ poзвитіемъ, т.е. надъ его пpосвЪщенieмъ и обpaзовaніемъ. Особенно-же мы звернемъ увагу на розвитіе русского литературного, т.е, письменного или книжнoгo языкa. Зачавши отъ 60-ти лЪтъ прошлого (XIX) вЪка у насъ, въ ГаличинЪ, многіи Русины, которыхъ въ томъ взглядЪ сильно подтримуютъ Поляки и правительство, твердятъ, що мы, гaлицкіи  Pyсины или Maлopyccы, разомъ съ Maлopyccaми въ БуковинЪ, a также Maлopyссами въ Россіи, живущими на Волыни, Подолью и УкраинЪ, творимъ совсЪмъ иный народъ отъ Великopуссовъ, живущихъ нa сЪверЪ Pocciи, що pyccкiй книжный языкъ для нacъ чyжiй и що для того намъ треба утворити для себе отдЪльную словесностъ. Въ той цЪли они стараются писати такъ, щобы якъ найдальше отдалитися отъ споконвЪчного русского книжного языка и въ той цЪли они ввели въ русское письмо фонетику, щобы оно не было весьма подобное до русского письма и называютъ свой языкъ руско-украинскимъ, a свою словесность pycко-укpaнскою.
Кто знае, якъ розвивалась на Руси отъ введенія христіанства на Русъ русскій языкъ, просвЪщеніе и образованностъ русского народа; кто знае русскій книжный языкъ, называемый также великорусскимъ, общерусскимъ (зaгaльнo-pycскимъ) или литератуpнымъ русскимъ языкомъ; кто знае, если уже не всю, то хотя часть русской словесности (литература, a по русски словесность означае все то, що русскіи писатели и ученыи написали, или изъ устъ народа записали); кто наконецъ знае, що не толъко въ розличныхъ частяхъ всей Руси, но въ самой Галицкой Руси русскій народъ въ розличныхъ окрестностяхъ немного инакше говоритъ и тЪ-же самыи слова инакше вымовляе: той только здвигне раменами надъ такою наукою, що pyсскій книжный языкъ нaмъ чужій. РозумЪеся, кто не хоче принадлежати до великого русского народа и самъ отъ него отдЪляеся, чи то тЪмъ, що выдумуе новый языкъ и называе его руско-украинскимь и щобы отдЪлити той языкъ отъ русского языка, пише фонетикою, чи то тЪмъ, що отразу переходитъ на польскую сторону, того никто вcтримати нe можe - вольномy вoля. Ho щобы такіи люди не баламутили другихъ, непросвЪщенныхъ людей и не дЪлали poздopa нa Pуси, poздЪляючи pyсскій нapoдъ нa чacти, необходимо выяснити, якъ творился русскiй книжный или письменный языкъ и якъ возникла pyccкaя словесность.
Исторія русской  словесности зачинаеся отъ времени введенія христіанства на Русь. Якъ знаемъ, при концЪ X вЪка за стараніемъ великого князя Кіевского Владиміра, вся Русь была окрещена прибывшимъ изъ Цареграда греческимъ духовенствомъ. Разомъ съ духовенствомъ прибыли на Русь изъ Греціи также будовничіи, щобы построити первыи церкви для новоокрещенной земли, маляри, щобы малёвати первыи иконы (образы) и другіи искусныи майстры, которыи должны были украсити русскіи церкви. Образцы иконъ, церковныхъ ризъ и другой церковной утвари греческое духовенство привезло съ собою; но найдорожшое, що оно привезло, были книги священного писанія и то не на греческомъ или латинскомъ языкахъ, чужихъ и непонятныхъ русскому народу, но на понятномъ ему языцЪ, на языцЪ славянскомъ.
Отки однако взялись церковныи книги на славянскомъ языцЪ, такіи самыи, якіи до нынЪ употребляются въ русскихъ церквахъ въ ГаличинЪ, БуковинЪ, Угорской Руси и въ Россіи, a также въ Черногоріи, Болгаріи, Сербіи и во всЪхъ сербскихъ земляхъ, которыи принадлежатъ до Австріи и Угорщины? Коли Славяне творили на сЪверо-востоцЪ и на юго-западЪ Европы свои державы, они были еще язычникaми т.е. погaнaми. Первыи Славяне, принявшіи св. крещеніе, были тЪ, которыи въ первыхъ вЪкахЪ по РождествЪ Христовомъ поселились середъ Грековъ на Балканскомъ полуостровЪ. Въ то время Греки были уже христіанами и они, присоединивши Славянъ до своей христіанской церкви, правили имъ богослуженіе на греческомъ языцЪ. Kнигъ нa cлавянскомъ языцЪ тогда еще не было, хотя теперь въ послЪднее время открыты въ Македоніи, где жили старыи Славяне, слЪды, що еще передъ святыми Кирилломъ и Mефодieмъ Слaвяне имЪли свою aзбуку. Головными проповЪдниками Христовой вЪpы середъ Славянъ, жившихъ въ греческой или византійской державЪ, были братья Kириллъ и Мефодій. Они происходили изъ Славянъ и ставши священниками, посвятили свое житье службЪ Богу и своему родному славянскому народу, которому они стали проповЪдывати слово Божіе на его родномъ славянскомъ языцЪ. То былъ первый случая, що Славяне учули науку Xpистову нa свoeмъ языцЪ, понеже латинскіи священники говорили свои проповЪди и правили богослуженіе на латинскомъ, a греческіи священники на греческомъ языцЪ, a тЪхъ языковъ славянскій простый народъ не понималъ. Щобы однако славянскій народъ не только слухалъ, но и самъ читалъ слово Божіе, св. Kиpиллъ и Mефодій пepевели   церковныи книги зъ греческого языка на языкъ слaвянскій. Для писанья славянскихъ словъ взялъ св. Кириллъ давную слaвянскую aзбуку, которая до сихъ поръ называеся киpиловскою азбукою или кирилицею.
Можно догадоватись, що тЪ священники, которыхъ св. Владиміръ призвалъ изъ Греціи на Русь, были также Славянами или Греками, розумЪвшими славянскій языкъ. Такимъ способомъ наши предки зъ первой поры введенія христіанства на Русь чули богослуженіе, пЪніе и читанье на языцЪ имъ coвсЪмъ понятномъ. То и была причина, що христіанство на Руси розширялось дуже скоро, и не огнемъ и мечемъ, якъ у другихъ народовъ западной Европы, которыи не розумЪли латинского языка, и що разомъ съ введеніемъ христіанства положены были въ Руси первыи основы просвЪщенія русского народа и русской словесности. Изъ сего видно также, що первыи зачатки просвЪщенія и русской словесности появились въ KieвЪ, въ южной Руси или Малой Руси.
Языкъ, которымъ были написаны церковныи книги, получилъ нa Руси названіе цеpковно-славянского, a то для того, що онъ немного розличался отъ народного русского языка и въ самомъ початку былъ исключительно языкомъ церкви. Но понеже въ найстаршихъ временахъ русской литературы большая частъ писателей принадлежала до духовного сословiя, то изъ языков церковно-славянского и cтapopycскoгo, которымъ въ то время наши предки говорили, мало-помалу утворился языкъ литеpaтypный или книжный, на которомъ и стали выражати письменно мысли.
Само собою розумЪеся, що на Руси стали насампередъ розширятисъ книги    богослужебныи, понеже ихъ треба было только переписывати. Найстаршая рукопись, т.е. рукою написанная книга, сохранившаяся до нашего времени, есть такъ называемое Остромиpово Евaнгeлie,  написанное въ 1057г. монахомъ Григоріемъ для Остромира, намЪстника Новгорода. РозумЪеся также, що первыми розширителями книгъ были монахи, яко люди письменныи. Но кромЪ нихъ русскіи книги розширяли также русскіи князи и княгини. О св. Феодосіи Печерскомъ, который разомъ съ св. Aнтоніемъ упоминаеся на всенощномъ  богослуженіи, перейшло до насъ извістіе, що въ его келіи постоянно переписывались и переплетались книги. Изъ старыхъ записокъ, названныхъ    Волынскою  лЪтописью, знаемъ зновъ, що Князь Владиміръ Bacильковичъ Boлынскій подарилъ многимъ церквамъ на Волыни книги, a o многихъ изъ тЪхъ книгъ сказано въ лЪтописи, що они были написаны самимъ княземъ и княгинею, Ольгою Pомaновною. Понеже въ то время Червовая Русъ, т.е. русская часть Галичины принадлежала  до Волынской епархіи, то кн. Владиміръ Васильковичъ  могъ и для галицкихъ церквей подарити книги.
Русское духовенство видЪло въ просвЪщени простого народа средство для укрЪпленія христіанства и для того побуджало князей основывати школы. Изъ старыхъ лЪтописей знаемъ, що еще св. Владиміръ велЪлъ отбирати дЪтей у богатшихъ Кіевскихъ гражданъ и отдавати ихъ въ школы при церквахъ. Понеже и въ ГаличинЪ во второй половинЪ прошлого 19-го вЪка первыи школы были основаны русскими священниками и при церквахъ - въ тЪхъ школахъ - учили дьяки и для того они назывались дьяковками - то изъ сего видимъ, що русская церковь была всегда розсадникомъ просвЪщенія. Сынъ св. Владиміра, Яpослaвъ  Mудpый, основалъ школы при церквахъ въ НовгopoдЪ.
Розширеніе грамотности, т.е. просвЪщенія, ишло поволи, но постоянно. Въ первой половинЪ XI. вЪка зачинаютъ на Руси появлятись уже русскіи писатели. И такъ первыми русскими писателями были Иларіонъ, митрополитъ Кіевскій (отъ 1051г.) и Лука Жидята, поставленный епископомъ  Новгородскимъ въ 1036г. Третій писатель того времени былъ игуменъ Кіево-печерскoгo монастыря, св. Феодociй (1062). То доказуе, що зачатки русского просвЪщенія и русской словесности появились насампередъ въ КіевЪ, въ Малой Руси. Ажъ до XVII вЪка духовенство и монашество было головнымъ сословіемъ писъменнымъ. Монастыри на Руси были головными розсадниками просвЪщенія и книжной науки и головными складами книгъ, переписываемыхъ монахами. Тутъ, въ монастыряхъ, были написаны и лЪтописи русскіи, описуючіи житье русскихъ князей и нашихъ предковъ. ТЪ лЪтописи написаны майже одновременно въ тЪхъ русскихъ городахъ, где была найсильнЪйшая жизнь, именно: въ KіевЪ, HовгopодЪ, ЧepниговЪ, PocтовЪ и на Boлыни. Въ KieвЪ написалъ монахъ Кіево-печерского монастыря, Несторъ (отъ 1056 до 1114г.), свою знаменитую лЪтопись: Се повЪсти времянныхъ лЪтъ, изъ которой мы знаемъ первую исторію нашихъ предковъ. Вообще Кіево-печерскій монастыръ, та дорогая русскому сердцю святыня, былъ головнымъ розсадникомъ-русского просвЪщенія. Въ немъ собирались служити Богу князи, бояре и простолюдины и изъ него выходили во всЪ стороны русской земли воины Христовы, розносячи всюда просвЪщеніе. И Скитъ Манявскій въ ГаличинЪ, скасованный цЪсаремъ Іосифомъ II основали Кіево-печерскіи монахи. Изъ Кіево-печерского монастыря выйшла большая частъ русскихъ епископовъ, правившихъ своею паствою въ розличныхъ сторонахъ Руси; въ концЪ XII вЪка числили уже до 50 епископовъ, выйшовшихъ изъ Кіево-печерского монастыря.
У западно-европейскихъ народовъ въ то время грамотность была доступна только рыцарямъ и шляхтЪ, a римско-католическіи духовныи и монахи твердили, що для простонародія просвЪщеніе непотребно. Инакше было на Руси. На нашой преждеосвященной литургіи священникъ голоситъ: СвЪтъ Xpистовъ пpосвЪщaетъ  всЪхъ -. Такъ всегда розумЪли христіанство русскіи священники, правдивыи учители народа, и для того оно стало жереломъ просвЪщенія на Руси и дало первый починъ до введенія грамотности. Разомъ съ тЪмъ грамотность уважалася необходимою для каждого ревного христіанина, понеже читанье св. книгъ могло его утвердити въ вЪрЪ и побожности. Для того-то наши предки XI и ХIІ вЪковъ собирали около себе значительныи книгохранилища, т.е. библіотеки. Сыны и внуки Ярослава Мудрого унаслЪдовали отъ него любовь до книгъ и до розширенья грамотности. Сынъ Ярослава, Святославъ, собралъ много книгъ, и, якъ говоритъ лЪтопись, ними наполнилъ клЪти своя. Внукъ Ярослава и сынъ Всеволода, Bлaдимipъ Moномaxъ, былъ дуже образованный, a его внукъ, великій князь Михаилъ Юрьевичъ, по словамъ лЪтописи съ греки и латины говорилЪ ихъ языкомъ. О PомaнЪ  PoстислaвичЪ говорятъ лЪтопись, що онъ закладалъ школы и выдалъ на то все свое имЪніе. О ЯрославЪ Галицкомъ ОсмомылЪ говорится, що онъ зналъ чужіи языки, велЪлъ священникамъ учити мірянъ и назначалъ монаховъ учителями въ монастырскіи школы.
Первыи книги на Руси были духовного содержанья. Ho одновременно съ ними появилась и свЪтская письменность, и то зновъ въ КіевЪ. Одна изъ русскихъ лЪтописей въ початку XIII вЪкa упоминае о премудромъ книжнику ТимофеЪ, родомъ изъ Кіева, который письменно нападаль на Бенедикта, воеводу короля галицкого Андрея, понеже тотъ воевода мучилъ бояръ и гражданъ. НайцЪннЪйшимъ однако памятникомъ cветской литературы, якого не имЪютъ другіи славянскіи народы, ни даже НЪмцы, есть Слово о полку ИгopевЪ, въ которомъ описанъ походъ князя Игоря на половцевъ.
И такъ мирно розвивалась и просвЪщаласъ святая Русь, и изъ Кіева, якъ лучи отъ солнця, росходились лучи просвЪщенія на всЪ русскіи земли и до далекого сЪверного Новгорода и до южныхъ Карпатъ. Но въ первой половинЪ XIII вЪка напали на Русь Татаре, розрушили Кіевъ и майже совсЪмъ знищили початки старорусского образованія. Якъ знаемъ, головнымъ осередкомъ книжности и просвЪщенія до нашествія Татаръ былъ Кіевъ, столиця юго-западной Руси. Коли однако Кіевъ былъ розрушенъ, то спасшіи свое житье монахи и образованныи свЪтскiи люди перейшли въ Moскву, которая стала осередкомъ русской историчной жизни. Коли московскій князь Іоаннъ III Васильевичъ освободилъ Русь (1480г.) отъ татарского ярма, Mосквa зaнялa нa нЪкоторое вpемя въ дЪлЪ пpосвЪщенія мЪстце Кіева, особенно, що Кіевъ подпалъ вскорЪ подъ власть литовцевъ, a потомъ поляковъ. Въ МосквЪ была въ 1564г. напечатана первая книга и изъ Москвы прійшолъ до насъ, во Львовъ, первый русскій книгопечатникъ, Иванъ Федоровъ.
Москва, ставши политичнымъ осередкомъ независимой Руси, не стала однако осередкомъ просвЪщенія. За то въ юго-западныхъ русскихъ земляхъ, подпавшихъ частью подъ власть Литвы, частью-же подъ власть Польщи, зачало просвЪщеше сильно розвиватись и розширятись даже въ земли, принадлежавшiи МосквЪ. Причиною сего, былъ гнетъ со стороны Литовцевъ и Поляковъ, которыи хотЪли перетягнути русскій народъ въ латинскую вЪру и въ польскую народность. Щобы сохранити русскую вЪру и народность, русскіи жители Литвы и Польщи стали закладати церковныи братства. Уже въ первой половинЪ XV вЪка такіи братства возникли въ найбольше загроженныхъ латинствомъ и польщиною частяхъ Руси именно: во ЛьвовЪ (оно существуе до сихъ поръ подъ названіемъ Стaвpoпигійскoгo Институтa), KіевЪ, MогилевЪ, Луцку и БерестЪ. Коли-же въ 1596г. была оголошена церковная унія, тЪ церковныи братства стали заводити школы, щобы въ нихъ образовалисъ люди, которыи бы могли боротись съ учеными латинскими ксендзами и боронити русскую вЪру и народностъ. Въ тЪхъ школахъ учили церковно-славянскому, греческому, латинскому и польскому языкамъ, a также учили говорити проповЪди и спорити съ противниками русской вЪры. Первую такую высшую школу основалъ у себе въ ОстpoзЪ (мЪстечко въ нынЪшней волынской губерніи) знаменитий защитникь русской вЪры и народности, русскій вельможа, князь Koнстaнтинъ Остpoжскій, въ 1580г. ВскорЪ и майже одновременно такiи школы возникли во ЛьвовЪ, BильнЪ, БерестЪ, Минску, MогилевЪ и KiевЪ. Изъ тЪхъ школъ найбольше прославилась школа Кіевского братства. Она была въ 1631г. преобразована Кіевскимъ митрополитомъ, Петpoмъ Moгилою, въ Кіево-Могилянскую колегію (высшую  школу), изъ которой выходили на всю Русь просвЪщенныи люди. При тЪхъ школахъ были основаны также типографіи или печатни.
Плоды тЪхъ школъ проявились тЪмъ, що изъ русского населенія Польщи, притЪсняемого зъ народной и религійной стороны, выйшло много русскихъ дЪятелей, которыи для борьбы съ польско-латинскимъ духовенствомъ написали множество книгъ. Но тЪ розумныи и ученыи люди не ограничились своею дЪятельностью въ польской и литовской Руси; они проникли и въ Москву и занесли туда просвЪщеніе и тамъ положили основаніе русской учебной письменности.
Первыи русскiи учебники, т.е. школьныи книжки возникли въ Малой Руси, именно въ упомянутыхъ высше школахъ и для тЪхъ школъ. И такъ первая еллино-славянская, т.е. греческо-славянская граматика составлена и напечатана въ 1591г. во ЛьвовЪ ученикaми Стaвpoпигiйcкой бpaтской школы (теперь Ставропигійской Бурсы); Зизаній Tycтaнoвскій написалъ первую славянскую граматику (т.е. церковно-славянского языка) и короткій славянскій лексиконъ; Mелетій   Смотpицкій написалъ также славянскую граматику, которая была въ 1618г. перепечатана въ МосквЪ и которую употребляли въ школахъ цЪлой Россіи до конця 18 вЪка. ВслЪдъ за тЪми мужами выступили съ своимн книгами научного и церковного содержанія многіи русскіи писатели, изъ которыхъ были найважнЪншіи: Kириллъ Tpaнквилioнъ, Иcaiя Koпинcкiй, Cимeoнъ Пoлoцкiй, Eпифaнiй Cлавинецкій, Іоaнникiй Гaлятовскій, Aнтоній Paдивиловскій, Инокентій Гизіель, Лaзapь Бapaновичъ, Ioacaфъ Kpoкoвcкiй, Ioaннъ Maксимовичъ и Димитpiй Pocтoвcкiй. BcЪ они походили изъ южной Руси, т.e. Малой Руси и получили образованіе въ юго-западныхъ школахъ и въ Кiево-Могилянской колегiи. НЪкоторыи изъ числа тЪхъ дЪятелей и ученыхъ, именно Eпифaній Слaвинецкій и Симеонъ Полоцкій пойшли въ Москву и тамъ просвЪщали русскій народъ. Епифаній Славинецкій былъ назначенъ за патріарха Никона справщикомъ, т.е. исправителемъ церковныхъ книгъ, въ которыи вслЪдствіе ихъ переписованья, коли еще не знали искуства печатанья, вкрались ошибки. Симеонъ Полоцкій былъ воспитателемъ царевича Феодора АлексЪевича и имЪлъ великій голосъ въ МосквЪ. О немъ записано, що онъ звернулся до царя АлексЪя Михайловича съ такою просъбою: положи въ сердцЪ твоемъ училища греческія, славянскія и иныя назидати (закладати), учащихся умножати, учителей взыскати (притягати) -. Царь послухалъ его и основалъ въ МосквЪ славяно-греко-латинское училище, а, потомъ за стараніемъ С. Полоцкого греко-латинскую академію. Тотъ-же С. Полоцкій завелъ въ московскихъ церквахъ проповЪди. Онъ и Д. Ростовскій писали также драматичныи сочиненія, т.е. штуки для театра, и такимъ способомъ положили основаніе русскому театру.
Въ главЪ Русская держава мы упомнули о томь, що царь Петръ Великій преобразовалъ Россію. Головными помочниками его въ томъ дЪлЪ были Кiевскіи учeныи, т.е. уроженцы Maлой Pуси. Понеже Кіево-Могилянская колегія выдавала многихъ ученыхъ, то Петръ Великій звернулъ на ню свою увагу и щобы придати ей еще больше значенія, поднесъ ю въ 1707г. на степень академіи, a больше способныхъ ей учителей и учениковъ призвалъ въ Москву и далъ имъ важныи посады въ державЪ. Мало-помалу Кіевскiи ученыи стали въ Россiи начальниками церковного управленія и просвЪщенія. И такъ Стефaнъ Явopскій былъ мЪстоблюстителемъ патріаршаго престола, т.е. заступникомъ патріарха; Гaвpіилa Бужинскoгo царь Петръ Великій назначилъ протекторомъ школъ и типографій; Феофилактъ Лопатинскій былъ ректоромъ московской академіи, a потомъ былъ епископомъ въ Твери; Димитрій Туптало былъ митрополитомъ въ РостовЪ и въ ЯрославлЪ. Но найважнЪйшою особою былъ знаменитый совЪтникъ Петра Великого, Феофанъ Прокоповичъ, архіепископъ Новгородскій. Ф. Прокоповичъ родился въ КiевЪ въ 1681г., учился съ початку въ Кіевскихъ школахъ и въ Кіево-Могилянской колегіи, но для того, щобы достатись въ польскіи школы, сталъ уніатомъ. Изъ польскихъ школъ онъ пойшолъ въ Римъ и тамъ довершилъ свое образованіе въ колегіи св. Афанасія подъ руководствомъ іезуитовъ. Въ 1702г. Ф. Прокоповичъ вернулся въ Кіевъ, принялъ назадъ православную вЪру, постулилъ въ монастырь и сталъ учителемъ Кіевской колегіи. Въ 1716г. Петръ Великій призвалъ его въ Петербургъ. Тутъ, въ новой столицЪ Россіи, Ф. Прокоповичъ занялъ, можно сказати, первое мЪсто послЪ царя. Онъ написалъ много книгъ церковного и историчного содержанія и по его указанію переводились на русскій языкъ книги греческіи, латинскіи и зъ другихъ языковъ. За его порадою Петръ Великій основалъ въ ПетербурзЪ Академію Наукъ. Ф. Прокоповичъ зналъ кромЪ русского языка языки польскій, греческійй латинскій и еврейскій, собралъ у себе библіотеку въ 30.000 томахъ и своими средствами основалъ школу для сиротъ и бЪдныхъ дЪтей.
РозумЪеся, що и въ московской Руси не было уже тогда недостатка въ людяхъ просвЪщенныхъ, но по сторонЪ Кіевскихъ ученыхъ была та высшость, що они умЪли на практицЪ пpимЪнити свои знанія и выйшовши изъ той Руси, где кипЪла борьба за вЪру и народность съ Поляками и іезуитами, больше цЪнили пpocвЪщенie въ русскомъ дусЪ. То самое мы видимъ и нынЪ. Въ Россіи, где вЪра и русская народнлсть обезпечена и пануе, где противъ нихъ никто не смЪe выступити, где за русскій патріотизмъ никого не преслЪдуютъ, где однимъ словомъ нема борьбы за народностъ, народное движеніе, т.е. просвЪщеніе народа въ русскомъ дусЪ, слабо розвито, межи тЪмъ коли оно у насъ, въ Галицкой Руси, именно вслЪдствіе борьбы за народность, чЪмъ разъ сильнЪйше розвиваеся и кипитъ и выдае такихъ дЪятельныхъ патріотовъ, которыи всЪ свои силы и знанія посвящаютъ для русского народа.
Понеже южно-русскій или малорусскіи ученыи имЪли въ московской Pуси великій голосъ и вліяніе и писали многіи и розличныи книжки, то ясно, що ихъ южно-русскій или мало-русскій языкъ отpaзился и сдЪлaлъ слЪдъ и на pyсcкoй пиcьменности, т.e. на pyccкомъ книжнoмъ языцЪ. Такимъ способомъ они положили ocновaнie pyccкoмy книжному языку и нa томъ основаніи послЪдующіи писатели, Maлорycсы и Beликopyccы, продолжали дальше и продолжаютъ до сихъ поръ розвивати якъ русскій книжный языкъ, так и русскую письменность, т.е. литературу.
Мы не будемъ приводити именъ тЪхъ южно-русскихъ или малорусскихъ писателей, которыи отъ часовъ Петра Великого писали и пишутъ цЪнныи книжки на общepyccкомъ, т.е. зaгaльно-pycскомъ книжномъ языцЪ, понеже намъ треба-бы было о томъ писати еще разъ столько, сколько мы уже написали. ЗамЪтимъ лише, що нема отрасли знанія, въ которой бы побочь великоруссовъ не писали и малоруссы нa pyccкoмъ книжномъ языцЪ. И не дивно, понеже до половины XIX вЪка никому на Руси и нe cнилocь дЪлaт и poзличie межи жителями сЪверной Руси или великоруссaми и ихъ языкомъ и межи жителями южнoй Pуcи или мaлopyccaми и ихъ языкомъ. Исторія свЪдчитъ, що одни и другіи принадлежатъ до одного народа и що они только розсЪлисъ въ розличныхъ сторонахъ земли, зъ споконъ-вЪка названной Русью. Исторія учитъ, що ними владЪли князи одного рода. Исторія свЪдчитъ, що изъ южной Pycи переходили письменныи и ученыи люди въ сЪверную Русь и на-оборотъ, a то доказуе, що межи тЪми частями Руси и ихъ языкомъ не было иного розличія, якъ лишь дiалектное, т.е. нарЪчіевое. И такъ Петръ изъ-надъ Раты, близко Мостовъ Великих, первый митрополитъ московскiй, и цЪлый рядъ Кіевскихъ ученыхъ пойшли въ Москву, a изъ Mocквы до насъ, во Львовъ, прійшолъ первый русскій книгопечатникъ, Иванъ Федоровъ. И всЪ они найшлися, якъ бы дома, понеже найшлись середъ своихъ и продолжали дЪйствовати въ корысть Руси. На цЪлой Руси были и сутъ еще до нынЪ тЪ самыи богослужебныи книги (у насъ хотятъ скасовати языкъ тихъ книгъ и ввести будто-бы народный руско-укpaинcкiй языкъ) и на цЪлой Руси, чи то во ЛьвовЪ и въ КiевЪ, чи въ МосквЪ и НовгородЪ, рускіи писатели и ученыи писали однимъ книжнымъ языкомъ. Даже такіи писатели, которыхъ тЪ русины, що твердятъ, будто Малоруссы составляютъ coвсЪмъ отдЪльный нapoдъ отъ Beликopyccовъ, причисляютъ до своихъ руско-укpaинскихъ писателей, писали pyccкимъ книжнымъ или общepусскимъ языкомъ. Самъ Тарасъ Шевченко писалъ повЪсти и стихи на русскомъ книжномъ языцЪ; такъ само И. Котляровскій, которого поэму Энеиду, где онъ выcмЪвae козаковъ и козацкихъ пановъ, русины-украинцы кладутъ въ основу своей письменности, писалъ повЪсти на русскомъ книжномъ языцЪ. Ho o томъ галицкіи Русины-Украинцы одни не знаютъ, a тЪ, що знаютъ, не згадуютъ, понеже то розбило бы ихъ науку и мрЪи о самостоятельномъ руско-украинскомъ народЪ и языцЪ

  


СТАТИСТИКА