Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

O.А. Мончаловский. Святая Русь
от 30.01.08
  
Доклады


VIII. Отки взялись у насъ партіи и фонетика? IX. Наша народная вЪpa

VIII. Отки взялись у насъ партіи и фонетика?
Выше мы представили всю исторію русского народа отъ введенія христіанства на Русь, образованіе русской державы и положеніе Галицкой или Червоной Руси подъ Польщею. Мы представили также, якъ просвЪщалась Русь и якъ образовался русскій книжный языкъ. Но для чего русское населеніе Галичины не приняло того книжного русского языка, якъ то сдЪлала большая часть Руси. У насъ не было бы теперь споровъ и сварни за языкъ, не было бы партій и вражды межи ними, только каждый Галичанинъ, чи то Подолякъ, чи Лемко, чи Гуцулъ говорили бы себЪ дома якъ теперь говорятъ, a книжный языкъ былъ бы у нихъ одинъ, такій самый, якъ у большой части русского народа. Щобы на то отвЪтити,  треба представити положеніе Галицкой Руси подъ Австріею.
До 1848 года, т.е. до введенія конституціи въ Австріи и скасованья панщины въ ГаличинЪ, русско-народное движеніе было въ Галицкой Руси дуже слабое. Указанія о принадлежности русскихъ Галичанъ до русского народа наши предки находили середъ простого народа, который говорилъ по русски, a также въ церковныхъ книгахъ, где въ службахъ св. Владиміру, св. ОлъзЪ, св. Борису и ГлЪбу упоминаеся о русскомъ родЪ. Галицкая Русь, отдЪленная цЪлыи столЪтія отъ вспольной жизни съ большою частью русского народа, ныдЪла и давала только робочую силу для дЪдичей и переходомъ въ латинскую вЪру увеличала Польщу. Русское дворянство, потомки давнихъ бояръ, уже давно находились на польской сторонЪ, увеличивши не только число польскихъ пановъ, но вскрЪпивши силы Польщи русскими маетками. Русское духовенство было майже совсЪмъ ополячено. Въ домахъ русскихъ священниковъ рЪдко можно было почути русское слово. Даже проповЪди въ русскихъ церквахъ говорились по польски. Лишъ рЪдко, тутъ и тамъ, проявлялись проблески русского духа, именно за стараніемъ крылошанина Перемышльской консисторіи, Ивaнa Mогильницкoго, возникло въ ПеремышлЪ въ 1816г. Общество священниковъ, которое зачало закладати при церквахъ школы, въ которыхъ дЪтей учили священники или дьяки. Единственною школьною книжкою для такихъ школъ былъ Букварь, изданный въ 1807г. во ЛьвовЪ Ставропигійскимъ Бpaтствомъ. Школъ середнихъ было тогды въ ГаличинЪ дуже мало и въ нихъ не учили по русски. Въ 1816г. Львовскій епископъ, Михаилъ Левицкій, приказалъ напечатати въ БудапештЪ Буквapь слaвено-pусскaго языкa, который и розослалъ въ нечисленныи дьяковскіи школы. Въ 1817г. такій самый Букварь выйшолъ и во ЛьвовЪ. Въ 1829г. Перемышльскiй епископъ, Ioaннъ СнЪгуpскiй, заложилъ въ ПеpeмышлЪ при русской капитулЪ типографію, a крылошанинъ Иванъ Лавровскій основалъ тамъ-же капитульную библіотеку. Названныи мужи усердко заохочивали молодыхъ Галичанъ до науки и то въ русскомъ дусЪ.
Изъ старшого Перемышля искра русского самосознанія перекинулась въ молодшій Львовъ и тутъ запалила въ сердцяхъ молодыхъ семинаристовъ яркій огонь русского патріотизма. Воспитанники русской духовной семинаріи во ЛьвовЪ говорили межи собою только по польски; былъ даже такій случай, що они кидали полЪнами на своего настоятеля, который говорилъ по русски. Но межи ними найшлося кольканадцать такихъ семинаристовъ, которыи сознавали, що они не Поляки, a Русины, и они образовали кружокъ, члены которого обовязались говорити межи собою по русски. Душею того русского кружка были: Mapкіанъ Шашкевичъ, Яковъ Головацкій и Иванъ Вагилевичъ. Они составили и напечатали въ 1837г. въ БудапештЪ первую галицко-русскую книжку гражданскими буквами п.з. Русалка ДнЪстpoвая. Но то движеніе выдалось небезпечнымъ австрійскому правительству и авторы книжки были выключены изъ семинаріи (потомъ ихъ наново приняли). Треба знати, що тогдашное правительство недовЪрчиво смотрЪло на русское населеніе Галичины. Еще въ 1816г. изъ Львовской губерніи (нынЪ намЪстничества) пойшло въ придворную канцелярію въ ВЪднЪ представленіе, що - политичныи взгляды не велятъ въ ГаличинЪ замЪсть польского языка розширяти русскій, понеже послЪдній составляе только розновидность россійского языка -. Въ ГаличинЪ тогды не было свободно печатати книжки гражданкою, только кирилицею. Еще въ 50-ти годахъ прошлого вЪка правительство требовало оть русской консисторіи во ЛъвовЪ, щобы она выдумала такую скоропись, которая бы розличалась отъ скорописи, употребляемой въ Россіи.
Галицкая Русъ до 1835г. не имЪла ніякихъ литературныхъ сношеній съ заграничною Русію, где тогды уже кипЪла писательская и ученая дЪятельность. Изъ заграничныхъ русскихъ ученыхъ первыи, посЪтившiи Галицкую Русь, были: М.П. Погодинъ, Шевыревъ и KирЪевскій, въ 1835г. Они верталисъ изъ западной Европы и остановившись во ЛьвовЪ, случайно увидЪли русскіи надписи на василіанскомъ монастырЪ. Зайшовши въ монастырь, они познакомились съ монахомъ Kомнаньевичемъ, a сей познакомилъ ихъ съ Д.И. Зубрицкимъ, позднЪйшимъ галицко-русскимъ историкомъ, и зъ того часу только началась межи галицко-русскими писателями и русскими писателями заграницею якая-такая связь. Судьба, ностигшая авторовъ Русалки ДнЪстровой, - сама книжка была конфискована, - показуе, що въ Австріи было тогда опасно печатати русскіи книжки. Но галицко-русскіи писатели не могли ничего и заграницею печатати, понеже существовалъ законъ, накладающій 25 дукатовъ кары на того, кто напечаталъ заграницею сочиненіе, не перейшовшое черезъ австрійскую цензуру. Только коротко передъ 1848г. русскіи Галичане: Денисъ Зубрицкій, Яковъ Головацкій и Иванъ Вагилевичъ, зачали переписоватись съ славянскими и русскими писателями въ ПразЪ, ВаршавЪ, KiевЪ и MoсквЪ и печатати заграницею свои статьи. Якъ слабо проявлялось до 1848г. русское движеніе въ ГаличинЪ, видно изъ слЪдующого: отъ 1800 до 1848г. появилось въ ГаличинЪ всего 159 русскихъ изданій, a изъ того числа 47 изданій припадае на церковныи книги, молитвословы и проповЪди, 15 на буквари, a остальныи на стихи, на австрійскіи гимны и каталоги книгъ Ставропигійского Института. НайважнЪйшіи изъ тЪхъ изданій были: первая Грамматика языка русского, Iосифa Левицкого, изданная въ 1834г. и стихотворенія Pудольфa Moxa, изданныи въ 1841г.
Русское населеніе Галичины до 1848г. состояло изъ крестьянъ, темныхъ и панщиняныхъ и изъ духовенства. Но, якъ уже сказано выше, то духовенство было майже совсЪмъ ополячено. ТЪ священники, которыи были посвящены въ Луцку (въ волынской губерніи), не yмЪли даже читати по русски и читали церковныи книги такъ, що велЪли собЪ ихъ слова писати латинскими буквами. Въ заграничной Руси уже цвЪла русская словесность. Тамъ были ученыи люди и писатели, якъ Ломоносовъ, Kapaмзинъ, Деpжавинъ, Xеpaсковъ, Сумароковъ и величайшій изъ русскихъ и славянскихъ поэтовъ, А.С. Пушкинъ, но въ Галицкой Руси изъ богатой русской словесности знали только стихъ Державина Богъ, и то такимъ способомъ, що онъ былъ напечатанъ въ польской гaзeтЪ Dziennik Wilenski (1822).
Отки однако взялись въ ГаличинЪ русскіи дЪятели въ 1848г., оживившіи и побудившіи русское населеніе до народной и политичной жизни? Отки у галицко-русскихъ дЪятелей 1848г. взялось на-разъ такъ сильное народное познаніе, що они выступили въ оборонЪ отдЪльности галицко-русского народа отъ польского и затребовали признанья Руси народныхъ правъ? КрЪпостью, которая спасла и сохранила русскую народность въ Галицкой Руси, и силою, которая выдвигнула Галицкую Русь въ 1848г. на поприще народной и политичной жизни была - pусскaя церковь. Польща, управляемая іезуитами, всю свою увагу звертала головно на розширеніе римского католичества середь русского населенія своихъ областей. Но она довольствовалась переходомъ галицко-русского дворянства, т.е. шляхты, въ латинство, a русскимъ крестьянствомъ не занималась. ВЪдь русскіи крестьяне были подданными польскихъ пановъ и не были опасны. Но именно въ русской церкви и середь еи вЪрныхъ сыновъ, середъ крестьянъ, таилась искра русской мысли. Церковь отдЪляла русскій народъ не только отъ костела, но и отъ польской народности, церковъ сохранила русскій языкъ и письмо и оберегала народныи преданія. Та русская мысль ждала только толчка, щобы выразитись явно и сознательно. A сей толчокъ былъ данъ въ 1848г.
Въ 1848г, майже всю Европу охватило возстаніе народовъ, которыи стали требовати для себе народныхъ правъ. То-же самое было и въ Австріи. НЪмцы, Итальянцы и Мадьяры сдЪлали революцію, и даже галицкіи Поляки вызвали - рухавку - во ЛьвовЪ. Австрійское правительство попросило тогды царя Николая I о помочь противъ Мадьяръ, a y себе дома оперлосъ на юзЪ о Хорватовъ, a на сЪверЪ о русскій народъ въ ГаличинЪ. Оно добре знало, до якого народа принадлежитъ русское населеніе Галичины, понеже въ державныхъ актахъ цЪсаревы Марія Тересія и Іосифа II, Червоная Русь называеся Rothrussland, a ей населеніе russisch. Желаючи однако въ русскомъ населеніи Галичины имЪти противвагу противъ Поляковъ, австрійское правительство не хотЪло, щобы русское населеніе признавало себе однимъ сь заграничною Русью народомъ. Для того-то тогдашнiй губернаторъ Галичины, гр. Ф. Стaдioнъ, запытался представителей русского народа, коли они требовали правъ для него: Кто вы? Если бы вы уважали себе за Россіянъ, то я не могъ бы вамъ помагати -. Понеже однако помочь правительства была необходима, то представители русского народа сказали, що они не Россіяне, но - они по нЪмецки сказали: wir sind Ruthenen. Треба однако знати, що Русь называли по латински и Russia и Ruthenia. НЪмцы думали, що если галицкіи Русины назвутъ себе рутенами, то тЪмъ самымъ они въ народномъ отношеніи отдЪлятся отъ Руссовъ, a представители русского народа сновь такъ думали: Якъ звалъ, такъ звалъ, кобы лишь що далъ -. Що такъ было, a не инакше, видно изъ того, що первое политичное Общество въ Галицкой Руси, основанное въ 1848г. и управлявшое всЪмъ русско-народнымъ движеніемъ, такъ зачинало свои отзывы: Отъ Головной Рады рускаго наpoда Галицкаго - и старалось писати книжнымъ русскимъ языкомъ (то, що въ словЪ русскій было одно с, не имЪе значенія, понеже одни писали тогда русскій, a другiи рускій; въ Россiи тогды также писали рускій). Тогды не было въ Галицкой Руси партій, a o партіи украинофиловъ или Русиновъ-Украинцевъ никому и не снилось. Если межи галицкими Русинами была еще якая партія, то лишь та, которая тягнула къ Полякамъ. Еще и нынЪ живутъ галицко-русскіи дЪятели 1848г., именно-же A.C. Петрушевичъ, Б.А. ДЪдицкій, И. Гушaлевичъ, Ф.М. Павликовъ и много другихъ, которыи всею своею дЪятельностью свЪдчатъ, що въ 1848г. никто въ Гaлицкой Pуси и не думaлъ о якомъ - то руско-украинскомъ нapoдЪ. Правда, галицко-русскіи передовыи люди 1848г. не знали русского книжного языка и писали галицкимъ нapЪчieмъ, смЪшаннымъ съ церковнымъ языкомъ, но они старались его сближити съ русскимъ книжнымъ языкомъ. О томъ говоритъ Николай Устіяновичъ, одинъ изъ найвиднЪйшихъ галицкихъ писателей, въ Литературномъ Сборнику Галицко-русской Матицы, 1885 г. такъ: Не имЪя ни случайности, ни средствъ изучити языкъ общелитературный русскій, я былъ сторонникомъ дуализма и защищалъ нарЪчіе галицкое, надЪясь, что оно сольется съ говоромъ украинскимъ и очистится вмЪстЪ съ тЪмъ отъ пестроты, нанесенной сосЪднимъ польскимъ языкомъ. Но познакомившись сЪ вpеменемъ съ велико-русскою литеpaтypою и изучивши основнЪе галицкое нарЪчіе, я убЪдился, что грамотный языкъ Великороссовъ есть созданіе сугубое (подвойное), построенное однако на южно-pyсскихъ основаніяхъ, что къ тому письменность Великоросса, a его произношеніе не есть одно и то-же, ибо онъ пишетъ понашему, a произноситъ на свой ладъ, какъ это дЪлаютъ НЪмцы, Итальянцы, Французы, у которыхъ еще большее различіе въ нарЪчіяхъ, и что, наконецъ, по мЪрЪ развитія галицкаго простонароднаго говора по строгимъ правиламъ языкословія послЪдуетъ безусловно то, что предвозвЪстилъ А.С. Петрушевичъ на соборЪ интелигенціи галицко-русской 1848 года: Пускай Россіяне начали отъ головы, a мы начнемъ отъ ногъ, то мы раньше или позже встрЪтимъ другъ друга и сойдемся въ сердцЪ -. Въ другомъ мЪстЪ того-же Сборника, Н. Устіяновичъ говоритъ: Въ редакціи ВЪстника (выходилъ въ 1849г.) при помощи И. Головацкаго, Б. ДЪдицкаго и М. Коссака я пытался (старался) по возможности очищатъ галицко-русское нарЪчiе отъ полонизмовъ и сближатъ его къ литературному языку (т.е. книжному языку), какъ это было рЪшено на соборЪ 1848г. Въ 1849г. зъЪхалисъ именно во ЛьвовЪ изъ цЪлой Галичины русскіи дЪятели, щобы порадитись надъ просвЪщеніемъ народа и надъ другими галицко-русскими дЪлами. Они основали тогды Общество - Галицко-русская Матица и приняли то рЪшеніе, о которомъ говоритъ Н. Устіяновичъ. Сей зъЪздъ названъ соборомъ.
По почину Головной Рады русского народа Галицкого стали возникати во всЪхъ городахъ восточной Галичиниы Русскіи Рады, a члены ихъ зачали закладати церковно-приходскіи школы и писати для нихъ учебники. Но не такъ легко то дЪялось, якъ нынЪ пишеся или читаеся. Русскихъ образованныхъ людей было тогды дуже мало, a кромЪ того имъ прійшлося боротися съ польскими политиками. Щобы ослабити дЪятельность Головной Рады русского народа Галиціи, Поляки основали Общество Ruskij Sobor и стали издавати газету Dnewnyk Ruskij, щобы подорвати вліяніе первой въ ГаличинЪ русской газеты, 3opи Гaлицкой. Польскіи политики старались подавити движеніе русского народа и доказовали, що галицко-русское нарЪчіе есть говopoмъ польского языка и для того уже въ 1848г. стали употребляти въ русскомъ письмЪ латинскую aз6уку. Въ 1859г. намЪстникъ Галичины, гр. А. Голуховскій, наважился даже совсЪмъ скасовати русское письмо. Онъ созвалъ комисію, въ которой заявилъ, що необходимо замЪнити русское письмо латинскимъ, a то для того, щобы остановити розширеніе великорусского языка. Гр. А. Голуховскому усердно помагалъ сынъ русского священника, д-ръ Евсебій Черкaвскій. Но онъ, яко Русинъ, знаючи привязанность галицко-русского народа до русского письма, радилъ, щобы не замЪняти его отъразу латинскимъ письмомъ, только напередъ ввести фонетику. Гр. А. Голуховскій хотЪлъ однако отъ-разу скасовати русское письмо, особенно, що изъ ВЪдня прiЪхалъ секретарь министерства просвЪщенія, Чехъ Ижечекъ, который  также старался наклонити комисію до принятія латинской азбуки, a то въ той цЪли, щобы охоронити галицко-русскій языкъ отъ перехода въ велико-русскій. Однако затЪя гр. Голуховского не удалась. Русскiи члены комисіи, - да буде имъ за то вЪчная честь и слава! - епископъ Спиридонъ Литвиновичъ, крылошанинъ Mихaилъ  Куземскій, священникъ, a потомъ крылошанинъ Михаилъ Малиновскій, свящ. Iосифъ Лозинскiй, професоръ университета Яковъ Головaцкій и професоры гимназіи Aмвpoсій Яновскій и Фомa Полянскій рЪшительно вocпpoтивились  зaмЪнЪ pусскихъ буквъ лaтинскими. Но гр. А. Голуховскій потомъ отъ-части поставилъ на своемъ; ставши министромъ внутреннихъ дЪлъ, онъ издалъ роспоряженіе, щобы всЪ уряды въ ГаличинЪ писали русскіи письма латинскими буквами.
Польскіи политики стали однако на власную руку вводити латинскіи буквы въ русское письмо. Въ выходившомъ тогды во ЛъвовЪ Dziennik-y Literack-омъ дуже часто появлялисъ русскіи стихи, напечатанныи латинскими буквами. И уже тогды найшлись русскіи Галичане, которыи въ семъ отношеніи, якъ вЪрныи слуги, служили польскимъ политикамъ, поставившимъ собЪ за цЪль - вызвати роздоръ межи русскимъ населеніемъ или, якъ они говорили: puscic Rusina na Rusina. Тогды, передъ 1863г., польскіи политики приготовлялись до повстанья. Хотячи и галицко-русскую молодежь втягнути въ повстанье, польскiи политики зачали межи нею розширяти мнЪнiе, выдуманное польскимъ патріотомъ, Ф. Духинскимъ (сей Духинскій въ своей ненависти до русского народа, утверждалъ, що великоруссы  не славяне, только татаре), що южно-русский народъ совсЪмъ другiй, якъ сЪверно-русскiй или москали, що москали запропастили Русь-Украину и що Малоруссамъ треба звязатися съ Поляками, щобы освободити свое отечество. Такого рода агитація велась и устно и въ польскихъ газетахъ. Dziennik Literacki и другіи польскіи газеты печатали малорусскіи стихи, дышащіи ненавистью до Москвы, и въ тЪхъ то польскихъ газетахъ появились въ первый разъ слова Русь - Укpaина и руско-укpaинскій - которыи-то слова теперь такъ часто повторяются нЪкоторыми галицкими Русинами. Значитъ, тЪ слова выдумaны полякaми! То и заявилъ вышеупомянутый южно-русскій патріотъ и писатель, П.А. Кулишъ, въ слЪдующемъ письмЪ, напечатанномъ въ журналЪ Кіевская Старина за годъ 1899г.
- Слово Русь принесли намъ Варяги. Слово Россъ, а за нимъ и Россiя, пойшло межи нами отъ Грековъ. Велику и Малу Россію знали еще до татарского лихолЪтья и одинъ изъ нашихъ князей подписался княземъ малороссійскимъ. Въ 15 столЪтіи венеціанецъ Контарини, Ъдучи черезь нашъ край изъ Луцка въ Кіевъ, звалъ его Rossia Bassa, a въ 16 столЪтіи восточный (цареградскій) патріархъ издалъ середь насъ грамоту, зовучи нашъ край Малою Россіею. Назвы Русь никто отъ насъ не отнималъ, даже и ляхъ; онъ перевертней нашихъ титуловалъ зъ початку и до конця Русью. Мы, одни мы, покинули чи занедбали свою предковскую назву. ПоутЪкавши отъ Хмельничанъ въ Харьковщину, Воронежчину и т.д. величали мы себе татарскою назвою козаки, a свой край и въ новыхъ слободахъ и въ давнихъ займищахъ звали польскимъ словомъ Ukraina и плакали надъ симъ словомъ, неначе въ приказцЪ Богъ надъ ракомъ. Теперъ мы бачимъ, що съ давнихъ давенъ были pодными съ Pусью московскою и вірою и мовою. Розлучилъ насъ съ ними ляхъ, кохаючись въ козакахъ поти, поки они его не спалили и не рЪзали -.
Тогды выходила во ЛьвовЪ русская газета Слово (отъ 1861 до 1887; первымъ редакторомъ ей былъ Б.А. ДЪдицкій, вторымъ B.M. Площанскій). Та газета боронила единства русского народа и книжного языка. Противъ Слова зачали въ 1862г. Федоръ Заревичъ и Владиміръ Шашкевичъ издавати будто-бы украинску газету ВечеpницЪ. Вечерниць однако русская интелигенція не читала и они перестали выходити. Тогды, въ 1863г., стала выходити газета Мета, которой редакторъ, Kсенофонтъ Kлимковичъ, первый началъ обвиняти галицко-русскую интелигенцію въ москвофильствЪ и въ московскихъ aгитаціяхъ, совсЪмъ такъ, якъ то дЪлали польскіи политики въ 1848г. Въ той МетЪ появилась въ первый разъ пЪсня Ще не вмеpлa Укpaина, написанная Чужбинскимъ ведля появившойся тогды польской пЪсни: Jeszcze Polska nie zginela (для  того-то пЪсню Ще не вмерла Украина можно спЪвати и по нанЪву: Jeszcze Polska nie zginela). Мета однако не существовала долго, но ю заступила польская газета Siolo. ПослЪ 1863г. въ Галичину прійшли толпами польскіи повстанцы, особенно изъ Украины. ЗамЪчательно, що всЪ они оказались завзятыми украинофилaми. Межу ними особенно выдавался Пaвлинъ Стахурскій, которого гр. А. Голуховскій, хотя онъ не имЪлъ испытовъ, сдЪлалъ пpофесоромъ малорусского языка въ нынЪшней русской гимназіи во ЛьвовЪ. Сей Стахурскій, принявшій прозвище Свьенцицкій, началъ дуже усердно розширяти межи русскою молодежью мысль о отдЪльности  Малоруссовъ отъ Великоруссовъ, сталъ вводити фонетику и употребленіе латинскихъ буквъ въ русскомъ письмЪ. Сей Стахурскій издавалъ также газету Siolo, въ которой печаталъ русскіи статьи и стихи латинскими буквами. Въ 1867г. появилса во ЛьвовЪ даже Abecadlnik dla ditej ruskich. Ho галицко-русская интелигенція сторонилась отъ такихъ изданій, хотя н.пр. сотрудниками Siola были извЪстныи украинскіи писатели: Іосифъ Федьковичъ и Иванъ Вагилевичъ.
Понеже латинскіи буквы вызывали подозрЪніе у русскихъ Галичанъ и явно показывали намЪреніе польскихъ политиковъ, то для того, щобы отгородити галицко-русскій языкъ и письмо отъ вліянія книжного русского языка было употреблено то средство, которое еще въ 1859 тоду Eвceвій Черкавскій pадилъ гр. А. Голуховскому употpебити. Появились именно въ 1867г. во ЛьвовЪ двЪ газеты Правда и Русь, которыи въ первыи разъ стали печататись фонетикою, т.е. выкинули буквы ы и Ъ (букву ъ они еще задержали). ТЪ газеты завзято нападали на русскихъ споконвЪчную этимологiю употребляющихъ Галичанъ и представляли ихъ ренегатами и запродаными Москалямъ нaймитaми-пepeвepтиями. Фонетичное правописаніе называли тогды въ ГаличинЪ кулишовкою, по имени его изобрЪтателя П.А. Кулиша, знаменитого русского и украинского писателя въ Россіи. Но Кулишъ, замЪтивши стремленіе Правды и Руси, написалъ галицкимъ украинофиламъ (нынЪ они называютъ себе Русинами-Украинцями) такое письмо на украинскомъ нарЪчіи:
Завітую, що коли ляхи печатати-муть (муть, т.е. начнутъ) моею правописію на ознаку нашого pозмиpу зъ великою Руccю, коли наша фонетична правопись виставляти-метця не яко підмога народові до просьвіти, a яко знамено нaшої pyськоі pознї, то я, писавши по своему, по вкраінськи, печатати-му этимологичною старосвіцькою ортографиею. Себ то ми собі дома живемо, розмавляемо і пісень співаемо не однаково, a коли до чого дійдетця, то половинити себе нікому не попустимо. Половинила насъ лиха доля довго и всловувaлись ми до одностaйнocти pycької кpовaвимъ poбомъ (кровавымъ способомъ) и вже теперь шкода лядського заходу насъ розлучати (Смотри Правда н-ръ 9 за 1865г.). Б.А. ДЪдицкому Кулишъ написалъ: Видя это знамя (кулишовку) въ непріятельскихъ рукахъ, я первый на него ударю и отрекаюсь отъ своего правописанія во имя русскаго единства (Смотри Боянъ н-ръ 10 за 1867г.).
Газету Русь издавали Кость Горбаль и Федopъ 3apeвичъ. До ихъ компаніи належалъ также К. Климковичъ. Изъ письма одного изъ нихъ, напечатанного въ газетЪ БесЪда за 1891г. выходитъ, що на изданіе Pycи они выпpocили гpoши y aвстpійскoгo пpaвительства, a передъ своиими единомышленниками сказали, що получили ихъ изъ Укpaины. Заклинанія П.A. Кулиша для того ничего не помогли. Отъ того часу и возниклa въ ГаличинЪ партія Украинофиловъ или якъ они себе тeпepь нaзывaютъ, Pycиновъ-Украинцевъ и отъ того часу началась у насъ борьба партій.
Та борьба доходила неразъ до такихъ розмЪровъ, до якихъ даже Поляки не доводили. Такъ н.пр. во время великого русского политичного процеса во ЛьвовЪ въ 1882г., коли такіи заслуженныи галицко-русскіи патріоты, якъ Адольфъ И. Добpянскій, Иванъ I. Наумовичъ, В.М. Площанскій, О.А. Mapкoвъ, священникъ Hикoлaй M. Огoнoвcкiй, A.H. Ничай и другіи обвинялись въ здрадЪ Австріи, газета ДЪло горьше якъ польскіи газеты нападала на подсудимыхъ. Каждый Галичанинъ знае, що такое Народный Домъ во ЛьвовЪ. На Народный Домъ складалось все русское населеніе Галичины и онъ нынЪ удержуе 30 бЪдныхъ русскихъ учениковъ въ гимназіяхъ, выдае стипендіи русскимъ, студентамъ гимназій и университета, утримуе великую библіотеку въ корысть цЪлого народа, построилъ величавую церковь, собирае галицко-русскій народописный музей и вообще помагае русскому народу въ его просвЪтительныхъ цЪляхъ. Для того, що Народный Домъ находится въ рукахъ старой или русско-народной партіи, Русины-Украинцы подставили въ 1885г. одного изъ своихъ членовъ, Василя ДЪдошaка, который предложилъ Львовскому мaгистpaту - отобpaти Hapoдный Домъ въ кopысть гopoдa Львовa. Ho городская рада Львова, хотя въ ней было тогда на 100 членовъ только 7 Русиновъ, откинула предательское предложеніе ДЪдошака.
Мы видЪли выше, якъ представители русского населенія Галичины оборонили русскую азбуку и этнмологичную правопись передъ гр. А. Голуховскимъ. Но та старая историчная правопись, связующая Галицкую Русъ съ большою частью русского народа, занадто перешкаджала цЪлямъ польскихъ политиковъ. Хотя полъскіи газеты писали русскіи статьи латинскимм буквами, хотя еще въ 1880г. въ КоломыЪ Русинъ Коренецъ, перемЪнившійся на Kореневича, началъ выдавати газетку Switlo, въ которой русскiи слова печаталъ латинскими буквами, хотя выходили газеты, печатаемыи фонетикою, все таки старая русская правопись, выробленная русскими писателями и учеными въ продолженіи многихъ вЪковъ розвитія русского народа, употреблялась не только въ правдиво-русскихъ газетахъ и книжкахъ, но и въ школЪ. Однакъ въ 1891г. краевый ВыдЪлъ во ЛьвовЪ, которого задачею есть заниматися краевыми больницями, дорогами и т.п. и въ которомъ засидае только одинъ членъ русской народности, внесъ въ министерство просвЪщенія въ ВЪднЪ меморіалъ. Въ томъ меморіалЪ онъ звернулъ увагу министерства на то, що ВЪстникъ законовъ державныхъ и другіи урядовыи роспоряженія издаются на - языцЪ, который составляе мЪшанину церковно-славянского и великорусского языковъ, изъ которыхъ послЪдний для галицко-русского населенія такъ само чужій, якъ языки чешскій или сербскіи -. При конці меморіала краевый ВыдЪлЪ говоритъ: Не только въ интересЪ галицко-русского населенія, но также въ первомъ ряду въ интересЪ монархіи, который настойчиво требуе очищенія гaлицко-русскoгo языка отъ великорусского вліянія, принужденъ подписавшійся краевый ВЪдЪлъ то дЪло представити выскому ц.к. министерству и просити о чЪмъ скорЪйшое устороненье тЪхъ неправильностей -. Якъ видимъ, такіи самыи причины приводилъ гр. А. Голуховскій въ 1859г. въ той цЪли, щобы скасовати русскую азбуку. ВскорЪ послЪ того, бо въ 1892г., украино-фильскіи Общества: Товаристо им. Шевченка и школьное Руске Товариство педагогичне - внесли въ министерство просвЪщенія просьбу, щобы въ учебники народныхъ и середнихъ школъ была введенa фонетикa. И въ семъ прошеніи необходимость введенія фонетики была основана не столько научно, якъ больше политично, именно, щобы Галицкая Русь не употребляла такого правописанія, якое употребляеся Великоруссами въ Россіи. РозумЪеся, просители добились того, чего просили. Хотя розумныи Галичане протестовали противъ введенія фонетики и на протестЪ подписались выше 50.000 писъменныхъ Галичанъ, священниковъ, интелигенціии крестьянъ, фонетика была введена не лишь въ ВЪстникъ законовъ державныхъ, но во всЪ школы и уряды Галичины и Буковины. И такъ, чего не могъ сдЪлати гр. А. Голуховскій съ Е. Черкавскимъ въ 1859 году, то добровольно сдЪлали при помочи польского краевого ВыдЪла украинофильскіи Общества: Товариство им. Шевченка и Руске товариство педагогичне въ 1892г. По мысли гр. А. Голуховского и Е. Черкавского поступаютъ теперь всЪ тЪ Общества, газеты и люди, которыи пишутъ фонетикою.
На введеніи фонетики въ русское письмо однако не кончилось. Разомъ съ фонетикою зачали ей сторонники, Русины-Украинцы, вводити въ русскій языкъ чисто-польскіи или выкованныи слова, щобы ними заступити такіи слова, которыи вспольны и Maлopyccaмъ и Beликopyсcaмъ, a которыи они называютъ московскими. ВслЪдствіе сего теперЪшніи школьныи книжки, печатаемыи фонетикою газеты и правительственныи или автономичныи роспоряженія кишатъ польскими и новоковaнными зъ-pyccкa cловами, такъ що руско-украинска мова представляеся больше-меньше нарЪчіемъ польского языка. A сего только и треба польскимъ политикамъ, которыи еще въ 1848г. твердили, що галицко-русскій языкъ то нарЪчіе полъского языка.
Ни одинъ просвЪщенный народъ въ свЪтЪ не пише фонетикою, понеже фонетика затрудняе изученіе каждого языка. Одни Сербы имЪютъ фонетику, но они нынЪ дуже жалЪютъ, що ихъ предки ю ввели, понеже она отдЪлила сербскій языкъ отъ того языка, изъ которого онъ произоишолъ, именно отъ старославянского или церковно-славянского, a также и отъ тЪхъ славянскихъ языковъ, которыи употребляютъ русское письмо. Въ нашомъ языцЪ фонетика ввела баламутство. Возъмемъ н.пр. три слова: кинь, віз, poзвідка. Перечитавши ихъ, мы не будемъ знати, що они означають, чи: кинъ (н.пр. кинь яблоко), чи віз (н.пр. везъ дрова), чи розвідка (т.е. та жена, що розвелась съ мужемъ), чи: кинь означае конь, чи віз означае возъ, чи poзвідка означае розвЪдка, т.е. роспытанье. A такихъ словъ съ неяснымъ значеніемъ фонетика наплодила дуже много. Такимъ способомъ фонетика не облегчае, якъ твердятъ ей сторонники, но затрудняе науку уже въ народныхъ школахъ, не говорячи о школахъ высшихъ, т.е. гимназіяхъ и университетахъ, где наука русского языка и всЪхъ славянскихъ языковъ безусловно должна отбыватись на основаніи старославянского языка.
Если пріймемъ на увагу, що фонетика отдЪляе малорусскій языкъ (все одно, якое изъ его нарЪчій) отъ языка матерного, старославянского, що она отдЪляе его отъ языка книжного, a наконецъ, що той руско-украинскій языкъ, которымъ пишутъ сторонники фонетики, дуже перемЪшанъ съ польскимъ, то треба признати, що Русины-Укpaинцы въ caмомъ дЪле состaвляютъ для себе сaмocтійный нapодъ и що ихъ языкъ тaкже сaмocтійный. Но изъ того, що одинъ членъ русского народа, отдЪлившись отъ него, пероходитъ въ Польщу, a другій стараеся отдЪлитись отЪ русского народа съ помочыо фонетики и польскихъ словъ, еще не слЪдуе, щобы за ними пойшли другіи члены русского народа, которыи свой нapoдъ и свою нapoдность любятъ и хотятъ при нихъ остатися и ихъ оборонити. A кто любитъ русскій народъ и преданъ русском народности, тото не стане писати фонетикою, не буде портити русского языка польскими словами и не скаже, що pусскій книжный языкъ, выробленный русскими писателями и учеными въ продолженіи близко тысяча лЪтъ, то языкъ чужій.
НынЪ, коли желЪзныи дороги такъ облегчили сообщеніе межи людьми, коли усилилось стремленіе ко знаніямъ, коли розвилась торговля и промышленность, всЪ розумныи люди изучаютъ не только свои родныи, но и чужіи языки, особенно такъ называемыи мipовыи или свЪтовыи языки, до которыхъ належатъ: pycскiй (книжный языкъ), нЪмецкій, фpaнцузскiй, aнглiйcкiй. ТЪ языки потребны въ розличныхъ цЪляхъ: торговельныхъ, научныхъ и военныхъ. Що касаеся русского языка, то нимъ говорятъ не только всЪ русскіи жители Россіи въ ЕвропЪ и Азіи, якъ Малоруссы, такъ и Великоруссы, но и другіи народы русской державы, якъ Поляки, НЪмцы, Жиды, Ормяне, Татаре и т.д. Понеже русскій языкъ есть изъ всЪхъ славянскихъ языковъ найбольше образованный, имЪе найбогатшую словесность и онъ найблизшій старославянскому языку, то за границями Россіи его изучаютъ передъ всЪмъ Слaвяне. Въ Сербіи и Болгаріи онъ введенъ въ школы, a въ Чехіи, Mopaвіи, Cлaвoнiи, СлoвaччинЪ, Xopвaтiи и Дaлмaтiи eгo изучаютъ то въ торговельныхъ школахъ и академіяхъ, то въ нарочно для изученія русского языка основанныхъ Обществахъ и кружкахъ. Кождый образованный Славянинъ уважае за свою обовязанностъ умЪти по русски и теперь межи Славянамя громко говорятъ о томъ, щобы русскій языкъ сталъ общеславянскимъ языкомъ, т.е. языкомъ взаимного сообщенія межи Славянами. Даже галицкіи Поляки признаютъ необходимость знанія русского книжного языка и ввели его въ іезуитской гимназіи въ ХировЪ и въ торговельной школЪ въ КраковЪ. Русскій языкъ изучаютъ также НЪмцы, Французы и Англичане въ научныхъ, торговельныхъ и военныхъ цЪляхъ. Офицеры въ Австріи, Германіи, Франціи и Аигліи не только изучаютъ дома русскій языкъ, но для дополненія знанія его высылаются на счетъ державъ въ Россію.
Якъ-же смЪшными и нерозумными представляются тЪ галицкіи Русины-Украинцы, которыи твердятъ, що русскій книжный языкъ для нихъ чужій и руками и ногами отпекуются отъ него, a тЪхъ русскихъ Галичанъ, которыи стараются его изучити и его знаніе розширити, называютъ ренегатами, запроданцями и другими обидными словами! ТЪ Русины-Украинцы всякими способамя стараются недопускати русскіи книжки въ народъ и межи учащуюся молодежь, понеже они знаютъ, що коли народъ и молодежь прочитае книжку, написанную русскимъ книжнымъ языкомъ, то переконаеся, що тотъ языкъ не есть чужій и що тЪ, которыи его называютъ чужимъ, неправду говорятъ. ТЪ Русины-Украинцы не думаютъ, здаеся, о томъ, якую великую кривду они дЪлаютъ русскому населенію Галичины и Буковины, отдЪляючи его словесно отъ великого русского народа и отъ русской словесности, въ которую розумныи русскіи люди въ продолженіи тысячи лЪтъ складали плоды своего ума и труда. Они не думаютъ о томъ, що своимъ враждованьемъ противъ русского языка и русской словесности они замыкаютъ учащейся молодежи и цЪлому русскому населенію Галичины и Буковины дорогу до знанія, запираютъ имъ свЪтъ. Ибо якъ далеко можно зайти съ такимъ на половину польскимъ руско-украинскимъ языкомъ? Отъ Бродовъ до Перемышля въ одну сторону, a отъ Тернополя до Черновецъ въ другую. A нынЪ не то образованный человЪкъ, но даже порядочный купецъ, ремесленникъ и промышленникъ потребуе далеко больше простора для своей дЪятельности.
Но якъ-же Галичанамъ и Буковинцямъ, особенноже крестъянамъ, можно познакомитися съ русскимъ книжнымъ языкомъ, коли въ школахъ его не учитъ и коли дЪтина, скончивши народныи школы, даже цЪлой русской азбуки не знае и въ церкви Апостола прочитати не умЪе? На все въ свЪтЪ есть рада. Той русской молодежи въ ГаличинЪ и БуковинЪ, которая посЪщае середніи и высшіи школы, не трудно изучити русскій книжный языкъ, понеже у насъ уже не трудно получити русскіи книжки и граматики русского языка и у насъ есть люди, которыи русскій языкь знаютъ и радо свои знанія другимъ удЪляютъ. И только лЪнивый или той, що не хоче, може отговороватись, що не може познакомитись съ русскимъ книжнымъ языкомъ и русскою словесностью. Що-же касаеся русскихъ крестьянъ, то отъ нихъ никто не може требовати, щобы они знали русскій книжный языкъ и говорили на немъ. ТЪ НЪмцы-колонисты, которыи живутъ въ ГаличинЪ, не знаютъ нЪмецкого книжного языка и не говорятъ на немъ, но говорятъ то саксонскимъ, то прусскимъ, то баварскимъ нарЪчіемъ. A однако они НЪмцы и уважаютъ себе НЪмцямн и читаютъ книжки и газеты, написанныи книжнымъ нЪмецкимъ языкомъ. Такъ само и наши русскіи, галицкіи и буковинскіи, крестьяне. Они будутъ говорити своими нарЪчіями: подольскимъ, гуцульскимъ и лемковскимъ, но могутъ и повинны читати книжки и газеты, писанныи книжнымъ русскимъ языкомъ. У насъ не трудно получити русскіи книжки. Русскихъ газетъ, писанныхъ книжнымъ русскимъ языкомъ, у насъ не много, но для нашего народа ихъ вполнЪ заступаютъ тЪ газеты, которыи пишутся этимологіею. Они не выкидаютъ чисто русскихъ словъ и не заступаютъ ихъ польскими, или выкованными, которыхъ народъ даже не розузмЪе, но пишутъ такимъ языкомъ, который понятенъ и русскимъ крестьянамъ и зближенъ до русского книжного языка. Tакій крестъянинъ, который: читae pусскіи книжки и гaзеты, печaтaнные этимологiею, дуже легко пойме русскiй книжный языкъ и коли вчитаеся въ нeгo, caмъ cкaжe, щo тoтъ языкъ ему не чужій.
Сторонниковъ словесного единства русского народа въ ГаличинЪ и БуковинЪ ихъ противники называютъ москвофилaми и обвиняютъ въ томъ, що будто они тягнутъ до Россіи. Такое обвиненіе могутъ подносити только безсовЪстныи люди. Русское населеніе Галичины и Буковины всегда было вЪрно Австріи, хотя дознало не мало кривдъ отъ ей правительствъ. То обвиненіе они основуютъ на томъ, що русско-народная партія признае національное единство русского народа и русскій книжный языкъ вспольнымъ для всЪхъ Русиновъ. Но такъ само австрійскіи НЪмцы признаютъ себе однимъ народомъ съ прусскими НЪмцами, a австрійскіи Поляки однимъ народомъ съ прусскими и россійскими Поляками, и имъ сего никто не вмЪняе въ зло. Чи-жъ мы, галицкіи и буковинскіи Русины, винны, що мы происходимъ отъ одного народа съ Великоруссами, що мы разомъ просвЪтилисъ Христовою BЪpoю, що у насъ одна и та-же азбука и що наши мудрыи и ученыи предки создали вспольну словесность и выробили русскій книжный языкъ? И чи-жъ мы можемъ теперь отказоватись отъ той вспольности и покидати ту добрую и дорогую спадщину, якую намъ наши предки собрали и оставили и якой русскому народу другіи народы завидуютъ?
Сторонниковъ національного единства русского народа обвиняютъ ихъ противники также въ томъ, що они противятся розвитію малорусской или якъ теперь называютъ, руско-украинской словесности и руско-украинского языка. Само собою розумЪеся, що сторонники національного единства русского народа противятся и будутъ противитись розвитію такой словесности и такого языка, которыи роздЪляютъ русскій народъ и представляются мЪшаниною русскихъ и польскихъ словъ, понеже та мЪшанина може повести не до розвитія галицкой части русского народа, но до его згубы. Но кто, якъ не сторонники единства русского народа  просвЪщали галицко-русское населеніе еще тогды, коли о Русинахъ-Украинцяхъ никто и не думалъ? Кто, якъ не москвофилы, зачавши отъ 1848г., закладали въ ГаличинЪ русскіи Общества, писали и издавали книжки и всЪми силами   старались народъ двигнути изъ темноты, невЪжества и бЪдности? ВЪдь одинъ Ивaнъ Haумовичъ сдЪлалъ для просвЪщенія галицко-русского народа и для розвитія народной галицкой литературы больше, чЪмъ всЪ руско-украинскіи писатели разомъ. Розвитіе малорусской литературы въ ГаличинЪ продолжаеся и нынЪ и до того не мало причиняются правдиво-русскіи Общества, нe принявшіи фонетики и не отдЪляющіи себе отъ русского народа. ВЪдь одно Общество им. М. Качковского пустило до сихъ поръ межи народъ около 3,000.000 книжечокъ. Но въ послЪдніи годы розвитіе малорусской литературы въ ГаличинЪ роздвоилось: тЪ галицкіи Русины, которыи осталисъ вЪрными русской старинЪ и задержали старую русскую правопись, стараются сохранити галицко-русскій языкъ въ чистотЪ и не отдЪляти его отъ русского книжного языка; тЪ-же галицкіи Русины, которыи называютъ себе Русинами-Украинцями, стараются галицко-русскій языкъ отдалити отъ русского книжного языка и въ той цЪли принимаютъ или чисто-польскіи слова или куютъ новыи слова, которыхъ нЪтъ ни въ народномъ, ни въ книжномъ русскомъ языцЪ. Чи-жъ справедливо обвиняти сторонниковъ единства русского народа въ томъ, що они не признаютъ малорусского языка и малорусской словесности, если именно они розвиваютъ ихъ на старой исторнчной подставЪ, значитъ, держатся крЪпко того, що имъ русскіи предки оставили въ спадщинЪ?
Указавши выше лишъ на нЪкоторыи факты поведенія Русиновъ-Украинцевъ въ виду русского народа и въ виду русско-народной партіи, намъ треба показати, якъ они поступаютъ въ загалЪ. Каждому Русину, чо то Галичинину, чи Буковинцу, вЪдомо, що польскіи политики всЪми силами стараются ополячити русское населеніе Австріи и олатинщити русскую церковь. Не будучи однако въ силЪ отразу добитись той цЪли, они стараются межи русское населеніе поселити вражду и роздоръ, щобы сломати его отпорную силу. Польскій генералъ изъ повстатья 1863г., МЪрославскій, оставилъ польскимъ политикамъ такое завЪщаніе: Кинемъ мы огни и бомбы за ДнЪпръ и Донъ, въ самое сердце Руси; нехай розоряютъ, опустошаютъ и губятъ Русь; вызвемъ споры межи самимъ русскимъ народомъ, нехай онъ розрывае себе своими власными когтями (пазурами). По мЪрЪ того, якъ онъ ослабне, мы крЪпнемъ и ростемъ -. A польская Grazeta Narodowa напечатала еще въ 1866 году (8 и 9 августа) такую раду польскимъ политикамъ: Если поганое русское святоюрство (святоюрцями называли тогды поляки русскую партію для того, що головныи ей предводители были галицко-русскіи іерархи, якъ митрополиты: Григорій Яхимовичъ и Спиридіонъ Литвиновичъ, крылошане: Михаилъ Куземскій, Михаилъ Малиновскій и другіи), если тероризмъ, съ помощью которого святоюрцы управляютъ духовенствомъ, будутъ розбиты, если изъ русскихъ рукъ буде отобрана школа (тогды русскіи школы, основанныи по найбольшой части русскими священниками, находились въ управленіи русской консисторiи во ЛъвовЪ), тогда только возникне въ ГаличинЪ правдивая, антирусская Русь и покаже, якъ безосновны pусскіи претенсіи (т.е. требованіе полной ровноправности съ поляками). Такая антирусская Русъ, связaннaя уніею съ Полякaми, буде для Aвстріи кpЪпкимъ вaломъ пpoтивъ Россіи.
НынЪ мы видимъ, шо тЪ рады не пропали, ибо дЪйствительно русскій народъ въ ГаличинЪ розрывае себе своими власными когтями, ибо школа отобрана изъ   русскихъ рукъ и у насъ дЪйствительно существуе антирусская Русъ. Кто-же  належитъ до той антирусской Руси? BcЪ, которыи заперечуютъ національное единство русского народа, которыи стараются роздЪлити русскій народъ на части, которыи рвутъ историчную и культурную связь Галіцкой Руси съ великимъ  русскимъ народомъ, то значитъ, отрубуютъ галузь отъ дерева, которыи подрывають въ нашемъ народЪ вЪру и привязанность до церкви и ей святого обряда и ширятъ межи народомъ безвЪpie. A все то дЪлаютъ Русины-Украинцы, хотя може и не всЪ сознательно, идучи такимъ способомъ на руку польскимъ политикамъ и помагаючи имъ ополячити Галицкую Русъ и олатинщити русскую церковь. То докажем слЪдующими  примЪрами: Польскіи политики, зачавши отъ Ф. Духинского, заперечуютъ народное и культурное единство русского народа - Русины-Украинцы дЪлаютъ то само; польскіи политики кидаютъ огни и бомбы роздора въ сердце Руси, щобы ю ослабити - РусиныУкраинцы то само; польскіи политики, зачавши отъ гр. А. Голуховского, старались скасовати русскую азбуку и заступити ю польскимъ абецадломъ - Русины-Украинцы помогли имъ, понеже выкинули изъ русской азбуки буквы: ы, Ъ и ъ и ввели фонетику, т.е. сдЪлали то самое, якъ если-бы кто изъ плота вынялъ нЪсколько коловъ или изъ паркана нЪсколько столбовъ; польскіи политики, видячи въ русской церкви крЪпость русской народности, старались и стараются ю олатинщити - Русины-Украинцы подрываютъ вЪpy и значеніе церкви въ народЪ, роспространяючи безвЪріе и соціализмъ; польскіи политики, знаючи, що только святоюрцы крЪпко держатся Руси и церкви, называли ихъ москалями, ренегатами и запроданцями - Русины-Украинцы дЪлаютъ то само въ виду русско-народной партіи и ея членовъ; польскіи политики, желаючи доказати, що малорусское нарЪчіе есть только говоръ польского языка, выкидали изъ него всЪ общерусскіи слова и выраженія, заступаючи ихъ польскими - Русины-Украинцы дЪлаютъ то само, желаючи доказати, що малорусское нарЪчіе - самостійный языкъ; польскіи политики постановили создати антирусскую Русь - Русины-Украияцы помагаютъ имъ въ томъ, понеже откидаютъ даже споконвЪчное названіе Червоная Русь или Галицкая Русь и называютъ наше дорогое отечество немного съ польска, немного съ русска: Галицка Русь-Украина; польскіи политики хотятъ отбудовати свого историчну Польщу и для того враждуютъ противъ Росcіи - Русины-Украинцы хотятъ создати якую-сь Русь-Украину безъ хлопа и безъ пана отъ Карпатъ до Кавказа и такъ само враждуютъ противъ Россiи и москалей. Чи-жъ они не составляютъ той антирусской Руси, о которой еще въ 1866 году мечтали польскіи политики? И чи честный Русинъ, горячо любящій Русь, русскій языкъ и русскіи обычаи, щиро преданный церкви и любящій ей святый обрядъ, може належати до той антирусской Руси? НЪтъ, честный сынъ Руси, чи она Галицкая, чи Буковинская, не только не може быти ворогомъ своей дopогой Maтеpи, Святой Pycи, но повиненъ всЪми законными и благородными средствами поборяти розрушающихъ національное и культурное единство русского народа. Того требуютъ розвитіе и будущностъ русского народа въ Австріи. A для такой борьбы мы имЪемъ непобЪдимое оружіе: истину Христовой вЪры, проповЪдуемой св. церковью и ея чудный обрядъ, съ которыми вЪками сжился русскій народъ; исторію Руси и русскую литературу съ богатымъ русскимъ книжнымъ языкомъ, которыи составляютъ національное и культурное выраженіе всего русского народа и результатъ его тысячелЪтного труда; розбужденіе и вскрЪпленіе русского народного самосознанія въ массахъ народа при помощи народного языка
IX. Наша народная вЪpa
Въ единствЪ сила и порука лучшой будучности. Мы прослЪдили всю исторію русского народа и розвитіе его просвЪщенія ажъ до нашихъ дней. Мы поровняли также розличныи нарЪчія русского языка, его поднарЪчія и говоры и показали, якъ образовался русскій книжный языкъ. Мы показали также, отки и въ якой цЪли у насъ взялись партіи и для чего у насъ есть роздоры. Изъ всего того галицко-русскіи и буковинско-русскіи читатели увидятъ и сами переконаются, чего имъ держатись и якъ належитъ русскому народу въ Австріи поступати, щобы не толъко оборонити русскую народность, но и розвивати ю дальше.
Такую оборону и такое розвитіе взяла на себе pусско-народная пapтія въ ГaличинЪ, которую ей противники называютъ москвофильскою. Та русско-народная партія исповЪдуе:
на подставЪ науки, дЪйствительного житья и глубокого переконанья нaцioнaльное и культурное единство всего русского народа и признае своими плоды тысячелЪтной культурной роботы всего русского народа;
русско-народная партія твердо переконана, що русское населеніе Австріи може ycпЪшнo образоватись и розвиватись только въ тЪсной связи съ историчными основaми руccкoгo нapoдa.
Задача русско-народной партіи лежитъ въ томъ, щобы не только обороняти русское населеніе въ Австріи отъ его національныхъ противниковъ и отъ погубного для русской церкви и народности соціализма, но посредствомъ просвЪщенія самой себе и народа въ направленіи, указанномъ исторіею, розвивати его національныи и умственныи силы.
Понеже русское населеніе Галичины и Буковины принадлежитъ до малорусской вЪтви русского народа, русско-народная партія признае необходимость просвЪщати то населеніе на его власномъ нарЪчіи, однако не отказуеся отъ помочи, якую для русского народа въ Австріи може дати и дае книжный русскій языкъ и общеpусскaя словеснocть, надъ которыхъ розвитіемъ отъ введенія христіанства на Руси трудился и трудится цЪлый русскій народъ.
Нехай-же нa тЪхъ подставахъ умножaеся, просвЪщаеся и процвЪтае pусскій наpoдъ во вЪки вЪковъ!
Львовъ, въ навечеріе Преображенія Господня, 1902
О.A. Мончаловский

  


СТАТИСТИКА