Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Д.И. Зубрицкий. Критико-историческая повесть временных лет Червоной
или Галицкой Руси
от 26.02.08
  
Доклады


Без сомнения, произведение это заменит нам, хотя несколько, нашу, в буквальном смысле слова, бедность сведений о братьях наших, таких же, во всех отношениях, Руских, как и мы, но непростительно забытых нами и нашими историками, географами, и т.п.

Зубр
Д.И. Зубрицкий. Критико-историческая повесть временных лет Червоной или Галицкой Руси
Перевод с польского Осипа Максимовича Бодянского.
Издание Императорского общества истории и древностей Российских при Московском Университете, 1845
http://books.google.com.ua/books?id=lwUEAAAAYAAJ
http://books.google.com.ua/books?id=sHVKAAAAcAAJ
Предисловие переводчика...Без сомнения, произведение это заменит нам, хотя несколько, нашу, в буквальном смысле слова, бедность сведений о братьях наших, таких же, во всех отношениях, Руских, как и мы, но непростительно забытых нами и нашими историками, географами, и т.п. Еще до погрома Татарского мы занимаемся ими кое-как; по крайности, наши летописцы неутомимо делятся с нами сведениями своими о Червоной Руси; но после Батыя, с каждым годом, реже и реже становятся они, пока, наконец, спустя век, мы теряем совершенно из глаз эту шестую дочь нашей общей матери, святой Руси, нашу старшую, по имени своему, сестру. Неведение до того простирается, что многие из нас, во глубине души, уверены, что Лемберг есть главный город одной, чисто Немецкой области, и ни как не в состоянии растолковать себе, от чего он носит еще другое название, и притом Славянское, Львов. А есть и такие, что просто выдают его за изобретение известного рода людей, видящих во всем свое, и потому не щадящих даже самых географических, этнографических, и т.п., имен, но смело и безнаказанно, тут переводящих, там переделывающих, выдумывающих новые, или же возобновляющих давным-давно преданные вечному забвению. Правда, другие, хоть и не родные, не забыли этих Руских: Энгелъ (I.X.) составил, для известного сборника Всеобщей истории, первоначально, особенную: Историю Галича и Владимира по 1772г., присоединив к ней отдельное разсуждение о правах на эту страну Угрии и Австрии (Вена, 1793), а после, спустя три года, соединил ее с Историей Украины и Украинских Козаков (1796). В одно время с ним издал и Гопе (I.А.), Австрийский Училищный чиновник, небольшой учебник, под названием: Древнейшая и новая история королевств Галицкаго и Володомирскаго (Вена, 1793). Но обе эти истории Червоной Руси не заслуживают, ни в каком отношении, имени истории, особливо последняя, сбор безсвязных данных, сшитых кое-как на живую нитку для известных целей правительства. Первая же, хотя и составлена по обдуманному чертежу, но без всякой исторической критики, с слепой верой в истинность своих источников, т.е., почти исключительно Польских, всегда и всюду, с изумительным упорством и перекором истине старающихся, с XIV столетия по наши дни, провести любимую мысль своего народа, т.е., что Русь Западная и Южная ни в чем никогда не походит на Русь Северную и Восточную, беззаконно, по их понятиям, присвоившую себе это имя, и принадлежащую совершенно к другой ветви народов, между тем как первая, де, с ними - одно тело и дух, или лучше их благоприобретенное, и проч., и проч. От того они так и распорядились ею. В четыре столетия успели обратить эту землю Осмомыслов, Даниилов, и т.д., в землю холопов; древние боярские и вольные люди вытеснены, прогнаны или же принуждены переродиться постепенно в род противников, отчуждиться и веры, и народности, и языка, а простой народ даже и теперь, насильно и безсознательно, сделаться получленом другой Церкви. Но велика мать Руская, несокрушима твердость сынов ея. Ядро и сущность каждого народа, так называемый простой народ, не имея возможности иначе действовать для сохранения родного, противопоставил всем посягательствам ни чем неколебимую стойкость Рускаго в своем, свое Руское упорство, подавшее даже повод к пословице: Упартый як Русин; он уперся на своем, и отпер все нападения, приговаривая себе: Тверда Русь усе перебуде.
Картину этой чудной упругости и неимоверной выдержки, признака, и вместе залога, самостоятельности, вековечности и величия народного характера, представляет нам сочинитель предлежащей повести временных лет Червоной Руси, начертанной рукой критической и, главное, добросовестной, плод, долгих и многосторонних изучений и соображений. Как бы желательно было, если б кто подарил нас такой же картиной и других двух сестер ея, Белой и Малой Руси, изобразил нам постепенное, полное движения и самой бурной деятельности, раскрытие той отдельной и своеобразной жизни, какою они жили с Татарского нашествия до хитрого соединения с Польшей на Люблинском сьезде в третьей четверти ХVI-го века, но изобразил, не как второстепенный элемент в так называемом Великом княжестве Литовском, а как первый и главный, без коего это последнее никогда бы не могло быть тем, чем оно было: Литва была и есть народ малый, незначительный, не могший никогда, сам по себе, разыграть той блестящей и многознаменательной роли, какую разыграл в упомянутую пору. Он только дал во благовремение первый толчок, и указал первые шаги к новой жизни разрозненной и ослабленной до нельзя предыдущими усобицами Руси, слил ее воедино и закалил надолго и долго, а сам потом вскоре, как меньший во всем прочем, нисшел на вторую ступень, потерялся в необъятности образованного им целого. Это была, так молвит, точка тяготения, привлекшая к себе своей, относительно большей, плотностью и упругостью, разслабленные от долговременных гражданских враждований и смертельного удара Монголов, части соседственной Руси. Зло дробления и черезполосности до того усилилось, что даже меч Азиатцев, низвергший все почти наши княженецкие столы, не образумил старейшин Руской земли, смотревших на это несчастие, как на временное, переходное, и по прежнему продолжавших стряпати, по выражению летописца, свое княжеское местничество. Последнее намекает на глубокое вкоренение этого своеродного, Славянского Феодализма, в жизнь тогдашней Руси, от которого ничто не было в силах избавить ее, и которое, как все, истекающее из сущности народа, есть плод его своеобразного развития, долго еще и после свирепствовало и вредило единству нашему, именно в местничестве бояр, бывшем тем же самым по смыслу и на деле, чем соперничество удельных князей. И это тем естественнее, что лица, заспорившие о месте, были именно, большей частью, бояре-князья удельные, наследовавшие грех прадедов и применявшие его только к новому своему положению, отношению и значению. Так все явления в истории народов, вытекающие из природы их духа, плод их особой личности, всегда изумительно живущи, противятся всем бурям и погромам, и упорно стоят целые десятки веков, даже и тогда, когда все изменяется вокруг, во внешнем и внутреннем, самой народ принимает другой лик, начинает другую жизнь. Они - все теже, как хамелеон меняют свою наружность, ни мало ничего не теряя в сущности своей. Это составляет, так называемые, коренные грехи, недостатки, известного народа, от коих, как таких, он никогда не избавляется доброй волей, но всегда внешней, неминучей, необходимостью, насильственно, огнем и железом. В противном случае они рано, поздно - гроб народа.
Такой внешней, неминучей, необходимостью для Западной и Южной Руси была Литва, коея воинственные князья умели во время воспользоваться их слабостью, для расширения своей власти на развалинах могущества прежних своих повелителей, обезсиленных до нельзя, как сказали мы, прежними усобицами и потерявших вконец последнюю свою энергию от удара Монголов. В этом вся тайна и разгадка образования Великого княжества Литовского, в котором столько же было Литовского, сколько во всяком другом, одинакого с ним происхождения, на пр., в государствах Французском, Булгарском, Руском, в коих от народа-прибыша, с оружием ли в руках, или масличной ветвью, сильного своим единодушием, совокупившего разрозненные члены великого, но ослабленного чем бы то ни было, тела, в одно целое, остается, обыкновенно, одно лишь имя, а сам он, как малочисленный, естественно, мало по малу, сливается с многочисленнейшими, принимает весь склад и лад их. Литовские князья не избежали этой участи. Все они сделались вполне Рускими по вере, нравам, обычаям, учреждениям, языку, даже самым родственным связям, женясь исключительно на Руских княжнах. Отсюда, история Великого княжества Литовского есть просто история Руси Белой и Малой, иначе главных племен ея: Кривичей, Дреговичей, Северы, Полян, Бужан, Уличей и Тиверцев, а потому составляет такую же неотъемлемую часть истории нашей, как и история наших Северовосточных племен, другими словами, Великого княжества Московского, Великого господина Новагорода и Пскова. История собственной Литвы тут нет и быть не может, как народа, слишком малого и незначительного, и по той причине, ничего, кроме одного имени, не сообщившего из своей жизни соединенным им под один жезл; о ней можно и должно говорить только до Гедимина и при Гедимине, в период ея самостоятельного развития себя из себя же, при помощи собственных сил и средств. Без Руси Литва была бы и осталась навсегда бедным и незамеченным историей уголком земли; вся сила и известность ея - от Руси, без коей, как она, так равно и Польша, не в состоянии были управиться даже с Прускими Крестовиками, и коль скоро лишились ея, тотчас низошли на степень прежней незначительности. Это понимали и понимают очень хорошо лучшие головы того и другого народа, откуда и вечное усилие их воротить утраченное.
Сознавая такую важность истории Малой и Белой Руси в истории Руского народа, ни коим образом не следует отделять ее от истории Руси Великой, как это делалось доселе и большей частью теперь, но составить из них такой же существенный член ея, как эта последняя. Разумеется, это потребует критического изучения судеб той и другой в наши, так сказать, Средние времена, потребует изложить историю Белой и Малой Руси под правлением князей Литовского племени, самого ближайшего к Славянам из всех других племен великой Индоевропейской семьи, не наслово, без всякого разсмотрения сказаний Литовских и Польских летописцев, но со строгой, неумытной, критикой, показать меру участия в истории прежнего Вел. княжества Литовского, самой Литвы и Руси, и не приписывать уже, после такого размежевания, того одному, что не его, а у другого не отнимать своего, но каждому воздать по делам. Тогда и Козачество Малой Руси перестанет казаться каким-то иероглифом, вдруг, как бы с неба, свалившимся в конце XV в., и не имевшим ничего общего с прежним порядком вещей, между тем как оно было самое законное и необходимое проявление всего предыдущего, дитя Руси Киевской, от Татар до смерти последнего истинного Великого князя Литовского, Александра (отнюдь же не плод или следствие Варяжничества). Тогда мы не будем обходить больше в истории Южной Руси так торопливо этих двух с половиной столетий (с полов. XIII по конец ХV-го), столько безцветных и безжизненных ныне; напротив, они получат, в глазах наших, совсем иное значение. Это была и у нас, как и всюду, в целой Европе, пора переходная, от старого к новому: древнее мимо иде, новое бЪ; пора конечного гниения и разложения на свои первичные части старого, и брожения, зародыша и образования нового, постепенно возраставшего и зревшего до самого конца Средних веков, и с первыми годами Новых, явившегося во всей своей юношеской красе и могуществе. В образовании этого, истинно Славянского, рыцарства, вытекшего из глубины его тогдашней жизни, принимали также довольно деятельное участие Белая и Червоная Русь, что только в наши дни начинает открываться, и еще более откроется при дальнейшем знакомстве с историей обеих с означенной нами точки зрения. Начало, и начало прекрасное и совестливо-отчетливое, имеем мы теперь в предлежащем труде г. Зубрицкого, давшего нам случай высказать тут давнишние наши задушевные мысли об этом предмете. Не скроем, что такое сочувствие наше к его образу мыслей и обхождению с историей Руси, заставило нас более всего решиться передать его критико-исторические изследования на родной язык, и тем сделать их доступными и другим, из коих, может быть, некоторые захотят даже последовать его примеру и подарят нас, впоследствии, подобными же розысканиями об истории Белой и Малой Руси. Ведь примеры, говорят, заразительны?
Только после подобных предварительных историй, по крайней мере главнейших и существеннейших составных частей Руской земли, после историй Руси Великой, Малой, Белой, Черной, Червоной и Карпатской, можно будет надеяться, что рано, поздно, новой Карамзин составит нам новое бытописание, не одной какой-либо из них, хоть бы то самой обширной и значительной, но именно всей Руси, где каждой отведется должное место, поскольку она входит туда своей личностью и особностью. Такая история, конечно, умерит несколько безотчетное поклонение истории Западных народов, единственных, мол, действователей, покажет каждому, кто только нарочно не станет закрывать глаз своих, что и мы Руские, взятые все вместе, жили своей, самостоятельной и самообразной жизнью, тут ровной и плавной, там бугристой и кипучей, а там самой огненной и бурной, смотря по обстоятельствам, вызывавшим ту или другую сторону нашего народного характера, то или другое наше племя, что и у нас разыгрывалась, когда-то, не хуже иных, драма, со всеми ея излучинами, неровностями и шероховатостью, что и мы были деятели, только деятели по своему. А потому, нас нельзя мерить мерилом Запада, судить и рядить по случившемуся и случающемуся там, требовать и от нас того, что там есть и было доброго или худого, заставлять не только теперь, но даже и в прошедшем, плясать по чужой дудке и погудке, и, не находя сходного, или не в таком обилии, виде, и т.д., объявлять народом прозябающим, безсильным ко всему самобытному, и только из особенного человеколюбия осуждать на склады и зады азбучные - Молоды, надо поучиться! - Так; но учень учню - розь; иной, как вол, сидит за указкой год и два, черепашьим шагом подвигается вперед; другой же не успел освоиться с буквами, глядишь - что твой дьяк! учеба, кажется, ему игрушкой, сама идет: и легко и весело! Но горе и человеку, и народу, если вздумают они остаться век в учнях, всю жизнь свою истратят на то, чтоб только набираться уму-разуму, готовиться, как бы получше и отчетливее зажить, и в те поры, когда сбираются блеснуть благоприобретенным, к изумлению своему видят, что дни их изочтены! Думы за горами, а смерть за плечами! Нет, такие люди одно из двух: или тупы, или глупы, или же, как выражаются Сербы, сувыше мудры. Можно и должно учиться, сколько угодно кому, даже всю жизнь свою; но что за разстояние между благородной жаждой любознания, условливаемой уже самой человеческой природой, стремлением каждого неделимого к совершенствованию, и школьной указкой, прекрасной и разумной в известное время и для известного возраста!
...Для скорейшего и удобнейшего ознакомления с предлагаемым сочинением, присоединяю сдесь подробный обзор всего важнейшего, заключающегося в нем. Подобные обзоры чрезвычайно облегчают нам употребление такого рода произведений, представляя вдруг уму нашему целое, в его стройном и сомкнутом виде, и с пользой заменяют, так называемые, Указатели, обыкновенно прилагаемые в конце сочинения.
Переводчик. Мая 19-го, 1845, Москва
Подробный обзор сочинения
Предисловие переводчика стр. I-XXII
Введение, в коем излагаются:
а) Причины к составлению этого сочинения - 2
б) Исторические сочинения о Червоной Руси - 3
в) Материалы для истории Червоной Руси - 4
г) Пособия сочинителя - 5
д) Деление на периоды своего произведения - 6
Период I. Червоная Русь от водворения Християнства при князьях рода Владимира Великого до завоевания ея королем Польским, Казимиром III (988-1340)
1. Мнение сочинителя о старобытности Руского народа в нынешних его жилищах 7-13
Перечень важнейшим событиям истории Славян, по Копитару 13-15
Пределы Червоной Руси 16
2. Введение Християнства в Червоной Руси 17
Доказательства введения Християнского исповедания по Греческому обряду между Славянами еще до Владимира Великого 18-23
3. Откуда взялись Руские за рекой Вислоком, поставленной прежним Польским правительством границей Рускому воеводству или Червоной Руси 24-28
Предположение для обьяснения жилищ Завислоцких Русинов почти под самым Краковым и принятия ими Православного исповедания:
Первое, по коему Русины эти приняли Православие еще до Мечислава 1-го, князя Польского (Х-го в.), из рук учеников Славянских апостолов, Кирила и Мефодия, вместе с другими Славянами около Дунайца и Вислы 28
Язык их мало отличался тогда от языка других Славян 29
Причины несходства Червоно- и Великоруской речи с Древнеславянской 30
Неосновательность доводов о том, что язык Польский XV века гораздо ближе к Рускому, нежели к нынешнему Польскому 30-34
Опровержение мнения, будто название народа и языка Руского появилось только в ХVIII в., напротив, наречие Церковно-Славянское есть наречие Староруское 31-33
Нелепость названия Русинов Рутенами 33-34
Древность Православного храма св. Креста в Кракове, что на Клепаре 34-35
Второе, по коему страна между Вислой и Вислоком заселена была Православными Русинами 36-37
Третье, по коему ополяченье Русинов Завислоцких на равнинах произошло только, мало по малу, после завладения Червоной Руси Казимиром III, между тем как Русины-Горцы остались неприкосновенными, защищенные своими жилищами и бедностью 37
Обстоятельства, показывают нам, что королевство Галицкое простиралось, при князьях и королях Рюрикова племени, даже за р. Вислок, до самой Вислы и Дунайца 37-39
4. Политика, коей следовал Владимир Великий, разделяя свое государство между сыновьями 40-44
Малость Польши в сравнении с современными ей государствами 42
Причины упадка Руского государства при потомках Владимира Великого 44
Исторические обстоятельства, показывающие, что древняя Русь превосходила своим образованием и гражданственностью Поляков, Литовцев и Татар 45-49
Что остановило блестящее развитие древней Руси? 50-51
5. Переход сочинителя от общих замечаний о всей Руси к истории Червоной Руси, и, прежде всего, исчисление замечательнейших государей ея, с Андрея, сына Белы III-го, короля Угорского, до Юрия Львовича (1185-1302) 52-65
Преемники последнего до пресечения Даниилова рода в мужском колене, или до 1340г.  65-66
Доводы в пользу того, что земля Люблинская или Надвислянская Русь заселена Русинами; обьем ея (воеводства: Люблинское, Сядомирское, Подлеское и Августовское) и прежнее исповедание, 54-62
Первые Католические храмы на Червоной Руси 58-61
Место погребения Льва Даниловича и время основания города Львова 63-64
6. Состояние иерархии в Червоной Руси в 1-м периоде 66-72
Епископства: Галицкое и Перемышльское 66-68
Самборское 62-72
Доказательства в пользу Галицкой митрополии в том периоде 68-71  
7. Духовные имения, дарованные разным епископиям, соборным церквам и монастырям 72-77
именно:
Поместья епископии Перемышльской 72 - 73
и митрополии Галицкой 74
церкви Николаевской в предместье Львова в других 76-77
Обстоятельства, показывающие, что Латинские епископии явились в Червоной Руси не прежде конца XIV стол 74-75
Надпись на колоколе при соборе св. Юрия во Львове и обьяснение ея 78-86
Причины редкости письменных памятников в Червоной Руси этого времени 78-84
Соборы Руского духовенства в 1-м периоде 85-86
8. Состояние образования и гражданственности Червоной Руси, в конце 1-го периода ея истории 86-90
Переход сочинителя ко второму периоду 91-94
Период II. Червоная Русь под владычеством королей Польских, от завоевания ея Казимиром III до начала соединения с Римскою церковью (1340 по 1596)
9. Шаткое и спорное господство Польши над Галицким королевством, с 1340 по 1349г. 95-129
Дележ Червоной Руси между родственниками бездетного, последнего, князя ея, Юрия, 1337-1339г. 95-98
По этому дележу Галиция достается Болеславу Тройденовичу, князю Мазовецкому, сыну сестры последнего князя, а Владимирия прочим родичам его, находившимся под покровительством Литовского князя, Любарта, связанного родством с ними 97-99
Мнения историков об этом Болеславе Мазовецком, именно: Длугоша, Кромера, Нарушевича, Карамзина в Гнездненского архидиякона, по коему он наследовал Галицкий престол в 1337г. после дяди своего, Казимира, а в крещении Юрия, или Георгия, исповедовал Римскую веру, и отравлен новыми подданными своими, спустя два, три, года, за притеснения Православию, свободе, нравственности и народности Руской 99-105
10. 1340 год: первый поход Казимира III-го, короля Польского, для завладения Галицией после Болеслава Тройденовича, по разсказу Длугоша, и критика его 105-113
11. Второй поход Казимира III-го на Галицию и покорение ея 114-116
12. Разбор причин, дававших право Казимиру III-му на Галицкий престол, и приводимых Нарушевичем в своей истории 116 -121
Исчисление знаменитейших и сильнейших боярских Червоноруских родов того времени 121-122
Нелепость мнения Польских историков, мечтающих о переходе в это время многих знаменитых Руских родов из Греческой веры в Латинскую, незначительность Поляков в Червоной Руси, и несправедливость утверждения, будто Казимир устроил завоеванный край по образцу прочих областей своих и ввел в нем Польский порядок 122-124
13. 1341-1344 годы: Попытка Руских бояр и князей, при помощи приглашенных к себе Татар, освободиться от Польского короля 124-129
Заслуги Руси вообще для Европы в деле защиты ея от Азиатцев, и несправедливость тех, кои присвояют это Полякам (примеч. 29) 126-127
14. Галицкое королевство под владением Польским, с 1349 по 1370г. 129-160
1349 год: Покорение Любартом Гедиминовичем Володомирии после смерти последнего мужеского потомка Даниилова в 1337 году, и отнятие ея, в 1349, Казимиром у Любарта, ослабленного ударом, нанесенным Прускими Крестоносцами 130-131
1350г. Возвращение Литовскими князьями Володомирии, опустошение Галиции и отнятие назад земель: Бельзской, Холмской и Берестской, в следствие чего полюбовный договор Поляков с Литовцами, по коему первые получают Львовскую землю, а последние Володимирскую 131-133
1351г. Новое нападение Казимира на владения Любарта, и новое отмщение за то последним в 1353 году, т.е., опустошение Галиции и Польши по самую Вислу; тогда-то Галич, разоренный Любартом, навсегда утратил блеск свой и знаменитость 133-137
Всегдашнее благоприятство Русинов Литовцам по причине взаимных вероисповедных связей, и участие их в предприятиях этих против врагов, на пр., в обозначенные годы против Поляков и Прусов 137-138
Замечания на разсказ событий этих (с 1349 по 1353 г.) Праем и Вилани 139 -141
Первая, древнейшая, из достоверных грамот Червоной Руси, чрезвычайно важная в законоведственном отношении (примеч. 38) 134-137
15. 1355-1356г. Призвание Казимиром в опустошенные Польские и некоторые Руские края Немецких поселенцев и дарование им разных льгот и позволения судиться Магдебургским правом 142-143
Древнейшие Немецкие поселения в Червоной Руси относятся не к Казимиру III-му, но ко Льву и его приемникам (примеч. 39) 142-143
1359г. Начало вмешательства Польши в дела Молдавии и Валахии через Червоную Русь, по поводу усобиц детей господаря Стефана. Господарства эти составляли древнее Руское достояние, обитатели коих - смесь Руских с Римскими выходцами, составившими один народ по языку, вере, нравам, устройству и правлению, и бывшими, сперва, под властию Руских, потом своих князей, признававших покровительство сильнейшего соседа 144-145
16. 1361г. Набег Пруских Крестоносцев на Русь между Нарвой и Немнем, и Литву 146
Основание Казимиром Латинского архиепископства во Львове, посвещение в архиепископы Християна, и отнятие главного Руского Львовского храма, вероятно св. Креста, для кафедры его 147-149
17. 1366г. Нападение Казимира на княжество Бельзское, коего князь, Юрий, поддается ему и получает за то назад свое княжество и, в придачу, Холмскую землю; после этого завоевание, в отсутствие Литовцев, занятых делами с Прускими Крестоносцами, земель: Луцкой и Владимирской, и мир, по коему король Польский получает город Владимир с соседними уездами, и учреждаются в Городле пограничные судьи для решения споров и преступлений, Поляков по законам Польским, и Русинов по законам Руским 150-15З
1367г. Дарование Казимиром грамоты Армянам, поселившимся в Червоной Руси еще при князьях ея, на свободное отправление своей веры, сохранение прав и обычаев 152-156
Внутреннее устройство Армян в Червоной Руси, права, обычаи их, и пр. (примеч. 52) 156-157
Сведения о прибытии Караимов в Червоную Русь в 1246г. (примеч. 51) 153-155
1369г. Казимир, под конец своей, не слишком нравственной, жизни (примеч. 27, стр. 125), дарит сокровища, награбленные в церквах Руских, своим Латинским костелам, в 1370г., и суждение о нем 157-161
Галицкое королевство под властию собственного князя: с 1370 по 1379 (9 лет) 160-183
18. Людвик, король Польский и Угорский, избранный Казимиром III-м в преемники себе, медлит вступлением на Польский престол, принадлежавший по праву Пястам, и потому, сперва, отправляет мать свою в Польшу для разузнания, потом склоняет отказаться от него ближайшего притязателя, Владислава, князя Опольского, и, наконец, после всего этого, является в Краков и венчается 161-162
Изгнание Любартом Поляков из Володомирии, наезд на Сядомирскую землю и возвращение Руско-Владимирских городов и уездов, захваченных Казимиром в 1366-м г. 162-164
Сделка Людвика, для удержания за собой Польского венца с Владиславом, князем Опольским, Пястом в мужеском и женском колене, Угорским палатином и своим лучшим другом, получающим от него, за такую уступку, Велунское княжество и Галицию в 1370 г. Первым делом нового государя Червовой Руси было показать ревность свою к Римской вере 164-167
19. 1371-1377г. Девятилетнее правление Владислава Галицией, за исключением пограничных мелких споров с Литовской Русью, было, большей частью, спокойно, он, в 1375г. возводит Латинского Львовского архиепископа в митрополиты 169-172
1377г. Поход Людвика на Руско-Бельзского князя, Юрия, родственника В. князя Литовского, Кейстута, по поводу нападения на владения его, 1370 и 1375, Литовской Руси, осада Бельза и посредничество Кейстута, настоявшего на Людвика не только отказаться от притязаний своих на княжество Бельзское, но еще отчислить к нему от Галиции землю Любачевскую и платить ежегодно дань по сту гривен из соляных Бохенских копей 172-176
1379г. Переуступка Владиславом Опольским Галиции снова Людвику за земли: Добрынскую, Гнековскую и Бидгощскую (8-го генваря). К этому побудило его сознание собственной слабости и невозможности защищать свое владение от посягательств сильных соседей, равно как и безнадежность на расположение к себе, Католику, подданных Православных 175-177
Влияние и учреждение князя Владислава в Червоной Руси в свое 9-летнее правление, между прочим одна грамота его на Немецкое право, важная для истории Руского Сельского хозяйства (примеч. 73); печать и изображение его на ней, и замечания на выходки Нарушевича и других Польских историков противу сделок Людвика с Владиславом 177-183
Королевство Галицкое под властию Угров с 1379 по 1387
20. Особенное расположение Людвика к Львову, получившему от него многие права, между прочим право складки товаров в нем Восточными и Западными купцами, как городе на границе королевства Руского, следовательно не заключавшего в себе еще, ни Волыни, ни Подола; такое же право получили в эту пору Владимир и Луцк от своего князя, Дмитрия (Михайловича, Волынского, свояка Дмитрия Донского) 183-187
1382г. Смерть Людвика, бывшего для Червоной Руси, за исключением страсти своей обращать в Латинство, довольно благосклонным и правившим ею посредством своих старост 187
Возвращение Любартом забранных у него Червоноруских городов 189-190
1384г. Насильное разорвание брака Ядвиги, младшей дочери Людвика, с Австрийским князем, по проискам Рима и Польского духовенства, и избрание в супруги ей Литовского князя, Ягайла 191-194
Замечания на польских историков о вступлении Ягайла на Польский престол 195-198
1386г. Обстоятельное знакомство с Ягайлом до женитьбы и отношение его к родным, особенно дяде, Кейотуту, которого убивает, и сыну его, Витовту, сопровождавшему его в Краков на свадьбу и из приязни к нему окрестившемуся в Латинскую веру. Братья Ягайла, все до одного - исповедники Православия, впоследствии Католики, с их двойными и тройными именами, и название Римской церковью Русинов язычниками, а церквей их синагогами 198-209.
Королевство Галицко-Руское снова под владычеством Польским, с 1387 по 1772г.  
22. Хитрое завладение Польской королевы, Ядвиги, Червовой Русью, принадлежавшей старшей сестре ея, Марии, королеве Угорской, бывшей в то время в плену у подданных своих, грозивших ей смертью, именно в 1387, (а не 1390г., как утверждают Польские историки) 209-219
23. 1388г. Задобрение Ягайлом Мазовецкого князя, Земовита, ближайшего Пяста на Польский престол, выдачей за него сестры своей и уступкой Бельзской земли, и война его с Витовтом за несдержание обещания, в которой последний остается победителем и отстаивает за собой Великокняжеский престол, как независимый государь 220-222
1390г. Приглашение Ядвигой из Праги Чешской Бенедиктинцев в Краков для отправления богослужения на Церковно-Славянском языке в нарочно построенной ею для них церкви св. Креста, на Клепаре; цель этого была показать Русинам Белой и Червоной Руси возможность признавать папу главой Християнства и вместе молиться Богу на Славянском языке по Восточному исповеданию 222-224
1392-1393г. Примирение Ягайлом Витовта с братом своим, Скиригайлом, по коему последний остается удельным князем Киевскнм, но подверховным начальством первого, и скоропостижная смерть Скиригайла, отравленного монахом и погребенного в Киевских пещерах, а княжество его передано Витовтом Андрею Ивановичу, князю Рускому, с условием зависеть от него 224-227
1396-1399г. Смерть Ядвиги, повергшей тем Ягайла в отчаяние и решившегося было воротиться в свою Литву, но потом убежденного Поляками остаться и даже жениться, в 1400 г., на Анне, дочери графа Цили и внуке Казимира III 227-228
1403-1404г. Война Ягайла с братом, Свидригайлом, за Подол, и уступка Молдавии Покутья 228-233
24. 1407г. Помощь Ягайла Витовту в войне его с В. князем Московским, и несчастное окончание этого похода от мора и безвременья 234
1410г. Битва Витовта и Ягайла под Гранвальдом или Таненбергом с Прускими Крестоносцами, выигранная храбростью и стойкостью Русинов (Смоленцев), как многочисленнейших, нанесших тем смертельную рану Немецким рыцарям, после которой они не могли уже никогда воротить прежней своей знаменитости, но с коими ни Поляки, ни Литовцы, отдельно и вместе, не в силах были бороться 236-237
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_715.htm
1411г. Уступка Ягайлом Польской части Подола Витовту, и перенесение новым Латинским архиепископом своего местопребывания из Галича во Львов 237-238
1412г. Сьезд в Кошицах Польского короля, Ягайла, и императора Сигизмунда, где первый предлагал последнему удалить Немцев из Прусии, а землей их поделиться меж собой. Взаимный братский договор этих государей о Галиции, Подоле, Молдавии и Валахии, составлявших одно владение, по коему первый отказывался от них только на время 238-243
25. Посещение Ягайлом столицы Угорской, в коем Сигизмунд угощал его великолепно и давал в честь ему богатырские игры, на которых отличились два Руских витязя из дружины Ягайловой. На возвратном пути останавливается он в Перемышле, отнимает соборной храм у Русинов для Католиков и ругается гробами предков первых 243-244
1413г. Городельский сьезд Ягайла с Витовтом, на коем, для успешнейшего действия против Пруских Крестоносцев, заключают они наступательный и оборонительный союз и обьявляют о возможности в будущем соединиться в одно тело обоим государствам, а потому условливаются по смерти одного из них не приступать к возведению на престол никого, неприятного другому, государю или его чинам; наконец, поставляют некоторые права и преимущества для исповедывающих Латинскую веру в обеих владениях. Впрочем, договор этот довольно сомнительной подлинности (примеч. 138 и 155) 244-251
Мнение о древнейшем образе правления у всех Славянских племен (примеч, 139) 246-249
1414-1415г. Обращение Жмуди в Римскую веру Ягайлом, и новая война с Прускими Крестоносцами 251-252
1416г. Вторжение Татар, по наговору Пруских Крестоносцев, в Киевское княжество и опустошение столицы его до того, что она с тех пор утратила навсегда свое величие 252
1417г. Раздача Ягайлом множества Руских имений своему Польскому дворянству 253
1418г. Ягайло и Витовт получают, за свои услуги Римской вере, титло главных наместников папы в землях Руских, и мнение первого о возможности обращения Руси в Католичество 253-254
1420-1424г. Четвертой брак Ягайла с Русинкой, Софией, дочерью Киевского князя. Андрея Ивановича, а племянницей Витовта, и венчание ея на Польский престол в Кракове. Она была праматерью, столько любезных Полякам, королей Ягайловцев 254-255
Доказательства, что еще в ХV-м веке существовали Киевские Руские князья, равно как и другие, находившиеся под верховной защитой и властью Витовта, бывшего их Великим Князем, и причины постепенного ослабления и исчезновения их (примеч. 143) 255-259
26. 1426г. Строгость Ягайла с Руским дворянством, просившим его о вознаграждении за понесенные труды в Турецком походе 1426г., куда послано было оно в виде помощи императору Сигизмунду под Ибраил 255-259
Насильное присоединение Ягайлом к Польше Бельзского княжества по смерти Земовита, князя Мазурского, коему отдано оно было им, как приданое за своей сестрой, и заменение в нем Руского дворянства Мазовецким 260
1429г. Знаменитый сьезд Северных государей в Луцке, по поводу замышленного императ. Сигизмундом успокоения и преобразования Западной церкви посредством добровольного соединения ея, вопреки самому папе, с Гуситами и Восточной церковью, что и было принято с величайшим одобрением Чехами, Русинами и многими Поляками, хорошо ознакомившимися уже до того друг с другом. Другое важное предложение императора было склонение Витовта надеть на себя королевский венец, чрезвычайно взволновавшее Поляков и папу, видевших в том, рано, поздно, падение свое и прекращение влияния на Северных Славян 260-267
27. 1430г. Смерть Витовта и возведение на его место Ягайлова брата, Свидригайла, как старшего в царственном роде, потребовавшего тотчас от короля Польского возвращения захваченных им Подольских крепостей, оставившего у себя в плену Ягайла до исполнения его требования, и происшедшая от того война с Польшей 268-273
1431г. Военные действия Свидригайла на Подоле и в Володимирии, удачная защита Луцка против осаждавших его Поляков, принужденных, без всего и пешком, воротиться домой, и мир, выгодный во всех отношениях для Руси Литовской. Война эта ведена была с редким ожесточением Свидригайлом, коему помогали, с одной стороны, Пруские Крестоносцы, опустошившие Великую Польшу, а с другой Молдаване, разорившие Галицию, и печальные следствия ея для Поляков 274-283
Пустое и неосновательное уверение Поляков в том, будто они никогда не посягали на жизнь своих государей (примеч, 166) 283-284
28. 1432г. Опасения Поляков и Рима за независимость Польши и Латинскую веру со стороны Русинов, стенивших первую и разрушивших храмы, до одного, последней в предыдущую войну, и разные сети, дипломатического и другого рода (в дипломатики Поляки столько превышали Русь и Литву, сколько их Немцы: примеч. 173), разставляемые для погубления В. князя. Лучшим средством к тому признано было обьявить В. князем Литовским Витовтова брата, слабоумного удельного Стародубского князя, Сигизмунда Кейстутовича, вызвавшегося поддаться воле и распоряжениям Польши и отказаться от земель: Подольской, Луцкой, и т.д 289-299
29. Новая война на Подоле, Литве и Волыни. В первом действует Федько Острогский противу Самотульского и Мяжика и вытесняет их оттуда в Галицию, где Ягайло, для удержания Червоной Руси за собой и влияния на Луцких и Подольских обитателей, дает первую привилегию ей, охраняя ею неприкосновенность веры и имущества. На другой год князь Острогский берет Каменец, а с ним и Польского полководца, соединяется во Владимире с другим, Свидригайловым, вождем на Волыни, Носом, отправляется с ним на Подлесье и осаждает Берест, а Свидригайло теснят в Литве, с своими Русинами и Прускими Крестоносцами, Сигизмунда Кейстутовича: тут нежданно умирает Ягайло, на 86-м г., в Городке под Львовом, простудившись, слушая ночью соловья. Свойства Ягайла 300-313
30. Сын и приемник Ягайла, Владислав, от Русинки, уравнивает Галицкое дворянство в правах с Польским, и поражает, 1435г., в лице своего полководца, Свидригайла, под Вилкомиром, берет в плен вождя его, Сигизмунда Корибутовича, бывшего короля Чехов-Гуситов, которого Сигизмунд Кейстутович приказывает замучить в темнице 315-321
1437-1438г. Нападение Татар на Подол и Галицкую Русь, и битва с ними, проигранная Русинами 322-323
1439г. Несправедливо, будто постановления Флорентийского собора были приняты Червоной Русью, и неблагосклонный прием ею Исидора. Также неосновательно мнение и Несецкого о соединении Православных с Католиками еще в половине ХIV-го столетия 324-329
31.1440г. Свирепства Сигизмунда Кейстутовича в 7-летнее правление его, напоминания ему даже самими Поляками быть почеловечнее, и, наконец, насильственная смерть от руки заговорщиков под начальством Руского князя, Черторыйского; доказательства Руского происхождения этого князя 329-331
Сдача Черторыйским и его единомышленниками Луцка Свидригайлу и признание его Литовско-Руским В. князем; новое средство, придуманное Поляками противу него, именно, соперничество Казимира, сына Ягайлова, а брата короля Польского и Угорского, и отправление его с войском в Литовскую Русь в виде своего наместника, по другим же - добровольное избрание последнего большинством Литовских вельмож в свои В. князья, с условием, не иметь ни каких сношений с Польшей; прибытие его в Литву, высылка назад окружающих его Поляков и намерение этих разделить Литву и Русь на несколько частей после возвращения короля своего из Угрии 331-З35
1441г. Поляки, отстраненные от обладания Литовской Русью, принимают сторону Михаила Сигизмундовича и Болеслава Мазовецкого; полюбовная сделка Казимира с дядей своим, Свидригайлом, именно: уступка этому во владение части Волыни и Подола, а Олеську Владимировичу Киевского княжества 336-337
1442-1443г. Нападение Татар на Подол и Галицию по Львов, насланных Русинами, лишенными своих родовых имений королем Владиславом, раздарившим их Полякам, и тем заставившим одних из них прямо бежать в Крым и приводить мстителей на тиранов, а других поселяться на берегах Днепра, около порогов, и положить основание знаменитым впоследствии, Козакам, передававшим ненависть свою к Польскому племени из поколения в поколение, и приведшим, наконец, Польское государство к падению. Эта жадность Польского дворянства к Рускому добру и имуществу была главной побудительной причиной многовековых настояний их о присоединении Руских земель к своей Польше, и обьясняет, с одной стороны, откуда уже в XI-м в. появилось такое множество Польской шляхты на Руси, а с другой происхождение барщины и обращения, мало помалу, исконно вольных Русинов в своих рабов и холопов (примеч. 215) 338-343
1444г. Начало военных действий Казимира с Болеславом Мазовецким за насильное отторжение этим, в 1440г., во время замешательств, по случаю убиения Сигизмунда Кейстутовича, Добрынской земли от Литовской Руси, и прекращение несогласия мировой сделкой 343-344
32. 1445г. Весть о смерти короля Владислава под Варной 1444г., павшего жертвой собственного вероломства и происков Рима, и приглашение Поляками на свой престол брата его, Казимира, В. князя Литовско-Руского, который более двух лет отказывает им в том за их стремление к стеснению королевской власти и овладению государственными и его подданных Руских имениями, коих он страстно любил язык, обычаи, учреждения, и т.п.; но угроза Польских вельмож отдать королевский венец князю Мазовецкому, склоняет Казимира и его совет, вопреки желанию, согласиться на предложение Поляков 335-346
1446г. Условие Казимира, на коем он согласился вступить на престол Польши, именно: отречение этой от своих незаконных притязаний на Волынь, Подол, Володимирию, и т.д., и отчисление им от Польши, еще до венчания своего, оторванных прежде от Руси земель Руских на левом берегу Буга 346-348
1447г. Вступление Казимира на Польский престол и причины, заставившие Польских вельмож во второй раз обойти Пястов, истинных наследников Польского венца. Превратное изложение Ю.С. Бандтке событий от смерти Владислава Варнского до Казимирова венчания 349-351
1448г. Безуспешные и чудовищные требования Поляков на Люблинском сейме, поход Казимира к Каменцу по делам Молдавским, опустошение Подола Татарами, внутреннее неустройство королевства от своеволия и разбоев дворянства, споры его с Литвинами и Русинами по поводу настояний первого на слияние родины последних в одно тело с Польшей, и законность несогласия Руси и Литвы на такое унижение 351-359
33. 1450-1451г. Помощь Казимира родственнику своему, Молдавскому господарю, против самозванца Богдана, дворянством Червоноруским, и страшное поражение его в городе, Краснополе; дела с Михаилом Сигизмундовичем, разставлявшим сети королю до самой смерти своей в Москве, 1450г., и происки Поляков касательно владений старого Свидригайла 360-369
1452г. Добровольная передача Свидригайлом земель своих Литовской Руси не задолго до кончины в этом году, и замечания о характере Свидригайла (примеч. 249); подтверждение королем прав и вольностей Польского дворянства, вынужденное необходимостью 370-372
34. Возвращение, изгнанному самозванцами, Молдавскому господарю престола при помощи Казимира 375-378
1453г. Многократное опустошение Руских краев Татарами 375-378
1454-1464г. Прежние, почти ежегодные, настояния Литовской Руси на Казимира возвратить старинные владения ея, захваченные Поляками, и решительное предложение ему оставить Польшу, поселиться в ней, а не то не сердиться на нее, если она призовет себе другого на В. княжеский престол и обьявит войну новым его подданным; но король умел, разным образом, не только отклонить их от того, но даже согласиться на позволение присягнуть в верности Полякам старост Подольских замков 378-380
Кончина Олесницкого, сделавшегося из комнатного Ягайлова служителя кардиналом, самого опасного врага королевской власти и виновника временного значения Польши; политика его внутри и вне Польши, и характер 380-383
Опять Татары в Червоной Руси и присоединение Бельзской земли Казимиром к Польше по смерти, 1462г., последнего Мазовецкого князя, Болеслава, и союз Львовской и Жидачевской земель для взаимной обороны от нападений и свирепости Крестовиков (1464г.) 383-385
35. 1465-1474г. Славный мир с Прускими Крестоносцами в Торуне, 1466г. Печальное положение Червоной Руси, в которое вверг ее расточительный Владислав Варнский, заложивши одному Польскому вельможескому дому, грабившему немилосердо Русинов, и всеобщая складка их для выкупления себя из такого постыдного рабства; таже самая судьба постигла и часть Польского Подола 386-387
Подущения мстительными Козаками (происхождение и значение этого имени, примеч. 270) Татар пустошить Галицкую Русь и двукратное ужасное разорение ея ими (1469 и 1474г.), чему также блогоприятствовали и сами Литовцы с Русинами, желавшие видеть края свои лучше обращенными в пепел, нежели в руках Поляков 387-395
Руское происхождение князей Збаражских, Вишневецких, Сангушков, Черторыйских, а Литовское Слуцких (примеч. 274) 390-395
Постепенное перерождение Польского образа правления, из самодержавного при Пястах, в монархично-олигархическое при Ягайле; и первом его сыне, Владиславе Варнском, и, наконец, в 1468г., при втором сыне, Казимире, в монархично-аристократическое 396
Присоединение Киевского княжества к Литве по завещанию Симеона Олельковича, умершего 1471 года и вверившего, с тем вместе, и все свое семейство попечению и защите Казимира, как В. князя Литовского 397
Невозможность короля помочь, при всей своей доброй воли, Молдавскому господарю, теснимому Турками 397-398
36. 1475-1478г. Новая просьба Литвы и Руси к Казимиру дать им одного из своих сыновей в государи, и новой отказ его в том, потому что он боялся, что они, мстя Польше, обьявят ей войну, между тем как самому нельзя будет, без доходов В. княжества, поддерживать свой дом и влияние 399-401
1484-1488г. Недобросовестный поступок Поляков с Молдавским господарем, Стефаном, обратившимся к ним с прошением о помощи противу Турков, завладевших его землей 402-404
1488-1489г. Разбитие королевичем, Яном Албертом, предводившим Руским дворянством и подкрепляемым Козаками, Татар, ворвавшихся было в Русь, и намеренное преувеличение этой победы Польскими писателями 404-405
1490-1492г. Многократная попытка Русинов освободить родной край от чужого ига под начальством какого-то Мухи, остановленная хитростью Поляков, поселившихся на Руси и выдавших предводителя недовольных королю 405-410
1492г. Кончина В. князя Литовского и Руского и короля Польского, Казимира, в Городне, и мгновенное решение Литовско-Руских чинов избрать себе отдельного государя в лице третьего сына покойного, Александра, торжественное венчание его на В. княжеский престол, описание этого обряда, и замечательная речь к нему одного из чинов при вручении меча. Причина, почему Литовско-Руское княжество было столь любезно Ягайловым потомкам 410-413
Руское происхождение и чрезвычайное значение князей Глинских (примеч. 291) 410-412
Исправление замечательнейших ошибок Руских историков, упоминавших, в своих сочинениях, о Червоноруских и Литовско-Руских событиях, именно: Карамзина, Бантыша-Каменского и Устрялова, и необходимость лучшего знакомства Руских с историей прежнего В. княжества Литовского и Речи Посполитой Польской (примеч. 292) 413-420
Приложения, именно: подлинные бумаги, относящиеся к этому сочинению, числом 14-ть (от А до Н) 1-44
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_695.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_696.htm
24 Великий князь Витовт, заключив, на некоторое время, мир с Крестоносцами, с которыми, впрочем, находился в беспрестанных стычках, и собрав войско их своих Литовцев и русинов, к коим присоединил, также, несколько охочих Поляков, отправился в 1407г. на Москву, где опустошил края, собрал огромную добычу и воротился с ней назад в Литву. А так как этот поход удался ему, то он решался предпринять и другой в следующем году. И так, собрал он свои силы, коим Ягайло прислал в помощь пять Польских хоругвей, и к коим присоединил добровольно дружины вельмож Польских, равно как и одна хоругвь Прусских Крестоносцев, под начальством кавалера Маркванда. С этим многочисленным войском отправился он в поход против Великого княжества Московского, пустошить и ничтожить края собственного своего зятя. Когда Витовт вступил с оружием в землю мужа своей дочери, то Свидригайло, владевший в то время удельным Северским княжеством, Стародубом и Брянском, поспешил на помощь с войском своим к Василию против Витовта, то есть, зятю против тестя, безпокоил отряды последнего, и, наконец, сразился с ним, за одно с Московскими войсками, где-то, над рекой Угрой, и не допустил его к переправе. Начались переговоры, коими определены были границы владений обоих государей, и Витовт предпринял возвратный путь; но моровая язва, болота, топи, леса и разлив рек, равно как недостаток в продовольствии, испорченные дороги, напоследок, нападения союзных Москве Татар, произвели такое страшное опустошение в Витовтовом войске, что он воротился в свой дом только с горстью пеших, потерявши, подобно Французам 1812-го года, лошадей, оружие и запасы.
Хотя Прусские Крестоносцы и помогали Витовту в Московском походе для приобретения себе корысти, однако не было между ними ни какой приязни и доброго согласия. Поляки обьявили свои притязания на Поморье, Добрынскую землю и другие, а Литва на Жмудь, частью которой владели Крестоносцы. Несогласие больше и больше возрастало и усиливалось, потому что и Поляки и Литовцы помнили еще многочисленные притеснения гордых рыцарей, и, потому, предстояло спор решить оружием. Как Ягайло, король Польский, так равно и Витовт, Великий князь Литовский, безпрерывно готовились к великой войне: оба они сьехались, 1409г. в Бересте Руском, и составили там план похода. Король охотился зимой в Беловежской пуще, и приказал посолить убитых зверей, скласть в бочки и отправить их Нарвой, а потом Вислой в Плоцк, в котором устроена была главная складка для продовольствия войск в наступающем походе.
Напрасно Сигизмунд, король Угорский и, избранный, король Римский старался примирить обе стороны; война вспыхнула 1410-го года, и произошла знаменитая битва под Гранвальдом или Таненбергом, в которой Крестоносные рыцари были разбиты на голову, а Великий магистр ордена их, Ульрих де Юнгинген, лег на поле сражения. В этой битве участвовали и Володимерские Русины под предводительством Великого князя Литовского, составляя собой, с Литовцами, полки: Городенский, Пинский, Бересткий, Новогородский, Дорогичинский, Мельницкий и Кременецкий; кроме того участвовали полки, составленные из других Руских княжеств, как-то: Смоленский, Полоцкий, Витебский, Киевский и Стародубский, равно как и наши Галичане, образовавшие в рядах короля Ягайла пять своих отдельных полков и хоругвей, то есть, Перемышльский, Львовский, Галицкий, Холмский и Подольский. Все они сражались так мужественно, что Смоленцы удостоились особенного слова Длугоша, не очень щедрого на похвалы Русинам. Когда Литовское войско дало было уже тыл, они остались на месте и удержали его за собой, а потому вся слава этого дня принадлежит им. Словом, Поляки и Литовцы обязаны были этой победой Русинам. В первый раз сразились сдесь многочисленные Руские полки в войне Польской против Крестоносцев, и сокрушили могущество этих храбрых рыцарей, которые, после того, не могли уже ни как воротить прежней своей знаменитости. Впрочем, Поляки и Литовцы не умели воспользоваться приобретенной победой, хотя и овладели они, после этой решительной битвы, множеством городов, и частию ограбили их. Они потеряли плоды победы своей безвременной осадой Мариенбурга и неискусными переговорами о мире, заключенном в Туруне. Правда, Поляки превышали простодушных Русинов и Литовцев в дипломатическом искусстве, но и они всегда показывали свою слабость в нем, как скоро имели дело с Крестоносцами или другими государствами
Из повести временных лет (1407-1410)
Битва Витовта и Ягайла подь Гранвальдом или Таненбергом с Прускими Крестоносцами, выигранная храбростью и стойкостью Русинов (Смоленцев), как многочисленнейших, нанесших тем смертельную рану Немецким рыцарям, после которой они не могли уже никогда воротить прежней своей знаменитости, но с коими ни Поляки, ни Литовцы, отдельно и вместе, не в силах были бороться


  


СТАТИСТИКА