Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

O.А. Мончаловский. Значение Гоголя в русской литературе
от 04.03.08
  
Доклады


Благословим настоящую святую минуту нашего национального и культурного прозрения, благословим память Гоголя, показывающего нам свет, украсим мысленно неувядаемыми цветами его могилу в Москве и порадуемся тому, что мы сознаем себя детьми и членами великого русского народа

Вся Русь отпраздновала торжественно 21 ст. ст. февраля с.г. полувековую годовщину смерти Н.В. Гоголя. И наша ближайшая родина, Галицкая Русь, не могла не вспомнить молитвенным и добрым словом памяти великого писателя, приобревшего своими безсмертными творениями не только национально-русское, но и мировое значение.
...Кто читал произведения Гоголя, тот знает, с какой безпредельной любовью он относился к ближайшей своей родине, Малороссии, и ко всей Руси. Какая-то личная и исключительная связь с русским народом, на какую ни у кого другого нет прав, сказывается в произведениях Гоголя. Только нежная мать о любимом своем дитяти может говорить так, как говорит Гоголь о будущем Руси: Русь! Русь! вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу: бедно, разбросанно и неприютно в тебе; не развеселят, не испугают взоров дерзкие дива природы, венчанные дерзкими дивами искусства, города с многооконными, высокими дворцами, вросшими в утесы, картинные, дерева и плющи, вросшие в домы, в шуме и в вечной пыли водопадов; не опрокинется назад голова посмотреть на громоздящиеся без конца над нею и в вышине каменные глыбы; не блеснут сквозь наброшенные одна на другую темные арки, опутанные виноградными сучьями, плющом и несметными миллионами диких роз, не блеснут сквозь них вдали вечные линии сияющих гор, несущихся в серебряные, ясные небеса. Открыто-пустынно и ровно всё в тебе; как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города; ничто не обольстит и не очарует взора. Но какая же непостижимая, тайная сила влечет к тебе? Почему слышится и раздается немолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря и до моря, песня? Что в ней, в этой песне? Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце? Какие звуки болезненно лобзают и стремятся в душу и вьются около моего сердца? Русь! чего же ты хочешь от меня? какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так, и зачем всё, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожидания очи?..И еще, полный недоумения, неподвижно стою я, а уже главу осенило грозное облако, тяжелое грядущими дождями, и онемела мысль пред твоим пространством. Что пророчит сей необъятный простор? Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему? И грозно объемлет меня могучее пространство, страшною силою отразясь во глубине моей; неестественной властью осветились мои очи: у! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! Русь!..
Или какое удивительное пророчество содержится в следующих словах Гоголя: Скорбию ангела загорится наша поэзия и, ударивши по всем струнам, какие ни есть в русском человеке, внесет в самые огрубелые души святыню того, что никакие силы и орудия не могут утвердить в человеке. -
До Гоголя в русской литературе первенствовали всемирные сюжеты. Гоголь однако указал ей более близкую тему - Русь, и с тех пор вся русская литература занялась идеалом будущности русского народа. Ни один из русских писателей не сказал о Руси, о русском языке, о русском нраве, о душе русской и вере русской таких любящих и полных надежд слов, как Гоголь. Но тот любящий Украину малоросс, избрал для выражения своих глубоких мыслей не малорусское наречие, которое он знал превосходно, но русский литературный язык, созданный в течение многих веков высокими умами и учеными всех частей русского народа, и тем завершил его национальное и культурное единство. Малоросс Гоголь силой своего гения уразумел, что его высокое посланничество не кончается в пределах Малороссии и потому он совершил его на общерусском языке. Он и сам определил значение этого языка: необыкновенный язык наш есть еще тайна. В нем все тоны и оттенки, все переходы звуков от самых твердых до самых нежных и мягких; он беспределен и может, живой, как жизнь, обогащаться ежеминутно, почерпая, с одной стороны, высокие слова из языка церковно-библейского, а с другой стороны, выбирая на выбор меткие названья из бесчисленных своих наречий, рассыпанных по нашим провинциям, имея возможность, таким образом, в одной и той же речи восходить до высоты, не доступной никакому другому языку, и опускаться до простоты, ощутительной осязанью непонятливейшего человека, - язык, который сам по себе уже поэт. -
Это серьезное указание Гоголя на источники пополнения русского языка осуждает как тех малороссов, которые отвергают русский литературный язык, так и тех великороссов, которые считают нерусскими малорусские слова и выражения. Гоголь, слив в своих произведениях великорусские и малорусские элементы русской речи, обогатил язык, одинаково понятный и великороссу и малороссу, и благодаря этому вышел из областности, в которой остался другой гениальный малоросс Т.Гр. Шевченко, на общерусское, мировое поприще.
Великая Русь дала триединому велико-мало-бело-русскому народу Пушкина, Малая Русь дала ему Гоголя. После Гоголя говорить, будто идея национального единства Руси - нелепость, есть тоже, что написать себе на лбу адским камнем слово дурак. Мы, Галицкие малороссы, должны благодарить Бога, что не утратили еще способности понимать и Пушкина и Гоголя и ценить их высокие произведения. А потерять эту способность нам было очень легко. Слишком долго находилась Галицкая Русь в национальном и культурном разобщении с остальной Русью. Даже и мы, ныне живущие и славящие память Гоголя, находимся под односторонним, непрестанным давлением направлений, твердящих нам о существовании двух русских народностей, и о вредности для нас самих исповедания национального и культурного единства Руси. Даже наши лучшие патриоты поражались оригинальностью и дерзостью Спиридона Литвиновича в 1848г., Наумовича в 1867 и целого ряда литературных деятелей, выступивших в 80 годах прошлого столетия с провозглашением национального единства русского народа. И ныне не прекратились еще те направления, но слава Богу, значительная часть галицко-русского народа, интеллигенция и крестьяне, уже национально прозрела и признает своими и Шевченко и Гоголя, и Пушкина, и Лермонтова, и Достоевского, и Толстого. Благословим настоящую святую минуту нашего национального и культурного прозрения, благословим память Гоголя, показывающего нам свет, украсим мысленно неувядаемыми цветами его могилу в Москве и порадуемся тому, что мы сознаем себя детьми и членами великого русского народа. В этом сознании мы уже не пойдем узкими тропинками, по которым ходят сепаратисты, не пойдем и пролазами, по которым шествовали галицкие - рутенцы -, но двинемся смело по широкому историческому пути. Проложенному многими поколениями наших предков, по пути, по которому шел гениальный Гоголь!
Из речи O.А. Мончаловского, Галицко-Русская Матица (ГРМ), Т.2, вып.1, Львов, 1902

  


СТАТИСТИКА