Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Ф.Ф. Аристов. Общеславянский язык
от 18.06.08
  
Самоорганизация


Себ то Коупаль грендеть до ны i рещеть ны яко iмяхомь стате грде i щiсты телесы i душiе нашiе i то вргнехомь до стопы Еiе се абыхь сен грендл по ны i насо захрянiщ ведоущь до пре зурiе i тамо сен стахомь бы до Сварзiе лiкы I се до сеще шедьще хвалохомь Бозе нашiе о бранiе яко о мiрны дне I се бо Коупалiц жеще ны яко достыхомьсе до она щаса i бендiехомь о славоу своу печестены i такожде со Оцы сопрщастены


В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун

Славянская Дума. Вып.2.
Ряд статей по важнейшим для сознательного Славянства вопросам.
Ф.Ф. Аристов. Общеславянский язык.
Москва, Славия, 1911


Содержание.
I. Теория.
Древний церковно-славянский язык, как первый общеславянский литературный орган. Заслуга в этом свв. Кирилла и Мефодия. Возникновение в последующие века трех теорий по вопросу об общем языке Славян: 1) искусственного создания общеславянского языка (Сербо-Хорват - Крижанич, Словак - Геркель и Словенец - Маяр), и безжизненность этой попытки; 2) литературной взаимности (Коллар, Ригер) и ея невыполнимости и 3) возведения частного славянского наречия на степень общеславянского литературного языка (Юнгманн и Штур). Постановление Славянского сьезда в Софии (1910г.) о необходимости пользоваться русским языком, как общеславянским, при взаимных сношениях Славян.
II. Практика. Изучение русского литературного языка за пределами России: в свободных славянских землях (Болгарии, Сербии и Черногории) и у пока еще несвободных Славян Австрии и в частности у Русских Галичан. 100 тысяч петиций галицко-русского крестьянства о правах гражданства русского языка. Русский язык в венской Державной Думе и речь Д.А. Маркова. Сочинение немца Кудентова, требующего, чтобы русский язык был вторым государственным языком Австрии. Русский язык, как защитник славянской свободы. Поэтическое выражение этого у А.А. Ашкерца. Указатель литературы.
Общеславянский язык Первым общеславянским литературным языком был древний церковно-славянский. Таким образом, Славянские Первоучители, свв. Кирилл и Мефодий, еще тысячу лет тому назад не только теоретически, но и практически разрешили вопрос о литературном обьединении Славянства при помощи одного, общего для всех них языка. Кирилло-мефодиевский (древне-церковно-славянский) язык был в продолжении нескольких столетий литературным языком сперва всего Славянства, а затем большей его части. В настоящее время, он удержался лишь в богослужении православных Славян, почему и носит название церковного славянского языка. В последующие века мысль об общем языке Славян никогда не умирала и по этому вопросу образовались три теории.
1) Теория искусственного создания общеславянского литературного языка, представителями которой были Сербо-Хорват - Юрий Иванович Крижанич, Словак - Геркель и Словенец - Маяр. Первый из них написал (в 1666г.) грамматику сочиненного им (из русского и сербо-хорватского языков) всеславянского языка, второй также составил грамматику изобретенного им общеславянского языка, но уже на основе словенцкого наречия (издана в Пеште, в 1826г.) и наконец, третий не только составил грамматику (1863г.), но даже издавал на сфабрикованном им всеславянском языке газету Славянин. Все эти попытки изобрести новый общеславянский язык - безжизненны, так как всякий язык живет и развивается вместе с народом, а не фабрикуется подобно волянюку или эсперанто. Для образования общего литературного языка есть лишь одно действительное средство - возведение частного славянского наречия на степень литературного органа.
2) Теория литературной взаимности в лице Коллара и Ригера, требовала от каждого образованного Славянина знания четырех общих языков: русского, польского, чешского и сербо-хорватского. Эта идея лучше всего выдержана в сочинении Коллара: О литературной взаимности между различными племенами и наречиями славянского народа (1837г.), где автор ссылается на пример древней Греции.
Литературная взаимность на практике не выполнима, так как никто, кроме ученых славяноведов, не станет тратить время на изучение четырех славянских языков. Это лучше всего доказали Славянские Сьезды: Пражский (1848г.) и Московский (1867г.), где Славяне, не будучи в состоянии свободно обьясниться на четырех общих Славянских языках, должны были пользоваться для своих речей языками немецким и французским. Да и ссылка на пример древних Греков тоже мало убедительна: ведь впоследствии отдельные диалекты были в Греции заменены общим литературным языком.
3) Теория возведения частного славянского наречия на степень общеславянского литературного языка. Основателями этой теории являются Чехо-славяне Юнгманн и Штур. Ввиду тяжелых политических условий, Юнгманн, при вопросе об общеславянском языке не мог открыто указать на русский язык, который он без сомнения ставил на первое место в ряду других славянских.
В предисловии к своему переводу Потереннного Рая (в 1810г.) Юнгманн писал: не требуй любезный патриот, чтобы возвышенная поэма была опозорена обыденным языком; как Славянин, привыкай лучше к хорошей Славянщине (в языке), и с людьми разсудительными разделяй стремление чтобы мы - Чехи постепенно шли навстречу всеобщему литературному языку.
Но окончательно формулировал вопрос об общеславянском литературном языке Штур, который в своем знаменитом сочинении Славянство И Мир Будущего (1867г.) http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_233.htm высказался следующим образом: Славяне имеют все основания обратится к одной литературе, и к тому их обязывают общечеловеческие, политические и исторические соображения. О выборе этой литературы не может быть ни какого спора, если не хотят перемешивать из пустого в порожнее. За исключением Русской, все Славянские литературы ограничены небольшими племенами и, следовательно, небольшими областями. Следовательно, при вопросе об общеславянском литературном языке может быть выбор только между ДревнеСлавянским и Русским языком. Но ДревнеСлавянский язык уже вышел из общежития, почти мертвый, лишен гибкости и увлекательности живого языка, а мы нуждаемся в живом слове. Итак остается только Русский язык, как исключительно на то способный, ибо этот язык величайшего, единственно самобытного и на обширном пространстве земли господствующего Славянского племени, которому уже и без того по праву принадлежит главенство в нашей народной семье.
Юнгманн и Штур имеют много выдающихся последователей среди славянских писателей и ученых. Так, общеславянское значение русского языка отстаивали и теперь отстаивают: Чехославяне - Шафарик, Кузмани, Годжа, С.О. Гурбан-Ваянский; Словенцы - Подгорник и Ашкерц; Сербо-Хорваты - Орешкович, Полит-Десанчич, Сретькович, Тресичь-Павичичь; Болгары - С.С. Бобчев, проф. Цонев и проф. Милетичь; Русские - М.П. Погодин, проф. А.С. Будилович (лучший знаток этого вопроса и автор двутомного труда Общеславянский Язык), акад. В.И. Ламанский, акад. А.Н. Пыпин, проф. П.А. Кулаковский, акад. А.И. Соболевский и русские Галичане - А.И. Добрянский, Д.Н. Вергун и Д.А. Марков.
Итак, большинство славянских ученых стоит не за искусственное создание всеславянского языка и не за литературную взаимность, а за возведения русского языка на степень общеславянского органа.
Мы перечислили отдельных писателей и ученых, отстаивающих эту теорию. Надо еще добавить, что она получила признание и со стороны Софийского Славянского Сьезда (1910г.) на котором (по предложению болгарских профессоров Цонева и Милетича, было постановлено, чтобы Славяне впредь при взаимных сношениях пользовались русским языком, как общеславянским. Таким образом, в общественной жизни русский язык получил все те права общеславянского органа, которые тысячу лет тому назад при Кирилле и Мефодии, принадлежали церковно-славянскому языку.
Изложив теорию общеславянского (русского) языка перейдем теперь к его практике.
Нигде русский литературный язык не изучается так основательно, как в Болгарии. Здесь он проходится, в качестве обязательного предмета, в средней школе настолько хорошо, что болгарская учащаяся молодежь в состоянии пользоваться русскими пособиями прямо в подлиннике. Делу распространения русского языка среди Болгар также весьма способствуют хорошо составленные русские отделы библиотек, лекции о русской литературе, читаемые в славянских обществах, а в особенности открытая в 1910г. русская книжная торговля.
В Сербии русский язык изучается в 7 и 8 классах мужских гимназий и реальных училищ, а также проходится в духовных семинариях и так называемых высших женских школах. В высшей сербской школе (университете и военной академии) имеется лектура русского языка.
В Черногории русский язык введен, как обязательный предмет, во всех классах духовной семинарии и мужской гимназии. Особенно же хорошей является постановка русского языка и литературы в цетинском женском институте императрицы Марии, где русский язык наравне с сербским, служит языком преподавания в продолжении всего 6-летнего курса.
Хуже всего обстоит дело с изучением русского языка у пока еще несвободных Славян Австрии, где правительство не позволяет введения этого языка в славянских средних школах, хотя бы даже и в качестве необязательного предмета. В силу этого, австрийские Славяне принуждены изучать русский язык и русскую литературу частным путем в Кружках любителей русского языка или, как их обыкновенно называют Русских Кружках. Среди них особенно выделяется Кружок Любителей Русского Языка в Вене, председателем которого состоял редактор-издатель всеславянского журнала Славянский Век - д-р Д.Н. Вергун.
Говоря о Славянах Австрии, необходимо выделить Русских Галичан, для которых русский язык является не только близким и родственным (как для других славян), а вполне своим и родным. Несмотря на параграф девятнадцатый австрийской конституции, обещающий каждой нации свободное употребление своего языка, Русские Галичане, на 4 миллиона населения, не имеют ни одной школы с русским преподавательским языком. Вообще русская речь совсем не допускается в официальных сношениях с представителями государственной власти. Галицко-русский народ, однако, продолжает мужественно бороться за права гражданства русского языка и подал в австрийскую Державную Думу сто тысяч петиций, которые гласят следующее:
Высокая палата! Галицко-русский народ по своему историческому прошлому, культуре и языку стоит в тесной связи с заселяющими смежные с Галицией земли малорусским племенем в России, которое вместе с великорусским и белорусским составляет цельную этнографическую группу, т.е. русский народ. Язык этого народа, выработанный тысячелетним трудом всех трех русских племен и занимающий в настоящее время одно из первых мест среди остальных мировых языков, Галицкая Русь считала и считает своим и за ним лишь признает исключительное право быть языком ея литературы, науки и вообще, культуры. Доказательством этого является тот факт, что за право этого языка у нас в Галиции боролись такие выдающиеся деятели, как епископы: Яхимович и Иосиф Сембратович, ученые и писатели: Зубрицкий, Наумович, Площанский, Добрянские, Устианович, Дедицкий, Головацкий, Петрушевич, Гушалевич, из младших же - Залозецкий, Свистун, Хиляк, Мончаловский, Иван Левицкий, Дудыкевич, братья Марковы, Вергун, Яворский, Святитский, Глебовицкий, Глушкевич, Полянский и многие другие. Общерусский литературный язык у нас в Галиции в повсеместном употреблении. Галицко-русские общественные учреждения и студенческие общества во Львове, в Черновцах, в Праге, в Вене ведут прения, протоколы и переписку на русском литературном языке. На этом же языке у нас сызнова издавались и теперь издаются ежедневные и повременные издания, как: Слово, Пролом, Червонная Русь, Галицкая Русь, Галичанин, Беседа, Страхопуд, Издания Галицко-Русской Матицы, Русская Библиотека, Живое Слово, Живая Мысль, Славянский Век, Издания Общества им. Михаила Качковского, расходящиеся в сотнях тысячах экземпляров. Ссылаясь на вышеизложенное, высокая палата изволит признать законодательным порядком за общерусским языком права гражданства в пределах королевств и земель представленных в венском парламенте; ввести русский язык, как преподавательский, в начальных школах и средних учебных заведениях и прочих училищах русской части Галиции, что будет содействовать поднятию низкого уровня образования в этих школах; основания русского университета во Львове, безотлагательно же учредить при Львовском университете кафедры русского литературного языка, русской литературы, русской истории и истории русского права -.
Замечательна в этом отношении также речь д-ра Д.А. Маркова, которую он произнес на запрещенном русском языке в венском парламенте 27 июня 1907г. Самый факт выступления галицко-русского депутата затронул весьма важный вопрос: могут ли не только Русские, но и другие Славяне пользоваться Русским языком в парламенте. В настоящее время существует следующее положение вещей: все депутаты (исключая русских) имеют право говорить на своих родных языках, но конечно, на практике пользуются лишь немецким.
Почему бы славянским депутатам не избрать Русский язык за общеславянский и при парламентских выступлениях?
На это ответил в своей интересной брошюре немец, граф Генрих Куденгове. Он предлагает, чтобы в Австрии было два государственных языка: немецкий и русский.
Тут мы должны отметить весьма важную черту в вопросе об общеславянском языке. До сих пор говорилось, что русский язык следует употреблять Славянам при взаимных сношениях, т.е. в своих внутренних делах, и всегда обходился молчанием вопрос о том, какой язык будет посредником Славян с другими народами, т.е. в их внешних делах. Граф Куденгове, говоря о Немцах и Славянах, указывает на русский язык. Но ведь Славяне находятся в постоянных сношениях не только с Немцами, но и с другими народами. Необходимо и здесь также (исключая официальной политики, где принят французский язык) всегда пользоваться отдельным Славянским народностям общим для них всех русским языком. В противном случае получится то, что на различных международных сьездах (писателей, ученых, художников, врачей и проч.) Славянам придется говорить на иностранных языках.
Изучение Русского Языка делает быстрые успехи среди Славян, которые видят в нем Защиту для себя от иноземного порабощения. Общеславянский (русский) язык должен распространяться без всякого принуждения, так как он служит великой задаче обьединения и освобождения Славянства. Замечательное верное выражение этой идеи находим в стихотворении словенского поэта А.А. Ашкерция - Русский Язык:

Язык ты русский, великан славянский!
Как мог бы раб быть вместе и герой?
Как дал бы ты сковать себя в оковы?
Как мог бы ты мириться с злою тьмой?

Нет, нет, не можешь ты служить тиранам
И создан ты чтобы весь мир встряхнуть
Чтоб вестником быть правды и свободы
Из тьмы нам к солнцу уготовить путь!

Зажги же луч, язык могучий, русский
И всех согрей от балтских берегов
Чрез степи, горы, тундры и чрез реки
До океана Тихого валов!

И от морей полночных, ледовитых
До Индии да грянет голос твой,
Воздвигнет слабых он из бед и праха
И свет свободы принесет с собой!

Литература:
Проф. А.С. Будилович, Общеславянский язык, 1892г., 2 тома, там же приведена и полная библиография по этому вопросу
Акад. А.Н. Пыпин. Теория общеславянского языка, 1892г., Вестник Европы, кн. 4 и 5, представляет разбор названного сочинения проф. Будиловича
Проф. Цонев. Общо-славянски език, Юбилеен сборник на Славянската Беседа, 1880-1905г.
Акад. А.И. Соболевский, Вопрос об общеславянском языке, 1909г., Славянские Известия, кн. 4
Ф.Ф. Аристов. Общеславянский язык. Славянская Дума. Вып.2. Ряд статей по важнейшим для сознательного Славянства вопросам. Москва, Славия, 1911; Прикарпатская Русь. Львов. 1911 N552
http://dlib.rsl.ru/01003776042 6.3Мб

Общеславянский язык в ряду других общих языков древней и новой Европы. Соч. Антона Будиловича. Увенчано первою Кирилло-Мефодиевскою премиею и издано иждивением С.-Петербургского Славянского благотворительного общества. Том I. Очерки образования общих языков южной и западной Европы. Варшава. 1892
***
Елене Адольфовне Будилович, урожденной Добрянской, посвящен этот труд. Автор

К читателю...Приступив осенью 1885г. к собиранию материалов по истории образования общих языков южной и западной Европы, автор расчитывал найти в западных литературах если не общий свод относящихся к этому предмету данных, то по крайней мере исчерпывающие монографии по отдельным языкам. Кое что в этом роде и отыскано было, особенно в литературе немецкой, благодаря между прочим указаниям, обязательно доставленным автору профессорами П.В. Никитиным по языку греческому, И.В. Помяловским по латинскому и А.Н. Веселовским по языкам романским и германским. Однако собранные этим путем материалы оказались весьма недостаточны. Для пополнения их автору пришлось летом и осенью 1884 года предпринять поездку в Вену, Париж и Берлин, где по возможности просмотрены были как книги, так и журнальные статьи до этого года по истории языков западной Европы.
Наиболее данных удалось подобрать по языкам французскому и немецкому; несколько скуднее они по языкам древним и итальянскому, a еще менее - по английскому и испанскому. Все же автор успел, кажется, выяснить себе и читателю в общих чертах условия образования этих семи языков, в более или менее продолжительные периоды исторической их жизни.
…Перейдя затем ко второй части темы, относительно зарождения общего языка в среде славянских народов, автор встретил и здесь немаловажные затруднения, обусловленные отчасти и скудостью книжных средств в библиотеках Варшавы. Для устранения этих затруднений пришлось обратиться к содействию некоторых славяноведов, между которыми автора с особенной благодарностью должен назвать заметки университетских коллег К.Я. Грота по истории сербохорватского языка и Ф.Ф. Вержбовского по истории польского языка, а затем харьковского профессора М.С. Дринова по истории болгарского языка, загребского академика Фр. Рачкого по истории сербохорватского языка и высокоученого угрорусского деятеля Адольфа Ивановича Добрянского по истории угрославянских церквей.
Первая часть предлагаемого сочинения была готова к лету 1888г., но вторая поспела лишь к концу этого года…
...Введение. Постановка вопроса. Избираемый путь его разрешения
Глава 1. Образование общего греческого языка
Глава 2. Образование общего латинского языка
Глава 3. Образование общего латинского языка
Глава 4. Образование общего испанского языка
Глава 5. Образование общего французского языка
Глава 6. Образование общего английского языка
Глава 7. Образование общего немецкого языка
Заключение об образовании общих языков
А.С. Будилович. Общеславянский язык в ряду других общих языков древней и новой Европы. Т.I. Очерки образования общих языков южной и западной Европы. Соч. Антона Будиловича. Варшава: изд. иждивением С.-Петерб. слав. благотворит. о-ва, 1892. 436с. (О культурном единстве всего греко-славянского мира)
http://e-heritage.ru/ras/view/publication/general.html?id=48268065
https://www.litres.ru/anton-budilovich/obscheslavyanskiy-yazyk-v-ryadu-drugih-obschih-yazykov-drevney-i-novoy-evropy-tom-1/

Общеславянский язык в ряду других общих языков древней и новой Европы. Соч. Антона Будиловича. Увенчано первою Кирилло-Мефодиевскою премиею и издано иждивением С.-Петербургского Славянского благотворительного общества. Том II. Зарождение общего языка на славянском Востоке. Варшава. 1892

Предварительные замечания
Глава 1. Диалектические отношения славян
Глава 2. Образование и судьбы общего церковно-славянского языка
Глава 3. Распространение сербского, чешского и польского языков на площади смежных славянских наречий
Глава 4. Выступление русского языка в роли общего на славянском востоке
Глава 5. Теоретическая разработка вопроса об общеславянском языке
Послесловие…Не удивительно, что русский язык со времен Ломоносова сделал столько и таких завоеваний, о каких не могли мечтать ни сербский, ни чешский, ни польский языки. С поражающей быстротой он совершил процесс внутреннего преобразования; освободился если и не вполне, то в значительной степени от иноязычных примесей в составе и строе; объединил все главные ветви русского племени; подчинив своему верховенству целый ряд инородческих диалектов и областных литератур; ограничив права или лучше притязания иноземных общих языков, и наконец, расширил круг то прямого, то косвенного воздействия на целый ряд смежных языков.
Таким образом, он фактически стал уже общим языком всего восточного славянства, до некоторой же степени - и восточного христианства, с его культурными спутниками в пределах империи и соседних областях. В этой своей роли русский язык и независимо от инославянских занимает в настоящее время по размерам внутренних и внешних сил одно из первых мест между общими языками Европы, Азии, Америки. Но он не достиг еще меры своего возраста. Ему предстоит не мало новых мирных завоеваний. Уже и теперь его эхо раздается в ущельях Балканов, Альп, Судетов, достигая берегов Адриатики, Архипелага и Пропонтиды.
В прежние времена лишь отдельные личности, стоявшие на значительной высоте созерцания и одаренные особенной силой зрения, как напр. Крижанич, Юнгман, Кузмани, Штур, могли разглядеть в отдалении восход этого нового светила. Теперь оно настолько поднялось на горизонте, что его не замечают лишь слепые. Как туман, разлетаются при этом освещении фантастические теории о язычной взаимности, об общеславянском волапюке, о наиорганичнейшем диалекте. Историческая действительность выступает со своими требованиями и инстинкт самохранения учит народы различать друзей от врагов. Все более укрепляется убеждение, что русский язык не недруг прочих славянских, не соперник их в борьбе за жизнь, а наоборот, могущественный и надежный союзник. Для всех становится ясно, что ни польскому, ни чешскому, ни словинскому языкам не устоять в борьбе с немецким, ни словенскому в борьбе с немецким, итальянским, мадьярским и румынским, ни болгарскому в борьбе с румынским, турецким, греческим и опять немецким, если не послужит им опорой и щитом язык русский.
…Приняв русский язык добровольно, как люди свободные, а не рабы, славяне западные и южные будут иметь полную возможность сами определить те области научной и художественной литературы, международных и внутренних отношений, употребления государственного и школьного, как они пожелают передать языку общему. Они сами определять меру самостоятельности, и сферу деятельности своих частных языков, даже своих диалектов, руководствуясь при этом заветом блаженного Иеронима: in necessariis unitas, in dubiis libertas, in omnibus autem caritas. Почин в этом отношении должен принадлежать им, а не нам и потому еще, что там настоятельнее чувствуется потребность в общем славянском языке, как противовесе немецкого.
Мы и теперь можем назваться beati possidentes, ибо имеем уже вполне довлеющий своим целям орган для выражения всех явлений нашей жизни и всех движений мысли. Возможное полное осуществление язычного единения славян для нас важно лишь в том отношении, что оно служило бы лучшей гарантией сохранения наших братьев от онемечения. С тем вместе оно обезпечило бы нам культурное соратничество тридцати миллионов родственного нам по крови, отчасти и по духу племени.
Будучи поставлены на рубеж нашего немецкого миров, эти миллионы славян своим переходом на ту или другую сторону могут существенно изменить шансы предстоящей великой борьбы. Вот почему и мы должны идти на встречу стремлению славян к объединению на почве русского языка и по возможности выровнять пути к его осуществлению. Мы обязаны устранить между прочим и отмеченные выше недостатки нашего языка, которые имеют, положим, историческое оправдание, но лишь в прошедшем, а не в настоящем и тем менее в будущем.
Момент осуществления мечтаний Крижанича, дум Юнгмана и планов Штура может быть и близким, и далеким, смотря по ходу политической, общественной и литературной жизни России. Под напором важных событий (выражаясь словами Штура) он может наступить весьма скоро. Но возможно и то, что при известном традиционном искусстве немцев ссорить славян между собою, некоторые из них очень долго или и совсем не успеют приобщиться к нашей духовной жизни, сотрудничеством в словесной области. И тогда им придется признать над собою общий язык, но уже не славянский, а немецкий, итальянский или другой иноплеменнический.
Не раз уже указываема была аналогия язычной системы славян с нашей планетною системою, в которой солнце соответствует языку общему, планеты - языкам частным, луны или спутники -диалектам, разбитые астероиды - дробным говорам. В этом сравнении действительно есть общие элементы, хотя иносказательного лишь рода. Как солнце служит центром притяжения для планет и поддерживает их круговращение по предустановленным орбитам, заливая их волнами и света и теплоты, так общий язык должен быть средоточием и опорою дробных ветвей славянства, в коловратностях судьбы и счастья. А с другой стороны, как планеты расчленяют солнечную систему, перерабатывая в новые формы космические вещества и силы, так и частные языки с диалектами и говорами должны служить в нашей племенной системе элементом разнообразия и красоты, источником новых возбуждений, а вместе ареной для проявления и переработки духовных сил племени.
По установлении нормальных отношений в сфере язычной, немедленно пробегут по всем частям нашего племенного организма объединительные токи и в прочих областях народной жизни. Так возстановится мало по малу потрясенное ныне единство ее содержания и форм, ибо, по учению древнего мудреца - слово есть образ дел.
А.С. Будилович, Общеславянский язык в ряду других общих языков древней и новой Европы. Т.II. Зарождение общего языка на славянском Востоке. Соч. Антона Будиловича. Варшава: изд. иждивением С.-Петерб. слав. благотворит. о-ва, 1892. 374с.
http://e-heritage.ru/ras/view/publication/general.html?id=48268059
https://www.litres.ru/anton-budilovich/obscheslavyanskiy-yazyk-v-ryadu-drugih-obschih-yazykov-drevney-i-novoy-evropy-tom-2/
А.С. Будилович и А.И. Добрянский-Сачуров и Славянское единство
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_424.htm


Живая Мысль - ежемесячное литературно-общественное издание. Вып.6. 16 февраля (1 марта) 1903 (от Наташи Гаттас)
За живой мыслью - живое дело!

Русский Язык (Стихотворение Антона Ашкерца)

Язык чудесный, братский, всеславянский,
Как слух твои мне звуки веселят!
Когда услышу я твои глаголы
В душе родные струны зазвенят!

Язык великий, русский, благогласный
Не есть-ли ты язык и мой родной?
Не усыпляла-ль в детстве мать родная
Меня тобою сладко на покой?

Серебрянная арфа, неги полна,
Лишь прикоснется персть к тебе певца,
Твои напевы музыкою райской
Волнуют даже чёрствые сердца!

То струны робко, тихо зарокочут,
Звенят как шёпот сладостной любви,
То зарыдают и с тоски заноют -
И замирает, стынет жизнь в крови.

То вновь раскатом грянет песнь святая
И гром и рёв в ней и призыв на бой,
То забушует море под скалами
А то бесится, словно, вихрь степной…

Могуч язык ты русский! Повеленьям
Твоим внимают тучи храбрецов,
За родину и гордую свободу
На зов твой каждый умереть готов.

Но и мыслителю ты молот годный,
Тобой для истины куёт он щит,
Ты упадешь гремя на наковальню
И мыслью новой мир он поразит.

Язык ты русский, великан славянский!
Как мог бы раб быть вместе и герой?
Как дал бы ты сковать себя в оковы?
Как мог бы ты мириться с злою тьмой?

Нет, нет, не можешь ты служить тиранам
И создан ты чтобы весь мир встряхнуть -
Чтоб вестником быть правды и свободы
Из тьмы нам к солнцу уготовить путь!

Зажги же луч, язык могучий, русский
И всех согрей от балтских берегов
Чрез степи, горы, тундры и чрез реки
До океана Тихого валов!

И от морей полночных, ледовитых
До Индии да грянет голос твой,
Воздвигнет слабых он из бед и праха
И свет свободы принесет с собой!
Славянский Век. N58. С словенского перевел Димитрий Вергун
  
Карпато-русские писатели
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_411.htm
Имя проф. Ф.Ф. Аристова хорошо известно не только в Прикарпатской Руси, но и в России, как ученого изследователя в трех, хотя и различных, но смежных, областях знания карпато-славяно и востоко-ведения. В кратком обзоре нет никакой возможности полностью разсмотреть все труды нашего юбиляра, и поэтому придется остановиться лишь на самых главных, сгруппировав их в три основные отдела.
I. Труды по карпато-ведению
II. Библиотека карпато-русских писателей под редакцией Ф.Ф. Аристова
III. Карпато-русcкий музей Ф.Ф. Аристова в Москве
П.С. Федор. Проф. Федор Федорович Аристов. (Ужгород, 1931). К 25-летию его научно-литературной деятельности
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_463.htm

Ф.Ф. Аристов. Карпато-русские писатели. Изследование по неизданным источникам. В трех томах. Том первый. Москва 1916
Изображены (слева сверху по часовой стрелке): A.И. Добрянский, Д.И. Зубрицкий, Я.Ф. Головацкий, А.С. Петрушевич, И.Г. Наумович, В.Д. Залозецкий, Н.Л. Устианович, И.Н. Гушалевич, Б.А. Дедицкий, В.И. Хиляк, А.А. Полянский, Ф.И. Свистун, О.А. Марков, Д.А. Марков, М.Ф. Глушкевич, Ю.А. Яворский, О.А. Мончаловский, Д.Н. Вергун, И.И. Процык, В.Ф. Луцык, Г.И. Купчанко, Е.А. Фенцик, И.А. Сильвай, А.Ф. Кралицкий, И.И. Раковский, А.В. Духнович
http://elib.npu.edu.ua/info/R7PQTirgQriXuO 8 Мб
Предпринимаемое в настоящее время в Соединенных Штатах новое издание классического труда профессора Федора Федоровича Аристова - Карпаторусские писатели, - вновь привлекает наше внимание к этому замечательному человеку, неутомимому изследователю, собирателю и историку.
Среди изследователей русской литературы, Федор Федорович занимает совершенно особое место. Он всецело посвятил себя изучению наименее известному разделу русской литературы, а именно - литературы Карпатской Руси.
Среди русских литературоведов, Федор Федорович Аристов является тем человеком, который приложил много сил и глубокого внимания, чтобы не только разсказать русской общественности о существовании карпато-русской литературы, но и подчеркнуть ее кровные, извечные и нерушимые связи с литературой общерусской, в найболее широком значении этого понятия.
Федор Федорович Аристов заинтересовался вопросами карпато-русской и галицко-русской литературы не случайно. Интерес ученого к творчеству галицко-русских и карпато-русских писателей и поэтов основан на глубоком понимании исторических процессов происходивших в конце XIX и начале XX в.в. в Галичине и в Карпатах, в обстановке австро-венгерского террора, жесточайшаго преследования всего, что русское. Исповедание русскости в тогдашних условиях было подлинным подвигом, исторической миссией русского зарубежного мира. И Аристов, - глубоко-идейный славянофил, выросший и воспитанный в традициях великой общерусской литературы, не мог не обратить внимания на новый для него самого, а в России почти никому не известный, мир Карпатской Руси. Многовековая, полная оторванность Галицкой и Карпатской Руси от России, привела к тому, что в России почти ничего не знали о нуждах и запросах карпато-русского населения.
Русское славянофильство, правда, стремилось к оказанию помощи болгарам, черногорцам и сербам, к отнюдь не символичному водружению православного креста над святой Софией. Но те же славянофилы ничего не знали о своих русских, кровных братьях, проживающих тут-же, за межою русско-австрийского рубежа!
Русская империя, презрительно называя Австро-Венгрию - лоскутной монархией, даже и не подумывала об оказании какой либо помощи русскому населению проживавшему в Галицкой и Карпатской Руси.
Отдельные карпато-русские деятели, находившие себе приют в России, быстро терялись в общерусском море, не сумев привлечь симпатий России к русскому Зарубежью. Даже весна народов не пробудила интереса России к русскому населению в Австро-Венгрии, где они находились почти в условиях крепостного строя и постоянного религиозного, национального и классового угнетения.
Федор Федорович Аристов занялся изучением огромного литературного наследства XIX столетия. Перед ним оно не было систематизировано и изучено. Перед молодым русским литературоведом стояла огромная задача. Нужно было выявить, неоднократно спасая от гибели, литературные архивы уже умерших писателей и поэтов, навязать переписку с живущими. Изучение творчества XIX и начала XX века необходимо было вести по первоисточникам, на основании оригинальных изданий и публикаций печати, рукописей, воспоминаний, критических отзывов современников и т.п.
Достаточно сказать, подчеркивая значение задачи, поставленной Ф.Ф. Аристовым, что карпато-русская литература XIX века была богаче чем, например, сербская и болгарская литература прошлого столетия вместе взятые!
Пионерский характер труда предпринятого Ф.Ф. Аристовым требовал специальных усилий в деле собирания необходимых литературоведческих материалов. Более того: карпато-русская и галицко-русская литература прошлого века издавалась малыми тиражами, книжки в библиотеках зачитывались до отказа, их всегда нехватало. Многих изданий Ф.Ф. Аристову так и не удалось приобрести, несмотря на усиленные розыски проводимые как им самим, так и лично заинтересованными авторами. Тем не менее, несмотря на все трудности, Ф.Ф. Аристову удалось собрать огромную библиотеку. Это было собрание книг карпато-русских и галицко-русских поэтов и писателей, равного которому не имелось в мире. Особенно богато был представлен отдел уникальных рукописей и автографов. Даже трудно поверить, что подобное библиотечное собрание могло являться результатом коллекционирования только одного ученого. А ведь приходилось преодолевать и денежные и иные затруднения. Нужно знать, что труд проф. Ф.Ф. Аристова никем и никогда не был субсидирован!
Проф. Ф.Ф. Аристов старался приобретать для своего музейного собрания различные экспонаты связанные с жизнью и бытом Галицкой и Карпатской Руси, с историей этих земель, с творчеством галицко и карпато-русских писателей и поэтов.
Собрание проф. Ф.Ф. Аристова давало широкую картину о повседневной жизни населения Карпатской Руси, и собранные им этнографические материалы имели большое научное значение.
Особенную ценность имела так называемая Карпаторусская картотека, которую вел Ф.Ф. Аристов. По его личному свидетельству, она насчитывала свыше 10.000 карточек и содержала краткую документацию его работ и научных изысканий в области карпато-русской и галицко-русской литературы.
К сожалению, картотека эта погибла вместе со всеми собраниями проф. Ф.Ф. Аристова, в ломбард, куда была передана на сохранение в начал революции.
Гибель этих материалов весьма затрудняла позднейшие возстановительные работы ученого над его частично уцелевшими отрывками рукописей и корректурных отпечатков.
Ф.Ф. Аристову приходилось неоднократно возвращаться к возстановлению безследно утерянных материалов. К сожалению, не только он сам, но и, после его смерти, его дочь не смогли закончить возстановительной работы.
Небольшая группа энтузиастов, знакомая с трудами покойного профессора, ведет в настоящее время работы тематически связанные с проблематикой карпато-русской либо галицко-руской литературы. К сожалению, их литературоведческие поиски не объединены общим планом, единой целью. Кром того, дает знать о себе отсутствие отчетливой формулировки основного вопроса: чем в сущности говоря, является карпато-русская и галицко-русская литература для литературы общерусской?
Многие из молодых историковедов вынуждены разсматривать галицко-русскую и карпато-русскую литературу не как интегральную часть литературы общерусской. Эта, в корне ошибочная, установка является следствием того, что молодым ученым приходится считаться с официальным подходом к понятию Украина.
Ф.Ф. Аристов твердо и непоколебимо стоял на почве безоговорочнаго признания общности исторических корней, единых для всех ветвей русского народа. В одной из своих лекций, прочитанных в 1915 году, Ф. Ф. Аристов подчеркивал кровную связь карпато-русской и галицко-русской ветвей единого русского народа с так называемой Русью московской потому, что Червоная Русь, - это извечно русская, прарусская земля, независимо от того, как кто ее называет. Ф.Ф. Аристов с большим преклонением относился к деятелям эпохи карпато-русского возрождения. Он подчеркивал эти достижения на народной ниве, в области просвещения и культуры.
Мечтой Ф.Ф. Аристова было создание в России карпато-русского издательского фонда. Эта идея смогла быть им осуществлена только частично, когда ему в начале первой мировой войны (1914-1916) удалось напечатать и выпустить в свет несколько книг сочинений карпато-русских и галицко-русских писателей, а также ряд био-библиографических очерков им посвященных.
Говоря о деятельности проф. Ф.Ф. Аристова, нельзя не указать на то, чти его рабочая установка, даже в годы войны, далеко не совпадала с официальной точкой зрения на Австрию, господствовавшей в правительственных кругах России. Работа проф. Ф.Ф. Аристова , истинного демократа, человека передовых взглядов, далеко не всюду встречала должное понимание. Доходило даже до того, что проф. Ф.Ф. Аристову, при выпуске своих трудов, посвященных вопросам карпатоведения, приходилось преодолевать значительные трудности.
Появление первого тома Карпаторусских писателей обратило на себя внимание не только в кругах специалистов, но и в более широких слоях русской интеллигенции. О книге не только заговорили, ее расхватали с полок книжных магазинов Москвы.
Почти шестьдесят лет отделяет появление нового издания труда проф. Ф.Ф. Аристова от времени, когда он впервые вышел из печати. Теперь новое издание Карпаторусских писателей выходит не в России, а в Соединенных Штатах Америки, и на этот раз, несомненно, будет встречен читателями с не меньшим интересом, чем первое его издание. Труд проф. Аристова является именно той книгой, неимение которой в книжном обращении ощущается особенно остро во всем русском мире. Он представляет собой то звено, которое соединило разрозненную цепь единого исторического развития общерусской культуры, выявленного в литературных и научных трудах русских людей, разделенных между собой временем и государственными границами.
Предлагаемый том представляет собою как-бы законченную целостность. Он дает богатый фактический и литературоведческий материал по истории карпато-русской литературы и в этом его самая главная, основная, непреходящая ценность.
Огромное значение переиздания книги проф. Ф. Ф. Аристова заключается также в том, что, благодаря перепечатке, замечательная эта книга сохранится для потомства. Насколько известно, от ее первого издания сохранились только единичные экземпляры. А книги этого рода не могут, не имеют права быть преданными народному забвению!
...В принцип трехтомного труда Ф.Ф. Аристова возведена идея общерусского культурного единства, а прежде всего единство исторических истоков и культурных устремлений Буковинской, Галицкой и Угорской Руси.
Ф.Ф. Аристов всегда горячо отстаивал и защищал идею всерусского культурного единства. Такое понимание единства было для него основоположным для определения карпато-русской литературы, как составной части общерусской литературы.
Именно поэтому Ф.Ф. Аристов придавал такое большое значение своей заключительной статье в третьем томе Карпаторусских писателей, говорящем об истории общерусской литературы в Карпатской Руси.
После смерти Ф.Ф. Аристова этой теме посвятил ряд своих работ известный галицко-русский литературовед Василий Романович Ваврик.
Насколько автору этих строк известно, в настоящее время несколько молодых ученых предприняли работу в области тематики предусмотренной программой содержания второго и третьего томов Карпаторусских писателей Федора Федоровича Аристова.
Выход в свет первого тома Карпаторусских писателей произвел огромное впечатление, как среди читающей публики, так и в ученых кругах. Книга моментально исчезла с полок книжных магазинов, ее раскупили в течение нескольких дней, и в некоторых книжных лавках в течение двух-трех часов!
Российская Академия Наук удостоила труд Ф.Ф. Аристова высокой ученой наградой, - так называемой Шахматовской премией. Первому тому Карпаторусских писателей посвятили свои отзывы такие солидные органы печати, как Исторический вестник (в номере 4 за 1917 год), Русская Свобода (Петроград, 1917, номер 22-23). Сочувственные отзывы дали такие ученые, как К.Я. Грот, А.Л. Погодин, Ф.И. Свистун, М. Н. Сперанский, А.И. Покровский, Ю.А. Яворский и целый ряд других.
Проф. А.И. Покровский, на страницах газеты Утро России, выходившей в Москве, посвятил Карпаторусским писателям большую статью под заглавием Во славу Руси подъяремной. Эта статья была признанием огромных, неоценимых заслуг проф. Ф.Ф. Аристова.
Федор Федорович Аристов. Опыт литературной биографии писателя и историка литературы. Статья П.В. Юрьева опубликована как предисловие к репринтному изданию Карпаторусские писатели. США 1974
http://www.ukrstor.com/ukrstor/ffaristov.html
Профессор Харьковского университета Александр Львович Погодин писал: Автор его задался целью проследить развитие среди русских галичан того политического и литературного направления, которое стремилось связать национальное сознание галичан с общерусским и сделать русский литературный язык господствующим в Галиции. В продолжение многих десятилетий эти люди мечтали о том времени, когда Галиция присоединится к России, и, сохраняя лояльность по отношению к Австрии в существующих тогда политических отношениях, они упорно работали над объединением русского населения Галиции и Венгрии с русским народом в области церкви и языка…
Зубрицкий, Головацкий, Добрянский, Петрушевич, деятельности которых, главным образом, посвящен первый том исследования Ф.Ф. Аристова, - все это были крепкие, как дубы, люди, дожившие до глубокой старости и выносившие на своем веку такие грозы, такие бури, которые смяли бы менее устойчивые натуры…
Патриотизм этих людей, смело бросающих свои обвинения в лицо господствующим в Венгрии мадьярам, в Галиции полякам и немцам, так же вызывает почтение, как и их проницательность. Одним из первых был Головацкий, закончивший свои дни в России, собиратель знаменитого сборника русских песен, издатель Русалки Днестровой, которая, появившись в 1837 году, послужила основанием русско-галицкого литературного возрождения. Помимо чисто научных и литературных работ, в которых Головацкий проявил редкую неутомимость, он имел огромное значение для современников и соотечественников, как деятель, вечно будящий энергию и веру в будущее…
Еще значительнее более крупный государственный деятель Австрии, вождь русского народа в Венгрии - Добрянский...Его идея о национальных отношениях, его взгляды на значение мелких народностей, его учение об общеславянском языке заслуживают специального исследования...
Вслед за крупными вождями шли меньшие, готовые положить свою душу за свою веру и, действительно, клавшие ее. Беспощадное преследование православия в Венгрии перед войной, известные процессы Кабалюка и др. свидетельствуют об этом. События войны бросили тысячи этих людей, веривших в Россию и гонимых у себя дома и австрийской властью, и - своими заклятыми домашними врагами - украинцами Грушевского, - бросили их к нам...(Журнал Русская Свобода. Петроград-Москва. 1917. N22-23).
О выходе из печати первого том Карпато-русские писатели Ф.Ф. Аристова, выходец из Галичины журналист А.В. Копыстянский сообщал читателям: Издавая свой труд, автор руководился не только желанием восполнить пробел в истории русской литературы, которая, по его мнению, - должна представить ход литературного развития всего русского народа (следовательно, и четырех миллионов русских галичан), а не только его главной массы, живущей в пределах России. Он принимал во внимание еще другие, важнейшие соображения. Выдающиеся карпато-русские писатели хотя и касаются в своих произведениях местных тем, однако, при этом постоянно стремятся показать важность идеи общерусского национально-культурного единства, почему их сочинения и должны быть своего рода национальным катехизисом для каждого русского человека...
Автор подчеркивает те моменты в их жизни, когда они, воспитываясь в школах с преподаванием на немецком и мадьярском языках, чуть не погибли в национальном отношении под давлением чуждых им культур. Он обращает внимание читателей на те факты, которые пробуждали в их сердцах любовь к Святой Руси и еще в юности заставляли их мечтать о неусыпном труде в пользу русской идеи. Хотя отношение этих людей к австрийскому правительству было вполне лояльным, и деятельность их происходила в строго законных рамках, тем не менее они не избегли преследований.
Значение деятельности этих людей - велико. Они не только словом и пером пробуждали у своих земляков чувство русского самосознания, но своим примером самоотверженной работы и стойкости убеждений не дозволяли потухнуть русской свече на склоне Карпатских гор. (Исторический Вестник. Петроград. 1917. N4).
Валерий Разгулов. Ф.Ф. Аристов и Карпатороссия. 2001, с.20-22
http://libinfo.org/?id=10610 2.1.Мб 100с.
с.9
Почему историки русской литературы были ленивы и не любопытны к вопросам развития Карпатской Руси?
с.10-11
Русское образованное общество в России, не имея национального лица, вообще не знало как надо разсматривать карпатороссов
с.12-13
Важность разработки карпатоведения для всестороннего развития общерусской науки
с.14-15
с.16-17
...
с.22-23
В настоящее время Ф.Ф. Аристов подготовляет к печати полное собрание стихотворений М.Ф. Глушкевича с автобиографией поэта и опубликованием еще нигде неизданных его стихов, написанных за последнее десятилетие
с.24-25
с.26
В Подкарпатской Руси литературное развитие, на основе общерусской культуры, совершается успешно, но чувствуется не достаток Ужгородского университета, который бы дал научно-подготовительных изследователей в различных областях карпатоведения. Зато в Буковинской Руси, захваченной румынами, русское культурное движение разгромлено, а в Галицкой Руси, находящейся под польской властью - лишь былые признаки развития. Но нельзя убить культуру великого многомиллионного народа. Искусственные преграды могут лишь затормозить культурное развитие, которое после временногго упадка снова воспрянет в прежней силе. Жизнь есть борьба. И такую порой неравную, но упорную, поистине героическую борьбу ведут карпато-русские писатели, неизменно веря в торжество национальной идеи над чужою, иноземною силою. Поэтому жизнь и творчество писателей Карпатороссии имеют такое воспитательное значение для русских читателей их ближайшей родины, поучительны для всей необьятной России, ибо эти мирные деятели литературы и науки и являются светочами общерусской национальной культуры
Ф.Ф. Аристов. Основы изучения литературного развития Карпатской Руси (с.8.-17, 22-26) из книги Карпаторусская библиография...Львов, 1930, 26с.
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_465.htm

Печатные работы Ф.Ф. Аристова
Русско-славянский ежегодник на 1908г. М., 1907 (В этом издании Ф.Ф. Аристову принадлежат все этнографическо-статистические очерки о южных и западных славянах, указатель литературы по славяноведению и ряд заметок)
Славянский путешественник. Редактор и составитель Ф.Ф. Аристов. М., 1908. Общеславянский съезд. Славянский путешественник. М., 1908, N1
Славянская идея. Славия, М., 1909, вып.1
Пятидесятилетие литературного фонда. Прикарпатская Русь. Львов, 1909, N50
Национальный вопрос. Прикарпатская Русь. Львов, 1909, N55,57
Национальный вопрос и его разрешение. Прикарпатская Русь. Львов. 1909, N75-76
Славянскому съезду в Софии. Прикарпатская Русь. Львов, 1910, N231
Обсуждение русского вопроса в обществе Славия. Прикарпатская Русь. Львову 1910, N345,346
Л.Н. Толстой и славянский вопрос. Прикарпатская Русь. Львов, 1910, N347
Малорусский вопрос. Обзор новейшей русской литературы. Прикарпатская Русь. Львов, 1910, N353-354
Вечер студенческого общества Славия в честь русских галичан. Прикарпатская Русь. Львов, 1910, N368
Галицко-русский вопрос в обществе Славянской культуры в Москве. Прикарпатская Русь. Львов, 1911, N375-376
Доклад академика Ф.Е. Корша по малорусскому вопросу (подпись Москвич). Прикарпатская Русь. Львов, 1911, N409-410
Новая чешская литература. Славянское Возрождение (с конца XVIII в. и до 1848). Прикарпатская Русь. Львов, 1911, N517-523
Чешская литература. Новейшая литература (1848-1910). Прикарпатская Русь. Львов, 1911, N524-526
Чешская литература. Гуситское движение и Золотой век, Прикарпатская Русь. Львов, 1911, N617-620
Общеславянский язык. М., Изд-во Славия. 1911
Общеславянский язык. Прикарпатская Русь. Львов, 1911, N552
Сущность сокольства. Прикарпатская Русь, Львов, 1911, N594
Сербо-лужицкая литература. Прикарпатская Русь. Львов, 1911, N656-659
Галицко-русские писатели В.Д. Залозецкий, Д.Н. Вергун, М.Ф. Глушкевич. М., Изд-во Славия, 1911
Доклад В.А. Бобринского и концерт галицко-русской крестьянской певческой дружины. Лекция С.О. Коничка об Угорском крае (корреспонденция Ф. Аристова, из Москвы). Прикарпатская Русь. Львов, 1912, N736
Годичное собрание всеславянского общества Славия. Прикарпатская Русь. Львов, 1912, N757
Черногорский гимн короля Николая. Вечерние известия, М., 1912, N20
И. В. Голечек. Утро России, М., 1913, N48
Карпато-русский писатель. Прикарпатская Русь, Львов, 1913, N986; Галичанин, Львов, 1913, N27
Московские вести (подпись Славянолюбов). Славянин, СПб., 14 февраля 1913
Славянская идея в XX веке. Славянин, СПб., 24 февраля 1913
М.Ф. Глушкевич (К десятилетию со времени выхода первого сборника его стихов). Славянин. СПб., 28 февраля 1913
Славенская Матица в Москве (подпись Славянолюбов). Славянин, СПб., 28 февраля 1913
Московская печать о славянских делах (подпись Славянолюбов). Славянин, СПб., 7 марта 1913
В.Д. Залозецкий. К 80-летию со дня рождения. Славянин. СПб., 24 марта 1913
В.Д. Залозецкий. Славянин, Прага, 1913, N3-4 (на русском и чешском языках)
Д.И. Зубрицкий (К 50-летию со дня смерти). Известия Общества славянской культуры, М., 1913, т.X, кн.2
Александр Васильевич Духнович. Русский архив, М., 1913, кн. 1, N2, с.277-292. О славянском социализме (статья без подписи). Славянин. СПб., 7 апреля 1913
Адольф Иванович Добрянский-Сачуров. Русский архив, М., 1913, кн. 1-2, N3, с. 377-411, кн.1-2, N4-5, с. 663-706
Иван Григорьевич Наумович. Русский архив. М., 1913, кн.2, N6-7, с.126-143
Галицко-русские деятели (без подписи). Утро России, М., 1913
Гонения на православное движение в Угорской Руси. Итоги жизни. М., 1914, N5-6, с.12-19
История Карпатской Руси. Прикарпатская Русь, Киев, 1914, N7. Истинная история карпато-россов или угорских руссинов. Издана народолюбцем А. Духновичем в 1853г. Русский архив, М., N4, кн.1, с.528-559
Значение А.В. Духновича как угро-русского историка. Русский архив. М., 1914, N5, кн.2, с.144-155
Славянский вопрос. Россия и судьба Чехии. Московский листок, 1914, N29
Россия и чешский вопрос. М., 1914
Славянский вопрос. Нужды Галицкой Руси. Московский листок, 1915, N21
Славянское объединение. Редактор Ф.Ф. Аристов. М., 1915.
Что должна получить Россия от войны. Славянское объединение. М., 1915, N1-2, с.1-9
Карпато-русские писатели. Славянское объединение. М., 1915, NN1-2, с.11-16
Памяти В.Д. Залозецкого. Славянское объединение. М., 1915, N3-4, с.65-79
Новейшая болгарская литература. Славянское объединение. М., 1915, N3-4, с.74-79
Угро-русская литература. Славянское объединение. М., 1915, N5-6, с.99-112
Библиотека карпато-русских писателей под редакцией Ф.Ф. Аристова: О.А. Мончаловский. Положение и нужды Галицкой Руси; Д.А. Марков. Русская и украинская идея в Австрии. С портретами авторов и критико-биографическими очерками, составленными Ф.Ф. Аристовым. М., 1915
Библиотека карпато-русских писателей под редакцией Ф.Ф. Аристова: А.А. Полянский. Избранные сочинения. М., 1915
Библиотека карпато-русских писателей под редакцией Ф.Ф. Аристова: А.В. Духнович. Полное собрание сочинений. М., 1915
Библиотека карпато-русских писателей под редакцией Ф.Ф. Аристова: Ф.И. Свистун. История Карпатской Руси. М., 1916
Карпато-русские писатели. Исследование по неизданным источникам в трех томах. Т.1. М. 1916
Русские национальные социалисты. М., 1917 ;
Лев Толстой и славянский вопрос. Республика, Тифлис, 1917, N101
М.А. Бакунин и федерализм. Республика, Тифлис, 1917, N101
М.П. Драгоманов и национальный вопрос. Республика, Тифлис, 1917, N105-106
Славянская идея (подпись Всеславянский). Республика, Тифлис, 1917, N109
Проф. А.Д. Градовский и национальный вопрос. Республика, Тифлис, 1917, N122
Русский вопрос. Республика, Тифлис, 1917, N129
Институт славяноведения. Республика, Тифлис, 1917, N121
Книги - друзья. Республика, Тифлис, 1918, N139
Русский национальный вопрос в Закавказье. Тифлис, 1918
Русское религиозное и национальное самосознание. Тифлис, изд-во Закавказская Русь; Независимая Чехословакия, Речь, Тифлис, 1918, N43
Национальный вопрос в России и вне ее. Тифлис, 1918. Создание Югославии. Речь, Тифлис, 1918, N41
А.И. Добрянский. Ужгород, 1924
Г.А. Дедицкий. Львов, 1927
М.Ф. Глушкевич. К 30-летию его литературной деятельности, Львов, 1928; Русский Голос, 1929, N37
Ю.А. Яворский. Львов, 1928
И.И. Шараневич. К 100-летию со дня рождения. Львов, 1929
Карпато-русские писатели. А.В. Духнович, Ужгород, 1929
А.А. Полянский. Львов, 1930
А.Ф. Кралицкий. Ужгород, 1930
Карпато-русская библиография. Аннотированная библиотека. Львов, 1931; Временник Ставропигийского института. Львов, 1932
Ф.Ф. Аристов. 1888-1932. Краткие Сообщения (Т.Ф. Аристова, В.Р. Ваврик). Институт Славяноведения Академии Наук СССР, N27, 1959, с.87-93
http://bookfi.org/book/748634 169кб
Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

  


СТАТИСТИКА