Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

ВсеСлавянский сьезд в России (Петербург, Москва, май 1867г.)
от 25.06.08
  
Самоорганизация


Се бо ОреОтець iде пренд ны а Кiе венде за Рущь i Щеко венде племы све а Хоревь Хорвы све А i земь бо граденць на тоа якве семы внущатiе Бгве

Славянская судьба...Всеславянский сьезд в России - первый сьезд всех Славян в одном месте; в Славянской истории еще не было ничего подобного, но были у западных Славян другие сьезды, с другою целию. В предлагаемом очерке, мы прежде всего обратим самое большое внимание на судьбу западных Славян в более близкое нам время, на черты их народного быта, близкие к нам и на современное положение наших кровных братьев.
Славяне делятся на две главные ветви - Задунайских и Адриатических или Западных и Южных. Задунайские Славяне составляют 2/3 народонаселения Европейской Турции и своею численностью в два с половиной раза сильнее Рымынов (4.300.000), в семь раз Албанцев (1.500.000) и в десять раз Турок и Греков. Южные Славяне в Австрии раздроблены на несколько племен, именно: 1.400.000 Сербов в Венгрии, Славонии, Границе и Далмации; 13.000.000 Хорватов в Хорвации, Кроации (Военной Границе Истрии), Крайне, Приморьи и в Венгрии; 1.200.000 Словенцев в Крайне, Истрии и 20.000 Болгар в Седмиградии и Банате. Чехи и Словаки составляют особую многочисленную ветвь славянского племени (8.500.000) и входят в состав Австрийской Империи; кроме того, главные славянские племена распадаются на несколько видов, так сказать, этнографических частностей. Так Чехи и Словаки по местам обитаемых ими носят еще названия Ходов, Гораков, Гонаков, Валахов и т.п. Нередко и эти этнографические названия племен делятся еще на некоторые оттенки, так например, Ходы называются Булаками. Подобные названия, само собою разумеется, имеют историческое происхождение: так Ходы удерживают это название по тому, что бывши пограничным племенем и защищая чешские земли от нашествия баварских немцев, они должны были ходить вдоль границы. Булаками же называют их потому, что они произносят буль вместо был.
Чехи занимают большую часть Богемии и Моравии, часть Силезии и почти всю Северную Венгрию. Тут оно живет все сплошь вместе, небольшими же селениями встречаются и в южной Венгрии, Словонии, в австрийских герцогствах в Галиции и даже в Пруссии. На этом племени более нежели на каком отразилось, так сказать, внешнее влияние немецкого господства, внутренне же, духовно, народно, оно имеет свою литературу, свой народный театр и их депутаты в Россию были два сильнейшие и замечательные борцы за Славянскую идею и судьбу в Европе - Палацкий и Ригер. Чехам тесно в Германии, стеснительно и скорбно; в непродолжительное время их до 300.000 чел. переселилось в Америку, они и теперь и прежде имели и имеют намерение переселения в Россию. Словенцы, Хорваты и Сербы составляют самые многочисленные племена из южных славян. Словенцы самое удаленное от нас на Западе Славянское племя; они заселяют Каринтию и Штирию, на юге от Дравы, всю Крайну, большую часть Истрии, небольшой уголок Венгрии и имеют несколько селений в Венецианской Области. По местам, которые они заселяют, они имеют несколько различных названий: Крайнцы, Погорцы, Песнигоры, Халожане, Савнигаре, Горенцы, Доленцы, Нотряйцы и т.п. Число их простирается до 1.430.000 чел. Хорваты представляют самое многочисленное племя из южных Славян; ближе всех по связям, по обычаям и по языку они родственны с Сербами, но разнятся от них вероисповеданием - римско-католическим, так как Сербы исповедуют б.ч. православную веру. Кроме того Хорваты употребляют латинскую азбуку, а Сербы - славянскую. Хорваты занимают большую часть Хорватии, Славонии и Далмации, соединение которых зовется так называемым триединым государством, они идут и далее и значительная часть их поселений встречается в южной Истрии, Военной Границе на северо-западе турецкой Герцеговины, меньшая же часть их встречается в нижней Австрии и Моравии. Как и прочие Славянские племена, они по месту населения удерживают за собой местные названия - Загорцы, Сережане, Межомурцы, Полянцы, Подравляне, Морлаки, Ускоки, Чиги, Чековцы - все это одно хорватское племя. Мы уже говорили о родственности Хорватов с Сербами, но Сербы менее независимы, чем Хорваты; часть их еще сильно терпят от турецкого владычества над ним, так что слишком 550.000 чел. из них принадлежит к магометанской вере. Еще уклонение от православия составляет униатское вероисповедание, к которому принадлежит небольшая часть. Селятся они главным образом на севере-западной части Балканского полуострова, так называемой Старой Сербии и северо-восточном угле Албании, Боснии, Герцеговине и Черногории, частию в южной Венгрии и в окрестностях Пешта и Будина. Число их доходит до 6.000.000 чел. Черногория исповедует также православную веру, представляет численность в слишком 140.000 чел. и образует, несмотря на близкое соседство с Турцией, самостоятельное государство, управляющееся в начале духовными властями и имеющее в настоящее время своего князя, тесть которого был в числе наших гостей; они составляют ветвь сербского племени. И наконец Болгары, занимая пространство, очерченное Дунаем, Черным Морем, Албаниею и Егейским морем, представляют народонаселение в 6.000.000 чел., ближе они соприкасаются с нами в Валахии, Молдавии и южных губерниях России. Вероисповедание  их православное, весьма небольшая часть их принадлежит к магометанству и к унии, подробным племенным знакомством с ними мы много обязаны нашему известному панслависту - Венелину. Болгары по преимуществу земледельцы.
Как ни разнообразны эти ветви Славянского Древа, как и по наружности, по языку, по своему положению, по своей славянской судьбе, не представляет они, очевидно, заметную рознь, один дух видимо живет в этих разнообразных частях одного общего тела. Всеми оправдывается это положение. Куда бы мы ни заглянули к Славянам, в какой бы ни зашли в отдельный угол земли, занимаемый Славянским племенем, везде мы встретим свое родное, принявшее другой вид, иные формы, но в основаниях похожее на наше...Даже и недостатки у нас общие и стих нашего Грибоедова, что
Дверь отперта для званных и незваных
Особенно из иностранных
идет также метко к Славянам, как и к нам.
Во всем, и в силе и в слабости мы до сих пор, несмотря на тысячелетие, разделяющее нас, имеем много общего. Особенность направления Славянского племени и его призвания к чему-то иному, чем народность Европы смутно сознавалась и в прежнее, отдаленное время; большинство не могло сознать в чем именно эта особенность, оно старалось хоть по наружной форме примкнуть к Европе, корчило из себя то Француза, то Англичанина, пробовало приноравливаться то к тому, то к другому образцу и выходило все карикатурой. Везде была рознь, дружны же были мы только в одном - в постоянном отвращении к Немцам. И только сильные умы, как например Чаодаев, угадывали настоящее наше значение - отрицание европейской жизни. Любопытно и поучительно проследить теперь знаменитое философское и можно сказать пророческое письмо Чаодеева, напечатанное в 1836г. в Телескопе.
- Истины, давно известные в других странах и даже у народов, во многих отношениях менее нас образованных, у нас только что открываются. И это оттого, что мы никогда не шли вместе с другими народами; мы не принадлежим ни к одному из великих семейств человечества, ни к Западу, ни к Востоку, не имеем преданий ни того, ни другого. Мы существуем как бы вне времени и всемирное образование человеческого рода не коснулось нас. Эта дивная связь человеческих идей в течение веков, эта история человеческого разумения, доведшая его в других странах мира до настоящего положения, не имели для нас никакого влияния. То, что у других народов давно вошло в жизнь, для нас до сих пор, только умствование, теория...
Всеславянский сьезд в России. Пребывание в Петербурге, Москве и других местах, май 1867 Московская Этнографическая выставка, идея которой зародилась в обществе любителей естествознания и приведено в исполнение...и общество послало приглашение к Славянам на ея посещение. Приглашение это было принято с признательностью и вскоре облетело все Славянские земли. Положено послать депутатов из всех Славянских земель, которым и сьехаться вместе.
Следующие лица составили эту депутацию:
I. Чехи: доктор Палацкий (отец), историограф чешский и депутат чешского сейма; доктор Ригер, депутат чешского сейма, известный писатель; доктор Эрген, архивариус (директор) чешского музея; доктор Гаммерник, профессор медицины; доктор Грегр, редактор газеты Narodni Listy; барон Виллани, окружной староста; доктор Скрейшовский, содержатель типографии (брат редактора газеты Politik); Коллар, доцент Пражского университета; Патера, адьюнкт чешского музея; доктор Браунер,  депутат чешского сейма; Палацкий (сын), доктор прав; Игинский, доктор прав и писатель; Черный, доктор прав; Кубишта, купец; Зверина, архитектор; Топинка; Манес, живописец; Матуш, доктор прав; Гаура, секретарь; Вавра, литератор.
II. Сербы: Шафарик (племянник знаменитого Шафарика), библиотекарь в Белграде; Ковачевич, архимандрит из Далмации; Полит (известный в литературе под псевдонимом Десанчича), доктор прав и депутат сирмийский в сейме триединого королевства (Далмации, Хорвации и Славонии); Крестич, студент прав из Войводины (в Венгрии); Василевич, купец из Земблина; Котур, купец из Кроации; Мусулин, купец из Кроации, Георгиевич, студент медицины, депутат сербского общества в Вене, Зоря; Бегович, священник с Военной Границы (Краины); Кукич, священник оттуда же, Медекович, секретарь русского консульства в Белграде; Родак, адвокат из Войводины (в Венгрии); Волич, адвокат оттуда же; Радивоевич, доктор медицины из Войводины (в Венгрии); Барака, купец из Кроации, Тодорович, профессор живописи в Белграде; Костич, доктор прав, профессор из Нового Сада (Войводины в Венгрии); Бабич, купец из Далмации; Немец, помещик; Милличевич, секретарь сербского министерства народного просвещения; Милан Петраниевич, товарищ сербского министра народного просвещения; Милутинович, протоирей с Военной Границы (Краины); Миленкович, купец; Петрович, живописец; Синобад.
III. Далматинский серб, Бильбия.
IV. Кошуб, Цейнова, писатель.
V. Мораване: Пруден, доктор медицины; Миллер, доктор медицины; Коутский, мещанин; Фукс, мещанин.
VI. Чех-Мораван, Рогачек, доктор прав.
VII. Словинцы: Маяр, священник и писатель, автор Сравнительной грамматики славянских наречий; Гудец, литератор; Вильгар, купец.
VIII. Хорваты: Лай, фабрикант и коммисар по парижской всемирной выставке за триединое королевство; Лукшич, издатель газеты Slavische Blatter; Машкович, писатель; Бедекович.
IX. Лужичане: Смоляр, редактор Slavisches Zentral-Blatt; Дучман, доктор медицины.
X. Русский из Венгрии, Молчан, священник, советник консистории.
XI. Словаки: доктор Радлинский, католический священник, издатель Церковных Проповедей и газет Кирилл и Мефодий и Церковного Листа.
XII. Русские из Галиции: Головацкий, бывший профессор русской словесности в львовском университете; Ливчак, редактор Страхопуда и Славянской Зори; Павлевич, доктор прав.
XIII. Далматинцы: граф Пучич, помещик; Данило, священник; Янкович.
...
Федор Иванович Тютчев, 11 мая 1867, Петроград

Привет вам задушевный, братья,
Со всех Славянщины концов,
Привет наш всем вам, без изъятья!
Для всех семейный пир готов!

Недаром вас звала Россия
На праздник мира и любви;
Но знайте, гости дорогие,
Вы здесь не гости, вы - свои!

Вы дома здесь, и больше дома,
Чем там, на родине своей, -
Здесь, где господство незнакомо
Иноязыческих властей,

Здесь, где у власти и подданства
Один язык, один для всех,
И не считается Славянство
За тяжкий первородный грех!

Хотя враждебною судьбиной
И были мы разлучены,
Но все же мы народ единый,
Единой матери сыны;

Но все же братья мы родные!
Вот, вот что ненавидят в нас!
Вам не прощается Россия,
России - не прощают вac!

Смущает их, и до испугу,
Что вся славянская семья,
В лицо и недругу и другу,
Впервые скажет: - Это я!

При неотступном вспоминаньи
О длинной цепи злых обид
Славянское самосознанье,
Как божья кара их страшит!

Давно на почве европейской,
Где ложь так пышно разрослась,
Давно наукой фарисейской
Двойная правда создалась:

Для них - закон и равноправность,
Для нас - насилье и обман,
И закрепила стародавность
Их - как наследие Славян.

И то, что длилося веками,
Не истощилось и поднесь
И тяготеет и над нами -
Над нами, собранными здесь...

Еще болит от старых болей
Вся современная пора...
Не тронуто Коссово поле,
Не срыта Белая Гора!

А между нас, - позор немалый, -
В славянской, всем родной среде,
Лишь тот ушел от их опалы
И не подвергся их вражде,

Кто для своих всегда и всюду
Злодеем был передовым:
Они лишь нашего Иуду
Честят лобзанием своим.

Опально-мировое племя,
Когда же будешь ты народ?
Когда же упразднится время
Твоей и розни и невзгод,

И грянет клич к объединенью,
И рухнет то, что делит нас?..
Мы ждем и верим Провиденью -
Ему известны день и час...

И эта вера в правду Бога
Уж в нашей не умрет груди,
Хоть много жертв и горя много
Еще мы видим впереди...

Он жив - Верховный Промыслитель,
И суд Его не оскудел, -
И слово Царь-Освободитель
За русский выступит предел

Владимир Иванович Ламанский, 11 мая, Петербург Мм. Гг.! На что никогда не надеялись отцы наши, что в юности, как милые грезы, волновало наше сердце, о чем, как о сокровенной думе, еще так недавно не смели мы и говорить, то теперь перед нами совершается во очию. Славянские братья с разных концов обширной Родины собрались вместе, сошлись признать в себе сынов одной великой семьи и подать друг другу руки на вечный союз братства и любви.
Этими словами, девятнадцать лет назад, открывал первый Славянский сьезд его знаменитый председатель, маститый чешский историограф, один из почетных гостей наших.
Этими же словами и мы приветствуем вас, дорогие гости и братья!

Мы, наконец, уразумели обоюдную пользу взаимного сближения, непосредственного знакомства, тяжким опытом убедились, что радушие и почет, любовь и справедливость Славянин может встретить только от Славянина, что будь у нас всегда такое сознание, не бывать бы никаким косовским и белогорским погромам и все великие замыслы наших Ростиславов, Симеонов, Оттокаров, Душанов и Подебрадов увенчались бы полным успехом. Теперь мы твердо верим, что все наши старые, домашние славянские споры и недоразумения могут и должны быть разрешены только самими Славянами, без чужих непрошенных посредников.
В сознании отходящей лжи, в предчувствии грядущего добра, мы ликуем и радуемся, знаменуя веселым пиром первый Славянский сьезд в России.
Как недавнее христианское торжество зовется у нас пиром веры, так нынешний праздник может быть назван пиром братства. И эти радостные клики с берегов Невы донесутся до берегов Лабы и Дуная, Марицы и Дравы, Босфора и Адриатики. И раскатами грома отзовутся они в ущельях и теснинах Карпатов, Судетов, Стирийских Альп и Балканов.
Да, на этом пире скрепляется братский союз одного из величайших в свете племен. Мы, Славяне, радуемся и веселимся, сознавая наконец, что при всем нашем местном и историческом разнообразии есть у нас единство интересов, общности целей и задач.
В нынешний ли торжественный день Славянской церкви напомнить о том, что для нас возможно внутреннее единство, что есть у нас у всех одно общее знамя, которому безусловно готовы поклоняться все наши земские, народные силы, знамя высшего разума, христианского братства и свободы, знамя славянских первоучителей, собравших нас в одну Славянскую церковь, обьединивших нас славянской грамотой, общим письменным языком.
Да развивается же, под их святым благословлением, наше славянское самосознание и взаимное общение русского народа с его Славянскими братьями, да растет и крепнет славяно-русский союз.

Яков Федорович Головацкий, 11 мая, Петербург Устами трехмиллионного народа в Галиче приношу вам благодарность за радушный прием. Народ этот не забыл о тесной его связи с нами; он помнит, что его страна была крещена также, как и ваша св. Владимиром, что и на его престоле сидели князья Рюрикова дома. Были времена единства всей Руси, были времена, когда и вы, и мы, галицкие Русские, сознавали, что у нас одно отечество. Но обстоятельства изменились. Нам пришлось испытать тяжкие насилия; нас разорвали с вами и насильственно принудили идти другим, несвойственным нам путем; нас насильно привязали к людям чуждым, заставляли забыть вас, отказаться от вас. Мы молчали, но всегда говорила в нас русская кровь, русская вера и любовь ко всему русскому. Теперь, при первой встрече, мы сейчас узнали своих и убедились, что у нас все общее. Симпатии к вам были присущи в начале лишь немногим передовым нашим людям; масса народа не сознавала их, но теперь наступили час и время всем нам одинаково проникнуться этими симпатиями. Ныне мы видим себя родными между вами; особенно нынешний день останется славен во всем Славянстве. Примите же, господа, от моего народа, слабыми устами моими, выражение нашего братского союза по крови, чувству, духу и вере.

А.Н. Майков, 11 мая, Петербург

Заздравный клич наш: за Славян!
Теперь, как клик семьи единой,
И Тихий вторит Океан,
И черногорские теснины...

Наш светлый пир - Славянский пир!
Как будто после злой разлуки,
Сошелся здесь Славянский Мир,
И братья жмут друг другу руки...

И братья братьев узнают...
Черты родные уцелели...
Воспоминания ведут
Нас всех до общей колыбели...

Под те же песни мы росли
И про Дунай и про Сварога;
Одни Апостолы вели
Нас к Свету истинного Бога;

Одним нам подвиг предстоял -
Стоять щитом Европе гордой,
Когда в нее, за шквалом шквал,
Ломились варварские орды.

Уж кончен подвиг тот...встают
Для нас теперь уж дни иные,
Господни Ангелы куют
Уж крест на храм Святой Софии.

Повеял с Руси новый дух
В лицо Европе феодальной;
Она с тревогой смотрит вкруг,
С тоской глядит на север дальний!

Славянский Мир пред ней стоит
Какой-то мглою незнакомой,
Откуда молния блестит
И глухо раздаются громы?

И там не видят очи их,
Сквозь предразсудка рокового
Ни тучных нив, ни вод живых,
Ни звезд, ни солнца золотого!

Слепцы!..Но пусть!..Пора придет -
Славянский Мир глагол свой скажет,
И на источник наших вод
Им жажда лютая укажет...

Быть может, он лишь с них сотрет
Следы стальной баронской латы
И небеса им отомкнет
Помимо булл громовых Папы!

О братья! Прочь с очей покров!
Уж мира нового мерцанье,
Блестит на нас...в среде врагов
Уже тоска и колебанье...

Господь сказал: приду, как тать...
Нежданно грянет зов громовый...
Сомкнемся-ж дружно, чтоб сказать,
Когда он кликнет: мы готовы!

М.П. Погодин, 16 мая, Москва Не гости собрались здесь: здесь собралась одна семья под покровом старой матушки-Москвы. Наконец-то, дорогие братья, приветствую я вас! Не знаю, что и прибавить мне к этому слову. Здесь все сказано. В Москве - семя, ядро, колыбель русского государства, Россия из Москвы. В Москве родилась и окрепла мысль о славянском единении, в Москве затеплилось и возгорелось святое чувство участия к страждущим соплеменникам. И вот Москва, собравшая всю землю Русскую, собирает в стенах своих достойных представителей Славянства. Велик русский Бог! Есть события удивительные, неожиданные, пред которыми всякое слово ничтожно…Но  почему в нас, Москвичах, отзывается так радостно и ваш приезд и сделанный вам прием? Радость наша велика тем, что наши московские убеждения распространяются по всей России и не уступают никаким влияниям. Вы думали, что убеждения эти крепки только в Москве; но везде, на всем пути от границы до Москвы, вы встретили тех же Москвичей. Мы, первые в своем славянском чувстве, становимся последними. Хорошо! Мы уступим это наше первенство с великой радостью, лишь бы распространялось славянское чувство
Первый Всеславянский сьезд в России. Его причины и значение, Москва, 1867г., На память Братьям Славянам
см. также
Михаил Бакунин. Исповедь
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_285.htm

  


СТАТИСТИКА