Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Б.А. Рыбаков. Основные проблемы изучения Славянского Язычества
от 28.08.08
  
Самоорганизация


Ци дома сте, пане господарь? Просим вас, просив вас, пан Бог На порадойку, на беседойку до себе. Ой дома, дома, радойки раджу, Радойки раджу, волойки ставлю. Суть в вас волойки у три радойки, И теперь у три, на рок чотыри. Суть в вас коники у три конничьки, И теперь у три, на рок чотыри. Суть в вас овечки три кошарочьки, И теперь у три, на рок чотыри. Суть в вас пчелойки у три рядочки, И теперь у три, на рок чотыри. Суть в вас копойки у три рядойки, И теперь у три, на рок чотыри. Копа на копе, а сноп на снопе, Копы пашнисты, снопы ряснисты

Чудотворная икона Параскевы Пятницы из села Ильеши
Древнейшие религиозные культы, обьединяемые суммарным и весьма условным понятием - язычество, составляют высший раздел истории идеологии на ранних ступенях развития общества. Анализ комплекса языческих верований и обрядов облегчает нам раскрытие той эволюции, которую прошло религиозное мировоззрение в периоды первобытности, античности и средневековья.
1. Одной из помех к правильному пониманию истории религии является пользующееся большим распространением в литературе неправомерно резкое противопоставление язычества христианству. Клерикальные историки всегда рассматривали язычество и христианство как диаметрально противоположные, несовместимые религиозные системы. Если близость Христианства ко многим древним культам Ближнего Востока давно уже установлена и ни у кого не вызывает сомнений, то в отношении христианства и славянского язычества дело обстоит по иному: клерикальное противопоставление их друг другу повлияло даже на научную литературу XIX и XX вв. Между тем никакой непроходимой пропасти между древним славянским язычеством, как религиозной системой и христианством не существует. Их обьединяет очень многое, как в системе верований, так и в формах ритуала.
2. При изучении первобытных верований и их эволюции необходимо определить, какой именно комплекс верований и обрядов связан с той или иной системой хозяйства и социальной структуры. Этот тезис не требует пояснений.
Для изучения славянского язычества особенно важно рассмотрение аграрных культов и связанного с ними годичного цикла магических обрядов.
Чтобы установить, как отражалась в язычестве современная ему социальная структура, важно определить время возникновения дружинных культов, вроде культа Перуна в качестве покровителей князей и воинов.
Ретроспективно следует отыскать в фольклоре и искусстве славян следы перехода от матриархата к патриархату и связанного с этим перелома в древнем миропонимании.
3. В языческих верованиях славян (поскольку они отражены в средневековых материалах) проглядывают следы архаичных культов, корни которых уводят в глубокую древность индоевропейской истории. Носители ряда археологических культур неолита и энеолита (например, Трипольской культуры), не имевшие прямого отношения к славянам, внесли однако некоторый вклад в славянское язычество. Это могло произойти только при ассимиляции славянами более древнего этнического субстрата, прямо связанного с культурами энеолита.
Те же вопросы ассимиляции встают перед нами и в связи со славяно-скифскими отношениями. Возможно, сакральная терминология, сюжеты искусства и семантика орнамента помогут нам и в дальнейшем выяснить и конкретизировать результаты тысячелетнего контакта славян со скифо-сарматским миром.
Столь же важны сопоставления славянского язычества с литовским и германским, с одной стороны, и финно-угорским - с другой. Они безусловно могут дать интересные исторические результаты.
4. Жреческие предания, переходившие из поколение в поколение, могли сохранить на славянской почве имена очень древних богов, встречаемых у других народов далеко за пределами славянского мира (Кибела, Иштар, Сварог, Род, Дый, Симаргл). Строгим научным анализом надлежит определить, какие из этих имен занесены позднейшим влиянием, а какие могут восходить к отдаленной эпохе близкого соседства праславян с праиранцами, праиндийцами и прафригийцами.
Несостоятельные попытки проникнуть в доисторию культов делал в свое время Н.Я. Марр, но они только оттолкнули исследователей от этих увлекательных тем. Необходимо возобновить глубокие поиски в этом направлении, рассматривая культы, удержанные славянской памятью, на широком сравнительном фоне. Первая попытка такого рассмотрения была сделана еще в XI-XIIвв., когда сложилось Слово о том, како погани суще языци кланялися идолам.
5. Историки славянского язычества занимались преимущественно так называемой славянской мифологией по данным русских летописей и западнославянских средневековых житий.
Однако сведения о пантеоне Владимира или о культе Святовита и Радегаста не содержат собственно мифологического элемента. В них нет рассказов о рождении богов, об их деятельности, отношениях к людям и между собой.
Элементы действительной славянской мифологии рассеяны в фольклоре и еще недостаточно изучены.
6. В изучении славянского язычества необходимо обьединение усилий представителей различных наук, этнографов и фольклористов, историков, археологов, лингвистов. Могут быть названы два ключа, позволяющие перейти от необьятного эмпирического материала к познанию системы славянских религиозных представлений.
Первым из них является календарь аграрных обрядов, уцелевший вплоть до XIXв., несмотря на путаницу, внесенную христианским исчислением пасхалий и вообще праздничных сроков. Расшифровка аграрно-магического календаря IVв. из земли Киевских полян позволяет связать этнографию с археологией и проецировать многие этнологические наблюдения на полторы тысячи лет вглубь (Б.А. Рыбаков. Календарь IVв. из земли Полян, Сов. Арх., 1962, 4).
Вторым ключом является замечательная периодизация древних славянских верований, предложенная безымянным автором уже упомянутого Слова о поклонении идолам (XI-XIIвв.):
1. Поклонение упырям и берегиням
2. Культ Рода и Рожаниц
3. Культ Перуна
4. Христианство и тайные поклонения языческим богам
В переводе на современную терминологию первые три рубрики означают:
1. Первобытный дуалистический анимизм, представляющий всю природу населенной духами зла (упыри-вампиры) и духами добра, оберегающими человека (берегини-русалки)
2. Культ божеств плодородия
3. Дружинный культ божества грозы и войны.
С этой периодизацией можно согласиться; она пригодна не только для славянского язычества, но и в качестве более общей схемы развития религии.
Следует заметить, что указанные здесь этапы развития культов не являются замкнутыми хронологическими эпохами. Вера в духов добра и зла не исчезла в глубокой древности каменного века, а прошла сквозь все последующие тысячелетия. То же следует сказать и о культе божеств плодородия, который бытовал не только в эпоху первых земледельцев неолита, но и в во всем феодальном средневековье. Может быть, только культ Перуна, возникший, как это показал Е. Аничков, в связи с рождением русской государственности, был сравнительно скоро забыт, т.е. утратил свое значение государственного культа воинов Киевской Руси в связи с официальным принятием этими воинами христианства.
7. Наибольший научный интерес представляет раскрытие сущности и времени культа Рода и Рожаниц.
Принесение жертв рожаницам в средневековой Руси маскировалось богородничными трапезами. Слияние культа Рожаниц с культом христианской Богородицы обьясняет нам многое как в язычестве, так и в христианстве.
Богиня - Дева не нашла себе места в канонической христианской триаде: в символе веры ей отведена лишь второстепенная роль временного вместилища святого духа. Однако в практике христианской церкви (православной и католической) культ Девы занимает весьма важное место, нередко заслоняя культ не только бога-Саваофа, но и сына божия, Спасителя человечества. Церкви во имя Богородицы и Иконы Божьей Матери необычайно многочисленны. По официальным данным Московской Патриархии в России почиталось в разных местах 186 икон Богородицы, славившихся чудотворной силой. Эта множественность, локальная раздробленность культа Богини-Девы возвращает нас к отдаленным временам почитания Рожаниц, когда у каждого племени была своя Богиня-Покровительница, Матушка-Заступница. Древний земледельческий культ Богини-Девы, вопреки воле некоторых христианских теологов, стал одним из самых важных компонентов христианской культовой системы.
Иконография Мадонны-Богородицы тоже уводит нас в далекую языческую первобытность. Если один из вариантов изображения богородицы - мать с младенцем на руках - отвечает основной христианской идее, то другой вариант (более распространенный в первую половину существования христианства) связан с этой идеей лишь отчасти. Речь идет о Богородице-Оранте, изображении богини с воздетыми к небу руками. В этих случаях сын божий никогда рядом с ней не изображался. Археологические данные позволяют установить, что образ Оранты, Богини Девы, устремленной к небу, возникает в ритуальном искусстве первых земледельцев еще в эпоху неолита. Возникают изображения дев-орант одновременно с появлением многих новых элементов в орнаменте, связанных с мировоззрением племен, перешедших к земледельческому хозяйству.
С этих первых грубых глиняных скульптур неолетических дев-орант мы и должны начинать историю языческих Рожаниц, культ которых повлиял в дальнейшем на выдвижение в христианстве культа Девы.
8. Сложнее обстоит дело с изучением культа Рода. В литературе установилось мнение, что Род - это незначительный божок, покровитель рода или семьи, нечто вроде домового. Иногда его считали даже божком личной судьбы одного человека. Такое толкование находится в вопиющем противоречии с прямыми свидетельствами русских источников XI-XIIвв. и может быть обьяснено лишь отмеченной выше боязнью исследователей сближать языческое с христианским. Монотеизм, представление о едином творце мира, едином владыке неба и земли, считался духовным достижением иудаизма, унаследованным христианством, и обычно противопоставляется языческому многобожию. Бог-творец мыслился только как персонаж христианской мифологии, в славянском же язычестве видели преимущественно леших, водяных, русалок и домовых. По созвучию со словом Род, вызывавшим ассоциацию с семьей, бог Род попал в этот разряд низших представителей славянской демонологии.
Нельзя однако не обратить внимания на то, что во всех источниках Рожаницы всегда упоминаются во множественном числе, тогда как Род - всегда в единственном. В этом не было бы никакого смысла, если бы Род был семейным или родовым божком, ибо в этом случае, говоря о язычниках вообще и упоминание о множественности Рожаниц у них, христианский проповедник, писавший об этих культах, не мог бы упомянуть одного Рода. Если же, обращаясь к язычникам, автор называл многих Рожаниц и Рода, то в это он вкладывал, очевидно, совершенно определенный смысл: Рожаниц, как и русалок, леших и водяных, было много, а Род, по представлениям язычников был один, так же как был один Перун, сменивший Рода на следующем этапе славянского язычества.
9. Возражением против признания Рода общеплеменным богом древних славян может служить в летописи о пантеоне Владимира, включавшем шесть богов: Перуна, Дажьбога, Хорса, Стрибога, Симаргла и Макошь. Род здесь не упомянут.
Искусственность этого пантеона давно отмечалась исследователями. Два бога Солнца (Стрибог и Перун) наводили на мысль о том, что князь Владимир обьединил богов различных племен, вошедших в Киевскую Русь. Может быть высказано и другое обьяснение - обилие богов могло быть результатом чисто литературных интерполяций летописца или его переписчиков. Это тем более вероятно, что в некоторых списках стоит только один Перун (в полном согласии с приведенной выше периодизацией Слова о поклонении идолам). Отстаивая уникальность христианского монотеизма, писатели XI-XIIвв. могли искусственно увеличивать количество языческих богов, подчеркивая тем самым принципиальное отличие христианство от язычества.
Но если Рода нет в полудостоверном летописном пантеоне Владимира, то, в свою очередь, ни одного из богов этого пантеона нет в многочисленных поучениях, составленных для борьбы с язычеством. Ни дружинный Перун, ни Дажьбог, ни загадочный Симаргл не упоминаются в поучениях, имевших прямой практический смысл - дать духовенству материал для развенчания языческих заблуждений русских людей XI-XIIвв.
И именно в этих самых поучениях многократно упоминаются Род и Рожаницы, поклонение которым бичуется как реальное явление, современное проповедникам. Сохранились поучения, специально трактующие только вопрос о культе Рода и Рожаниц у русских людей XI-XIIвв.: одно из них посвящено только Роду.
Из этих поучений становится ясно, что русские язычники считали Рода божеством Неба, распоряжающимся дождями, и творцом Мира, вдувающим жизнь во все живое, а вовсе не мелким божком вроде домового или кутного бога.
Сами церковники признавали Рода соперником своего христианского Саваофа, бога-творца, дающего жизнь. Они, естественно, называли Рода ложным богом язычников и все его функции приписывали своему, истинному богу. Рода противопоставляли самому верховному божеству христиан. Этот поединок двух творцов мира, запечатленный на страницах древнерусских рукописей представляет большой научный интерес.
У западных славян такое верховное божество носило имя Святовита. На русской почве в XII-XIIIвв. вероятно под влиянием преследований имени Рода церковью, возникает культ Света, по своей сущности близкого к Роду, как божеству Вселенной (всего света).
10. Против признания Рода древним языческим богом Славян может быть выставлено предположение, что монотеистический облик этого божества определился уже после принятия христианства под влиянием монотеизма христианского. Такое допущение не может быть принято. Культ Рода появился, как утверждают сами церковники, вместе с культом Рожаниц, задолго до возникновения дружинного культа Перуна. Поклонение Роду и Рожаницам пришло на смену примитивному первобытному анимизму в связи с появлением земледелия.
Монотеизм не мог быть исконной, древнейшей формой религиозной идеологии (как утверждают клерикальные историки религии), это явление позднее по своему происхождению. В процессе формирования образа единого бога имел место ряд промежуточных ступеней: первоначально возник образ Великой Богини (в эпоху матриархата), который впоследствии трансформировался в образ верховного бога - покровителя земледелия, властного над небом и стихиями. В представлении земледельца это был грозный и капризный бог Неба, владевший тучами, дождями. Молнией, бог, от которого зависела вся жизнь на земле.
По всей вероятности, именно к этому верховному повелителю Неба и были протянуты руки глиняных орант-рожаниц, грубовато слепленных руками первых земледельцев. Такое божество могло иметь много разных имен и эпитетов, как мы это знаем по многочисленным эпитетам Зевса или Юпитера (бога-Отца).
11. Вполне естественно, что наиболее распространенным у восточных славян стало наименование верховного бога Родом. Со словом Род связаны такие слова, как природа, народ, родина, рождать и т.п. Недаром Рода считали богом дающим жизнь.
Анализ архаичной славянской лексики показывает, что с корнем род связаны представления о молнии, о подземном огне; такие слова, как родник - источник и родии - крины, связывают с этим семантическим кругом и воду. Церковная терминология XII-XVвв. знает слово родство в смысле совокупности космогонических мифов.
Все это позволяет считать, что Род как божество имел отношение ко всем ярусам мира, существовавшим в представлениях древних людей: небу, земле и подземному царству.
12. Совершенно исключительный интерес представляет знаменитый Збручский идол IXв. н.э. Его четыре грани соответствуют очень древнему представлению о необходимости обеспечить себя со всех четырех сторон.
Его три яруса соответствуют трем ярусам Вселенной: верхний ярус - населен богами, средний - людьми, нижний - царство мертвых и демонов. Среди богов небесного яруса на главном месте - богиня с рогом изобилия, рядом с ней (но не на втором месте) бог-воин с конем и мечом. Все одиннадцать фигур (правильнее считать девять, так как демон преисподней трижды повторен в разных поворотах) слиты в единое фаллическое целое. Плоский рельеф не выделяет, а лишь обозначает отдельные сюжеты, которые не нарушают восприятие целого.
Выкрашенный в свое время в красный цвет (родрый, ръдяный) Збручский идол представляет собой олицетворение рождающей силы и в то же время слияние в едином образе всех частей Вселенной, а это позволяет отожествить или, по крайней мере, сблизить его с древним Родом, верховным владыкой неба, земли и преисподней.
Из сказанного не следует, что Рода или Святосвита следует считать единым богом. Речь идет лишь о верховном, главном боге, существование которого не исключает, а, наоборот, предполагает существование подчиненных ему младших богов, образцы чего мы видим в многочисленных религиях древности
Б.А. Рыбаков Основные проблемы изучения Славянского Язычества, Москва, август, 1964, VII международный конгресс антропологических и этнографических наук


  


СТАТИСТИКА