Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Голос из Угорской Руси
от 08.12.08
  
Мысли


И, наконец, в этом году эти известия закончились последним известием - воззванием к русскому обществу. Это будто вопль отчаяния, последний возглас человека, оскорбляемого в своем национальном чувстве и решительно отчаявшегося в возможности спасти свой народ и уверившегося в его неминуемой и близкой гибели. Это один их крайних, решительных отзывов о гибели Угорской Руси. Возгласов, постоянно возраставших в последнее время. Статья эта помещена в мартовской книжке Русской мысли (Голос из Угорской Руси). Это не одна из немногих, впрочем, у нас компиляций или исследований об Угорской Руси; это прямое воззвание, мольба к русскому правительству и обществу. И на эту мольбу не обратили внимания, она прошла незамеченной в печати, которую автор Голоса просит о поддержке и, понятно, не обратили на нее внимание и в высших сферах (В.И. Вернадский. Угорская Русь с 1848г.)

Угорская Русь, подавленная в новейшее время всевозможными бедствиями, не ждет уже помощи себе из Вены, как было прежде; она обращает взоры на восток и ждет спасения от единокровной и единоверной России. С тех пор, как лет двадцать тому назад, Веной овладели Евреи и Мадьяры, народ угро-русский брошен на произвол исконных врагов русского племени. И откуда ждать теперь Угорской Руси спасения, кроме Бога и его Помазанника Царя Русского? Приняв под могущественное свое покровительство Славян и прочих христиан Балканского полуострова, он не оставит, конечно, и нас в нынешнем безвыходном положении. Но так как мы лишены возможности обратиться с мольбой о помощи непосредственно к Царю-освободителю, как желал бы того наш народ, то угрорусская интеллигенция решилась прибегнуть к посредничеству печати, возложить это дело на меня, некогда мадьяра-поклонника, ныне же раскаявшегося служителя русской церкви и народности. Исполняя это поручение моих земляков, я обращаюсь к вам, г. редактор, с просьбою поместить предлагаемую статью на страницах вашего уважаемого журнала.
История Угорской Руси мало привлекала до сих пор внимание русской истории, а между тем, эта полузабытая Угорская Русь связана с великой Россиею единством крови и веры, силою преданий прошлого и чаяний настоящего. Из летописи преподобного Нестора известно, что в числе племен, составляющих русское государство, находились и Хорваты, северная часть коих, населявшая горы и леса галицко-русского племени Бойков, называлась и Сербами или Белыми Сербами. Пр. Нестор не упоминает, правда, последних в числе племен русских; но за то Константин Багрянородный, писатель 10 века, положительно утверждает, что в половине 10 века эти Белые Сербы были подвластны русским князьям. Если же в другом месте Константин Багрянородный указывает на зависимость Хорватов от франкского императора Оттона (Chrovati, Othoni mango regi Franciae), то это могло относится лишь к Червенской области, входившей временно в состав соседней Польши (св. Владимир опять возсоединил с Русью Червенскую область, а следовательно и Белых Хорватов), которая действительно была тогда причислена к западной или Франкской империи (Константин Багрянородный прямо называет немецких императоров государями всей Склавонии, конечно западной. Но кроме прямых свидетельств преп. Нестора и Константина Багрянородного, имеются и другие доказательства принадлежности Белых Хорватов с Бело-Сербской их ветвью к числу племен, входивших в состав русского государства. Одним из важнейших доводов в пользу того служит невозможность доказать принадлежность Белохорватской области в 9 и 10 веках какому-нибудь другому политическому телу. Во времена Рюрика и Олега, Белые Хорваты причисляются в Повести Временных Лет к политическому союзу племен русских; и Владимир Равноапостольский ходил, по словам той же начальной летописи, на Хорвати. Если посмотреть на географическое положение Бело-Хорватской области, то принадлежность ея к русскому государству является не только естественным, но и неизбежным историческим явлением. В начальной русской летописи не определены точные границы Бело-Хорватской области; но мы можем составить об них довольно точное понятие из Константина Багрянородного и некоторых других древних источников. Основываясь на этих источниках можно утверждать, что Бело-Хорватия с Белой Сербией находилась в 10 веке в непосредственном соседстве с областями славянских племен: Тиверцев, Дулебов, Древлян, Бужан и др.; на западе границы простирались до земель, подвластных западной или франко-немецкой империи; на юговостоке Бело-Хорватия соседила с кочевьями Печенегов; на юге же с поселениями Мадьяр, которых Константин Багрянородный постоянно называет Турками. Поселения Мадьяр раскинуты были первоначально, по словам Константина Багрянородного, лишь в областях Великой Моравии, т.е. по правую сторону Дуная; при чем границы мадьярской области соседили на востоке по Дунаю с Болгарами, на севере, или вернее северо-востоке с Печенегами, на западе с франкскою империею, т.е. со Словенцами и Немцами, и на юге с Хорватами, без сомнения, крещенными, т.е. выселившимися из Белой Хорватии на юг за Драву. Но к половине 10 века Мадьяры распространились уже и по сю левую сторону Дуная, заняв равнину, орашаемую реками: Темиш, Тутис, Марош, Кереш и Тиха или Тиса. Таким образом, Мадьярия преддунайская ограничена была: на юге Дунаем, на востоке горами Семиградскими (Kiraly hago, где жили Печенеги), на севере реками Керешом, Тисою и Теплою, за которыми жили Белые Хорваты, заселявшие и Магитеанские горы, на северозападе мадьярской области. Некоторые историки утверждали, что на равнинах между рр. Керешом и Тисой, жили русские племена Тиверцы и Лютичи; но это относится лишь к Бело-Хорватам. Кочевья Печенегов занимали встарь кроме русского Подолья и Заберладской Руси или Молдавии еще южную часть Семиградья. Что касается соседних с Бело-Хорватией частей франко-немецкой империи, то таковыми могли быть на севере Польша, а на западе - незанятое еще в то время Поважье (ducatus, provincial Vagi), составлявшее некогда удел Велико-Моравского государства. Это доказывается свидетельством Константина Багрянородного, что население Бело-Хорватов простиралось до р. Вислы и княжества Поважского, которое по падении государства Велико-Моравского занято было Чехами и лишь в 11 веке постепенно завоевано мадьярами. В составе же Поважского княжества входили следующие жупании: Бреславльская (Pressburg, Pozcony), Нитренская (Nyitra, Neutra), Тренчинская (Trencsen), Турганская (Turocz), Оравская (Arva) и Липтовская (Lipto, Liptav).
На основании всех представленных данных и соображений можно утверждать, что в половине 10 столетия Белые или некрещеные Сербо-Хорваты занимали большую часть нынешней провинций Галичины и Буковины, не малую часть Молдавии и Семиградья и затем всю Угорскую Русь, именно следующие жупании Угорщины: Мармарусь (Marmaros), Сотмар (Szatmar), Убочье (Udocsa), Берег (Beregh), Унг (Ungh), Землян (Zemplen), Заубочье (Zaboles), Бихор (Binar), с частями комитатов: Бекеш (Beket), Ясов и Кунов (Jaszkun), Чорноград (Csongrad), Гевеш-Сольник (Heves-Tsolnok) и Боршад (Borsod); далее сюда входят еще жупании: Турня (Torna), Обов (Abauj), Шариш (Saros), Спиш (Szepes, Zips), Гемер (Gomor), Новгород (Nograd) с частицею Пештянского (Pest) комитата до Дуная, и еще жупании Зволенскую (Zolyom) и Тековскую (Bars), с частью Острогонской, вплоть до Дуная у г. Острогона (Esztergam). Не без причины, конечно, называлась территория Бело-Хорватская - Великой Хорватией, не без причины утверждает Константин Багрянородный, что Бело-Хорваты названы именем Хорватов потому, что владели обширными землями, и все эти земли, со включением и Угорской Руси, входили как выше доказано, в состав владений св. Владимира равноапостолького. Вот почему Угорская Русь даже в самых западных своих областях и по занятии их мадьярами все еще называлась Русью и в грамотах угорских королей и сочинениях древних западных писателей. Вот почему и теперь еще жители древней Бело-Хорватии зовут себя русскими, а свою веру и церковь - русскою. В эттих отношении скрывается обьяснение и слов преп. Нестора, что св. Владимир жил в мире с соседними государями, именно с польским, угорским и чешским. Лишь Бело-Хорватскими своими владениями мог св. Владимир быть соседом чешского государства. Но вскоре по смерти св. Владимира, именно в 1018г. западные части русской Бело-Хорватиии, именно жупании Тековская, Гонтянская. Зволенская, Новгородская и частью Пяштянской, Гемерская с частью Гевешской и Боршадской, Турнанская и Обовская, а вероятно, и Спишь с Шаришом и Земляном, перешли вместе с Червенскою областью в руки польского князя Болеслава Храброго. Вследствие того граница польско-угорская проходила около того времени по следующей линии: от г. Острогона (Strigonium, Gran, Esztergam) вниз по Дунаю примерно до г. Вацова (Vacz, Wacsen), а оттуда по Матранским горам чрез г. Ягер (Agrea, Eger, Erlav) до реки Теплы (Hejo) и вдоль последней до Тисы; тут начиналась уже русско-угорская граница, пролегавшая от г. Сольника (Szolnok, Arx Salis) к Керешу и жилищам русских хорватов в Семиградье. Когда великий князь Ярослав возсоединил в 1031г. с Русью Черниговские города, то с ними он занял, по всей вероятности, и пространство, соответствующее нынешним жупаниям Угорщины: Землян, Шариш, Спишь, а быть может, еще Обовь и Турна, с частью Боршада. Можно догадываться, что в то самое время занял Стефан король угорский пространство, занимаемое нынешними комитатами: Гемер с частью Боршада, Новгород с частью Пешта и Гевеша, Зволен, Гонт и Теков: по крайней мере известно, что при дворе Стефана угорского находилась уже дружина русская, следы которой удержались до 16 века, и что сын Стефана, Генрих, называем был князем Руси. Еще в 16 столетии, в некоторых волостях Новгородской жупании близ Дуная русское население было столь сильно, что принимало участие в освобождении подданных соседних помещиков, так что Угорский сейм принужден был издавать постановления против этого самоуправства русских людей. В том же 15 веке, чешские гуситы нашли себе сильную поддержку в русском и православном населении означенного края. Лишь в 16 веке начали тут исчезать русские похоронные обычаи. В 17 веке вацовский Waizen (на Дунае) латинский епископ Тарноци содержал особого русского викарного епископа (in ritualibus vicarius) для совращения в унию многочисленного русского населения, живущего в границах вацовской епархии. Еще в 18 веке население это мужественно отстаивало свои права и обряды, за что иноверцы называли его язычниками; да и в 19 веке латинское духовенство не успело еще устранить в присвоенных им себе православных храмах некоторые характерные признаки церквей русских. На волостных печатях того же края еще в конце 18 века находилось изображение св. Николая в облачении русских архиереев. Еще теперь сохранилось в этой древнерусской области много топографических названий русского происхождения (вот несколько: Русское (Oroszi), ВеликоРусское (Nagy Oroszi), МалоРусское (Kis Oroszi), РускоДворянское (Nemes Oroszi), Черняны (Sserenye), Играч (Ihracs), Косорин (Koszorin), Владимир (Ladomer), Ловча (Lovcsa), Ловчее (Locs), Песерин (Peszerin), Проход (Prochot), Буковина (Bykovina), Сечь (Szecs), Толмач (Tolmacs), Город (Varad), Шаг (Sagh), Переслин (Pereszleny), Перечин (Perocseny), Галич (Halies, Gacs), Терень (Tereny), Красна Горка (Kraszna Horka), Шумяч (Sumjacs), Полома (Poloma), Поломка (Polomka), Бабиняц (Babinecz, Babaluszka), Полоска (Poloszka), Иван (Ivany), Гаврилово (Havrilovo) и т.д.) - а в более глухих и гористых местах встречаются остатки русского говора, напр. в окрестностях городов Щитника (Csetnek) и Рожнявы и сел Гаврилова, Охтина и даже Кобелярова, родины славного Шафарика. Да и в среде ославеченного уже населения этого края можно найти не мало русизмов, как напр. употребление глагола говорить, вместо словацкого (в Повяжье) вравить или млувить. К остаткам русских обычаев того края принадлежит, между прочим, и обыкновение местных пастухов возвращаться с овцами с горных пастбищ в день св. Димитрия. И бранные слова этой ославеченной Руси напоминает некоторые верования древних русских язычников. В латинских и протестантских церквах того края также сохранились некоторые обычаи русской церкви. В Гемерской же жупании уцелели и по сей день три русские прихода с русскими церквами в селах: Вернарь, Телград и Шумяч. Поселенные Мадьярами на юго-западе этой южной части Угорской Руси Половцы (Palocz) усвоили себе, как тип построек, так и всю обстановку хозяйства и жизни не от Мадьяров или Словенов, а от Угрорусских, занимавших очевидно некогда прилегающие к Матранским горам местности. Таким образом, нельзя сомневаться в том, что гористое пространство, пресекаемое реками Иполем (Ipoly), Граном (Garam) и Шаевом (Sajo), занятое жупаниями Тековсою, Гонтянскою, Новгородскою, Зволенскою и Гемероскою, с частями Пештянской и Гевешской, обнимающее до 350 кв. миль, с населением 800000 душ принадлежало некогда русскому народу и государству. Территория эта известна своей горной академией в Щавнице (Schemnitz, Selmecz) и широким развитием горных промыслов, именно производства золота, серебра, олова, железа, никеля, кобальта, серы и т.п. Здесь находится родина славянских деятелей: Шафарика, Кузмани, Франциски, Халупки, Дакснера, Ференчика и др. Из древнего русского и православного населения этого края не более 4 - 5000 сохранили и поныне русское имя и церковь. Все остальное потеряно для русской народности и это утраченное может составлять одну четверть всего пространства и населения древней Угорской Руси.
Кроме этой западной части древней русской Бело-Хорватии, рано утрачена была русским государством и южная ея часть, ограниченная с юга р. Керешом, з запада р. Тисой, с севера Тисой же и Самом (Szamos), а с востока Семиградьем. Область эта досталась в 11 веке мадьярам в качестве приданного за русской княжной Анастасией Ярославной, вышедшей за угорского короля Андрея I. Можно предполагать, что и некоторые другие части Угорской Руси, напр., Межьбодрожье (Межьбодрожье ограничено рр. Тисою, Бодрогом и Латорицею, след. обнимает южную часть Землянской жупании, часть Боршадской, а также Турню и Обовь с частью Шариша), перешли тогда же от русского государства к угорскому. Угорские короли рано начали заселять эту древнерусскую область, орошаемую р. Керешом, Беретвою, Красною, Туром (Tur), Самом (Szamos) и Тисою, различными иноплеменниками, а именно: Кунами (Половцами) и Ясами (Узами, тоже Половецкого племени) по равнинам юго-запада и Румынами по горам, отделяющим Угорщину от Северо-западного Семиградья, а равно и по котловинам рек Кереша, Беретвы и Красной. Таким образом, эта область, славная своими винами (бакаторскими) и плодородием почвы (на юго-западе) и соответствующая нынешним жупаниям: Заубочье (Zaboles), Сотмар (по левую сторону р. Сама), Бихор (Bihar), с частями Бекеша (Bekes), Чорнграда (Csongrad) и Яскунова (Jaszkun), имеющая до 400 кв. миль пространства и до 800000 населения, постепенно была утрачена для русского государства, народности и церкви. Правда и теперь тут находится до 300000 приверженцев восточной церкви, но из них разве 50000 могут быть названы русскими, так как остальное население этого края омадьярено и орумынено (мадьяро-еврейский гнет, который усиливается с каждым годом, грозит уничтожить в Посамской крае и последние остатки древне-русского населения). Летом, во время жатвы, древнерусское Посамье ежегодно наполняется пришельцами из Угорского и даже Галицкого Подкарпатья; но они жнут и косят уже не для русских людей, а для мадьяр и евреев, с целью заработать при этом и для себя несколько мер хлеба. Если настоящие обстоятельства продолжаться, то можно утвердительно сказать, что через несколько лет пропадут последние русские церкви Посамского края; олатинится и славный на всю Угорскую Русь монастырь Повчанский (в Заубочском комитате) и не найдут себе там духовного приюта спускающиеся на жатву жители русских Карпат.
И северо-восточная часть Угорской Руси много пострадала от того, что по клочкам переходила во владение мадьяр. Некоторые части ея достались в 11в. уже веке Андрею I, в приданное за русской княжной Анастасией Ярославной. Спишь отошел от Руси в начале 12 века, в виде приданного, сначала польскому королю Болеславу Кривоустому, женатому на русской княжне Сбыславе, а потом к угорскому королю Степану II, женатому на дочери Сбыславиной Юдифи. Владислав I занял около 1083г. оружием русскую часть Семиградья и часть нынешнего Сотмарского комитата, по правую сторону р. Сама, а быть может, и низменные части Убочья и Марамаруси. В 12в. Угорскому королю Белому III не удалось удержать за собою все галицкое княжество; но часть Угорской Руси все таки осталась за ним, а именно частицы Унга, Берега и Убочи, вследствие чего Белый III присвоил себе и титул Галицкого короля. И в 13 веке часть Угорской Руси, лежащая по правому берегу Тисы, удержана была после потери Галицкого княжества Коломаном, братом Андрея II, короля Угорского. Татарское нашествие также содействовало расширению владений Белого IV на счет Руси, так что в 14 веке Карл Роберт, после Росановской битвы, уже свободно располагает русскими равнинами, как по сю, так и по ту сторону средней Тисы (русские жители равнин Землянских и даже русский по происхождению гарнизон Бороштянской крепости возстали против Карла Роберта и звали в Угорщину русских князей; но это возмущение не имело успеха). Людовик I, король угорский, а потом и польский, основал в 14 веке на Угорской Руси отдельное Мукачесвское княжество, которое отдано было в управление русско-литовского князя Феодора Кориантовича, взамен за его подольскую землю. Во второй половине 14 века в состав Угорских земель входили уже низменные части жупаний: Боршадской, Турнянской, Обовской, Землянской, Унгской, Бережковской, Убочской, Сотмарской и Марамаруской, так что граница между Угриею и доставшеюся при Казимире Великом Польше Червонною Русью протягивалась в то время примерно от Маковицкого замка в Шарише (селения Бардеев, Габолтов, Финта и др. были уже в руках мадьяр) на Товарное и Стражское (в Товарном находилась таможня или так наз. тридцаток  (trigesiwa). В Стражском же помещалась пограничная стража) в Землинской жупании, а оттуда на Ужгород, Мукачев, Густ, Сигот и Вышев, в нынешних жупаниях Унг, Берег, Марамарусь. Окатоличенные уже в то время мадьяры, покрыв Угорскую Русь целою сетью латинских монастырей, стали насильственно совращать православное население новоприобретенного русского края сначала в унию, а потом в латинство. И эта пропаганда имела успех в равнинных частях Угорской Руси, где значительная часть искони русского  населения исповедует теперь латинскую веру, потеряв вместе со славянским богослужением кирилловскую азбуку и обезобразив свой русский язык множеством польских, словацких и мадьярских слов, по требованию ксендзов-миссионеров. Часть же этого русского населения и совсем омадьярена. Протисская часть Угорской Руси, орошаемая реками Тисою, Самом, Бодрогом, Горнадом, Топлею, Удавою и Лаборцем, славится своим плодородием, произведением славного на весь мир токайского вина, а также большими минеральными сокровищами, именно обилием серебра, ртути, меди, соли, особенно же железа. Тут родина известных мукачевских епископов Ольшавского, Брадача, Годемарского, Блажовского и русского деятеля Балудянского. В настоящее время, в этой области лежат жупании: Турня с частью Боршада, Обов, Спишь, южная часть Шариша и низменные притисские части Унга, Берега, Убочи и Марамаруси. Территория эта, составляющая третью четверть древней Угорской Руси, обнимает до 350 кв. миль с 900000 душ населения, из коих лишь 170000 удержало русское имя, веру и все признаки русской народности, остальные же латинизированы, хотя и они, при благоприятных обстоятельствах, охотно возвратились бы к православной вере своих отцов.
Четвертую, наконец, четверть древней закарпатской Руси составляет гористая часть Угорского Подкарпатья, по южным склонам русских Бескидов (Alpes Ruthenorum, в…высказано ошибочное мнение, будто русские писатели, называют средние Карпаты Угорскими горами: последнее название приписывается местным русским населением лишь Семиградским горам (Kuralyhago, havas), чрез которыя действительно вторглись в Угрию мадьяры и которые населены теперь Румынами и остатками Печенегов (Сикулами). Средние же Карпаты народ всегда называл Русскими горами) по течению рек: верхней Тисы, Латорицы, Унга, Лаборца, Топли, Ондавы, в Шаришской Маковице, Землянской Крайне и в верховинах жупаний Унг, Берег, Марамарусь, а равно в одной части Убочи. Территория эта отошла к Угорщине сравнительно очень поздно, именно в первой половине 15в. по избрании на угорский престол польского короля Владислава Ягайловича. Духовная же связь этой области с русской иерархией, именно зависимость от самборско-перемышльских епископов, прервана лишь в конце 15в. с основания епархии Мукачевской, которая находилась, впрочем, еще долгое время в иерархической зависимости от перемышльских епископов. В этой подкарпатской части Угорской Руси народ до ныне сохранил, несмотря на все преследования, русскую церковь, русский календарь, азбуку, имя и всю бытовую обстановку. Отсюда произошли мукачевские епископы Иоанникий Зейкан, Василий Тарасович, Андрей Бачинский, Василий Попович, а также епископы пряшевские: Григорий Таркович и Иосиф Гаганец, и писатели: Венелин, Духнович, Попович, Мустянович, Кралицкий, Лучкай, Павлович, Ставровский, Кимак, Гебе, Фенцик, Михалич, псевдоним Уриил и др. Отсюда произошли: русский сенатор Рунич, директора лицея Орлаи и Куколник. Тут живут и известные русские деятели Добрянские. Область эта богата и разными минералами, особенно неисчерпаемыми пластами каменой соли (в Марамаруси). Пространство этой подгорной области можно определить в 350 кв. миль; жителей же тут насчитывается до полумиллиона; все они русской народности и церкви, за исключением изредка рассеянных особенно по городам и местечкам, евреев и мадьярских чиновников. Судьба, постигшая русскую часть Семиградья и три четверти русских областей в Угорщине, угрожает теперь обрушиться и на уцелевшую еще для русской народности четвертую их четверть. Не смотря на закон 1868г. о равноправности народностей, мадьярским правительством приняты самые решительные меры для скорейшей мадьяризации сохранившейся еще части Угорской Руси. Под покровом мадьярской конституции, благоприятствующей, подобно всем другим западно-европейским конституциям, подавлению слабых сильными и деморализации тех и других, принятые для искоренения Угорской Руси террористические меры легко могут быть осуществлены и привести к желанной для мадьяр цели.
...Хотя русская пословица говорит, что Бог высоко, а Царь далеко, однако мы надеемся на милосердие Божие и великодушие Царево...
Голос из Угорской Руси. Русская мысль. Журнал научный, литературный и политический, М., 1880, книга 3
В.И. Вернадский. Угорская Русь с 1848 г.
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_16.htm

  


СТАТИСТИКА