Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Илья Иванович Тёрох. Славяне и немцы
от 22.11.10
  
Доклады


Статья написана во время Второй мировой войны

И. Тёрох. Славяне и немцы (Свободное слово Карпатской Руси N7-12,1963)
Эта статья, автором которой является известный мифолог Илья Иванович Тёрох, любезно предоставлена редакции журнала Свободное слово Карпатской Руси вдовой автора - Иоанной Владимировной Тёрох. Статья написана во время Второй мировой войны.
Илья Иванович Тёрох. Славяне и немцыНекоторые ученые считают славян пранародом Европы, т.к. многие названия селений, гор, рек и пр. по всему европейскому континенту только в славянском языке открывают свое значение. Многие европейские народы поросли и плотью, и землями, и культурой славян, в особенности их соседи - от Балтики до Средиземного моря.
Когда немцы, одетые в звериные шкуры, со звериными рогами на головах (для устрашения своих жертв), занимавшиеся звероловством и грабежом, встретились с западными славянами, то у славян были уже серп, плуг, ткацкий станок. Славяне в то же время уже занимались хлебопашеством, скотоводством и торговлей, знали почти все домашние ремесла, плавили металлы и обладали возвышенной религией, которая запрещала насилие, убийство и грабеж - были уже культурным народом. Мирные и трудолюбивые, они делались легкой добычей немецких банд (графов, баронов, князей и епископов) по причине вечных споров и несогласия между собою. Покорённые немцами, они или совершенно истреблялись или мало-помалу денационализировались и исчезали. Когда же славяне забывали о спорах и единились, они ураганом проходили немецкие земли, мстя за обиды, и в одно время вырезали всё немецкое духовенство, при помощи которого немецкие разбойные рыцари под видом насаждения среди них христианства (притворяясь носителями креста - крестоносцами), губили их огнём и мечом. Но славяне постоянно ссорились и призывали немцев друг против друга точно так же, как на Руси в удельный период князья призывали друг против друга диких кочевников.
Немцы охотно помогали славянам истреблять друг друга, а потом брали за чуб и победителя, и побеждённого. Чтобы скорее покончить со славянами, немцы в одно время пригласили (маркграф Герон в 940г.) к себе в гости под предлогом заключения вечного мира тридцать шесть славянских князей и тут же, на пиру, всех их закололи и сейчас же отправились грабить их земли. А остроготский король Винитар, захватив в плен князя славянского племени антов Боже с детьми и 70 боярами, всех их распял. ( Анты - древние предки племён хорватов, тиверцев и уличей, т.е. нынешних русских в восточной Галичине. Ант - древне-немецкое слово и значит - великан. Древние греки называли антов - Великая Скуфь).
Приглашенные в 1308г. польским королем для защиты славянского города Гданска (Данцинга) против маркграфа Бранденбургского немецкие рыцари-меченосцы, пользуясь доверием города, вместо защиты его коварно и злодейски вырезали ночью спящий польский гарнизон и почти всё беззащитное славянское его население. Вместо славян в готовые дома и хозяйства поселили немецкую голь. Так бесследно исчезли в Прибалтике стодаряне, гломачи, мильчане, гипревяне (жившие на том месте, где ныне Берлин), багры, бодричи, радары, оботриды, лютичи (основатели Ганзы) и другие высококультурные славянские племена, жившие на славянских реках Одре и Лабе у Балтийского моря, а их земли стали добычей немецких разбойных князей. На этих землях, на готовых хозяйствах только что вырезанных славян поселялись тянувшиеся всегда за разбойными тевтонскими бандами (со всем своим скарбом на тележках, запряженных собаками) немецкие семейства - голь и нищета, которые сразу становились богатыми хозяевами и, конечно, данниками завоевавшего область немецкого графа, барона, князя или епископа.
Громадная часть нынешней Германии достроена на землях и костях зверки убиенных немцами славян. История ничему не научила славян. И ныне происходит точь-в-точь то же самое, что и тысяча лет тому назад происходило у балтийских славян между их городами Винетой, Ретрой, Арконой и др., спорившими из-за славы и первенства. Давным-давно и след простыл славян и по Винете, и по Ретре, и по Арконе, и о существовании в прошлом этих больших и богатых славянских городов ныне из славян мало кто знает. И след простыл от некогда населявших эти города и земли вокруг них славянских племён. Всех их немцы перебили поголовно. О существовании этих славянских племён, ныне знают только учёные-историки. И если сумасшествие славян будет продолжаться, то скоро не будет ни Киева, ни Москвы, ни Загреба, ни Белграда, а будет вместо них Кнехтсгеим, Москенбург, опять Аграм, Вейсбург и т.п., как уже существуют: Бранденбург из Бранибора, Мерзенбург из Межибора, Кёнигсберг из Крулевца, Позен из Познани, Данцинг из Гданска, Терглав из Триглава, Бейтен из Будзишина, Бамберг из Яромира, Вустрен из Острова, Шкейтбар из Святобора, Кольберг из Колобрега и т.п.
Из-за славянских внутренних раздоров немцы продвинулись далеко на восток, даже до границ Руси, захватив и часть русских земель с русским народом: Закарпатскую Русь вместе с Венгрией, Восточную Галичину с частью Польши и Буковину. На протяжении всей русской истории немцы несколько раз встречались на поле брани с русскими и каждый раз бывали биты. Видя, что им никогда не победить русского гиганта, который мешает немецкому движению на Восток, немцы решили употребить и здесь старый, испытанный метод: дивиде эт импера (разделяй и властвуй) и начали насаждать в русском народе национальный и политический белорусский и малорусский (украинский) сепаратизмы в то время, когда сама Германия объединилась и национально, и политически и не думает разделяться на саксонцев, баварцев, пруссов, швабов и т.п., хотя эти племена в этнографическом и языковом отношениях куда больше разнятся между собою, чем русские люди севера, запада или юга России. Не будь у немцев общего литературного языка, которому все они обязаны учиться, они с большим трудом понимали бы друг друга.
Нужно подчеркнуть, что во всех этих антирусских и антиславянских махинациях, в особенности с насаждением украинского сепаратизма, преусердно помогали немцам имевшие до Первой мировой войны во всей Галичине полную власть поляки. Если бы эти по крови славяне не содействовали немцам (австрийским) в этом отношении, то вряд ли украинский вопрос проявился бы в столь острых формах.
Готовясь сорок лет к окончательному разгрому славянства - к войне с Россией как представительницей и защитницей его, немцы Германии и Австрии израсходовали миллионы на украинскую пропаганду среди русских; и она отчасти принесла плоды, особенно в пределах Галичины и Буковины, где они воспитали целое поколение янычар, фанатически ненавидящих всё своё, родное, русское, а особенно - русский литературный язык, который стали нарочно называть не русским, а российским.
Введя у себя, в Германии и Австрии, обязательное обучение немецкому литературному языку не только для всех немецких племен, но и для славян, немцы в то же время заставляли русских в Галичине и Буковине учиться на рiднiй мовi, т.е. на искаженном местном галицко-русском наречии. Эту рiдну мову стали называть украинской; и всех, кто пытался учиться частным образом русскому литературному языку, жестоко преследовали. За самую невинную русскую книгу из России преследовали на каждом шагу. Если у крестьянина находили русскую книгу, её отнимали жандармы, а владельцу её угрожали расправой как за государственную измену.
Эту рiдну мову, т.е. галицко-русское наречие, которое, кстати сказать, и терминологически, и грамматически очень близко учёному русскому литературному языку, галицкие украинцы стали в угоду немцам уродливо перековывать, чтобы уйти возможно дальше от московского языка. Не только переделывали существующие, но и выковывали новые, никому, кроме ковачей, непонятные слова, чтобы таким образом доказать, что украинский язык не имеет ничего общего с московским. В выковке новых слов докатились до того, что более трезвые галичане-украинцы стали вопить: Говорiт по-людски и пишiт по-людски, а то i самi себе не розумеiм i нiхто нас не розумiе -. Введённое в 1893г. насильственно австрийцами в галицко-русские школы новое, так называемое фонетическое правописание, несмотря на протесты населения, галицкие украинцы меняли несколько раз, и до сих пор оно не урегулировано окончательно, а украинский язык в Галичине очутился в таком хаотическом состоянии, что никогда, кажется, не будет упорядочен. Сколько украинских писателей, столько и языков, и грамматик. Одни пишут - в серцю, очи, другие - у серци, вочи, третьи - у серцi, вочi, четвертые - у серцевi, вiчi и т.п.
Примеров новоизобретённых слов с целью устранения общерусских слов приводить не стоит, но интересно всё же для неразбирающихся в этом вопросе знать, как делается украiнська мова с помощью перековки. В Галичине народ говорит: борьба, чудный, власть и т.п. Т.к. русский литературный язык употребляет те же слова, то галицкие украинцы, не успев изобрести новых, переделывают их в: боротьба, чудовий, влада (по-польски владза, по-чешски - влада). Нынешний литературный украинский язык - язык, на котором никто не говорит и не будет говорить.
Все же на наших глазах совершается порожденная немцами для разгрома единого русского народа, а с ним и всего славянства, величайшая историческая ложь: создание из части русского народа нового народа-янычар и нового государства Украины-Янычарии для уничтожения своего собственного народа и своего собственного государства в пользу вековечного врага славян - немцев.
Кроме других адских способов, немцы ввели в галицких и буковинских школах учебники, дышащие ненавистью к Руси и, исказив русскую историю, преподнесли воспитываемому ими поколению янычар новую историю - историю никогда не существовавшего украинского народа, назвав украинцами (что особенно уродливо) и русское население Галичины и Буковины (потомков тиверцев и уличей), которое никогда не видело украинцев (потомков полян), в настоящей Украине.
Термином Украина поляки называли земли, находящиеся на правом и левом берегах среднего и нижнего Днепра, и этот термин имеет исключительно территориальное значение. Народ, живущий на этих землях, и поляки называли не иначе, как русским, а сам народ этих земель испокон веков называл себя русским. Нужно отметить, что ни Галичина, ни Буковина на протяжении всей их истории никем и никогда Украиною не именовались. В старину они были русскими землями - Червоной Русью. Термин Украина, как уже было сказано, применялся старой Польшей только к землям, лежащим на крайних концах (украинах) старого польского государства. Население Галичины и Буковины издревле именовало себя русским или русинами. Русин употребляется только как существительное; прилагательное от него - русский. Термин русин, по латынски ruten, в 1850-х годах минувшего столетия поляки с немцами пытались ввести в Галичине и Буковине с сепаратистическими целями как официальное название народа. Но, убедившись, что русин или рутен значит то же, что и русский, они бросили его и ухватились за термин украинець, который милостями, хитростью, подкупами, процессами о государственной измене, тюрьмами и другими насилиями удалось привить части русского населения в Галичине и Буковине.
И нужно признать, что они сделали это мастерски. Не читавшие никогда беспристрастно написанной истории Руси и напичканные немецкой ложью из составленной для них по немецкой указке платным немецким агентом М. Грушевским истории Украины, в которой говорится, что княгиня Ольга, князь Святослав, князь Владимир и др., были украинцами и княжили над украинским народом, и что только впоследствии москали поработили Украину и неслыханно преследовали украинский народ, - эти галицкие украинцы до того глупы и фанатики, что с ними абсолютно невозможно спокойно разговаривать об украинском вопросе. Они лезут в драку или, когда уж очень их убеждают, что они в заблуждении, закрывают уши и с криком Слава Украине!, убегают. Нужно подчеркнуть, что так поступают только непосредственные воспитанники немцев - галицкие украинцы, которые главным образом и борются за независимую Украину в Галичине, в Соединенных Штатах и Канаде. Русские люди - настоящие украинцы - здесь, в эмиграции, так и считают себя русскими, имеют свои русские организации и в Галицкие - украинские - организации за малым исключением не вступают. Из настоящих русских украинцев находятся в галицких организациях большей частью интеллигенты ради материальных выгод. Огиенки, Григорьевы, Розвадовские и им подобные ещё до Первой мировой войны, будучи на государственной службе, работали по губернским городам южной России в клубах и других невинных организациях, содержавшихся на австрийские и немецкие деньги. Эти клубы и были рассадниками мазепинства в России во времена действий униатского митрополита графа Шептицкого.
К чести русских галичан и буковинцев нужно подчеркнуть, что не все они пошли на измену Руси. Немцам удалось привить украинский сепаратизм в Галичине и Буковине только более или менее половине русского населения. Другая половина этого населения, самая сознательная и просвещенная, осталась верной идее единства русского народа и до сих пор (они называют себя здесь, в Америке, карпатороссами), несмотря на неслыханные преследования и террор и вопреки массовым виселицам, расстрелам, истязаниям, тюрьмам и мучениям по Терезинам и Талергофам (концлагеря) - этим настоящим голгофам галицко-русского народа во время Первой мировой войны. Эти, не давшие сбить себя с толку немцами, галичане и буковинцы и дальше считают и называют себя русскими, пользуются общим русским литературным языком и воспитывают своё молодое поколение и дальше в духе народного и культурного единства всего русского народа, издавая на русском литературном языке газеты, журналы и книги.
Несмотря на этот, поистине диавольский замысел разделения русского народа для постепенного покорения его, мы верим, что этот замысел, как и многие другие немецкие эксперименты над славянами, не осуществится и что единый русский народ, крепко сплотившись и объединив вокруг себя всё славянство, даст немцам такой отпор, что они не будут больше в состоянии мутить русскую и вообще славянскую воду.
По причине этой проклятой славянской черты - вечных ссор, споров, раздоров и несогласий между собою - австрийские немецкие графы-грабители (от немецкого graben) покоряли славянские племена одно за другим и столетия царствовали над ними, натравляя одних славян против других в Австро-Венгерской тюрьме народов. От разбойного тевтонского кулака погибли миллионы славян, но об их существовании в прошлом свидетельствуют по всей северной и восточной Германии, бывшей Славии, и по бывшим австрийским провинциям бесчисленные славянские названия фамилий, местностей, рек, гор и множество славянских слов, которыми кишит немецкий язык.
Всю свою первоначальную культуру немцы получили от славян. Они учились у них земледелию, скотоводству, торговле, ремёслам. От смеси со славянской кровью дикие тевтоны (из которых Карл Великий никак не мог составить церковного хора, потому что те рычали, как быки, и должен был выписать певцов из Рима) получили поэтические, музыкальные и другие дарования, которые у коренных швабов совершенно отсутствуют. Они заимствовали также много из древне-славянской религии. Вотан или Один из славянского Один (имя Световида-Сварога), Валькирии (славянские Вилы), Белдар славянский Белобог, Фрея (славянская Прия) и т.д. и многие праздничные дохристианские славянские обряды, которые так теперь поощряются немецкими националистами-фанатиками как древне-немецкие. В Швабии в день Св. Вита (Световида) жгут костры, над рекой Мозелем чествуют Иванов День (Купала) и т.д.
Этим перенятым от славян божествам немцы присвоили жестокие свойства, присущие им самим. Даже и пресловутую свастику они заимствовали от славян, у которых она называлась Перунов Крест. Этот крест славяне в праздник Перуна клали на каждое оконное стекло изб и других строений. Он делался из соломы, и чтобы мог держаться на стекле, все четыре концы его загибались к рамам окошка, отчего и получалась свастика, встречавшаяся и у других древних народов. Это делается в некоторых местностях русской Галичины на Иордан. Свастика служит узором в народных галицко-русских вышивках, и некоторые вышивки, а также узоры на крашанках (писанках) состоят из одних свастик (перуновых крестов).
Немцы считают себя носителями культуры - культуртрегерами, а славян навозом для этой культуры только потому, что славяне не способны грабить и убивать, как они. Тигры по природе, убивающие всё, что вокруг них зашевелится и неспособно защищаться, отрицающие всякий альтруизм и христианскую любовь к ближнему, - немцы смотрят с пренебрежением на всякого, кто им неподобен. У них и болезненная спесивость, они - сверхлюди. Чтобы немец не сделал, все это сверхчеловеческое. Все другие народы - низшие расы и должны служить им, немцам. Только они могут управлять миром. Ограбление или избиение слабых они также называют культуртрегерством. Всякую пакость, какую бы они ни сделали, оправдывают своим проклятым культуртрегерством. Грабили и убивали в прошлом; и грабят, и убивают и ныне главным образом слабых и беззащитных. Припомним только, как они полезли на Русь в 1242г., добивать её после того, как она лежала почти мёртвая, обескровленная два года назад татарами; как они захватили и тут же ограбили оставленные всеми, беспомощные Австрию и Чехословакию; как они, не будучи в состоянии выиграть в открытом бою, притворяясь друзьями, приглашали к себе противников в гости и тут же их резали; как они ломали клятвенные обещания и срывали договоры, называя их клочками бумаги и т.д. Все это по-тевтонскому пониманию - культуртрегерство.
Но иначе на это смотрят другие, действительно культурные народы. Они говорят: Нечего немцам кичиться. Никакой особенной сверхчеловеческой культуры немцы не создали, а, напротив, сами набирались культуры у других, особенно у славян. Даже сонаты, симфонии, концерты и другие музыкальные сочинения немецких композиторов изобилуют темами и мотивами (т.к. своих мало и они бедны) народных песен других, в особенности славянских народов. Даже для своего пресловутого гимна Deutschland ueber Alles немцы пользуются музыкой славянина Гайдна.
Немцы в сравнении с русскими и в литературе, и в музыке стояли ниже в прошлом и стоят ниже и ныне. Не пускаясь в подробности, надо сказать, что немцы не имеют такого письменного памятника как Русская Правда, а в то долгое время, когда они употребляли исключительно латинский язык в литературе, о немецких художественных светских сочинениях и помину не было. Русь же была полна произведений, подобных недостижимой поэме Слово о Полку Игореве. Ни один из немецких композиторов, не исключая и Вагнера, не может сравниться с русским исполином Чайковским. Не будь славянской крови Лиcта, не был бы и распропагандированный им его зять Вагнер - великим. Звезда его, впрочем, как и можно было ожидать, уже на закате, и имя его со временем будет упоминаться только в истории музыки, тогда как бессмертный Чайковский будет восхищать мир вовеки наравне со славянами Моцартом и Гайдном. Среди великих немецких людей (поэтов, писателей, музыкантов, философов и т.п.) вы найдёте множество евреев и прямых потомков славян (напр., Ницше - поляк, Шопенгауэр - еврей). Даже в военном ремесле, которым немцы, обоготворяя силу и убийство, профессионально занимаются от веков, высшего таланта не заявили, т.к. их били и славяне, и почти все народы, к горлам которых они подбирались.
Эти горькие слова правды относятся, конечно, не ко всем немецким племенам, соединенным в нынешней Германии. Не все они хищны. Поэтому крайняя пора для мирных немцев, оставив пропаганду разделения славян и единого русского народа, им самим немедленно отделиться от хищников, зажить мирно с соседями и таким образом спасти немецкую расу от неминуемой гибели.
Свободное слово Карпатской Руси
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_736.htm
Илья Иванович Тёрох. Украинизация Галичины
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_735.htm
Д.Н. Вергун. Немецкий Drang nach Osten в цифрах и фактах
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_708.htm
Сергей Лесной. Карпаторус или украинец?
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_662.htm
Отрывок из соч. Сварог. с.44-45
...По свидетельству беспристрастных немецких историков, уничтоженные немцами балтийские славяне (вагры, лютичи, радары, оботриты, мильчане, лужицкие сербы или сербы-лужичане, бодричи, стодоряне, гипревяне (жили на славянской земле, где ныне стоит Берлин, и др.) были не только высококультурными, но и глубоко нравственным народом, хотя и не исповедовали христианской религии (Летописец еп. Дитмар Мерзебургский (умер 1018г.) говорил, что у балтийских славян первым богом был ZUARAZICI (Сварог). То же говорит и Гелмолд). Они, по своему религиозному воззрению не допускали Клятвы Богом, разве только в исключительных случаях (на Божьем Суде). У них совсем не было Лжи. По этому же религиозному воззрению они относились к ближнему с истинно христианской любовью, почему у них совсем не было нищих - ни в Померании, ни во всей Славии, как говорил Гелмолд. Грязного и  ободранного немецкого монаха, пришедшего к ним проповедовать, прогнали со словами: Плохой твой Бог, коли даже не дал тебе новой рясы! Пленных считали наравне с домочадцами и после некоторого времени обязательно отпускали их на свободу. Женщины ими уважались и считались равными мужчинам. У них не существовало ни Кражи, ни Обмана, а гостеприимство (Гость в дом, Бог в дом! Рады гостям!) славилось по всей Европе. В помещение мог войти всякий нуждающийся и находил на столе блюда даже тогда, когда никого не было дома. Вот что пишет об этом немец Анонимус (безымянный жизнеописатель св. Оттона): В Балтийской Славии каждый отец семейства имеет Отдельный дом, опрятный и чистый, посвящённый только Гостеприимству. Здесь стоит всегда наполненный яствиями и напитками стол. Если что снято, ставится немедленно что-нибудь другое. Когда кому угодно угоститься - милости просим! Севши за стол найдешь всего вдоволь!
Кому нечем было угостить гостя, мог взять у соседа без просьбы и тайком. Что пошло на гостей, то не украдено - был закон у славян, - пишет Гелмолд. - Угощать приказывала славянская религия. Отказавшему в гостеприимстве мстило все население разорением двора, т.к. нерадение в гостеприимстве одного, лишало милости богов всю страну.
Жилища этих славян не имели засовов (замков) и никогда не запирались. Анонимус пишет об этом: Между жителями Померании такая честность и общность, что они, незнакомые с воровством и обманом, не знают ни сундуков, ни ключей. Свою одежду, деньги и драгоценности хранят в ящиках и кадках под простою крышкою, не боясь злых людей.
Когда приехал к ним немецкий епископ Отто Бамбергский с кучей чемоданов и сундуков, запертых на замки, они удивились и спросили: Почему ты их запираешь? Отто им ответил: Как почему? От воров! Славяне, слыша такие слова из уст епископа-святителя, ещё более удивились и сказали: Наш Бог лучше, он не разрешает красть!
Отрывок из соч. Сварог. с.46-47
А немецкий историк Гердер, пишет о славянах (сообщаем по А.С. Фаминцыну) следующее:
Славяне с любовью возделывали землю, занимались и разными домашними искусствами и ремеслами и повсеместно открывали полезную торговлю произведениями своей страны, плодами своего трудолюбия. Они построили на берегах Балтийского моря, начиная с Любека, города, между ними Винета на острове Руян была славянским Амстердамом. На Днепре они воздвигали Киев, на Волхове Новгород, вскоре сделавшиеся цветущими торговыми городами. Они соединили Черное море с Балтийским и снабжали всю западную Европу произведениями востока. В нынешней Германии (бывшей Славии) они разрабатывали рудники, умели плавить и лить металлы, приготовляли соль, ткали полотно, варили медь, разводили плодовые деревья и вели по своему вкусу веселую музыкальную жизнь. Они были щедры, гостеприимны до расточительности, любили сельскую свободу, но вместе с тем были покорны и послушны, враги разбоя и грабежа. Всё это не избавило их от притеснений со стороны соседей, напротив, способствовало тому. Так как они не стремились к владычеству над миром, не имели жаждущих войн наследственных государей и охотно делались данниками, если только тем можно было купить спокойствие своей страны, то народы, в особенности принадлежащие к германскому племени, сильно погрешили против них. Уже при Карле Великом начались жестокие войны, которые, очевидно, имели целью приобретение торговых выгод и велись под предлогом распространения христианства. Храбрые франки, конечно, находили более удобным, обратив в рабство прилежный земледельческий и торговый народ, пользоваться его трудами, чем самим изучать земледелие и торговлю, самим трудиться. То, что начали франки, довершили саксы. В целых областях славяне были истребляемы или обращаемы  в крепостных, а земли их разделялись между немецкими христианскими епископами и дворянами. Их торговлю на Балтийском море уничтожали северные германцы. Город Винета гор. была разрушена датчанами, а остатки славян в Германии походят на то, что испанцы сделали из природных жителей Перу -.
Упомянув затем о тяжёлых ударах, нанесённых славянству монголами, Гердер, писавший эти строки сто пятьдесят лет тому назад, как бы в пророческом видении обращается к славянам:
Настанет время, когда и вы, некогда прилежные и счастливые народы, освобожденные от цепей рабства, пробудитесь наконец от вашего долгого, глубокого сна и опять вступите во владение прекрасными странами, расстилающимися от Адриатики до Карпат, от Дона до Мульды и будет вновь торжествовать в них ваш древний Праздник Мирного Труда (Herder, Geschichte, IV, 37-42).
Отрывок из соч. Сварог. с.31О приношении славянами человеческих жертв упоминают - наш летописец Нестор (1056-1119) и польский хроникер Длугош (1415-1480), оба говорят о приношении в жертву богам взятых на войне пленных. После победы над ятвягами, пишет Нестор, кн. Владимир иде к Киеву и творяше потребу кумиром, по решению старцев и боляр приказал бросить жребий на отрока и девицю, кого из них зарезати богом. Длугош говорит, что и поляки приносили богам в жертву военнопленных.
Оба летописца говорят о князьях и их дружинах, которые искажали чистую славянскую веру обрядами и обычаями, принимаемыми ими от чужих, от близких и дальних соседей - общая черта высших классов, которым заграница и все чужое пахнет кадилом, а свое родное - дегтем.
Немецкий хроникер XIIв. Гелмолд (в Chronica Slavorum I, родился в 1100г., в 1155 путешествовал к славянским племенам вигирам и оботритам) пишет о приношении балтийскими славянами в жертву Световиду и Радегасту христиан и приводит случаи убийств немецких священников, монахов и епископов. Но по описанию мучений, которым подвергали упомянутые славяне захваченных в плен до их убиения, можно положительно утверждать, что они, мстя за неслыханные зверства (распятия, надевания на кол, сжигания заживо и т.п.), которые немцы чинили над ними под предлогом насаждения христианства, а на деле для грабежа, не приносили захваченных в жертву богам, а просто казнили их, как виновников этих зверств. Им было известно, что награбленное немцами добро и славянские земли, захваченные во имя Христа, разделялись между немецкими князьями и епископами, и что эти последние травили своих князей на славян не ради Христа, а ради живота.
На счет человеческих жертв, у Нестора есть еще одно, но темное место: Привожаху сыны и дыцери (т.е. дщери) и жряху бесом (т.е. прежним богам), оскверняху землю теребами своима и осквернися кровьми земля Русская -. Можно догадываться, что это осквернися кровьми земля - намекает на приношение людей в жертву богам, но оно не подтверждается другими памятниками.
О приношении человеческих жертв простым народом упоминает только арабский писатель Ибн-Фоцлан (X век), и то туманно, говоря, что такие жертвы приносились только в случае катастроф: эпидемий, эпизоотий и т.п. Тогда убивали или топили заподозренных в чарах колдунов и ведьм. Приводится всего один случай потопления народом ведьмы на Руси. Но топили же ведьм и в христианские времена (тысячами топили их культурные немцы) и топили их не в жертву Богу, а в наказание за колдовство. Раскопки в боголесьях и городищах, где славянским простым народом приносились жертвы, обнаружили исключительно звериные кости. Следовательно, народом, исповедовавшим свою веру в чистом славянском, а не в извращенном княжеско-дружинном понимании, приносились в жертву богам благоухания, пахучие травы, венки цветов, всякие яствия - вообще только растительные и звериные жертвы, при чем, как уже было сказано выше, жир и кровь бросались в огонь (костер-соботку), мясо поедалось участниками приношений, а головы быков, овец и птиц вывешивались на особых с этой целью вбитых столбах или сучьях деревьев. Живший в Xв. по Р.Х. Константин Багрянородный упоминает (в De Administrando Imperio) о приношении приехавшими на остров Св. Георгия россами в жертву Богу - хлеба и птиц, причем бросался жребий: колоть ли птиц или пустить их на волю? Прокопий Кессарийский (в De Bello Gothico, III) говорит, что славяне убивали в жертву божеству быков, а араб Масуди (Xв.), что славяне приносили в жертву Богу просо (один из первых злаков, который славяне повсеместно культивировали). Араб Ибн Диста сообщает: Славяне больше всего сеют просо. Зерна кладут в ковши, поднимают их к небу и говорят: Господи, Ты, который нас снабжал пищей, снабди нас ею и теперь в изобилии! Тот же Ибн Фоцлан говорит о приношении славянами в жертву божеству быков, овец, хлеба, лука, молока и какого-то опьяняющего напитка. Помещенная ниже, (см. Перечень Миф. Имен - Сварог-Слава) песня-молитва богине Ладе говорит только о розах, песнях и сердцах, которые жертвуются упомянутой богине. Поэтому можно положительно утверждать, что славянское простонародье не знало человеческих жертв богам.
С введением христианства на Руси, языческие жертвоприношения не уничтожались наравне с языческими богами и обрядами, а поощрялись и брались на содержание храмов и духовенства. Первый теленок от телки, петух от всякого двора в день зимнего Св. Николая (Перуна) отдаются ныне или отдавались до недавна (в Галичине на Лемковщине) настоятелю прихода. В старину и теленок, и петухи приносились в жертву Велесу и Перуну у вечного, неугасаемого костра в боголесьи, кровь выливалась в костер, а мясо поедалось приносившими. И другие языческие приношения: куры, яйца, которые тоже съедались у костра, мерки проса, пшеницы, овса и других зерен, которыми угощали Огня Сварожича (Перуновый костер), повесма льну, конопли, мотки пряжи и т.п., которые вешались в жертву богам на ветвях деревьев в боголесьях, горы хлебов (хлеб от всякого двора), которые в старину съедались на могилах, а теперь приносятся в родительские поминальные дни в церковь, три хлеба за панихиду, кутья и т.д., отдавались настоятелю прихода. Из них съедается ныне участниками во время панихиды только кутья.
Любимым божеством, в особенности Опекунше матерей и детей богине Ладе, приносили в жертву платки, вышивки, кольца, ожерелья и т.п., которые, за неимением изображений (икон, изваяний), вешали, по тогдашнему обычаю, на ветках деревьев в святых гаях. Теперь такими же подарками обвешивают иконы Богоматери, на Которую, после принятия христианства, невольно перелилась прежняя любовь к богине Ладе
Илья Иванович Тёрох (1880-1942). Карпаты и Славяне. Предание. Отрывок из соч. Сварог. Издание Общества ревнителей русской старины. Нью-Йорк, 1941, с.44-47, с.31-34
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_353.htm
Юрий Миролюбив. Риг-Веда и язычество. Год написания 1952-53...Человеческие жертвоприношения, по летописцу Нестору (1056-1119гг.) и польскому хроникеру Длугошу (1415-1480гг.), приносились князьями, бывшими, как известно, варяжского происхождёния! Оба эти хроникера говорят о жертвоприношениях пленников. После побед над ятвягами Владимир говорит Нестору: Иде к Киеву и творяше потребу кумиром. По совету боляр и старейшин, он приказал бросить жребий на отрока и девицю, кого из них зарезати богам. Длугош говорит, что поляки приносили пленных в жертву богам. Оба они говорят о князьях и дружинах, искажавших чистую славянскую веру обычаями, принимаемыми от чужих, от близких и дальних соседей - общая черта высших классов, которым все заграничное пахнет кадилом, а все свое - дегтем, говорит И.Терех (Славяне и Карпаты, стр. 32). Мы приводим в данном труде, по возможности, все выписки, указывая источник. В том числе и указанная книга, хотя и небольшой ценности, все-таки хранит крупицы истины, которую мы ищем. Не все в этой книге правильно объяснено автором, как нам кажется, но это уже вопрос ученой критики...
Юрий Миролюбив. Славяне в Карпатах. Год написания 1965-70...Нужно с уважением и удивлением остановиться на сообщениях Иоанны Терех (см. Славяне и Карпаты, Илия Терех, Нью-Иорк, Изд.-ва Ревнителей РусскойСтарины, 1941г.). Если бы эта Русская женщина, как и ее муж Илия Терех, были похожи на других, мы бы так и не узнали многого, что было в прежние времена на Карпатской Руси. Во многих случаях изучение Русского Фольклора было бы затруднено...

  


СТАТИСТИКА