Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Голос Народа
от 20.12.14
  
Самоорганизация


Редактор И.И. Цьорох


Илья Иванович Тёрох. Биографический очерк
Илья Иванович был членом и секретарем Народного Совета, а также и редактором еженедельной газеты Голос Народа. Эта газета для народа пользовалась широким сочувствием среди русских людей, тираж ее достигал сорока тысяч подписчиков. О внутреннем содержании этого настоящего русского национального органа легко можно судить по следующему характерному эпизоду. Во время первой мировой войны состоялся в Вене судебный процесс галицких деятелей Советника Суда Владимира Курыловича, Д-ра Димитрия Маркова, Д-ра Дрогомирецкого, мещанина Мулькевича и Димитрия Янчевецкого, бывшего корреспондентом петроградской газеты Новое Время, - обвиняемых в государственной измене. Все были приговорены к смертной казни, и только по просьбе Испанского короля Альфонса, к которому обратилась жена Янчевецкого, смертный приговор был заменен пожизненным заключением в тюрьму. Однако после смерти Императора Франца Иосифа все они были освобождены, и Д. Янчевецкий, встретившись позднее с Ильей Ивановичем в Ростове на Дону, разсказывал ему: хотя во время этого процесса судили нас, но все время упоминали вас, просто склоняли ваше имя во всех падежах -.
Редактировал газету И.И. Терох до 1914 года. Чудом уцелел, так как накануне войны уехал с женой на отдых в Швейцарию. Всем известно, как расправлялись немцы с русским населением Галичины. Выше упоминалось уже, что и отец Ильи Ивановича был арестован, вывезен в канцлагер в Талергофе Нижней Австрии, где и умер, как и тысячи других галичан, замученных немцами только за то, что признавали себя русскими. Когда русские войска заняли Галичину Илья Иванович вернулся на родину.
Но возвращение это было совершено не без затруднений. Проехав из Женевы через Геную до Салоник, И.И. Терох с женой разделил судьбу многих русских, возвращавшихся в Россию. Болгарское правительство не хотело разрешить проезда по железной дороге до Варны. Морем же нельзя было ехать из за немцев. Пароход целую неделю стоял на рейде, пока тянулись переговоры. Наконец разрешение было получено и путешественники через Варну добрались до Одессы, откуда уже направились во Львов. Здесь Илья Иванович вновь принял редакторство Голоса Народа (1914 N30 (27 нояб.) -N34 (25 дек.);
1915 N1 (1 янв.) - N18 (30апр.)), в тоже время деятельно участвуя в работе Народного Совета Прикарпатской Руси.
Но в 1915 году русские войска отошли, из Галичины, всем национально-мыслящим русским галичанам пришлось покинуть родные места и среди беженцев очутился и Илья Иванович с женой...
Илья Иванович Тёрох. Сварог - поэма. Биографический очерк (написанный Г. Голохвастовым). Том первый, Том третий. Нью Йорк 1946г., с.314
http://vk.com/doc1072591_125607586?hash=a2f5dea9b863fc532c&dl=8ac2ceacc9f0a87c50 7.6 Мб
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_361.htm
Голос Народа н.30 1914 От редакции
Голос Народа. Н-р 30. От Редакции. (с.15)
С сегодняшним 30 н-ром Голоса Народа - возобновляем издание нашей крестьянской газетки. Последний 29 н-р, Г.Н. появился 18 (31) июля и был переполнен статьями о предстоящих осенью сеймовых выборах. Коли вспыхнула война, австрийские власти закрыли нашу газету и русские крестьяне остались без душевного корма, без своей любимой и необходимой утешительки. Народный Совет, сознаючи необходимость подавати русскому простонародью и дальше здоровый душевный корм, решил продолжати издание Г.Н. и вот ныне появляется дальший его очередной номер.
Появляется Г.Н. в обновленной ризе, на вольной уже, Русским Державным Вождем и его христолюбивым православным воинством освобожденной земле и заговорит теперь до Вас, крестьян, свободно, як вольный до вольных. Як до сих пор, так и дальше Г.Н. служити буде правдою и честью русскому простанародью, памятуючи всегда на великие заповеди предков, создавших великую и могучую Русь...
Голос Народа. н.31 1914
Н-р 31. Львов. четверг. 4 декабря 1914
Голос Народа
Орган Русской Народной Организации
Иллюстрированная, просветительная, экономическая и политическая газета для русского народа

...Существует на Руси обычай благожеланий и подношения подарков в навечерие Св. Николая и на именины любимым и близким людям. Що же поднесе своему возлюбленному Отцу, Своему Великому Освободителю на Св. Николая и в день Его Высокотезоименитства наша. Ним освобожденная, пригретая и обласканная родина? Як отблагодарит она Того, Кто снял с ней тяжкие кайданы векового рабства и даровал ей свободу и живот вечный? С якими благожеланиями предстане она в тот великий день перед лицем своего долгожданного Венценоснего Вождя?
Обездоленная, разоренная и ограбленная Галицкая Русь не в силе явитися до Тебе, наш Милостивейший Отец, с дарами, не в силе отблагодарити Тебе так, як хотела бы. Она ныне припадае только благовейно к благим стопам Твоим, с горячими слезами радости и умиления, льне всем сердцем и душой к Твоей светлой, возлюбденной и в мечтах взлелеянной Личности и молит едиными устами Всевышнего Творца о Даровании Тобе и Твоей Царственной Семьи всех земных благ, Твоему же доблестному православному воинству славных побед. Мы, сыны ей, можем Тебе уверити, що наша любовь до Тебе беззаветна, наша преданность безгранична!
Царствуй же на славу нам, царствуй на страх врагам!
Урра!
Голос Народа н.30 1914
Н-р 30. Львов. четверг. 27 ноября (10 декабря) 1914
Голос Народа
Орган Русской Народной Организации
Иллюстрированная, просветительная, экономическая и политическая газета для русского народа


Голос Народа н.30 с.2
Голос Народа, н.30, с.2
Высокомилостивые слова
Война застала деяких наших Народных деятелей в России. Все они сьехались в Киев и тут образовали Карпато-русский Освободительный Комитет под председательством д-ра Ю.А. Яворского. В комитет вошли членами: д-р М.Ф. Глушкевич, д-р Ю.И. Секало, С.А. Лабенский и д-р М.Э. Сохоцкий.
Сейчас в начале своей деятельности Комитет выслал 2 августа следующую телеграмму Государю Императору:
Его Императорскому Величеству Государю Императору. Петергоф. Председатель бюро Карпато-русского освободительного комитета Юлиан Яворский и члены Мариан Глушкевич, Семен Лабенский, Юлиан Секало, Михаил Сохоцкий от имени собравшихся в матери городов русских, древнестольном Киеве, жителей и народных деятелей Карпатской Руси повергают к стопам Вашего Императорского Величества чувства безпредельной верноподданнической преданности и моля Всевышнего о даровании славной победы русскому освободительному оружию, всеподданнейше просят Ваше Императорское Величество всемилостивейше принять изстрадавшуюся в многовековой лютой чужеплеменной неволе Карпатскую Русь в родное лоно Великой Русской Семьи и завершить святое историческое посланничество собирания Земли Русской.
Генерал-адьютант Трепов


Современная Галичина: этнографическое и культурно-политическое состояние ея, в связи с национально-общественными настроениями: записка составл. при Военно-цензурном отд. Упр. генерал-квартирм. штаба главнокомандующего армиями Юго-западного фронта (июль 1914г.). с.30, карт.
Российская Государственная Библиотека

http://dlib.rsl.ru/01004102748 pdf 28Мб

Многострадальный Русский Народ Галицкой земли!
Братья и Сестры!

Велик Бог Земли Русской!
Шестьсот лет стонала наша Галицкая Русь в чужом ярме!
Шестьсот лет стонал в лютой неволе многострадальный народ русского Галича!
Шестьсот лет лились горячие слезы сынов Галичины.
Шестьсот лет текла у нас русская кровь на потеху врагам нашего народа и всей Великой Руси.
Шестьсот лет трудился, Ты, несчастный русский мужик-хлебороб, в поте чела, не для себе и своих деток, а для тех, що тебе сковали в цепкии ланцюхи и держали в неволе.
Страдал Ты, истекал кровью и слезами, но заносил горячии мольбы перед Престол Всевышнего и ждал искупления.
Но проходили годы и сотни лет, а вместо искупления враг теснейше сковывал Тебе, в ярме неволи.
Коли першии вороги твои довольствовались плодом твоего тяжкого труда и неповинной кровью твоих дедов и прадедов, последний твой повелитель и враг - злопамятная Австрия, напоселась на твою душу, на твою Веру, на твое славное имя Русь, русский.
Поруганы наша церковь и православный обряд, поруган Святый православный трираменный Крест.
В народ внесена зараза братоубийственного раздора.
Расколол его враг на две части, напустил одних на других и, потираючи руки, ждал, коли наш народ своею несгодою сам себе сотрет с лица Галицкой Руси.
Казалось не будет искупления, не засияет на нашей несчастной родине луч русского свободного солнца.
Но Велик Бог Земли Русской!
Он подверг Тебе, Русский народ Галича, тяжкому испытанию, но не забывал о тебе, Он готовил тебе свободу и лучшее будущее!...
По велению Всевышнего славное и непобедимое воинство Православного Русского Царя вступило на Галицкую землю, шобы принести ея несчастному народу волю и счастье, щобы приняти его в просторный и достатный дом одной, неразделимой русской Родины.
Открывай храмы и, преклоньше колена, вознеси ты, русский мужик Галичины, к Престолу Всевышнего горячую молитву.
Радуясь искуплению, благодари Всевышнего за посланное счастье.
Не перерывая молитву, бери крест и хоругви и с торжественным пением молитвы: С нами Бог! встречай Православное Русское Воинство, которое несет тебе не только широкий простор земли и хлеб для утоления голода телесного, но несет тебе также твое незапятнанное имя Руси; несет тебе православную веру твоих предков, несет тебе волю и свободу русского человека на своей родной Русской земле.
Ты-же, несчастный русский Галичанин, которого жестокая судьба заставила в рядах вражеской армии с оружием в руках выступити против своих братьев, несущих нашему народу искупление, осени себе крестным знамением, благослови ту хвилю, в которой совершается освобождение родной земли.
Кидай оружие и отдавайся Православному Воинству, которое приймет Тебе не як военного пленника, а як родного брата, вертаючего с неволи под стреху родной хаты.
Кидай оружие, щобы в велику хвилю освобождения Галицкой Руси не лилась кровь брата от руки брата.
С теми словами под сю великую хвилю, звертаемся до тебе, Русский народ Галича, мы твои сыны, которых судьба случайно вынесла за пределы родного края, и дала нам возможность в матери городов русских, древнем Киеве, содействовати великому делу освобождения родного народа.
Киев, 29 июля 1914
За Карпато-Русский Освободительный Комитет:
Председатель: Д-р Ю.А. Яворский, писатель.
Секретарь: С.А. Лабенский, редакт. Прикарпат. Руси и член Нар. Сов. Гал. Руси.
Члены:
Д-р М.Ф. Глушкевич, член Нар. Сов. Г. Р.
Д-р Ю.И. Секало, уездн. организ. Рус. Нар. Организации
Д-р М.Е. Сохоцкий, член Народного Совета Галицкой Руси.
Современная Галичина
http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_188.htm
Голос Народа н.30 с.5
Голос Народа, н.30, с.5
Радуйся, Микула Селянинович!
Давно я не отзывался к Вам, мои Галицкие братья. С самого 1907 года, с той памятной весны, коли в с. Болшева близ Галича я ставал перед Вами як кандидат на посла в австрийский парламент. Николи в житью не забуду Вашей встречи, тех тысяч устремленных на мене очей и тех тысяч радостно бившихся родных сердец.
Николи не забуду также и тогдяшнего обеда с нашими священниками после кандидатской речи. Отцы кондеканальные прямо мене заявили: Як вы, господине доктор, хочете, що бы мы за вас голосовали, то принесите цыдулку от митрополита Шептицкого о том, что вы у него исповедалися!
А отцы знали, что я уж тогда был православным, и что скорее бы в Днестре утопился, чем польскому графу - Валенроду поклонился.
Я к митрополиту Шептицкому не поехал, а переехал в Россию, где по силе возможности старался знакомити Русь Державную с Русью Подьяремною.
Минуло семь лет и я снова мог приехати во Львов, в свободный русский Львов, и Ваш редактор предложил мене написать Вам пару строчек.
Но вместо статьи, вместо приветствия, я Вам разскажу сказочку, одну из тех баек-былин про наши горы Карпаты, что их сохранил русский народ на дальнем севере, на берегах Белого моря.
***
Давно - давно, еще за сотни лет до Рождества Христова, в наших горах Карпатах, чи, як их теперь русские солдаты прозвали, в горах Горбатых, жил-проживал великий богатырь, по имени Святогор. Силы мочи непомерной, воли-доли непреклонной. В своих руках держал он земную тягу.
Недалече в степях орал свою ниву другой богатырь, по прозвищу Микула Селянинович. Орет собе Миколушко и песни спевает. Пойду я думает, попробую чи дуже тяжка та земная тяга. Пошел до Святогора. Тот говорит:
- На, подними!
Взял Микула земную тягу - чуе ноги вязнут. Взял раз, по колена увяз, взял другой - по самый пояс. Третий раз уже и не пробовал. Видит Святогор его горе, вытянул его из земли, а сам земную тягу взял на один палец и кинул ею, як перо, за ракитовый куст.
Настал час Святогору умирати. Пришел его Микула погребати. В головы ему положил Черногору, где потом бушевал Добош, ноги его простер до самых Татр, там, где загнездилися лемки и покрыл богатыря снежной веретой. Попрощалися богатыри последним целованьем. Не хотел Святогор брати своей силы непомерной в могилу, стало ему жаль земленьки родной и через щель гроба дохнул он на Микулу послений раз своим живым духом силы.
Заснул Святогор на веки, а Микула с новою силою пошел в далекую равнину орати-пахати, добра наживати. И построил Микула великое царство, крестьянское-христианское царство. Цари его больше всего о селянах думали и вельможам и купцам селян притесняти не давали, а все новые и новые земли подбивали, чтобы Микулам Селяниновичам было где нивы орати, было что сеяти и собирати.
Разросся уже Микула до семи морей, а все еще до моря теплого добратися не мог. Силы не хватало. И вспомнул-пригадал собе Микула, где Святогор ему силу вдохнул. И потянуло его на могилу Святогора, в седоверхие Горбаты. Приходит Микула туда, видит - могила опозорена. Вместо богатыря - лежит кровавый немецкий упырь, что кровь русскую веками цедил сосал и русскому народу жити не давал. Разсердился Микула, замахнулся на него осиновым колом и провалился упырь в землю, а на горах только мазь осталась...
Любовно прибрал Микула Селянинович могилу Святогора и почувствовал прилив такой силы, что вот-вот возьмет земную тягу и кинет ею за ракитов куст, як бывало кидал богатырь Святогор.
А из Карпатских дебрь, из стремнин и долин и просторных полонин бегут ему навстречу люди, бедные, забитые, недомученные, недовешанные, проклинают злого упыря и кличут:
Осанна! Радуйся, Микула Селянинович, наш избавитель, Руси Подьяремной великий Освободитель!
Тут моей сказце конец -
А русскому Великому Князю Николаю
И Русскому Белому Царю - венец
Львов. 12/11 1914. Дмитрий Вергун

Былинные Богатыри
Святогор, в Галичине и у других славян: Валигор, Вернигора. Тяжко ему от силы великой. Земля его не держит. Нашел себе гору, лег на нее и только она и держит его. Он погиб, поднимая тягу земную. Увяз по колена в землю и торчит, закоченев, как скала.
По другому преданию, Святогор, умирая, лег в гроб (трумну) и когда Микула заколотил крышку, Святогор попросил его понагнуться, дунул через щелочку гроба и перелил в Микулу силушку свою великую.
Святогор представляет силу славян в скотоводстве в кочевом быту, а передача им силы Микуле Селяниновичу, означает переход славян от скотоводства к земледелию.
Святогор - ныне Св. Георгий. Как уже было сказано, русский народ, после принятия христианства, не будучи в состоянии забыть своих любимых им бесконечно славянских богов и еще более любимых им прадедных обрядов и обычаев. Пытался прицепить свое языческое божество к христианскому празднику или святому, который своими свойствами или своим именем напоминал его: Велес-Волос - Св. Власий, Св. Василий и Ведение (вводят скотину в избу); Перун - Св. Илья, Св. Николай; Купало   - Св. Иоанн Креститель и т.д. Св. Юрием (Георгием) в поисках за омонимами, русский народ покрыл не только Ярила, но и Святогора: Святогор и Св. Георгий (в скороговорке прекрасный омоним) по христианскому и языческому верованиям - оба пастыри, первый - земных, а второй - небесных стад.
Микула Селянинович, у Словаков - Валидуб. Микула - богатырь мужик-хлебопашец. Былина о нем подтрунивает над силой богатыря поповича (Алеши) и богатыря дворянина (Добрыни), которые оба вместе, да еще и с помощниками, не в состоянии двинуть с места его плуг, а он сам берет плуг одной рукой и бросает за ракитный куст. Микула представляет силу славян в земледелии.
Его именем названо селение в Гуцульских Карпатах - местечко Микуличин и с. Микулинцы на Опольи.
Микула - ныне Св. Николай. Ни к одному христианскому Святому русский народ не питает столько благоговения, а главным образом доверия и веры в его силу, и ни одному из угодников христианских не ставят на Руси столько свеч, сколько Св. Николаю - Микуле. Св. Николаю, следовательно, даны два славянские имени: Перуна (силы) и Микулы (силы и омонима). В Галичине вместо Николай, так и говорят - Микола.
В галицко-русских сказках (вариантов былин Владимировского цикла), встречаются, кроме Валигора-Святогора, еще два богатыря; Трясогус и Силач. Этот последний - крепче и мощнее всех других богатырей. Трясогус, шевеля усами, стрясает все листья с деревьев. В Калушском уезде сказывают: Валигор и Трясогус нанимаются у царя-короля спасти его дочь, похищенную поганым Бородою - ростом в локоть, с бородою в три локтя. Но, побежденные им, бегут в страхе в свет за очи. Им навстречу попадается богатырь Силач, которому они рассказывают о страшной силе Бороды. Силач берет их с собою и все три идут к поганцу. После долгого и упорного боя Силачу удается прищемить бороду Бороде в громадный пень. Но Борода невидимо убегает, оставив ее в пне вместе с кожей и мясом. Ища его, все три богатыря идут по кровавым следам и приходят к темному, непроницаемому лесу, в котором, из-за злой, кромешной темрявы нельзя сделать и шагу. Силач говорит Трясогусу: Се твоя работа! Трясогус трясет усами, все листья падут с деревьев и лес обнажается. . Пройдя лес, богатыри встречают на своем пути непроходимую Высоч-Гору. Силач говорит Валигору: Се твоя работа. Валигор валит гору и они, по кровавым следам, приходят к бездонной яме, в которую скрылся Борода вместе с похищенной царевной-королевной. Валигор и Трясогус вяжут из лыка длинную веревку и спускают на ней Силача в яму. Силач, сцепившись в Бородой, никак не может с ним справиться: оторвет у него руку, рука сама припалзывает и приростает к своему месту; оторвет ногу, а нога высокими прыжками прискакивает к своему месту и приростает; оторвет голову - голова завертится волчком и на свое место. Силач изнемогает, выбивается из последних сил своих. Видя его в смертельной опасности, царевна приваливает оторванные руки и ноги Бороды каменными глыбами, чтоб оне не могли возвращаться к своим местам и таким образом спасает Силача от неминуемой гибели. Спрятав Бороду в карман, Силач дергает за веревку и Валигор с Трясогусом вытягивают его и царевну з ямы на свет Божий. С царевной и Бородой все три богатыря отправляются во дворец к отцу царевны. Царь награждает их щедро и приказывает безногого и безрукого Бороду привязать к хвосту дикого коня, который разносит его в дребезги.
И.И. Тёрох. Отрывок из соч. Сварог. Предание. Издание Общества ревнителей русской старины. Нью-Йорк, 1941
Перечень упоминаемых в предании мифологических имен

http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_355.htm
Голос Народа н.30 с.5,6
Голос Народа н.30, с.5,6
Георгий Малец. Письмо Старого Друга до галицких русских крестьян
Давно я ждал, когда опять начнет появляться Голос Народа уже в освобожденном и ныне русском Львове? И я от души радуюсь, что наконец появляется снова эта широ-русская крестьянская газета Голос Народа как раньше, так и теперь будет служить честью и правдой рксскому народу и будет поведывать ему о том, что происходит на полях сражений, где теперь льется рекой братская кровь за его особождение и что делается в самой Галичине, чтобы залечить многовековые народные раны, чтобы русский народ Галича стал действительно свободным хозяином на соей родной земле.
В Голосе Народа крестьянство и мещанство Галичины само будет писать о своих чаяниях, нуждах, о кривдах своих, о происках врагов, которых еще много тут осталось и о том, что оно само делает для возстановления своих сил и для оздоровления своей экономической и культурной жизни.
Дай Бог, чтобы мы в этой народной газете каждую неделю читали о том, как Червонная Русь все крепче и крепче обьединяется с остальной Державной Русью вокруг любещего нас Царя, под Покровом нашей общей Матери, Святой Православной Церкви, по которой во все века минувшего рабства так сильно тосковало сердце Галицко-русского народа.
Есть у русского народа Галичины старые друзья, которые из-за кордона старались перехитрить австро-польских жандармов и по мере сил своих несли помощь ему в его тяжской, но славной борьбе за православную его веру и за его русскую народность. Какое нежданное теперь для них счастье! Эти старые друзья могут ныне открыто, без перепон, трудиться для своих братьев, для русского народа Прикарпатья! И в этой работе великую помощь принесет Голос Народа, также старый друг крестьянства Червонной Руси...
Голос Народа н.30 с.8
Голос Народа н.30, с.8
Председатель Народного Совета, народный вождь Галицкой Руси д-р Владимир Феофилович Дудыкевич
Владимир Феофилович Дудыкевич
Владимир Феофилович Дудыкевич (от Наташи Гаттас)
Голос Народа н.34 1914
Н-р 34. Львов. четверг. 25 декабря 1914
Голос Народа
Орган Русской Народной Организации
Иллюстрированная, просветительная, экономическая и политическая газета для русского народа

Голос Народа н.34 с.2
Голос Народа, Н-р 34. Львов. четверг. 25 декабря 1914, с.2
С нами Бог!
Долгие веки томился наш народ.
Несметные полчища печенегов и половцев налетали на Русь, розоряли цветущие русские нивы, палили города и села, забирали в полон добрых молодцов и красных девиц. Як снег тае от весняного солнечка, як дубы валятся от сильного вихря, так и счезли враги от силы русской непомерной, а русская землица розцвела еще буйнейше, еще пышнейше зарделись русские нивы золотым колосьем, еще громче залунали хороводы по градам и весям. Покорилися языцы, -
яко с нами Бог!
Канули в вечность и татарское лихолетье и ясырь-неволя. Гордый враг склонил голову, покорился и пошел служити православным христианом,
яко с нами Бог!
Было на Руси и ляшское время, время панского своеволия, проклятое время ада на земле. Хуже печенегов и татар, хуже диких зверей свирепствовали зазнавшиеся ляхи на русской земле. Смиренно и терпеливо, с непоколебимою верою в свое посланничество переносил русский народ муки и страдания. Пал лютый наездник, с грохотом розвалилась гордая Польша, а бутный пан покорно ныне служит православным христианом, -
яко с нами Бог!
С нами Бог! Задрожала в своих основаниях земля под стопами русских чудо-богатырей, бегут вражеские полчища перед несломной русской ратью, бегут в ужасе, як колись печенеги, татары, ляхи.
Покоряйтеся языцы, яко с нами Бог!
С нами Бог! Победная песнь несется от берегов Тихого Океана по седоверхия Карпаты. Радость и великое торжество на Руси: тяжкие оковы сломаны, двери тюрьмы открыты, последние узники свободны!
С нами Бог! Долго отсутствовавшие русские дети ныне опять на коленах у любящей Матери, ныне все дома, вся русская семья у стола за Святой Вечерю, а Отец наш земный, Белый Царь, свет-Батюшка Государь не нарадуется глядячи на них, долгожданных.
С нами Бог! С трепетом в сердце, с радостью и благоговением первый раз по шести веках встречаем Твое Рождество Христе Спасе на свободной уже нашей земле, и поем Тебе хвалу разом с ангелами и архангелами и кланяемся Тебе солнцу правды, яко Ты с высоты востока послал нам зорю свободы и вечного счастья.
Голос Народа. н.34 с.2 С нами Бог!
Семен Бендасюк. Слово землякам
Голос Народа н.34.с.6 Слово землякам.
Голос Народа, Н-р 34. Львов. четверг. 25 декабря 1914, с.6-7
Христос раждается!
Николи еще Галицкая Русь не праздновала и не буде праздновати такого Рождества, як в нынешнем году.
И горе и радость в нашем сердце слилися в несказанное чувство удивления перед повагою и величием нынешней исторической хвили.
Горе у каждого из нас личное, родинное, приватное по причине страты дорогих нашему сердцу родных, взятых в австрийскую армию, арестованных и вывезенных, неизвестно куда, повешенных, розстреллянных...
У многих наших селян также ныне горе по причине страшного опустошенья, спаленья и руины их потом - кровавицею собранного добытка, по причине голода та холода...Но що оно в сравненью с тем горем вдов и сирот, що остали без мужей, отцев и братьев, убитых и забранных австрийцами!
Сядем мы теперь до святой Вечери, а невыносимая боль нам всем стисне сердце, бо, сдается, не найдется в целом краю ни одной русской родины, в которой за столом не осталось бы хотя одно месце пустым.
За то радость у нас общая, всенародная, не поддающаяся описанью, громко-торжественная, бо окончилася неволя и мы стали свободными членами русской Державы, хозяинами на своей русской земле. Окончилося и не вернется больше николи панованье над нашим бедным крестьянином польского шляхтича, злопамятной Австрии, жидовы и украины-мазепии. Правда, пришлося нам за то освобождение дорого заплатити, но заплатили мы недаром.
А впрочем, дорогие братья и сестры, чи-ж то мы до войны, под австрийским обухом, меньше мали страт и жертв, як теперь в ту войну? Ану, по совести, допустимо маленькое сравненье. От голодного тифа год в год умирало сколько? На нужденных заработках в Пруссии сколько? За морем, в Америце, на краю света сколько? По тюрьмам за русскую народность и православную веру сколько? - А? Як вы думаете?
Никто николи не вел реестр всем тем страшным стратам и никто той величезной суммы марно пропавших и загинувших представити не може. Родился наш мужик бедным, жил жебраком, погибал як муха на далекой чужбине - и следа по нем не оставалось. А теперь наши великие страты тому нас так сильно поражают, що то все сталося нараз, неожиданно и на наших очах - вот и все.
Скажите мене, добрые люди, куда делась украина мазепия?
То ей-Богу, и забавно и интересно.
Был у нас, пановала вельможная и славетная мазепия до русского селянина не дуже широкий доступ мала, но на москаля, як сдурелый с лопатою на солнце, порывалася, и як лишь ступил ногою на нашу земленьку казак - як бы скрозь землю провалилася!
Ходил-допытувался я у многих людей, та ничого мене о ней толком сказати не могут.
Одни говорят, що мазепинцы, увидевши русского казака, так бегут, як бежал колись, в старину, их поганый дядько, сам Мазепа, - раз польским шлахтичем привязанный на седле лицем до конского хвоста, а потом другий раз перед полками русского Царя Петра Великого - и кажуть, що мазепинцы, загналися в самый Ведень, но таки и там не оперлися, а бегут дальше, аж в Турцию и до африканских черношкурых негров, и уже загналися туда, где куры не допевают, та ветер не довевае, и все еще не могут опамятатися.
Другие шепчут, що дробный мазепинский нарыбок остался таки во Львове, но днем не показуется, бо не выносит яркого солнечного света, и жде боязливо, пока не настане на святой Руси тьма тьмущая, щобы тогда можно высунути из вертепа поганую голову.
А третьи лишь махают руками и кажуть: скорше можно бы доведатися, где ныне находятся наши вывезенные австрийцами узники, чем допытатися, где теперь гараздуе мазепия.
Вижу я, що каждый Божий день ведут по Львови тысячи и тысячи пленных австрийцев, знаю, що межи ними есть немало наших русских крестьян, которые попавши в русский плен, сейчас приносят присягу на верность нашему Отцу государю Императору, остаются на свободе и вертают назад до своей хаты, если ей еще австрийцы не спалили - то-ж и пытаюся их, чи не чували що о мазепии? И они розсказуют мене о мазепинцах правдивые вести, которые и нашими и чужими газетами подтверждаются. мазепия теперь в Австрии скорчилася в чотыри погибели.
Головная, выходившая во Львове украинская газета Дiло переселилася, со страху перед казаками, насамперед на Мазурщину, в Новый Санч, но як русские казаки и Новый Санч заняли, бежала она в Ведень, где выходит лишь раз на тыждень, и то страшно искалеченная та обкусанная. Но, теперь и там не чуется безпечною и скоро перенесется на месяц.
В Ведне страшная теснота и нищета, бо все из Галичины со страху перед казаками бегут туда: поляки, немцы, жидова, цыгане и мазепинцы.
При том всем, на беду и горе, вышла еще вот якая комедия. Як венгерцы и австрийцы арестовали и убивали по тутешних галицких селах многих наших русских селян, то где куда вышла ошибка и непорозуменье, и то тут, то там, арестовали, або застрелили, чи там повесили межи русскими и мазепинца. Бо то, видите, русские казаки часто так быстро и ненадейно налетали, що австрийцам не было времени долго украинца слухати, як он божился, що он не руссофил, не казап, на москаль, не москвофил, а часто таки арестовали, бо вся та мадьярская и швабская погань совсем не розумела украинского базиканья.
Тому то разом с нами русскими крестьянами погнали австрийцы в свои тюрьмы и немало мазепинцев, а теперь, хотя и прошло столько месяцев, нияк еще там не могут роспутати, кто русский а кто мазепинец. И осталися мазепинцы в глупом положенью: сидят в австрийской тюрьме проклинаючи мазепию ледащицу и Австрию лукавцу, на чем свет стоит.
И выходит такое, що будто они пострадали як и русские, но за такое страданье русский народ не только не скаже мазепинцам спасибо, но даже не помянет их.
Иначе решил в своей премудрости мазепинский посол и атаман сiчей Трилёвский. А якая то мудрая голова, то вы познали сей весны из его беседы на нашем процессе о державную здраду. Он собрал своих темных, як осенняя ноченька, гуцулов, дал им в руки то топорцы, то колы из плотов и послал их разом с польскими соколами и бартошами против русских армат и штыков. И теперь несчастные хлописка через глупую затею Трилёвского гибнут массами, як подкошенная трава в лузе, ни за що, ни про що. Нет им ниякого способа ни в Австрии остатися, ни на русскую сторону перебратися и терпят страшную беду. Летом выбралися хлописка лишь в коротеньких та легоньких киптариках, а теперь зима, снега, мороз. Другие народы кладут свои молодецкие головы в обороне дорогой отчины, за свободу, а наши гуцулы за тумана Трилёвского. Уже то он туманил безсовестно наших гуцулов в часе всяких выборов, а теперь наконец погнал из всех на резню как баранов.
Но другие мазепинские главари-атаманы уже махнули на Австрию подертыми рукавами и поехали глядати помочи и притулку - куда бы вы думали? Не угадаете - аж в Турцию!
Выволоклися мазепинцы в турецкую столицу Константинополь, пришли до басурманского нехристя-бея, ударили перед ним своим безстыдным челом и просили пустити их до султана. Но султан не пожелал их видети, и послал до Талаат-бея.
Припали мазепинцы до ног басурмана и стали просити его взяти их в оборону перед Россиею.
- Ой, беда с мазепию! - сказал, мотаючи реденькими як у кота усиками, Талаат-бей. Великая беда и черная година. Было колись славное на Украине козацкое войско на Запорожской Сечи, и люто нас, турок, побивало, наши селения опустошало и палило, в плен нас забирало...Сегодня его потомки земно нам кланяются. Видно, зле дуже зле с ними...Если хочете, щобы Аллах и его пророк Махамет вас благословил, то в знак вашего нам подчинения взываем ваших сiчовиков в нашу турецкую службу, в ряды наших янычар -.
И сгодилися на то мазепинцы, турецкому бею низко-низехонько поклонилися и во всех своих и немецких газетах оголосили: Дрожи, Россия! С нами - Турок!
Но то все еще ничого в сравненью с тою чудасиею, якую выкинула найбольшая голова во всей мазепии - сам Михайло Грушевский.
Увидевши, що всю Галичину уже забрала Россия, що русского казака, сдается и сам Трилевский не задержит, що в Ведне также сидети небезпечно, а турок, просто насмехается, думал-думал, а потом, тишком-нишком, с фальшивым паспортом за пазухою, пробрался из австрии в Киев, и с початку прятался под чужим именем по закуткам, як наши мазепинцы по Львове, а потом начал помаленьку высовувати свою великую голову на улицу.
Зачудовалася дуже русская полиция яким то способом из австрийского боку, через такий пекольный военный 1000-верстный фронт, где вечно, днем и ночью, грохочут с обоих сторон арматы, теркочут пулементы, сыплются градом и свищут кули, шумят шрапнели, пан Михайло перебралися целый, здоровый и веселый на русскую сторону и стала интересоватися, допытоватися...А що Михайло не мог того скоренько пояснити, то теперь долго-долгесенько роздумуе над отповедью в Ивановой хате.
Иногда приходят сюда, во Львов, из наших сел такие чудацкие вести, що нияк их не розберешь, не поймешь, ничогосенько хоть убейте.
Недавно стали нам наши сознательные крестьяне доносити, що якие то органисты и сурдутовцы берутся навертати наше селянство в латинскую веру, в римо-католичество! Вы не верите? И я не верил, но теперь верю.
Злые духи нашептуют нашим селянам так: Теперь вас русские власти заставляют силою переходити из унии в православие. А що царства небесного на другом свете доступит лишь тот, кто держится римского папы, то треба вам приставати до польского костела.
Ну, що вы скажете? Як вам подобается такая штука? И находятся, правда редко, такие крестьяне, которые тому верят.
То уже не комедия, а - лайдацтво. Где, от кого и коли слышал кто такую небылицу, що будто русские власти насильно заставляют когось переходити в православие? Такой дурацкой беседе не поверит и слепая курка.
По-що русским властям силувати русских селян переходити в православие, коли все они от деда-прадеда православные и только беда в том, що нет священников, бо их або вывезли або вывешали, а новых ис России пока що невозможно достарчити.
Та кто ж то из русских людей знал якую веру унию? Скажите. кто из вас селян называл себя униатом? Чи чули вы, щобы наш мужик коли сказал: Я не православный христианин, а униатский христианин? Русские власти прекрасно знают, що ониосвободили своих одной крови и одной веры братьев и що силовати православ. христиан до православной веры не треба.
И православная вера якая тут была в Галичине, такою и останется во веки веков аминь. Таким органистам, що пускают такие слухи, буде круто, як возьмут хлопы буки в руки и начнут показывати им дорогу в Рим.
Во Львов прибывае каждый день много наших крестьян из горных местностей в которых забегали на короткий час австрийцы. Они росповедают о невероятных их зверствах над нашими селянами. А що теперь мазепинцев нестало, то доносчиками на наших людей суть жиды. Жиды указуют на русских крестьян жидам офицерам в австрийской армии и жиды в австрийских мундурах наших людей вешают и розстрелюют. С плачем пытаются селяне: за що нас мучат жиды? Чому не любит русского хлопа польский шляхтич - знаем, чому мазепинец - также знаем.
Тому, що он им не дается. Но чому ненавидят и катуют нас жиды? Та ж русский крестьянин каждому жиду полударом робил, платил ему за пожички добрые проценты, был его верным наймитом и выписал за добрые гроши всю его водку-палюнку. Чому ж он так нас страшно ненавидит?
Так пыталися крестьяне сими днями таки самых жидов. И жиды, гордо закручуючи пейсы, сказали так: Все то, правда, що вы говорите, однако, мы ненавидим вас за то, що через вас, русских крестьян, Россия забирае теперь Галичину?
И сказали на сей раз жидиска правду. Так, бо лишь по причине нечеловечовского, жестокого и безпощадного переследованья русского крестьянина поляками и австрийским правительством наш Царь-Ботюшка послал свои славные войска освободити нас из многовекового рабства неволи. Нестерпимые страдания нашего забитого народа поранили вселюбящее Царское русское сердце, народные слезы и вопли достигли до небес, до стоп самого Господа Бога.
теперь по-диавольски страшат жиды наших селян тем, що будто прийдут снова австрийцы, которым они, жиды, предложат список крестьян, нежелающих им подчинятися, як руссофилов, щобы их австрийцы розстреляли. Бедный, ограбленный и обманутый наш народ и верит тому и не верит. Но, знаючи уже, що австрийцы с ними дотеперь чинили, страшно боится по ворота заклятого ворога, а жиды ту его боязнь всякими хитрыми способами выкорыстуют.
И смешно сказати, на якой подставе жиды так безсовестно наших людей тревожат. В гдеяких местностях русские войска, тому еще два месяца, щось там раз чи два разы на хвилю, як то в войне бывае, отступили, щобы потом австрийцев тем лучше в пух и прах розбити. А лукавые жидиска с того корыстают и стращат, поки с ними не сделают порядка русские власти.
Пропал на веки вечные жидовский танцюристый рай и не вернутся больше николи на русскую землю австрийцы.
Семен Бендасюк
Коляда
Коляда
Голос Народа (Н-р 34. Львов. четверг. 25 декабря 1914, с.6. Редактор И.И. Цьорох)
Днесь вси возыграйте
В дланы (ладони) восплещайте
В день сий превеликий
Радости то ликий
Се бо Творец всего света
Пришел в последнии лета
Изволил плоть восприяти
И со нами обитати на земле

У ворот батюшкиных
У ворот батюшкиных
Голос Народа, 1915, н.16 с.8

Разыгралися ребята,
Распотешились,
Ай Дунай, ты мой Дунай,
Ай, веселый Дунай.

Одному ли молодцу
Худо можется,
Ай Дунай и т.д.

Худо можется,
Нездоровится,
Ай Дунай и т.д.

Нездоровится,
Гулять хочется,
Ай Дунай, ты мой Дунай,
Ай, веселый Дунай

Полный текст песни
Русская народная песня


У ворот, ворот, ворот,
Да ворот батюшкиных.

Припев повторяется после каждого куплета:
Ай, Дунай, мой Дунай,
Ай, веселый Дунай!

Разыгралися ребята,
Распотешились.

Одному-то молодцу
Да худо можется,

Худо можется,
Да нездоровится.

Нездоровится ему,
Гулять хочется.

Я украдусь, я украдусь,
Нагуляюся.

Я сапоженьки на ножки,
Смур кафтанчик на плечо.

Я гудок-то под полой,
Под правою стороной.

Заиграю во струну,
Во серебряную.

Вы послушайте, ребята,
Что струна-то говорит

Что струна-то говорит,
Да мне жениться велит.

Мне жениться, разориться,
Стару бабу взять,

Стару бабу взять,
На печи ее держать,

Киселем ее кормить,
Молоком ее поить, -

С киселя-то весела,
Да с молока-то молода.

Вы послушайте, ребята,
Что струна-то говорит,

Что струна-то говорит,
Да мне жениться велит.

Мне жениться, разориться,
Красну девицу взять,

Красну девицу взять,
Да в светлой горенке держать.

В светлой горенке держать,
Чаем-кофеем поить.

Чаем-кофеем поить,
И конфетами кормить.

Слава на небе Солнцу высокому!
Слава на небе Солнцу высокому!
Голос Народа, 1915, н.13 с.7

Слава на небе утру прекрасному, слава,
На земле Государыне ласковой слава!
Слава на небе ясному месяцу, слава,
На земле Государю-Наследнику слава!
Слава ярким светилам полуночи слава!
Великим Князьям со Княжнами слава!
Слава громам, играющим на небе, слава!
Слава храброму русскому воинству, слава!
Слава небу всему лучезарному, слава!
Слава русскому царству великому, слава!
Многи лета Царю благоверному, слава!
Слава на небе Солнцу высокому

Голос Народа н.3 1915
Голос Народа (практически во всех номерах 1914-15гг.)
Прикарпатская Русь
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm

  


СТАТИСТИКА