Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Прикарпатская Русь
от 28.12.14
  
Самоорганизация


Се ТрГлаве молiхомь Влiце а Мале


В.Д. Залозецкий. Картина из нашей прадавной мартирологии. Газета: Прикарпатская Русь, Львов, 1911 (N613-614 от 21-22/X 1911)
В.Д. Залозецкий. Обида. Газета: Прикарпатская Русь, Львов, 1911 (N609-610 от 17-18/X 1911 )

http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_491.htm

К.Р.О.К. (Карпато-Русский Освободительный Комитет) продолжает свою деятельность издаючи в Киеве под редакцией С.А. Лабенского закрытую во Львове австрийскими властями газету Прикарпатская Русь. Между прочим Комитет издал также прокламацию до галицко-русского населенья. В Киеве появились два первых номера Прикарпатской Руси (от 10 и 17 августа). Коли русские войска заняли Львов, редакция переехала в Броды и тут появился 3-ий номер Пр. Руси (от 26 августа), вмещающий в собе также отдел для газ. русского крестьянства Голос Народа.
Члены К.Р.О.К. ишли разом с русскими войсками и попутно освобождали из тюрем нашим узников. Особенную ревность проявил в том деле гр. В.А. Бобринский, который вступил добровольцем в армию яко гусарский корнет, щобы, як раньше словом, так теперь и делом защищать свовю любимую Галичину.
Дальший н-р Пр. Руси появился уже во Львове 12 сентября и с тех пор та газета начала появлятись правильно
Голос Народа. Н-р 30. Львов. четверг. 27 ноября (10 декабря) 1914, с.2 (Редактор И.И. Цьорох)
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_752.htm
От Карпато-Русского Освободительного Комитета
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_478.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_481.htm

Прикарпатская Русь
Повременное издание Карпато-Русского Освободительного Комитета.
N 1. Киев. Воскресенье 10 августа 1914г. N1
Высокознаменательные слова
Государя Императора о предстоящем освобождении Карпатской Руси

З сего августа г. Киевский генерал-губернатором получена Высочайшая телеграмма следующего содержания:
Передайте Мою благодарность Карпато-русскому освободительному комитету за выраженные им чувства. Всею душею разделяю его сокровенную надежду, если на то будет Господня Воля, увидеть наших зарубежных русских братьев, свободно слившихся с Великою Русью.
Николай
Телеграмма эта последовала в ответ на посланную 2 сего августа начальником края Его Императорскому Величеству телеграмму такого содержания:
Председатель бюро Карпато-русского освободительного комитета Юлиан Яворский и члены Мариан Глушкевич, Семен Лабенский, Юлиан Секало, Михаил Сохоцкий от имени собравшихся в матери городов русских, древнестольном Киеве, жителей и народных деятелей Карпатской Руси повергают к стопам Вашего Императорского Величества чувства безпредельной верноподданнической преданности и моля Всевышнего о даровании славной победы русскому освободительному оружию, всеподданнейше просят Ваше Императорское Величество всемилостивейше принять изстрадавшуюся в многовековой лютой чужеплеменной неволе Карпатскую Русь в родное лоно Великой Русской Семьи и завершить святое историческое посланничество собирания Земли Русской.
Генерал-адьютант Трепов
1914 н.1. с.2
Прикарпатская Русь. 1914, н.1. с.2
Воззвание Верховного Главнокомандующего к русскому народу в Австрии
Братья! Творится суд Божий! Терпеливо, с христианским смирением в течение веков томился русский народ под чужеземным игом, но ни лестью, ни гонением нельзя было сломить в нем чаяний свободы.
Как бурный поток рвет камни, чтобы слиться с морем, так нет силы, которая остановила бы русский народ в его порыве к объединению. Да не будет больше Подъяремной Руси! Достояние Владимира Святого, земля Ярослава Осмомысла и князей Даниила и Романа, сбросив иго, да водрузит стяг единой, великой и нераздельной России.
Да поможет Господь Царственному Своему Помазаннику, Императору Николаю Александровичу всея России, завершить дело великого князя Ивана Калиты. А ты, многострадальная братская Русь, встань на стретение русской рати. Освобождаемые русские братья!
Всем вам найдется место на лоне матери-России. Не обижая мирных людей, какой бы они ни были народности, не полагая своего счастья на притеснении иноземцев, как это делали швабы, обратите меч свой на врага, а сердца к Богу, с молитвой за Россию и за Русского Царя.
Верховный Главнокомандующий генерал-адъютант
Николай.
5 августа 1914
1914 н.1. с.3
Прикарпатская Русь. 1914, н.1. с.3

Еще седой Карпат, как пленный богатырь,
Потупя гордый взор, обьят страдальной думой.
Еще и Днестр и Сян, и тихий Буг и Стырь,
Как бы насторожась, застыли в тьме угрюмой.

Но близок уж разсвет. В изломах облаков
Сверкнула цепь огней и громом разразилась.
Подземный слышен звон распавшихся оков:
Встает от сна Карпат! В нем сердце вновь забилось!

И вот, над храмов гор, где, словно алтари,
Встают за кряжем кряж в клубах курений сизых,
Уже мерцает свет предутренней зари:
В град-Галич День грядет, как жрец, в лучистых ризах.

Разсеялся туман. На солнце золотясь,
Открылись города, селенья, реки, горы.
Народ надежды полн. И, истово крестясь,
Молитвы шепчет он, подьемля к нему взоры.

Он слышит Божий глас и в помыслах Царя
Зрят жертвенно-святой и предреченный пламень.
В сей День он отстрадал и, сретеньем горя,
Он встал днесь отвалить от гроба смертный камень.

М. Глушкевич

1914 н.1. с.3
Прикарпатская Русь. 1914, н.1. с.3-5. М. Глушкевич. Заметки к моменту
Заметки к моменту
I
Разразившаяся столь неожиданно война сразу, с первых же дней нашла себе во всех слоях русского общества самую верную оценку, выразившуюся, между прочим, в согласном определении ея общепризнанного характера и в общепринятом ея названии. Как только Австрия напала на Сербию и, несколько дней спустя, Германия  обьявила войну России, для всех сразу-же стало ясно, что России придется вести упорную и многотрудную, а притом по истине народную войну, целью которой является, с одной стороны, освобождение не одной только России, но чуть ли не всех народов европейского материка, от милитарных тисков двигающегося германского шовинизма, с другой же стороны, окончательное освобождение славянских народов от чужеплеменного ига. Вот почему настоящая война и получила принадлежащее ей по всем правам, великое и грозное, но верное и достойное название освободительной войны. И это с первого же момента, за долгое, сравнительно, время до появления воззваний верховного Главнокомандующего к Полякам и к русскому народу Прикарпатья, каковые акты явились блестящим и ободряющим подтверждением, укреплением и поглублением с высоты компетентных кругов общего всем настроения и общих всем надежд. В ответ на дерзкий вызов воинствующего германизма, великий русский народ, кроткий и долготерпеливый, поднялся во весь свой могучий рост, чтобы, быть может, окончательно и навсегда свести счеты с историческим врагом, не только за себя, но уже заодно и за все славянство. Воскресли надежды всех славян, порабощенных настоящими в силу своего происхождения, Гуннами-Мадьярами и теми-же гуннами по культуре - Немцами. Опять воспряли духом Сербы, поражая мир своею храбростью. Воскресли надежды Чехов, западных славянских стражей. В грозный и ответственный момент среди темных туч завидели просвет Поляки, и в их груди забилось славянское сердце. Несомненно, всколыхнулись вековые чаянья в народной душе Словенцев, Словаков и Лужицких сербов. Все это чувствуют, почти все об этом постоянно читают, многие об этом пишут.
Но, в силу особых, исторически сложившихся условий, далеко не все, далеко не многие даже вдумываются в грядущие события, как в совершающийся на наших глазах величайшей важности исторический акт окончательного обьединения всех русских земель. Напротив того, усвоенный значительной частью печати, несколько узкий взгляд на эту войну как-будто закрывает перед памятью народной тесную историческую связь настоящего с прошлым, не позволяя с достаточной ясностью видеть в готовящихся событиях не какие-нибудь чисто милитарные завоевательные стремления России, и последовательное проведение основной национальной идеи всего русского, проходящей красной нитью во всей тысячелетной истории его и выражающейся в неуклонном, заложенном в самой природе его, стремлением к собиранию всех русских земель в одно культурное и политическое целое. И если настоящая война, как может быть, конечный этап борьбы с Немцами, сама по себе чрезвычайно популярная, вызвала небывалое возбуждение в Державной Руси, в русском государстве, как таковом, то насколько сильнее это возбуждение и общий подьем должна чувствовать также Русь, как единый народный дух, как нация, вспомнив, что после великих и знаменательных слов южной Малоросии: Волим под Царя восточного, православного -, и после не менее великих, торжественных слов Екатерины II: Отторженная возвратих -, в скором времени жертвенным подвигом народа будут осуществлены и на веки на скрижалях его запечатлены слова: Да не будет более Подьяремной Руси -, торжественно вылившиеся из чувствилищных недр слившихся воедино русских сердец. А уже никакой песнью слов и никакими звуками не выразить подьема, вызванного этой войной в Галицкой, Буковинской и Угорской русских землях, вчера еще забытых и безмолвных, но сегодня уже как-бы святым трубным гласом разбуженных для того, чтобы после многолетней разлуки, слитые в едино-неразделенное...  

Обьединение всех русских племен - национальный идеал России Обьединение всех русских племен, представляющих один народ с общим происхождением, с одними традициями, с одним языком, но раздавленных злою судьбою, является заветной идеей русской нации в ея целом. Эта идея, на протяжении всей 1000-летней русской истории служившая главным содержанием не только национального сознания всех русских племен и земель, но также политической программы всех исторически слагавшихся культурно-политических центров, должна сделаться усилием всего русского общества, всего русского народа и созданного им государства, она должна быть самой нацией поставлена во главу угла национально-политической проблемы Великой России. Одухотворяющее начало общественно-политического развития русской нации, - она в то же время одна из важнейших исторических задач ея, священный завет, за исполнение которого в настоящий момент, небывалый по благоприятствующим ему условиям, все современные русские люди, вся Русь ответственна перед грядущими поколениями, перед историей. Вот почему она, изначальная и основная, общая всему русскому народу, всем племенам и землям его, всем векам его истории, прошлой, настоящей и будущей, требует безусловной выдержки, требует самых решительных, неуклонных и последовательных усилий, которые, естественно, должны подавить обывательские чувства и переживания, все временные, условные, партийные и сословные разницы.
Если даже оставить в стороне национальный мотив, окажется, что присоединение Прикарпатской Руси к России должно явиться удовлетворением важнейших интересов и насущных потребностей русского государства. Прикарпатская Русь необходима России по строго государственным соображениям, каковыми являются соображения стратегические, политические и общекультурные...
М.Ф. Глушкевич. Взгляд на прошлое, настоящее и будущее Прикарпатской Руси в связи с великой войной. Ростов-на-Дону: изд. А.Г. Батыкого на складчину ростовских Карпаторусских беженцев, 1917, 32с.
Знаменщица Русского Народа. Русская идея

http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_749.htm
1914, н.2
Прикарпатская Русь
Повременное издание Карпато-Русского Освободительного Комитета.
N 2. Киев. Воскресенье 17 августа 1914г. N2

Ю. Яворский. На заре народной свободы
Долга и беспросветна была карпато-русская ночь. Тяжел и кошмарен был шестивековый народный сон. Мучительный сон в горбу заживо погребенного народа, то окутанный сплошь черными, уродливыми тенями внутреннего безсилия, то судорожно пронизываемый лютыми молниями ненасытной вражеской злобы и шипящим заревом мученических костров. Нестерпимо ныла и обливалась кровавым потом истерзанная народная грудь, тревожно метался и задыхался в смертельной тоске прибитый, оскверненный, обезличенный народный дух. Черна и безпробудна была карпато-русская ночь!
Но, загнанный и замученный до полусмерти, изувеченный и истерзанный до уродства, он все-таки нетленно жив и непокорен, наш многострадальный народ-богатырь.
Сквозь вековую тьму и бурю, сквозь вражеские костры и тюрьмы, он вынес благоговейно и верно свой святорусский облик, свою прадедовскую речь и веру, свою подлинную душу живую. И в сокровенных тайниках народного сознания он сохранил бережно и свято, словно заветную каплю чудодейственной живой воды, аркую надежду на грядущее освобождение, на братскую помощь и ласку своей державной родни...
Долго, безконечно долго тянулось это томительное ожидание свободы и света. Поколенье за поколеньем падало во тьме в рабскую могилу, к безплодной борьбе и тоске сгорали лучшие жизни и души одна за другою, зловеще редели изнуренные ряды последних борцов, а лютые цепи вьедались в народное сердце все проникновеннее и глубже. Казалось, близок уж последний, смертный час народа, уж нет ему надежды никакой.
Но, утерянный случайно и нелепо в кровавой тьме веков, косно и малодушно обойденный и оставленный на произвол судьбы в последующее время собирания и обьединения Русской Земли и, наконец, уж совершенно заброшенный и забытый родной, великой Россией, он, этот верный народ-страдалец, с неизменной любовью и верой устремлял свои потухшие взоры на братский Север и чутко, последними силами истомленной души своей, ждал от него благовестного луча освобождения, соединения, немеркнущей народной правды и любви...
И пробил великий, святой час. Над селами, повитыми извечной тьмою и тоской, гребнями Карпат вдруг, по чудотворному мановению Судьбы, забрезжило, просияло воскресной зарею долгожданное утро золотое. И, злобно шипя, разступается могильный мрак, исчезают зловещие тени неволи, распадаются ржавые, едкие цепи. Вместо диких криков палачей и унылого рабьего стона, поднимается к просиявшему небу победный всерусский гимн и горячая воскресная молитва возстающего из многовекового гроба народа. Радостно и доверчиво раскрываются на встречу освободителю-брату раскованные братские обьятия, восторженно и умиленно раскрывается ему на встречу благодарное сердце народное.
Ярко и благовестно занимается над воскресающей Карпатской Русью долгожданная заря любви и свободы.
Разсеются скоро и последние разсветные тени, исчезнут навсегда кошмарные воспоминания ночи. И сквозь кровавый туман святой освободительной жертвы взойдет победно и незакатно торжествующее, вечное солнце!
Ю. Яворский

Витязям южной дружины

Стоите вы у поля битвы
И смелой грудью рветесь в бой.
К вам, к вам прикованы молитвы
И взор любви Руси святой.

Сияют перед Вами горы, -
Там та же Русь седых Карпат;
Заставы ваши и дозоры
Уж занимают древний скат.

Грохочет бой, - и ты, дружина,
Шагнешь вперед за Прут, за Сан.
И силой мощной исполина
Разсеешь ты коварный стан.

Скорее братьям дай свободу,
В разстрелах гибнущим, в крови,
И вековую их невзгоду
Развей ты подвигом любви...

Неси же стяг на поле битвы
За Древний Галич наш родной,
Благословят тебя молитвы
И взоры всей Руси святой.

Михаил Балясный

1914, н.2 с.5
н.2. с.5
Дм. Вергун. Из Славянских заметок
Область, которую заняли русские войска, перешедшие реку Збруч в Галиции, составляла в XII веке удельное княжество, независимое от Киева и Галича, со стольным городом в Теребовле. Еще до настоящего времени уцелели в этом городе развалины древнего кремля, построенного на слиянии рек Серета и Гнезны. Здесь княжил несчастный Василько Ростиславович, ослепленный Давидом Игоревичем и Святополком после Любеческого сьезда всех русских князей, на котором они целовали крест прекратить все междуусобицы и распри из за уделов. Только благодаря поддержке Владимира Мономаха, Васильку удалось сохранить свой княжеский престол, который впрочем вскоре после его смерти был уничтожен галицкими князьями.
В настоящее время Теребовль маленький городок с 3-4 тысячами жителей. Во время польского и затем австрийского владычества этот когда-то цветущий русский город пал так же, как и ближайший Звенигород, превратившийся из княжеского города в простое малороссийское село.
Но, подвигаясь по направлению к Галичу и Львову, русские войска заняли несколько других городов, выросших во время польского владычества. Таков Тернополь с 10.000, Золочев с 30.000, Бережаны с 20.000, Чертков с 15.000, Броды с 30.000 жителями, Рава Русская с 10.000 жителями, Каменка с 12.000 жителями и др. Это все торговые города, ведшие раньше торговлю с Веной.
Скоро русские войска подойдут к самой столице Галиции - гор. Львову. Русский князь Лев Давидович перенес сюда из Галича столицу своего княжества, обнимавшего в XIII веке всю Западную Русь, от Закарпатья до Днепра. Только одно столетие гор. Львову суждено было быть русским городом. Его завоевал король Казимир польский, и с тех пор этот город находился под чужим игом.
Сегодня (статья появилась 15 авг.) русские жители Львова справляют свой храмовый праздник в одной из древнейших своих церквей, построенной молдавскими господарями. Русские войска, подходя к городу. услышат колокольный звон из всех десяти русских храмов древней русской княжьей столицы. С колокольным звоном будет спорить гул крепостных орудий, разставленных на старой австрийской цитадели, на Высоком Замке, созданном поляками в память Люблинской унии и на Кайзер-вальде. Мы уверены, что скоро замолкнет пальба австрийских орудий, и звон русских колоколов и гул русских орудий осилят ее. Вся Русь, от Тихого океана и до Карпат, шлет об этом горячие молитвы к небесам вместе с русскими жителями Львова и всего Прикарпатья.
(Нов. Вр.)

Ред. С.А. Лабенский. Изд. Карпато-русский освободительный комитет в лице пред. Ю.А. Яворского
1914, н.2 с.7
Приложение к Прикарпатской Руси
Карта русских областей Австро-Венгрии
(Русь Галицкая, Буковинская и Угорская)


Члены К.Р.О.К. ишли разом с русскими войсками и попутно освобождали из тюрем нашим узников. Особенную ревность проявил в том деле гр. В.А. Бобринский, который вступил добровольцем в армию яко гусарский корнет, щобы, як раньше словом, так теперь и делом защищать свовю любимую Галичину.
Дальший номер Прикарпатской Руси появился уже во Львове 12 сентября и с тех пор та газета начала появлятись правильно
Голос Народа. Н-р 30. Львов. четверг. 27 ноября (10 декабря) 1914, с.2 (Редактор И.И. Цьорох)

http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_752.htm

н.1414
N 1414 Львов 12 (25) сентября 1914
Прикарпатская Русь
Ежедневная политическая, общественная и литературная газета.
Орган Русской Народной Организации в Галичине


Высочайшая телеграмма
Львов. Из Царского Села
Генерал Губернатору Галиции

Передайте депутациям русских организаций Галиции, явившимся к вам с выражениеми любви и преданности, мою сердечную благодарность и мой привет многострадальному русскому народу. Вся Россия со мной радуется совершающемуся возсоединению с дорогою каждому русскому древнею Червонною Русью. Вам лично желаю полного успеха.
Николай.

Эта телеграмма последовала в ответ на посланную 9 сентября Его Высокопревосходительством Генерал Губернатором Галиции графом Георгием Александровичем Бобринским телеграмму следующего содержания:

Царское Село.
Его Императорскому Величеству!

Счастлив донести Вашему Величеству, что сегодня ко мне явились депутация от 19 культурно-просветительных и экономических русских организаций Галиции и от имени Галицкого Русского Народа просили меня повергнуть к Стопам Царским чувства верноподданической преданности, сыновьей любви и благодарности к их природному Белому Русскому Царю, освободившему Червонную Русь от многовекового рабства и воссоединившего её с ея Матерью Россиею.
Граф Бобринский.

н.1414 с.2
N 1414 Львов 12 (25) сентября 1914, с.2
Русскому народу
Братья! Творится суд Божий! Терпеливо, с христианским смирением, в течение веков томился Русский народ под чужеземным игом, но ни лестью, ни гонением нельзя было сломить в нем чаяний свободы.
Как бурный поток рвет камни, чтобы слиться с морем, так нет силы, которая остановила бы русский народ в его порыве к объединению.
Да не будет больше подъяремной Руси! Достояние Владимира Святого, земля Ярослава Осмомысла и Князей Даниила и Романа, сбросив иго, да водрузит стяг единой, великой, нераздельной России.
Да свершится Промысел Божий, благословивший дело великих собирателей земли Русской.
Да поможет Господь Царственному Своему Помазаннику, Императору Николаю Александровичу Всея России, завершить дело Великого Князя Ивана Калиты.
А ты, многострадальная братская Русь, встань на стретение русской рати.
Освобождаемые русские братья!
Всем вам найдется место на лоне матери России. Не обижая мирных людей, какой бы они ни были народности, не полагая своего счастья в притеснении иноземцев, как это делали швабы, обратите меч свой на врага, а сердца свои к Богу, с молитвой за Россию, за Русского Царя.
Верховный Главнокомандующий
Генерал-Адъютант Николай.
5 августа 1914

Воззвание Верховного Главнокомандующего.
Народы Австро-Венгрии!

Венское правительство обьявило России войну за то, что Россия, верная своим историческим заветам, не могла оставить беззащитной Сербию и допустить ея порабощение.
Народы Австро-Венгрии!
Вступая во главе Российского войска в пределы Австро-Венгрии, Именем Великого Русского Царя объявляю вам, что Россия, не раз уже проливавшая свою кровь за освобождение народов от иноземного ига, ничего иного не ищет, кроме восстановления права и справедливости. Вам, народы Австро-Венгрии, она также несет теперь свободу и осуществление ваших народных вожделений.
Австро-венгерское правительство веками сеяло между вами раздоры и вражду, ибо только на вашей розни зиждилась его власть над вами.
Россия, напротив, стремится только к одному, чтобы каждый из вас мог развиваться и благоденствовать, храня драгоценное достояние отцов - язык и веру, и, объединенный с родными братьями, жить в мире и согласии с соседями, уважая их самобытность.
Уверенный, что вы будете всеми силами содействовать достижению этой цели, призываю вас встречать Русские войска, как верных друзей и борцов за ваши лучшие идеалы.
Верховный Главнокомандующий
Генерал-Адъютант Николай.
август 1914

Несущим свободу

Я боюсь, что вам чужд будет тихий привет
Сына Родины, темной от злыдней и бед.
Где, скорби о пленении прадедных нив,
Склонял головы долу строй плакальщиц ив,
Где красу смяли вихри не только сосны:
Где печаль и в цветах и в улыбке весны;
Где страдалец-народ, непокорный судьбе,
Пять столетий с врагом стоял в грозной борьбе,
Богатырские внуки в могилы легли,
Не дворцы а курганы встают из земли;
Где и песни - стенание жалкое птиц,
Что средь бурь от родимых отстали станиц;
Где Христос на обрубленном Римом кресте
Точно на век застыл в своей скорбной мечте,
Увядали высоких стремлений цветы
Где и хаты, и люди, и мысль и дела
Так же серы как осенью низкая мгла,
Где как будто лишь камней таинственный глас
Миру скорбный про Галич поведает сказ...
Где так чужды нам ласка, участье, привет,
Как рожденным в тюрьме золотистый разсвет

М. Глушкевич

н.1417
N 1417 Львов, вторник 16 (29) сентября 1914
Прикарпатская Русь
Ежедневная политическая, общественная и литературная газета.
Орган Русской Народной Организации в Галичине
Главный редактор: Д-р Ю.А. Яворский


Преображение Львова
Даже из могилы вырастают иногда и тянутся к синему небу прекрасные, торжествующие цветы. Даже в тюрьме снятся иногда тоскующему, измученному узнику чудесные, светозарные сны. Туманные, золотистые сны о былой волюшке и мощи, о зеленом раздольи родных полей и лесов, о тихом счастьи далекого родного очага.
Прекрасные, светлые сны озаряли время от времени, словно благовестные проблески грядущей, немеркнущей зари и тяжелую тьму вековой карпато-русской ночи. И самым светлым, самым благовестным из них был вечный и - казалось - безумный сон о русском Львове, о победном русском знамени на его седых, прибитых неволей стенах, об удалом посвисте козацком на его завявших, заполненных врагами улицах. О родной воле и правде на своей - не своей земле, о воскресном, свободном биении ея старого, усталого сердца - древне стольного Львова...
И этот пророческий сон ныне сбылся. Сбылись сокровенные, заветные грезы многих поколений, сбылось чудесное марево многих веков. Наш старый львинный град - опять, и уже, даст Бог, навсегда - русский! Царственно парит над ним победоносный русский двуглавый орел, торжественно и привольно развеваются над ним давно невиданные русские знамена. В его старинных стенах, бывших вчера еще немыми свидетелями вражеских оргий и лютых гонений и издевательств над исконным его хозяином - русским народом. В этих многострадальных стенах его вековой тюрьмы, закипела вдруг, новая, свободная русская жизнь. Еще недавно чужие и холодные улицы и площади его наполнялись молодецким темпом и гулом освободительного русского воинства, огласились родными звуками великой и свободной русской речи, залились победными переливами чудесной и могучей русской песни, лихим, козацким посвистом орлов-богатырей.
Преобразился, воскрес к новой свободной жизни древний русский Львов. Забилось вновь горячей русской кровью застывшее было старинное сердце Карпатской Руси. И если так слабо и редко еще это его воскресное биение, если лишь медленно и робко поднимается в нем заглохшее было хозяйское, державное сознание его, если еще так много на нем внешнего, чужевластного налета, чужой культурной краски и пыли, - то. Русские свободные люди, не судите его слишком строго, не отчисляйте его разочарованно к чужой, налетной стихии, не считайте его угасшим, потерянным для русской культуры и жизни, не-русским, чужим центром.
Нет, не чужой он, не мертв и не утерян, наш древнестольный город князя Льва, не польский Lwow он, не немецко-еврейский Lemberg! Осиянный родным солнцем святорусской правды и воли, приобщенный к заветным сокровищам великой общерусской культуры и речи, согретый теплой лаской и любовью безкорыстного освободителя-брата, он  вскоре совсем стряхнет с себя чужую мишуру и позолоту, сотрет налетную пыль и краску, отвергнет и забудет навязанную ему в рабстве чужую речь и веру. Он будет снова, он будет навсегда русским!
Ю. Яворский

н.1419
N 1419 Львов, четверг 18 сентября (1 октября) 1914
Прикарпатская Русь
М. Глушкевич. Митрополит Шептицкий и русское дело. Прикарпатская Русь. N 1419-1420 Львов, 18-19 сентября, 1914

I. 6 сентября бывший галицкий униятский митрополит граф Андрей Шептицкий по распоряжению русских властей вывезен из Львова в глубь России. Мера решительная и в тоже время вполне справедливая, вызванная всей преступной деятельностью гр. Шептицкого носившего, как бы в насмешку, древнее историческое звание митрополита галицкого и киевского...
Для того, чтобы мера, принятая по отношению к бывшему галицкому духовному сановнику стала вполне ясна и понятна, мы считаем долгом хотя бы вкратце, насколько позволяет газетная статья, изложить всю столь вредную для русской церкви, русской народности, русского государства и, значит, русского дела вообще, деятельность гр. Шептицкого.
В 1882 году австрийское правительство, конечно, не без благословения Рима, решило пойти на последний решительный приступ против галицко-русской, хотя и униатской, но все таки русской церкви. Нельзя ведь забывать, что галицко-русский народ, совращенный со своей родной православной веры в унию многовековыми усилиями польской шляхты и иезуитов, сохранил в своей душе прежнюю преданность православной вере. Ведь разница заключалась в сущности только в том, что униятская церковь сохранив полностью весь православный церковный обряд и славянские богослужебные книги, признала главенство папы и католический догмат о происхождении св. Духа от Отца и Сына. Фактически народная масса, не входя в догматические тонкости, считала себя по прежнему православной. Таким образом давнишняя польско-иезуитская идея - оторвать Галицкую Русь сперва в религиозном, а потом и в национальном отношениях от остальной православной Руси все еще была далека от осуществления. Поэтому врагам русского дела нужно было принять более решительные меры для скорейшего окатоличения и значит, денационализации Прикарпатской Руси и даже всей Малороссии.
С этой целью австрийское центральное и польское областное правительство решило в 1882г. все русские монастыри чина св. Василия Великого передать в руки иезуитов для окончательного преобразования их в дух католического фанатизма и для изгнания из униятскаго богослужения всего, что в нем осталось чисто православного.
В это время граф Андрей Шептицкий, блестящий драгунский офицере, неожиданно почувствовал сильное влечение к монашеской жизни. Потомок когда-то русского дворянского рода, окончательно ополяченного уже несколько веков тому назад, сам рьяный поляк, не знавший ни слова по-русски, так-же загадочно-неожиданно полюбил русский народ, русский язык и его галицкое наречие. Поступил скромным монахом в василианский монастырь в Добромиле. Офицер превратился вдруг в монаха, поляк в русского...
Прошло несколько лет и гр. Шептицкий был назначен униатским епископом в Станиславове, а немного спустя, по смерти митроп. Куиловского, - митрополитом Галицкой Руси. Его аристократическое происхождение, огромное влияние в решающих кругах, блестящие манеры и умение говорить всем сладкие слова, привлекли к нему симпатии чуть ли не всего галицко-русского духовенства, ошибочно видевшего в нем смелого и сильного защитника восточного обряда галицкой униятской церкви.
Но вот, вслед за словами пошли дела, не оставившие ни в ком сомнения относительно стремлений изворотливого иезуита. С свойственной этой касте решительностью, не останавливаясь ни перед какими средствами, он стал насаждать и укреплять как среди подчиненного ему духовенства, так и в народных массах мазепинский сепаратизм. Епископами он назначал рьяных приверженцев украинского сепаратизма, злейших врагов всего русского. Управление униятскими духовными семинариями он вверил тем же мазепинцам, отрекшимся от русского имени. Кандидатов духовного звания, не скрывавших своего русского происхождения, перестали принимать в духов. семинарии, а поступивших начали исключать оттуда. Дошло до того, что в львовской униятской духовной семинарии из общего числа 216 воспитанников осталось только 11 человек не желавших преклониться перед украинской идеей, но и те немногие подвергались, с ведома и одобрения Шептицкого, бойкоту, побоям и всякого рода издевательствам со стороны товарищей украинцев.
Молодых русских людей, для которых мечтой жизни было сделаться священниками и работать для просвещения и экономического блага народа, Шептицкий исключал из духовной семинарии после того, как они прошли четыре курса, нарочно для того, чтобы вычеркнут из их жизни несколько лет.
Одновременно с такой чисткой в рядах русского духовенства и русских семинаристов б. митрополит Шептицкий стал вводить pазные новшества в униятское богослужение, дабы приблизить его к латинскому, как-то, супликации, ..., молебны к Иисусову Сердцу, майские молебствия, коронки, шкаплержи, монстранции и пр. причем первыми новаторами явились те же реформированные на иезуитский манер монахи-василиане, у которых ненависть к русскому православному обряду доходила до бешенства. Руссофобский характер носила и издательская деятельность василианских монастырей. Издания эти были переполнены изступленной хулой православной веры в роде той, что Иуда, предавший Христа, тем самым перешел из католической в православную веру. Приведенные до сих пор примеры деятельности Шептицкого явились только первым этапом для осуществления его более широко задуманного плана: совратить в унию а потом в католичество и наконец ополячить всю Малую и Белую Русь.
Для более успешного достижения этой цели б. униятский митрополит с одной стороны притворился восторженным поклонником возвышенной идеи обьединения всех церквей и стал принимать самодеятельное участие организации и трудах кирило-мефодиевских сьездов в Велеграде. На этих сьездах, блистая своей образованностью, знанием русского языка и догматов православной церкви, он всячески старался привлечь живые симпатии русских теологов, чтобы тем вернее обмануть высшее русское общество относительно своих замыслов. С другой стороны Шептицкий изследовал почву в самой России. Сперва он послал туда своего доверенного монаха-василиянина ксендза Ломницкого, а затем уже стал ездить сам.
Ввиду того что истинная цель посещений Шептицким России должна была оставаться скрытой, также как и его деятельность там, поездки его были окружены тайной, он ездил в Россию инкогнито, с подложным паспортом под видом представителя какой-либо торговой фирмы.
II. Резко отличается деятельность гр. Шептицкого в России, когда он бывал там официально, - от той, которую он проявлял при посещениях России инкогнито.
Однажды многих поразило сообщение газеты Час, органа краковской польской шляхты, ставленником которой являлся на галицко-русской митрополичьем престол ея брат по духу и крови - польский граф Шептицкий.
В названной газете сообщалось, что львовский митрополит, поставивший себе задачей жизни заботу о своей пастве, обратился к русским правительственным кругам с ходатайством о разрешении скупать землю в Белоруссии и поселять на ней галицко-русских крестьян. Благодаря знакомству с высокопоставленными лицами ему удалось получить разрешение приобретать землю в Минской губернии.
Графу Шептицкому удалось своему ходатайству придать вид особенной заботливости с его стороны не только о материальном благе галицко-русских крестьян; он доказывал, что  переселение более просвещенных и в национальном отношении более сознательных галицко-русских крестьян в области, населенные ополяченными римо-католиками белоруссами, принесет пользу русскому делу и будет способствовать переходу белоруссов из католицизма в унию и тем самым возвращать их русской национальности.
В действительности цель гр. Шептицкого была совратить в унию неополяченных римо-католиков белороссов, а именно православных мало-велико- и белороссов. Для этого Шептицкий заблаговременно позаботился подготовить в Львове, Инсбрук и других местностях агитаторов, набранных как из числа местных украинофилов так и из числа русских неудачников, выгнанных из России пропагандистов и даже уголовных преступников. Все они, получив здесь в Львове поверхностное духовное образование и, главное, пройдя курс религиозно-политической пропаганды, должны были вместе с крестьянами-переселенцами отправиться в Россию для распространения среди русского населения религиозного и политического сепаратизма т.е. унии и мазепинства.
Теперь вспомним о том, что делал гр. Шептицкий в России, когда являлся туда под чужим именем на пр. в качестве агента велосипедной фирмы.
Не стесняясь ничем, уверенный в том, что ему удалось обмануть деятельность русских властей, он шел наверняки, проникая всюду, куда ему было нужно. Закон, правила общественной жизни, для него не существовали.
Была только цель: пропагандой унии нанести удар православию, разделить русское общество, русский народ на два враждующих стана, отравленных сильнейшей из страстей: религиозной. В тонко разсчитанную игру вовлекались им и русский идеалист, мечтающий о примирении всего человечества, конечно прежде всего в области религиозной; и озлобленный на весь русский мир революционере; и оскорбленный в своих чувствах ханжа; и самый обыкновенный аферист. Таинственность, вернее подпольность этой организации придавала какой то особый отпечаток именам ея членов.
Ксендзы Верцинский в Москве, Дейбнер в Петрограде, Траче в Львове. Но и Буковина не была оставлена Шептицким без внимания; и туда он сумел проникнуть, совратив в католичество нескольких липован (православных сектантов, переселившихся туда из России), которым он обещал создать церковную иерархию под главенством папы.
Найдя себе поддержку как со стороны австрийского правительства так и со стороны поляков, видя сравнительно немалый успех своей деятельности, Шептицкий стал мечтать о том, чтобы сделаться патриархом всех униатов. Мысль эту ему нашептывали круги, мечтавшие разбить Россию, и присоединить к будущей, Великой Габсбургской монархии всю Южную и Западную Русь, воскресить и освободить от московского ига Украину.
Привлекая к унии возможно большее число приверженцев, Шептицкий одновременно задумал порвать еще одну сильную связь униатской церкви с православной: а именно изьять славянские богослужебные книги. Разсчет был весьма прост: сколько ни убеждали Галицкие мазепинцы, галицко-русские крестьянские массы в культурной и национальной самостоятельности мало-русского племени, все доводы их разбивались о священные книги, общие во всех русских землях. Поэтому-то и нужно было изменить язык церковных книг. Гр. Шептицкий начал с молитвенников, которые приказал впредь издавать на галицко-русском простонародном наречии, испещренном полонизмами. Наконец, после этих подготовительных роботе, гр. Шептицкий созвал совещание из своих единомышленников, священников, решивших славянский язык богослужебных книг униатской церкви, заменить украинским языком.
Военные события застигли гр. Шептицкого в самом разгар его вышеизложенной деятельности. До чего непоколебимы были его надежда на разгром России, доказывают, в числе многих других, хотя бы следующие факты. Накануне открытия военных действий он издал воззвание своей пастве, в котором в весьма неизысканных выражениях говорил о московском царе, готовящемся наложить кайданы рабства на галицко-русский народ, его веру, его духовную и материальную культуру. Узкие рамки настоящей статьи не позволяют нам привести это воззвание полном виде, но это будет сделано в отдельной статье в одном из ближайших номеров нашей газеты.
Другой факт ярко характеризует не только поступки, но и внутренние качества Шептицкого.
Тысячи галицко-русских крестьян и интеллигентов всех сословий, в том числе свыше 600 священников, заподозреваемых в сочувствии русскому делу, были арестованы австрийскими властями тотчас по обьявлению мобилизации. Всех их отвозили и отводили в тюрьмы, при чем уличная озверевшая толпа жестоко их избивала. На улицах Львова евреи били по лицу русских священников, плевали им в лицо, бросали в закованных цепями камни. Некоторые, каким то чудом избежавшие такой же участи русские священники, тюремные врачи (поляки), видевшие в тюрьмах наших узников в крови и ранах, наконец даже польское высшее духовенство обратились к б. митрополиту Шептицкому с просьбой прекратить подобные ужасные сцены, унижающие достоинство духовенства вообще. Шептицкий хладнокровно и резко отказал, добавив, что русское дело в Галиции окончательно погибло и что оставшихся на свободе русских священников может спасти только скорейшее отречение от русского имени и переход к украинцам.
Через неделю после занятия г. Львова русскими войсками, гр. Шептицкий был арестован и увезен в глубь России. Причиной его ареста была, однако, не его, крайне вредная России деятельность, предшествовавшая падению Львова, а факт, что он не счел нужным, хотя бы в видах простого приличия, несколько уняться, умерить свою неслыханную вражду и ненависть к вере победоносных русских войск.
Хитрая игра Шептицкого с иезуитско-ловким разсчетом окружить себя ореолом мученичества, потерпела, вместе со всей его разрушительной работой, полную неудачу. Он увезен, не оставив по себе сожаления и вызвав своим отьездом не сочувствие в русском народе, а глубокий вздох облегчения.
М. Глушкевич

н.1422
N 1422 Львов, Понедельник 22 сентября (5 октября) 1914
Прикарпатская Русь
Ю. Яворский. Русский язык в Карпатской Руси

В вековой героической борьбе карпато-русского народа за свое заветное национальное культурное достояние, за свою живую народную душу и честь народную свою, весьма яркую, а иногда даже первенствующую и основную черту представляют его безпрерывные и упорные усилия отстоять природные права своего родного русского языка, как в частном национальном обиходе, так и во всех проявлениях общественной и гражданской жизни страны. Тяжела и в общем безпросветна была эта борьба, случайные временные успехи вновь нещадно смывались ближайшей противной волной вражеского натиска и засилья, часто и надолго, бывало, сиротливо пряталась по темным углам и безпомощно замирала до робкого рабьего шопота, всячески обезличиваемая и изуродованная веками неволи, царственная русская речь - но не сломалась, не сдалась у Карпат ея первородная воля и мощь, но не потеряли здесь своей исторической правды и силы ея исконные хозяйские права!
Приниженная и прибитая до земли, загнанная и затравленная до креста, она все снова, с каждым новым подьемом народных сил и надежд, уверенно и гордо поднималась верх и властно пробивала себе. Среди вражеских глумлений и угроз, свой немеркнущий царственный путь. От старых, кошмарных времен лютой польско-иезуитской неволи, до самых последних судорог безпощадного австрийского гнета, до приснопамятного процесса Бендасюка включительно.
И ныне, после чудесного свершения великого Божьего чуда, когда с многострадальной Карпатской Руси неожиданно спали многовековые вражеские цепи и ослепительно ярко просияла для нея незакатная заря свободы и правды, когда она из удушливой рабской тьмы выходит опять на широкий, светлый простор всерусской культуры и жизни, - ныне прежде всего должна бы победно воспрянуть в ней и нераздельно осенить ее всю воскресным, торжествующим гимном прекрасная и свободная, великая и могучая, царственная русская речь!
Во всех областях и проявлениях ея общественной и государственной жизни, в школах и канцеляриях, в собраниях и печати, в надписях, обьявлениях, речах.
Так оно, конечно, раньше или позже и будет. И иначе быть не может и не должно. В исконно-русском крае, героически отстоявшем в течении шестивековой неволи свой заветный национальный характер и облик, с его старой несменной столицей, древне-княжеским Львовом, во главе, не должно быть более, после нынешнего великого подвига освобождения и возсоединения, никакого чужого налета и засилья, не должно быть другой публичной, общественной и государственной речи, кроме единственной, победной, хозяйской речи - русской! Так понимает, очевидно, свою великую историческую миссию и первый Царский посланец - устроитель Карпатской Руси, граф Г.А. Бобринский, когда он, в ответ на несмиряющиеся польские притязания, заявил ясно и твердо: В этих землях коренное население всегда было русское, и устройство их должно быть основано на русских началах. Я буду здесь вводит русский язык, закон и строй -.
Радостно и благоястно отзовется по всей истомленной и замученной нашей родине этот великий, светлый обет (даваемое Богу обещание). И если еще ныне, в вихре и смуте военного времени и происходят еще в некоторых случаях те или другие недоразумения и ошибки, если иногда и поднимаются еще вчужь уродливые призраки чужевластного прошлого, то это, будем надеяться, только случайные и временные тени, которые вскоре и навсегда изчезнут под благодатными лучами светозарного всерусского солнца.
А священным залогом близкого и полного торжества родной русской речи в Карпатской Руси есть и будет во веки не только возстановленное в ней ныне ее державное достоинство и право, но и извечная беззаветная любовь к ней всего карпато-русского народа, для которого она была всегда и остается и ныне еще не заурядной и стертой обиходной монетой, а драгоценным и прекрасным талисманом его воскресения, священным символом его народной правды и воли!
Ю. Яворский
Ю.А. Яворский. Русский Язык. Львов. 1925. Издательство Живое Слово
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_688.htm

н.1423
N 1423 Львов, вторник 23 сентября (6 октября) 1914
Прикарпатская Русь
Есть слова, которые, будучи произнесены, не тускнеют, не забываются, не умирают, но светятся во тьме, светятся в глубине веков все ярче и ярче.
- Да не будет больше Руси подьяремной! - Дорогие, великие слова!
Произнесенная Верховным Главнокомандующем в самом начале войны, они приобретают с каждым днем все больше и больше значение. Глубокий смысл их выяснится по мере развития событий. В начале войны они являлись кличем патриота-вождя, ведущего свои полки на жертвенный подвиг освобождения единокровных братьев. Как счастливы те, кто честно и храбро потрудились мечом для величайшей идеи, выраженной этими простыми словами, кто с оружием в руках прогнал врага, стоявшего стражем у тюремных стен Прикарпатской Руси! Как счастливы будут те, кому на долю выпадет честь исторгнуть у покоренного врага окончательное державно правное признание великой истины великих слов! Как счастливы будут те, кто будет звать всю русскую землю на радостное торжество сретения древних княжьих городов Галича, Львова и Перемышля с Киевом, Москвой и Петроградом!
Такое счастье - тот же подвиг, понять, постичь и совершить который могут только избранные, одаренные счастливцы.
Не менее велик, чем ратный, и столь же многотруден будет подвиг устроителей того края, в котором, после шестивекового царства вражды и насилия, должно засиять солнце своей, родной, русской правды. Сколько самоотверженного труда, какая сила патриотического чувства к родному народу должны явить те, кто призваны и будут призваны управлять всей страною и каждой ея частью. Ведь задача их - быть строителем правды и обновления.
Нужна глубокая, нерушимая вера, необходимо изучение всех, часто весьма запутанных, отношений и особенных, исторически сложившихся условий, умение побеждать зло, устранять уродства, залечивать раны. Притом, нельзя забывать одного - отсутствия каких-либо противоречий между завоевателями и побежденными. Прикарпатская Русь - та же русская земля, на которую, однако, инородческое иго наложило свой отпечаток. Она всегда верила в Державную Русь, хоть и не видела ея. - Посмотрите на руки мои и на ноги мои! Это - я сама! - говорит она сегодня. И глядя на нее с любовью и пониманием можно ли сказать: не верю, хоть и вижу? Считать ее за что-то другое, было бы ошибкой, явным заблуждением. Которое всячески старалось внушить австрийское правительство тем, кому не хотелось самому убедиться в нем. Правда, заблуждения, держатся более крепко и цепко, чем этого можно было бы ожидать. Но, во-первых, сильнее их сама жизнь. Во-вторых, великая Русь все таки не лишена людей, знающих русское Прикарпатье, любивших его и верующих в него. Есть люди, которые, точно по промыслу Божью, как бы на то и родились, чтобы указывать своей Отчизне на недособранною часть русской земли и на обиды, нанесенные ей врагами завоевателями. Часто не встречая надлежащей признательности в широких кругах общества, разбитого на сильно враждующие партии, они удваивали, удесятиряли свою энергию в борьбе за священную для них идею. И потому таким дорогим именам, как проф. Т.Д. Флоринского и гр. В.А. Бобринского, всецело и навсегда принадлежат признательные сердца карпатороссов, интеллигентов и крестьян, в них они видят и были бы счастливы видеть всегда первозванных деятелей, согревающих и оживляющих теплотой своего духа великое дело нашего народного возрождения. А сбывшаяся на их же веку мечта их жизни, какой неиссякающий запас сил, должно быть, сияла в их груди!
Не взирая на массовые аресты преданных русских делу галичан, буковинцев и угророссов, не лишена и  наша родина многих сынов и деятелей, кто в страдные годы лютых гонений, не смыкая глаз от скорби, от трудов и волнений, сберег в себе и в народных массах несокрушимую веру в русское дело и силу для честного служения ему.
Для служения торжеству правды и свободы нужен дружный легион честных патриотов, людей образованных и мудрых, с чистой совестью и творческими способностями, деятелей, умеющих воспитывать и направлять самодеятельность народных масс, могущих научить народ быть хозяином на своей земле, вложить в него свободную волю и способность самостоятельно строить свою жизнь. Только тогда не будет больше подьяремной Руси!
М. Глушкевич

н.1427
N 1427 Львов, Суббота 27 сентября (10 октября) 1914
Прикарпатская Русь
Ю. Яворский. Наша Голгофа

Отходящая тьма пред разсветом особенно черна и грозна. Последние судороги бури, последние порывы шквала наиболее неистовы и злы. Победный восторг достижения, торжествующий прорыв новой жизни и воли, жертвенно искупляются прежде жестокой и жуткой мистерией сугубых томлений и мук. Искупительный путь к Воскресению ведет через крестные страсти Голгоф.
Тяжкой и мучительной крестной жертвой окупила ныне свое долгожданное светлое Воскресение и многострадальная родина наша, исстари нуждой пребитая, неизбывным горем повитая Карпатская Русь. Закаленная в многовековой борьбе и неволе, привычная к любым гонениям и мукам, она, извечная страдалица-рабыня, подверглась накануне своего Воскресения таким чудовищным издевательствам и гонениям, такой бешенной травле и пытке, пред которыми вчуже бледнеют самые мрачные дикие ужасы средневековых застенков. В трупном предчувствии близкого падения и бегства, в судорожном страхе позорного, мрачного конца, обезумевший враг пытался выместить на своей безответной жертве последнюю отчаянную свою ярость, упырно упиться ея слезами и кровью в свой последний, предутренний час!
И упился ими безумно, безудержно! Залил, обагрил ими все скорбное лицо мученицы. Оплевал, осквернил святое лицо ея гнойным ядом своей кощунственной слюны. Опалил, прожог его сплошь жгучим заревом злорадных пожаров и костров. Разорил ея убогие, старые гнезда, ограбил или уничтожил злостно ея старый и нищенский скарб. Поругал ея древние святыни, зверски оскорбил ея чистую народную честь. Завалил свой беглый путь трупами ея лучших, любимых сынов. Тысячи других поверг в свои цепкие тюрьмы, мучил и истекал безпощадно и, наконец, без вести увлек за собою на своем предсмертном бегу.
Да будет же проклята в мире его гнусная, черная память, да сгинет на вечные веки проклятый, безумный кошмар!
Ю. Яворский

н. 1432
N 1432 Львов, Пятница 3 (16) октября 1914
Прикарпатская Русь
С. Бендасюк. Возрождение православия в Карпатской Руси

Из вчерашнего N нашей газеты, читателям уже известно, что  большое русское село Жолтанцы, жовковского уезда, перешло в православие.
Пишущий эти строки был свидетелем глубоко трогательной и весьма знаменательной сцены накануне торжества присоединения к православию Жолтанец, когда их специальная депутация явилась у наших передовых народных деятелей с просьбой оказать селу в этом деле помощь. Члены депутации - интеллигентные и убежденные русские крестьяне - давали выражение своей всеобщей и искренней радости по поводу занятия их села русскими войсками и доложили о поделанных ими приготовлениях для устройства у них православного прихода. Оказывается, что они сами, своими слабыми силами и скудными средствами, подготовили все необходимое и нуждаются только в присылке православного священника и наставлении, как устроить приход. Тут сейчас был затронут ряд важных вопросов, которые вероятно будут возникать каждый раз в подобном случае и при подобных обстоятельствах. Прежде всего: кто из нашей интеллигенции займется организацией этого дела? Откуда будем получать и посылать крестьянам православных священников? Как будем оказывать православным крестьянам помощь и содействии в устройстве храмов, снабжении их церковной утварью и т.п.?
Невольно призадумываешься над поведение нашей интеллигенции в этом направлении раньше и ныне и впадаешь в грустную думу. Совершенно ведь естественно, что народ будет идти за голосом и призывом той нашей интеллигенции, которая прежде всего сама пожелает перейти и перейдет в православие и, таким образом, даст простонародью достойный подражания пример в этом святом начинании. Но увы! Среди нея до сих пор почти что нет православных. И обьяснить себе эту странную сдержанность в этом направлении трудно. И находясь под австрийским обухом, она обосновывала ее страхом перед преследованиями. Это обьяснение однако далеко не было оправданием в глазах нашего народа, уже в то лютое время, как известно, открыто и массами присоединявшегося к православию и жестоко гонимого и теснимого за этот переход австрийскими властями.
Ныне о преследовании не может быть и речи. Почему-же интеллигенция заняла выжидательное положение? Неужели она, всегда находившаяся во главе каждого политического и культурного движения нашего народа, в этом, как раз самом важном деле желает оставить наш народ самому себе, предоставить движению произвольное течение и какое угодно направление? Не следует ли считать такое именно отношение к вопросу для русского дела опасным? Уже теперь для каждого из нас становится ясным, что для хорошей постановки вероисповедного дела чрезвычайно важно и желательно, чтобы и дальше предводителями нашего народа в каждом его общественно-культурном начинании остались наши местные настоятели приходов, ибо они одни только знают отлично народ, ознакомлены прекрасно с его мировоззрением и привязанностью к некоторым особенным церковным обрядам и обычаям, укрепленных традицией, и потому они одни сумели бы успешно сгладить все шероховатости при постепенном переходе от унии к православию, вызывающие иногда трение. Но, к сожалению, наши священники остаются еще униатами и, как узнаем из авторитетного источника, некоторые из них совершенно растерялись, когда их паства вдруг, став православной оставила их, несмотря на их русские убеждения (напр. в Бродщине).
Это, так сказать, практическая сторона дела. Еще серьезнее представляется чисто идейная.
Вся древняя Русь, в составе которой в продолжении нескольких столетий, входила когда то наша родина, были испокон века православной, вся нынешняя Россия, в состав которой вошла теперь Галицкая Русь, остается и останется на веки православной -
и мы, ревностным...с ней слияния, далеки, кажется, от желания, чтобы не мы к ней, а она к нам применялась в вероисповедном вопросе. Затем, не будем забывать, что русское общество в России всегда на первом плане своих стремлений ставило православие выше даже чем национальность. В настоящее время каждый русский солдат, проливая свою кровь и жертвуя своей жизнью в страшных боях с австрийцами и германцами, глубоко уверен, что приносит эту величайшую жертву в защите православия. Не думаю, что-бы среди наших чекающих (выжидающих) интеллигентов нашелся хотя бы один, сомневающийся в этих очевидных и общеизвестных фактах. Потому и выжидание их нам непонятно.
С. Бендасюк

н. 1433
N 1433 Львов, Суббота 4 (17) октября 1914
Прикарпатская Русь
С. Бендасюк. Австрийские зверства в Карпатской Руси


н. 1435
N 1435 Львов, Вторник 7 (20) октября 1914
Прикарпатская Русь
С. Бендасюк. Дело народных читален


н. 1438
N 1438 Львов, Вторник 10 (23) октября 1914
Прикарпатская Русь
Галицкий узел


н. 1453
N 1453 Львов, Вторник 28 октября (10 ноября) 1914
Прикарпатская Русь
С. Бендасюк. Паразиты

1. С завоеванием русской армией Карпатской Руси отходит от Австро-Венгрии к России не только громадная территория, но и свыше десяти миллионов народонаселения, в своем составе довольно разнообразного, с яркими этническими оттенками и весьма различным политическим прошлым.
В русской печати и обществе начинают понемногу разбираться и высказывать предположения относительно будущей судьбы и роли каждой из заселяющих наш край народностей, сожительства и группировки вновь вступивших в русское подданство русских, поляков и евреев.
Остановимся пока на последних.
Задаются в последнее время все чаще вопросы, какое положение следует занять в виду евреев, число которых увеличивается ныне в России на круглый миллион.
Интерес к ним совершенно естественен. И без них, ведь, в России евреев довольно много, возни с ними пропасть, чтобы не следить за развитием этого вопроса в новой стадии, когда весь русский юго-запад очутится под более усиленным еврейским засильем, чем было доныне. Вспомним, вдобавок, известную кастовую исключительность и солидарность, сплоченность оседлости, дух и силу удивительной предприимчивости и изворотливости евреев среди нашего малорусского, забитого, добродушно доверчивого, тяжелого на подьем, и даже просто безпомощного простонародья, а тогда общественное внимание, посвящаемое ныне нашим евреям, станет вполне понятным.
Кстати, одна оговорка. Нас, русских галичан, часто допрашивают со всех сторон, какого мы взгляда на еврейский вопрос, не желаем ли мы вообще удалить их совершенно из нашего края, или же допускаем по отношению к ним некоторую долю терпимости?
Заметим, что нам вопроса в такой форме предлагать не следует. Нам известно, что в России существуют, по партийному антагонизму во взглядах на евреев очень сильные разногласия, и высказываются подчас резкие суждения. Принимать сторону одних, желающих изгнать из Империи всех евреев, или других, требующих для них чуть ли не больших прав и привилегий, чем для самого хозяина земли - русского народа, нам не приходится. Мы знаем только наших, доморощенных, соками нашей земли упитанных, потом и кровью нашего мужика выхоленных евреев, и только относительно них можем всесторонне и по совести высказать свое суждение.
Нам хотелось бы представить фактическую действительность, бросить луч света на положение, занимаемое доселе нашими евреями по отношению к нашему народу, в России и ко всему русскому, и на роль, которую они могут у нас сыграть в будущем.
Прежде всего присмотримся ближе к карте разселения миллионной еврейской массы в Карпатской Руси. Мы видим, что на сравнительно небольшом пространстве и в перемешку с русским большинством, живет самый высокий процент евреев в северо-западной половине Буковины; этот процент несколько понижается в восточной Галичине, в направлении с востока на запад, и еще ниже становится в западной Галичине. Или же, - выражаясь прямо, - евреи, особенно и с незапамятных времен облюбовали и избрали себе те места, где живет сплошной массой русский народ, неохотно же и не смело садятся на места, занятые другими народностями. Они и сами с откровенным цинизмом обьясняют это явление тем, что русского мужика обирать легче всего. В этом отношении вполне характерен ответ, который дали они в свое время бар. Гиршу, желавшему приобресть и подарить для переселения своих разорившихся единоверцев целую провинцию в южной Америке, именно, что они согласятся переехать туда разве тогда, когда, до их приезда, там будут находится по крайней мере по 10 галицко-русских крестьян на одного еврея, которых бы можно эксплуатировать.
Громадное большинство здешних евреев заселяет города и местечки, а только отдельные семейства живут разсеянно по селам. В некоторых городах (напр. в Бродах) и в многих местечках их столь много, что число их превышает цифру всех жителей других народностей, вместе взятых. В прочих же городах они, хотя и не составляют большинства, все таки придают им свой яркий еврейский отпечаток и высокой степени (в отрицательном смысле) влияют на их жизнь, характер и строй.
В общем без преувеличения можно сказать, что полнота власти в этих городах находится всецело в руках евреев. Произошло это в особенности оттого, что евреи посредством своего капитала закрепили за собой всю торговлю и промышленность в крае.
Замечательно при этом, что наши евреи, принадлежа почти поголовно к социалистической организации и, как особенно крикливые ея члены, возставая и протестуя против капиталистического общественного строя и капиталистической тирании, вместе с тем, свои капиталом последовательно и планомерно закрепощают весь рабочий пролетариат, а весь социалистический шум и крик адресуется не к ним, а только вообще к капиталистам...
Кроме этого, огромную долю нынешней своей власти захватили евреи коммерчески обманным путем, выдавая себя, как всегда и везде, за принадлежащих, в национальном смысле, к народности, в данной момент политически более сильной (к немцам и румынам в Буковине, к полякам в Галичине и к мадьярам в Венгрии) - это т. наз. поляки, немцы, румыны и т.д. - мойсеева закона -. Поразительно, право, сколько политически зрелых народов, в наш век повышенного национального самосознания, дало себя евреям поймать на эту хитрую уловку.
В последние два десятка лет евреи жадно бросились скупать в нашем крае землю, не с целью вести на ней рациональное хозяйство, а с чисто торговым разсчетом выжать из нее последние соки, не вкладывая в нее взамен ничего, а затем перепродать ее с многократным барышом. Сельское хозяйство евреев стало для страны прямо опустошительным. Оно и ложилось страшным бременем на убогое малоземельное или вовсе безземельное сельское население, тяжкий труд которого одинаково безсовестно эксплуатировали и еврей-помещик, и еврей арендатор.
Став землевладельцами, купцами картельниками и промышленниками капиталистами, евреи сделались полными хозяевами края не только в экономическом отношении. Они стали решающим и всемогущим политическим фактором, с которым пришлось считаться другим нациям  и самому правительству. Не вдаваясь в подробности, припомнил только их роль и подвиги во время парламентских и сеймовых выборов. В последние годы полякам бойкот прусских товаров отчасти удавался, но борьба с еврейским натиском оказалась далеко непосильной, лишенной даже тех скромных успехов, которыми могли похвастаться их соотечественники в Царстве Польском.
Прямым последствием роста политической силы наших евреев был быстрый захват и подчинение себе политической печати во всей Габсбургской империи. Этим фактом и обьясняется, главным образом, решительно руссофобский, враждебный России и Славянству, тон последней.
Дальнейшим же последствием политического преобладания евреев явилась страшная публичная порча нравов, вносимая им в общества, сословия, и даже в высшие круги наций и государства. Подкуп, политические шантажи и скандалы исходили преимущественно от евреев. Если приходилось когда нибудь поднимать шум и протесты против взяточничества в австрийских судах и администрации, до покупки орденов и кресел в верхней палате парламента включительно, то всегда зачинщиками и маклерами во всех этих темных делах являлись непременно евреи.
С. Бендасюк

н. 1454
N 1454 Львов, Среда 29 октября (11 ноября) 1914
Прикарпатская Русь
С. Бендасюк. Паразиты


н. 1463
N 1463 Львов, 7 (20) ноября 1914
Прикарпатская Русь
Четыре дня во Львове


***
Прикарпатская Русь. Орган Карпато-рус. нар. орг. в Америке. Нью-Йорк, 1922. 2 раза в нед.
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_740.htm
Продолжение
Прикарпатская Русь. Орган Русской Народной Организации в Галичине. Ежедневная политическая, общественная и литературная газета. Львов, 1914-1915
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_754.htm

  


СТАТИСТИКА