Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Предание о сотворении Карпат и Славян
от 07.08.17
  
Самоорганизация




Запев
Деду Велесе Небесен,
Глянь в свой черес, полон песен
И добудь мне дар святой
Спети Руси с простотой
Песню о Седых Карпатах,
О славянах в белых хатах,
Где ты встарь был так любим
И с благоговеньем чтим.
И сейчас, лишь песнь построю,
Потряси и калитою,
И в даренье мне стряси
Памятные на Руси
Гусли с струнами златыми,
Чтоб их звуками живыми
Я сопровождал мой сказ
И пленял во всякий час
Всех детей Великой Славы
От Амура до Велтавы
И от Струмы до Невы
Красотой святой молвы.
Внуче Велеса, Бояне,
Ты, кого так чтят славяне.
Помоги мне здесь и ты:
Сгладь мой стиль от хромоты.
Вей с любовью слово с словом
И со мною, в сказе новом,
Пой о русской старине
У Карпат, в Галичине
ВЕлесь или ВолОс, Дед Ладо, у белороссов Боган, бог изобилия, податель материальных и духовных благ. Так как в седую старину скот считался единственным источником богатства, Велес был и Скотьим богом. Стройный красавиц, с длинными, ниже плеч волосами в тулупчике с волосом вверх, с калитой (кожаной сумкой) на левой стороне через правое плечо и с чересом (широким двойным, кожаным поясом). В калите у него хранились материальные, а в чересе духовные блага. Когда он наделял кого материальным богатством, открывал калиту, потрясал ею и сыпал из нея материальные дары, из череса же сновал духовные дарования для того, кого хотел сделать мудрецом, поэтом, музыкантом и т.д. Дохристианская пословица За сиротою Бог с калитою - относилась к нему. На небесах (на небесной тверди) он имел свое большое хозяйство, свои стада, пасеку, варил небесный мед, имел также свои ткацкие, гончарские и другие мастерские, вообще он был образцовым небесным хозяином и служил примером для всех хозяев на земле. Его именем названы по всем славянским землям селения, города и т.д.

Предание

I

В небесах святых, во Вышних,
В царственных чертогах пышных,
Как-то раз, во век седой,
Перед самой Колядой,
Баба, помолившись Богу
Всемогущему Сварогу -
Света и земли Творцу,
Так прибавила к концу:

Дай же, Боже, в Белом Свете,
Чтоб земля жила в расцвете
Ныне, присно и всегда,
Бед не знала никогда!

Тут же завела беседу:
Час приспел, пора б нам, Деду,
Вновь сойти на Белый Свет
Ведь вестей оттуда нет.
Может в нем есть недостатки.
Может новые порядки
Надо б в свете завести.
Да посмотрим по пути,
Не вползли ли в свет напасти
Из Пекольной черной пасти,
Нет ли где какой беды
И цветут ли благ сады?

Бабе Преблагой в угоду,
Дед для крепы выпил меду -
Велеса соты-росы,
Осушил полой усы,
Черес подтянул под груди
И, сказавши Тако буди!,
Снял зобенку со стены,
Нож дорожный ткнул в ножны,
Посох взял с угла в подмогу
И пустился в путь-дорогу
Посмотрети Белый Cвет:
Нет ли лиха в нем и бед,
Не вползла-ль в него Обида,
Иль напасть другого вида?

Баба обок шла, рядком
И гуторила тишком:

Пусть бы в нашем Белом Свете
Персь-Земля жила в расцвете
Ныне, присно и вовек,
Бед не ведал человек,
Был бы предан Светострою -.
Идучи стезей крутою,
Снизошли с Лазорь Горы
Прямо в Перуна дворы.
Миновали Вил задорных
И Громовиков дозорных,
Стороживших Белый Свет
И теперь, за солнцем вслед,
Шли Лазоревой Межею.
Поздоровавшись с Зарею
У Даж-Божиих ворот,
Вышли на небесный свод.

Бросил Дед святые взоры
На Вселенной ширь-просторы
И с теплом смотрел вокруг.
Обласкал Восток и Юг,
К западу промолвил слово,
Северу сказал Здорово!,
Нежно к груди Высь прижал
И пригрел Лазурный Вал.
Но когда он в Низ нагнулся.
Сморщил лоб и ужаснулся.
С скорбию увидел он,
Что нарушен здесь закон:
Кто-то сбил с Небесной Близи
Персь на дно Исподней Низи,
Утащил ее вчера
Из-под Звездного Двора
И приблизил к срубам гнойным,
К Потеменным зубам разбойным,
К Свету Черному, к Греху
С огненным жерлом вверху.
Дед смотрел на Близь с укором
И сказал: Дружишь с позором!
Как посмела ты без нас,
Нарушаючи наказ
Нашей Мировой Скрижали,
Уступити землю Дали
И спустити Персть с высот,
Не спросивши нас вперед?!

Дед смотрел на Персть с терзаньем
И страдал ея страданьем.
Над землей носился Страх,
А под ним, с тоской в очах,
С торбой дум печалетворных
И с зобенкой мыслей черных
Суетился Серый Сумь.
Дед серел от горьких дум,
Глядючи на землю с жалью.
Про себя сказал с печалью:

Прагрех Перстью овладел...
Горестный ея удел!
Смерил даль к земле с Зарницы
Пядью пресвятой десницы,
В Ждыню отослал Покой,
И поник главой с тоской.
- Вот и новая забота,
Вот и новая работа! -
Молвил Бабе Дед Сварог.
- Нет хозяйства без тревог!
В час творенья, созиданья
Столько я вложил старанья,
А тебе тут вот и на:
Пакость и напасть одна,
Горе злое и мученье?...
Славо, сделай одолженье,
Глянь на Персть, туда вон в даль:
Ну, скажи же, не беда-ль?
Кажется, что слишком низко,
Слишком далеко, не близко
Персть спустил я от небес,
От лазурных сих чудес...
Далина от небосвода!
Нужно много бега, хода,
Чтоб добраться до земли.
Как я мог в дакой дали
Положити Персть Земную,
Дорогую нам, родную
Роженицу всех плодов
И любимицу Дедовь? -
Молвил с выдумкой вертвлявой,
Чтобы скрыти перед Славой,
Что табун нечистых сил
Землю с неба уносил
Прямо к Злыне и Страданью.
Давши волю Нареканью.
Дед еще и Ворчею
Напустил на речь свою:
Где-ж мои тут были очи!
Не хватило-ль силы-мочи
Персть свести на Звездный Путь
И поднятии хоть чуть-чуть
В Высь сюда, до небосвода?
Отошла б тогда Невзгода
И с земли без бед, хлопот,
Был бы близкий переход
Прямо под мои ворота.
А теперь опять работа:
Все занятья с рук бросай
И оплошность исправляй!

В грустном, горьком настроеньи
И в глубоком размышленьи
Дед еще раз смерил даль
И воскликнул: Вот печаль!
Дальняя с земли дорога
До небесного порога,
Даль и к солнцу в крутизне.
Что-ж бы тут чинити мне:
Землю-Персть ли поднимати,
Или небо пригибати,
Чтобы сократити даль?
Время зря теряти жаль,
Жаль и Персти роженицы,
Света тучной молодицы.
Плачет, бедная, навзрыд,
Что к звездам ей путь закрыт!

Оба, прямо, без обхода,
Вниз спустились с небосвода
По Перуновой Скале
И приблизились к земле


IV
Тут негаданно, нежданно
Прилетели к ней незванно
Золотые мысли две
И засели в голове.
С мыслями слетела Млада,
А за ней сестричка Рада,
Бабке отдали поклон
И присели с двух сторон.
Вмиг помолодела Мати,
Стала радостью сияти,
К Деду повернулася,
Сладко улыбнулася,
Развязалась с огорченьем
И, прогнавши с облегченьем
Все морщины вон с чела,
Речь такую повела:
Световиде мой родимый,
Блаже, Боже наш любимый!
Вижу и сама беду:
Вместо розы - лебеду.
Дело сложно и тревожно,
Но всему помочь, ведь, можно.
Нет орешка без ядра,
Нет и худа без добра.
Вот, сейчас же, мысль благая
И взаправду золотая.
Крепко залегла в мой ум
И роится в нем от дум.
Приумолкла Слава Мати.
Стала красных слов искати
И, доверившись уму,
Речь вела, как по письму:
Проясни, о Боже, взоры
И создай на Персти горы:
на низах - горбатые,
на верхах - рогатые.
Пусть бы выдувались горы,
Словно в бурю вод просторы,
И стремились в крутизну
К громовержцу Перуну,
Персть топтали бы низами,
Твердь бодали бы верхами
И синели будто цвет,
Радостно на целый свет.
Пусть бы просекали тучи,
Громы бы несли трескучи
Через боры и леса
И на свет, и в небеса.
А когда вершины белы
В звездные войдут пределы
И чрез них в небесный двор,
То тогда - и впредь с тех пор,
Коль вдруг явится потреба,
Близко будет с тверди неба,
Для работников земных -
Наших прибогов родных
Я на Персть по ним спускатись,
Я с земли на твердь взбиратись
Отдохнути в ласках снов
После их земных трудов.
Персть, хотя и будет низко,
Но от неба будет близко.
Шаг один-другой с горба,
Здесь и кончится ходьба:
Тут уж солнце золотое,
Тут уж чудо голубое,
Тут уж и небесный свод -
Сажень от твоих ворот.
Так, с верхами в Звездный Стан,
С высью в голубом тумане,
Эти горы сбавят даль
И труда не будет жаль.
Так и отойдет потреба
Поднимати Персть до неба,
Иль спускати вниз с высот
До земли наш небосвод -.
Вдруг запела тут кукушка.
Мать замлела: Щебетушка!..
Будут горы с ворожбы!..
Пой, зазулько, на горбы,
На лесистые вершины,
На цветистые долины.
Вещая та песнь твоя,
Сбудется мечта моя!
От такой беседы Славы
С радостью шумели травы:
Расцветем на Грай-Горах
В Деда Перуна дворах,
Над лесными полосами,
Близко зорь, под небесами!

V

Деда ум был полон дум.
Он за раду спрятал Сум,
Взвесил Славы предложенье,
Взял его под разсужденье
И решил благим судом
Персть ввести в свой отчий дом.
Мысль о Грай-Горах горбатых.
О крутых верхах чубатых
По душе ему была.
Ум калила добела.
В думах он творил уж горы,
Рисовал верхов узоры.
Вычислял их высоту.
Каждому кряжу, хребту
Красоту давал другую.
Так вглубился в мысль благую,
Что забыл наличность бед.
Бабу, небеса и свет.
Думала гадала Мати:
Дед не хочет гор создати..,
Горем мучится лихим!..
Что же мне чинити с ним?
Как бы повести беседу,
Чтобы доказати деду
Скудность вида сих долов?
Где бы взяти сильных слов? -
Тут явился в помощь Велес.
Дунул в чародейский черес.
Калитой еще потряс:
Славо Мати, в добрый час!
Помощь в горе и забаве! -
И в сей миг насыпал Славе
Много мыслей золотых,
Слов ядристых, налитых.
Говорила Баба Деду -
И Всевиду, и Всеведу,
Мысли на слова клала,
Тут и речь из слов плела:
Горы, в дивном синем цвете,
Будут чудом в Белом Свете
И из нашей злой беды,
Как из волн валы воды,
На равнинах брызнет диво:
Гор валы сотрут игриво
Сей равнинный скучный вид.
Наш Перунко загремит,
А тогда и сини горы
Загремят как Божьи хоры.
Каждый гром: Тра-трас! Тра-трас!
Отразится в них сто раз
Отголосками живыми,
Громовыми, боевыми
И тебе, и мне в привет
Загудит на целый свет! -
Так влюбилась в горы Баба,
Как в Дунаец дева Лаба.
Все и всех клала в свой стих,
Лишь бы похвалити их...


IX
И взмолилась Слава Богу,
Вековечному Сварогу.
Злыню вызвавши на бой,
Руки вознесла с мольбой:

Светозаре мой могучий,
Ты тишайший и гремучий!
Будет воля тут твоя,
Сбудется и мысль моя.
Ты-ж работник на все руки
И хитер ты на все штуки.
Боже, Землю пожалей!..
И не жди, а поскорей
Дай ей, сотвори ей горы,
А на них леса и боры,
Верховину ей создай,
А тогда земной наш рай
Зарастет еще милее,
Расцветет еще пышнее.
С гор сих, полная красот,
Русская Земля пойдет,
А на ней мой род славянский,
Русский твой народ троянский.
Сотвори-ж их, сотвори,
Персть придвинь к лицу Зари!

Внучка Желя тут вскочила
И из Славы глаз скатила
Слезку - жгучую печаль,
А с слезой слила и Жаль
На подмогу бабке милой.
Жаль взвилася с едкой силой
И тайком, исподтишка,
С нежной струйкой ветерка
Проскользнула в грудь Сварога.
Размягчилось сердце Бога,
Как вощина от тепла.
Жалость и его взяла.
Стал он, как и Слава Мати,
Сума суму сумовати
И, со скорбию в груди,
Кликнул Желе: Подойди!
Взял ее за обе ручки
И, смотрячи в очи внучки,
Так ей с лаской говорил,
Жалостной журьбой журил:

Ах ты Желенько слезлива,
Мягкосерда и тосклива,
Без отрады, без утех!..
Мало ли тревог у всех,
Чтоб еще их бити жалью
И печалити печалью?
Мало-ль у меня хлопот,
Огорчений и забот?!
Что-ж ты мучишь нас кручиной
И наводишь плачь с Кариной,
Жалосте ты пакостна,
Жельна ты, не радостна!
Землю желями вскормила,
Бабки очи заслезила,
Оба голосят навзрыд.
Внуко, и тебе не стыд?!
Что же это, в самом деле:
Все мы подчинились Желе,
Киснем кислым киселем
И, в добавок, слезы льем!..
Цыть!.. Не плачь уж, Славо Мати.
Горы, ведь, пустяк создати.
Вознесу их до небес,
Будут чудом всех чудес.
Лишь один прыжок с Полицы,
С Плоской, Варла иль с Тарницы
Будет до небес туда!
Пальцем срою без труда
Эти гладкие просторы.
А с высокой Белогоры,
С золотых ея вершин,
Будет только шаг один.
Не карись! Развею Злыню
И возстановлю Добрыню.
Ну-ка, Славо, грусть долой!
Будь веселой, удалой,
Как бывало ты доселе
В каждый час и в каждом деле,
С ясным, поднятым челом
В радости и в горе злом.
Не рыдай и не терзайся,
Над землей не убивайся,
Вмиг ей слезы оботру,
Тут и прогоню, к добру,
Эту плаксу поскорее…
Желько, мчись домой! Быстрее!
Мама маковик печет,
Пряник, сладенький как мед!

Желя, полная тревоги,
В слезы - и давай Бог ноги
По Перуновой Скале
Прямо к небу в синей vukt
И к пекарне мамы Лады -
Без дороги, через гряды,
Через плетень и цветник
Ести мамин маковик.

X

После Желина ухода
Вышли из-за небосвода
Злые, лютые враги
Сума, Жели и Туги:
Рада с Бойкой и Забавой.
Закружились перед Славой,
В капли растворилися,
Тут же и разлилися
На лице ея сияньем.
Смыли жалость ликованьем,
Выгнали из груди Сум,
А с ума гурьбу злых дум,
В сердце дунули утеху
И от вихорного спеху
Сбились зорькой на венце
И улыбкой на лице.

Слава знала уж что горы,
Будто в бурю вод просторы,
Вознесутся до небес.
Грусть прошла, и пыл воскрес.
С ласкою прильнувши к деду,
Завела, опять беседу.
Слово словом словячи,
Говорила, молвячи:
Мысль вторая, золотоя,
Как и первая - святая,
Мучит голову мою.
Сотвори еще в раю
На горах, на полонинах
И вокруг, на всех равнинах
Славы и Сварога люд.
Невеликий будет труд.
Эту мысль я обласкала
И она мне нашептала,
Чтоб создати тех людей
Из Дажь-Божиих лучей.
Распрострешь святые руки,
Тут сейчас Дажь-Божьи внуки
Из лучей нагрянут в свет
И воскликнут: Славься, Деде!
Брызнут новые раяне:
Роугсы, а по мне - славяне.
Святороугсы в честь твою,
А славяне - в честь мою.
Лучевые Божьи дети
Будут красотой блестети.
В нашей ласке и хвале,
Будут дивом на земле.
Живы, радостны, безпечны,
Ласковы, добры, сердечны -
Как все мы на небесах,
Будут житии Злу на страх.
Полны нашей благодати,
Будут на земле сияти
В солнечной любви святой -
Правдою и добротой.
За душевные красоты,
Безкорыстные щедроты,
За добро и мир в ответ
Им поклонится весь свет.
А через долготерпенье,
Из колена в поколенье,
Возлюбивши Мирный Труд,
Беды все переживут.
Как поборники свободы
Обласкают все народы.
Несучи им мир богов,
Всякому на братский зов
Хорса ласковые внуки
Попадут на помощь руки
И сердечно обоймут.
Славен будет русский люд!

Вседостойна, величава,
Всеблаженна Баба Слава
Деду поклонилася,
Молвила-молилася:
Помогай нам, Бог, на горы,
На горбы, верхи и боры!
Сей на роугсов, на славян,
Гор горбатых поселян!
Помогай на верховины,
На луга и полонины!
Боже, мига не теряй,
Обдари горами рай!


XXI
- Ну, уже конец работе! -
молвил Дед - И чур заботе!
Отошлю к Покою труд
И создам наш Божий люд:
Святорусский люд славянский,
Настоящий люд селянский,
Знающий косити луг
И вести по ниве плуг -.
И пославши Труд к Покою,
Дед благой, десной рукою
Осенил верхи трикрат,
Дунул на кряжи Карпат
И Сварожьи сини горы,
И дубровы, и самборы
Вдруг наполнились людьми,
Солнечных лучей детьми -
Святовнуками Даж-бога,
От простертых рук Сварога
Нарождались из лучей
Сотни мощных силачей.
Новые взошли раяне:
Святорусские славяне.
Удалой, живой народ -
Для утех и для невзгод.

А меж ними два братана,
Два буяна-великана:
Святогор - тиун верхов
И Микула - страж долов.
Оба - газды по призванью,
Дарованью и желанью.
Святогор, как сын Карпат
Горный царь и пастырь стад,
А Микула, сын Подолья -
Царь раздолья и приволья,
Пахарь, жнец, косарь долин,
Словом - полный селянин.
В свет явился он над Бугом
Уж с косой, серпом и плугом.
Сам небесный Светозар
Дал ему те дива в дар.

Лишь вступил на Персть Микула,
Затряслась земля, вздрогнула,
Гнулась под его пятой
И кричала: Легче!..Стой!..
А Бескид стонал: От буя
На ногах с трудом стою я! -
В час, когда Тур Святогор
Обходил дозором бор.
И от мощи с них текущей,
На версту вокруг них бьющей,
Все слабело, мучилось,
Набухало, пучилось:
Брызгали из русел воды,
Вырами бурлили броды,
Подымалась мурава,
Колыхалася трава,
Пни шатались как пьянчуги,
Горки гнулись от натуги,
Скалы с гор катилися,
Люди с ног валилися.
Еле их земля носила,
Так переливалась сила
В богатырских жилах их -
Богоживных, не людских.
Вдруг задорливый Микула
От избытка сил, с разгула,
Плуг метнул под небеса.
Только через три часа,
Облетевши Серп и Зорьку,
Плуг Микулы, весом в горку,
В Микуличине завяз:
Святогору на показ.
Брошен лишь одной рукою,
Лемеш с тяжестью такою
Наземь грохнулся с небес,
Что сейчас же с глаз исчез.
Плуг совсем из виду скрылся
И с чепегами зарылся,
Словно мышь, хомяк иль крот,
Вглубь земли локтей с пятьсот.
Богатырь мигнул шутливо,
Подтянул ремень, и живо
Выдернул сукатый клен,
Молвячи: Не клен, а лен!
И сейчас, без напряженья,
С криком: Сдайся без сраженья
И служи мне, сук, как дрюк! -
Вырвал с корнем толстый бук.

Страх чудились все Микуле,
Силе крепыша в разгуле
И, сопячи от натуг.
Год откапывали плуг.
Откапавши из могилы.
Люди не имели силы -
Сто буянов не могли
Сдвинути его с земли.
Сели на плуг и от жали
С Желей горько зарыдали.
Не помог бы Святогор,
Плуг бы вяз там до сих пор.

XXII

Не поверят маловеры
Святогор, силен без меры,
С удальством, в прыжке одном,
Гору вывернул вверх дном
И на радость Светострою
Стал играти той горю,
Будто маленьким бобом,
Да поставил вновь горбом
В то же место без подпоры.

- Столько сил у Вернигоры,
Сколько в океане вод.
Крепкий будет русский род:
Лемки, Бойки и Гуцулы.
Много их и у Микулы,
Коль с низин-то он, не с гор,
Плуг подкинул в Звездный Двор.
Ввек прославятся буяны,
Праславянские братаны:
Валидуб Хлебодар,
Валигор Буй Тур Овчар! -
Говорила Баба Деду.
- С ними Славь вокруг обьеду
Вдоль по твоему плечу,
И славянство обучу
Полевому, луговому,
Сельскому труду благому:
Как в земном быту людском
Ниву резати плужком,
Как коровоньки доити,
Пчел водити, прясти нити,
Да и как в печи печи
И коржи, и калачи.

Тут оратаю кивнула:
Селянинович Микула,
Знай, и ты Тур Святогор!
Выходите на дозор,
Стерегите верховины
И подгорья, и равнины,
Научайте всех славян
Яровой сейбе семян,
Как им стричи луг-долину,
Холити товар-скотину -
И коровку, и вола,
И лошадку для седла.
Как в глухих лесах дремучих,
Полных трав, цветов пахучих,
Разводити пасеку,
Собирати патоку.
Как им плугом рыти ниву,
А потом чесати гриву -
Скибы из борозд, весной,
многозубой бороной.
Как им, бьючи злую долю,
Зерна сыпати по полю,
Мяти коноплю и лен
Для куделей, веретен.
Как пускати вниз под колос,
С жнивной песней звонкий голос,
Слати в стебельки серпы,
Перевеслати в снопы
Злаков полевых царицу -
Колосистую пшеницу,
Как на них травити цепь,
Чтобы в печке пекся хлеб.
Велесе, бери овчара,
Ты же, Ладо, хлебодара,
Как любимцев всех богов,
Под небесный свой покров.
Пусть Волос питает волос,
Лада охраняет колос,
Все растенья и листву.
К вам обоим я зову:
Милуйте народ сей новый.
Ласковый он, не суровый,
с правдою в душе прямой.
Это Деда люд, и мой! -
Утвержден потом Сварогом,
Велес стал и Скотьим богом.
Лада, как его жена, стала сторожем зерна.

Вновь парячи над горами
С распростертыми руками,
Дед из солнечных горнил
Дальше излучал-творил
Богоносный, незлобливый,
Чистый сердцем, справедливый
Свой и Славы чудо-люд.
И нежданно, там и тут,
Зазвенела песня Богу,
Сотворителю Сварогу
Из трепещущих грудей
Новосозданных людей,
Песнь хвалебна, величава:
Слава в небе Богу, слава!
Славен буди наш Творец,
Бог богов и Бог Отец!
Славен наш Господь в сияньи,
Дивен, мощен в созиданьи!
Боже наш, сияй, сияй,
Милуй наш славянский край!

XXIII

Венчиком сияли горы
На далекие просторы,
Дулись на челе земли
И терялися в дали.
Гордо в высь неслись Карпаты,
Круто в низ вились их скаты.
Восхищался ими свет.
А Сварог, Создатель Дед,
Реючи под небесами,
Молвил Персти: Ты уж с нами!
Брызгал в землю красотой
И десницею святой
Посылал ей в утешенье
И свое благословенье.
Загляделись небеса
На земные чудеса.
Все другие Деды боги
Вышли спешно на пороги
Солнечных своих дворцов,
И со всех небес концов
Устремили с лаской взоры
На Карпатские Грай-Горы
С русским людом на скалах.
- Дивен Бог в своих делах!
Сроду, как живу, отмала
Гор таких я не видала! -
Лада молвила богам. -
Радость тварям, гордость нам! -
А богатый бог Дед Велес
Развязал свой полный черес,
Песни из него сновал
И метал к подножьям скал
Коломыйки удалые,
Залихватские, живые,
Думки Багровецкие,
Шумки Лозовецкие
И, потрясши калитою, молвил:
Песней грусть покрою!
Сыпьтесь песни на горбы
Для забавы и гульбы,
Веселите верховины,
Велеснев, а с ним равнины,
Восторгайте Белый Свет
И несите мой привет
Вниз на Белые Карпаты
В терема, дворцы и хаты! -
И стрясала калита
Прямо пастушкам в уста:
Фралы, гайды и сопелки,
Сим - трембиты, тем - свирелки,
Третьим - дудки из коры
И фуярки для игры.
Велес сыпал их и в долы
Прямо в руки и подолы
Подгорян и подолян,
И для русских поселян
Величавой Белцаревны,
Щумной Русской Королевы -
Сих средь русских сел вельмож,
И для Равы Русской тож.
Чтоб не знали пальцы скуки,
Слал им и бандуры в руки
Гусли сладкошумные,
Кобзы многодумные,
Балалайки и торбаны.
Молвил:
Пусть растут бояны,
Соловьи славянских стран
У хорватов и полян! -
Засвистели вдруг свирели,
А трембиты так ревели,
Что вздремнувший Дед Бескид
Крикнул: Ой, Перун гремит! -
- Ой как чудно! Ой, как мило! -
Яри говорил Ярило. -
Краше житии людям там,
Чем на небе здесь богам.
Радость и душе и взору! -
И сошел на Белогору,
И привел на землю в рай
Красную весну и май.
А за ним сошел Купало
И принес с небес немало
Всяких зерен и плодов
В дар славянам от Дедов.
Оба с тех времен менялись
И в раю чередовались:
Что Ярило, полон сил,
Яр-Весною наярил,
Все то, лишь пригрел Купало,
Поспевало, дозревало
Людям в миски и горшки,
А скотинке в желобки.
Стало на земле пышнее,
Краше, лучше и милее:
То Ярило цвет и май,
То Купало урожай.

XXIV

Персть-Земля отерла слезы,
Родила для Славы розы
И покрыла рай земной
Цветоносной пеленой.
Поклонились Деду в ноги
И, отрясшись от тревоги,
Счастья, радости полна,
Что она уж не одна,
Что она теперь с звездами
И лучистыми верхами
Солнечных Карпатских гор
Украшает Звездный Двор,
Загудела: Славься Боже!
Честь тебе за то, Свароже,
Что премудрейшим судом
Взял меня ты вновь в свой дом! -

От такой ея беседы
Ликовали в небе Деды,
В двор Перунов снизошли
И ласкали лик земли.
А небесные богини
Обнимали горы сини
И в лазурной полосе
Целовали земли все,
Баловали Персть царицу,
Как родимую сестрицу,
Как любимую звезду
В Божьем царственном саду.
Говорили: Персть Земная,
Наша ты теперь, родная!
Ныне вновь ты Земь-Звезда,
Божьей будешь навсегда
В красоте небесной Славы!

С торжеством шумели травы
Выше Тучи, на горах
И в Перуновых дворах
Над лесными полосами,
Близко зорь, под небесами,
Где витают лищь орлы,
Пели Деду похвалы.

Все хвалило Бога Деда.
Задушевна шла беседа
На земле и в небесах
О великих чудесах.
И в порыве упоенья,
Громовая песнь хваленья
И богов, и всех людей,
Слившись в пенистый ручей,
Под раскат громов трескучих
И гуденье гор толкучих
Поплыла в лазурной мгле
По небу и по земле
До конца концов вселенной
С сей добавкой вдохновенной:
Дивен, славен, трижды свят -
Дед Сварог, творец Карпат!



XXXI
Выше Зори, на свободе,
Дед присел на небосводе
У Даж-Божиих горнил,
Бабу обок посадил,
Прояснил святые взоры
И, смотрячи вниз на горы
И на Персть с услАдою,
Говорил с отрАдою:
Насланное Злыней худо
Превратил я в благо, в чудо.
Отряслися мы от бед
И уже напасти нет.
Землю из Исподней Низи
Мы свели к Небесной Близи
И в подарок Перуну
Устранили далину -.
Холячи вершок Бескида,
Продолжал: Прошла Обида,
Cум развеялся как дым.
Правда с рвеньем молодым
Снова свету засияла,
Как сияла изначала,
И из Ждынь, поднявши бровь,
К нам Покой вернулся вновь.
В срубах Потьма с страхом вздрогнет:
Тьме уж больше в свете дорог нет,
Прочь ушел лукавый Грех
От земли и тварей всех.
Скрылись в ужасе коварства,
Беды, муки и мытарства,
Кривда с срамом отошла
К Лютичу в трущобы зла,
С нею поплелась и Злыня.
И опять царит Добрыня.
Персть со славой, как княжна,
Вновь в наш двор водворена,
Светит наравне с звездами
И отнесь уж будет с нами! -
С радости заплакал Дед
И ласкал сквозь слезы свет
Ласкою своей благою.
Тут и молвил: Мир Покою!
Кончил дело Труд Святой
И с наградой золотой
Подошел к желанной цели! -

Дед и Баба все глядели
На Родную Персть свою.
Праздник шел в земном раю,
От Днепра до Одры, Савы,
Там справляли День Всеславы:
Торжество торжеств славян,
Святосвят славянских стран.

С грохотом толкли Карпаты.
И серпаны, и хорваты -
Первые - сыны равнин,
А вторые - верховин;
Вагры, лютичи, радары,
Ободриты и болгары,
Гипревяне мудрецы
И кочубы удальцы,
Вильцы, бодричи, поляки,
Венды, чехи и словаки,
Стодоряне, гломачи
И мильчане силачи,
Пруссаки - одни на взгорьях,
А другие на поморьях -
Все - из сел и деревень,
Праздновали Славы День.
И словинцы, и венеты,
Анты, вещие поэты,
Тиверцы - их свояки,
Угличи - их земляки,
Деревляне и бужане,
И дулебы-велиняне,
Кривичи, дрегОвичи,
Полочане, пскОвичи -
Чествовали без кручины
Бабы Славы именины.
Падки на кулачный бой
При оказии любой
Буй-славяне забияки
И радимичи гуляки.
Русь-поляне - все хохлы,
Северяне удалы,
Тульцы, вятичи танцоры,
Суздальцы - легки на споры,
Все от пня троянского,
Русского-славянского
Прославляли благ княгиню,
Всеславянскую богиню,
Мать щедрот и славу слав
На полянках средь дубрав.
Верховинцы, подоляне,
Лужичане, поморяне
И полещуки в лесах
Чтили Славу в небесах.

В боголесьях-святогаях,
Близко вод живых в дунаях,
В светлых рощах луговых,
У деревьев вековых
Собирались для молений
И для жертвоприношений
Матери всех матерей,
Вдохновенью кобзарей.
Жизнерадостны, беспечны,
Ласковы, добры, сердечны,
Все нарядны и в венках,
И с цветочками в руках
В гай спешили с ликованьем.
В боголесьи с упованьем
Все клонились до земли
И молились: Мать, внемли!
Не лишай нас наслажденья,
Роскоши и упоенья
Славити вовек тебя! -
Всяк молился про себя.
Вдруг, под листьев трепетанье
И под тихое шептанье
Голубых дунайских вод,
Поплыла под небосвод
Песнь сердечного моленья,
Песня песен восхваленья
Всеми чтимой, дорогой
Бабе Славе всеблагой.
За щедроты, в воздаянье,
Пели Славе величанье
- Похвалу Тебе повем! -
И молились вместе с тем:

Проходили мы лужочки,
Собирали в них цветочки
Сочных и душистых трав
Для тебя, о славо слав,
В сей великий день и час.
Славо, Славо, слушай нас!
Мы срывали их без жали
И в цветы с любовью клали
Нашу преданность тебе.
Мати, чтим тебя в мольбе
В сей великий день и час.
Славо Боже, слушай нас!
К людям милостивой буди
И к любвеобильной груди
Нас прими и даруй вновь
Нам взамен свою любовь
В сей великий день и час.
Славо, Славо, слушай нас!
Мати наша пресвятая,
Не забудь, о всеблагая,
Небу преданных людей,
Нас земных твоих детей
В сей великий день и час.
Славо Боже, милуй нас!
О, прими сии моленья
И дары, и приношенья
С снисхождением благим.
Мы цветы тебе дарим
В сей великий день и час,
Славо, Славо, милуй нас!
И поем тебе хваленье
И сердца свои в даренье
Мы кладем у ног твоих
Ради ласк твоих благих
В сей всеславный день и час.
Славо Боже, милуй нас!
Удостой живым вниманьем
Прибегающим с лобзаньем
К пресвятым твоим стопам.
С лаской снизойди ты к нам
В сей славянский день и час.
Славо, Славо, милуй нас! -
Тут богини для потехи
Грызли парами орехи.
Ядрышком делилися
И вовек дружилися.
Связывали в круг цветочки,
Целовались чрез веночки
И шептали каждый раз
- Слава в небе вяжет нас! -
Посестры и побратимы
Жили дружно как родимы.
Поцелуи и орех
Навсегда сродняли тех,
Кто братался иль сестрился,
Дружбой вечною божился
Быти братом иль сестрой
Доброй ли, иль злой порой.

XXXII

Начались в раю забавы.
Хороводили в честь Славы,
Танцевали на лужках
И гаилками в лесках.
Шум и песни хороводов
Новосозданных народов
Плыли к небу на порог
И вились у Бабы ног
Стебельками наливными
И цветами золотыми.
Слава Мать вила в пучки
Наливные стебельки
И душистые листочки,
Из пучков плела веночки
И на голову клала.
От безмерного тепла
К люду новому, сияла…
- Сызмала я не бывала
Так сердечной, как сейчас.
Миг счастливейший для нас! -
Говорила Мать Сварогу. -
Отогнали мы тревогу,
Да еще и горы тут
И славянский-русский люд! -
Велес, преисполнен ласки,
Песнями для игр и пляски
Царски наделял славян.
Вещий внук его Боян,
В отповедь земному хору,
Соскочил на Белогору
И, спустившись в рай по ней,
Затянул с душой: Гей, гей!..
Заиграли в руслах воды,
Заплелися хороводы,
Разбрелися по лужкам,
По цветистым бережкам. -
А за ним спустились Лада,
Чича, Ляля, Любичь, Млада,
И другие бОжичи,
Прибоги сварОжичи,
Чтобы День Великой Славы,
День молитвы и забавы
Провести с славянами,
Новыми раянами.
Все явились с дарами,
С полными блаженств руками
Для Даж-божиих детей,
В день Все-Славы их гостей.
Со Сварожьим наставленьем
И небес благословеньем
Лили на славян родных
Реки благостей земных.

Неба и земли услада -
Красоты богиня Млада,
С лаской обнимала их,
Тут и в милостях благих,
Полной горстью, до отвала,
Красотой их пеленала
Без белил и без румян.
Жива же лила в славян:
Удаль в кровь и крепость в жилы.
А Ярило, царь яр-силы
И семеноносный бог,
Страстью их любовной жег.
Целомудрия ограда,
Страж супругов Баба Лада,
Ласку, нежность в них лила
Из любовного котла,
Чтобы были наготове
В их Ярилиной обнове
Под супружеский венец;
Чтобы Люль, ловец сердец,
Сплевши в праздник нареченных
Косы и усы влюбленных,
Без труда кресал кремень
В час покладин, в Ладин День.

XXXIII

Слухи о Карпатском чуде
И о новом Божьим люде
Вмиг проникли и дошли
До всех уголков земли.
И к дедькам дошли те слухи,
И земные твари-духи:
Златокрылые дедьки -
Безтелесные божки,
Взволновалися как дети,
Так хотели поглядети
Новосозданных славян.
Белобог, их вождь-буян,
Сообщил им первым делом,
Что случилось в Свете Белом
И тиунам дал приказ
Огласити сей указ:
Белбожкам всех дедьчьих станов:
Суш и водных океанов
И воздушных всех сторон,
Шлет Белбог земной поклон.
Весть пришла к нему из рая,
Что Сварог и Мать Святая
С неба к Персти снизошли
И на голове земли
Сотворили горы-диво;
Что в раю теперь шумливо,
Что среди земных красот
Новый нежится народ.
Помолившись Деду Богу,
Собирайтесь в путь-дорогу,
Прямо в Божий райский сад
На кряжи крутых Карпат
В гости к новому народу,
Вам в приятность и в угоду
Славе нашей и людей.
Честь, хвала да будет ей! -
Сдавши караул Забою
Белобог с женой Зоею
Суетились больше всех
И сбирались в рай наспех.
Те невидимые твари
Опьянели, как от гари -
От утехи, что Троян
Создал новый люд - славян.
И дедьки, как Деды боги,
С буйным ветром, без дороги,
Понеслись к хребтам Карпат.

Белобог, безмерно рад,
Чрез скалистые заборы
Вниз спустился с Белогоры
Посмотрети новый люд.
И нежданно, тут как тут,
Все дедьки, их бабки жены,
Запрудивши неба склоны,
Собрались со всей земли
И подарки принесли.
Роем облепили горы
И другие все просторы,
Где шумел без бед, забот
Новосозданный народ.
От голов их шло сиянье,
От телес благоуханье -
Будто от живых кустов
Сладко пахнущих цветов.
Златокрылы, снежнобелы
В разные Карпат пределы
Стаями слетАлися,
Тут и обьявлялися
Ради праздника славянам.
Разсыпались по майданам
И для радостей, потех
Вверх на крылья брали тех,
Кто, гонимый любознаньем,
Пожелал с большим вниманьем
Посмотрети небосвод
И весь мир с его высот.
Смельчаков несли далеко,
Поднимали их высоко,
Выше туч, во Звездный Двор,
До подошв Лазурных Гор.
И все время, как летели,
Крылья пели, как свирели,
Сурны, гусли и торбан,
Точно гуслил сам Боян.
Пролетевши дальни дали,
Смелых наземь опускали
С страшных облачных высот
Тут же, у родных ворот.

И по всей земле, повсюду,
Радовались Славы люду,
И кричали: Казаки!
Крепыши, не хиляки!  
Илья Иванович Тёрох. Отрывок из соч. Сварог. Предание
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_355.htm
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_354.htm
Предание о сотворении Карпат и Славян
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_788.htm
Голос Народа. Редактор И.И. Цьорох
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_752.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_787.htm
Свободное Слово Карпатской Руси
https://vk.com/club150601794
https://www.facebook.com/groups/113791315933149/
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_736.htm
Продолжение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_793.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_791.htm
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_790.htm

  


СТАТИСТИКА