Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Львовское Ставропигийское Братство
от 10.08.17
  
Самоорганизация


Свободное Слово Карпатской Руси

Ставропигиону
слава, слава, слава!
Сколько сильных впечатлений
в русском сердце шевелит
на святыне Корниакта
патриарший щит!
Пусть во век веков Кирилла
раздается мощный звон!
пусть стоит оплотом веры
Ставропигион!
Слава, слава, слава!

Ансамбль Успенской церкви во Львове (XVI-XVII век). Вокруг него сплачивалась православная община города. В середине XVI века здесь возникло Успенское братство, при котором действовали типография и школа. В церкви находится изображение российского двуглавого орла, как память о пожертвовании значительных средств на строительство церкви, сделанные русским царем Федором Иоанновичем в 1592г.
Илья Иванович Тёрох. Биографический очерк
...Мальчиком, Илья Терох учился сперва в сельской школе в Колбаевичах, а потом его вместе со старшим братом Иваном возили каждый день в школу в местечке Рудки.
Двенадцати лет, в 1892 году, Илья Иванович был принят в Ставропигийскую Бурсу во Львове, где одновременно поступил он в русскую гимназию.
Ставропигийская Бурса оказала огромное влияние, как на духовное мировоззрение Ильи Тероха, так и на весь склад его жизни. Поэтому здесь необходимо сделать отступление в прошлое и обрисовать историческое значение этого старинного русского учебного заведения. Сведения о Ставропигийской бурсе вообще и о времени пребывания в ней Ильи Ивановича сообщены г-ном Иваном Белоусом, окончившим Бурсу и бывшим воспитанником И.И. Тероха: из его интересных воспоминаний заимствованы многие данные, вошедшие в эту биографию.
Народ Галицкой Руси, подпав под польское владычество в 1340 году, в течение веков вел упорную борьбу за свою самобытность против насильственного стремления завоевателей ополячить и олатынить Галицкую Русь. Сознавая себя ветвью великого русского древа и желая сохранить свой русский облик, галичане противопоставляли организованному натиску державно-иезуитской Польши систематическое сопротивление, как боевое, так и культурное. Для перваго - образовалось казачество. Для второго - стали возникать Братства. И одним из таких братств было братство, основанное русскими патриотами при церкви Успения Пресвятой Богородицы.
В конце 1585 года, по просьбе русских мещан-патриотов, прибыл во Львов Патриарх Антиохийский Иоаким. Он основал Братство и дал ему устав. Братство приняло греческое наименование Ставропигийского, что по-русски значит Братство Крестоводружения.
С 1586 года Братство начало свою успешную работу: оно открыло школу, выкупило типографию русского первопечатника Ивана Федорова и при монастыре Св. Онуфрия открыло больницу.
В 1788году, в царствование императора Иосифа II, Ставропигийское Братство было переименовано в Ставропигийский Институт и школа его, после двухсотлетнего существования, закрыта; осталась бурса, воспитанники которой должны были посещать государственные школы.
В протоколах Правящего Совета бурса постоянно называется ритуальной школой. В ней лучшие учителя преподавали Закон Божий, обряды и историю Греко-Католической Церкви. Особые инструктора обучали церковным напевам и хоровому пению.
Кроме того, в задачи Ставропигийского Института, как прежде Братства, входило: защита Православия, основание школ и братств и печатание церковных и светских книг. Повсеместно, при церквах Галиции, богослужебные книги неизменно носили на первой странице пометку: Типом и иждивением Ставропигийского Института во Львове. Книги из печатни Института расходились широко за пределы Галицкой Руси - по соседней Карпатской Руси, по Волыни, Литве и Южной Киевской Руси. Ставропигийский Институт по праву гордился тем, что из его печатни, задолго до Ломоносова, вышла в свет Первая Русская Грамматика - Мелентия Смотрицкого.
Ко времени воспоминаний г-на Ивана Белоуса (1900-1910), Ставропигийский Институт обладал огромным недвижимым имуществом и принадлежавшие ему здания занимали во Львове целый квартал.
Славная, старинная, построенная из тисового камня церковь Успения Пресвятой Богородицы с чудотворной иконой Божьей Матери, ежегодно привлекала множество крестьянства из ближних и дальних сел. К церкви была пристроена молдавским господарем Мироном Барнавским-Могилой высокая (окола 75 Ф.), из солидного камня, башня вежа, с которой великан звон-колокол Кирилл - самый большой во Львове, по воскресеньям и большим праздникам сзывал верных львовян на богослужения; по будням пользовались меньшими колоколами.
В доме около церкви помещался книжный склад - велика книгарня, а над нею богатый музей Института, часто посещавшийся русскими и иностранными учеными экспедициями, которые прибывали для ознакомления с множеством хранившихся здесь памятников русской старины.
Дальше, в другом доме, находилась велика печатня (типография), оборудованная современными печатными станками.
Большую часть остальных зданий занимала бурса; но в них были также помещения для церковного клира; кроме того, там были сданы помещения частным жильцам, магазинам и редакциям газет Галичанин и Русское Слово. Движимым и недвижимым имуществом, так же, как и всеми делами Института, управляли члены-братчики во главе с сеньором.
Братчики-патриоты, по мысли которых бурса должна была, создавать кадры русской интеллигенции в Галичине, в то же время непрерывно заботились о поддержании при храме церковного хора.
Этой двойной задачей определялся и прием в Ставропигийский Институт мальчиков, обыкновенно крестьянских семейств из русских сел и городов Галичины. В исполнение первой цели, при конкурсном приеме предпочтение оказывалось детям бедных родителей, потому что мальчик принятый Институтом, при полном обезпечении даровой квартирой, одеждой и питанием, получал притом и возможность посещения высших школ, т.е. гимназии, реальных училищ и т.п. Для второй цели - предпочтение при приеме оказывалось мальчикам с хорошими голосами.
Мальчики, принятые в Институт, разделялись на учеников гимназии и на церковников. Первые учились в государственных школах, а вторые ежедневно обслуживали церковь. По окончании гимназии, воспитанники покидали бурсу, а церковники, после четырех лет поступали на приходы в дьяко-учители.
Таким образом в Ставропигийском Институте, бывшем подлинным разсадником русской культуры и русского просвещения, бурса внушала своим питомцам все стремления и чаяния Галицкого народа: стоять на страже русских национальных интересов, отстаивать русскую Веру и охранять русский язык, как могучее оружие в защите русской самобытности. И в этой обстановке, созданной русской мыслью и русской волей, и преемственно напитанной русским духом, вырос и окреп Илья Иванович Терох...
Илья Иванович Тёрох. Сварог - поэма. Биографический очерк, составленный Г. Голохвастовым (c.11-42). Том первый, Том третий. Нью Йорк 1946г., 256с.
https://vk.com/doc399489626_449086542 djvu 7.6 Мб
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_361.htm

В. Р. Ваврик. Крепость духа
Ставропигиону
слава, слава, слава!
Сколько сильных впечатлений
в русском сердце шевелит
на святыне Корниакта
патриарший щит!
Пусть во век веков Кирилла
раздается мощный звон!
пусть стоит оплотом веры
Ставропигион!
Слава, слава, слава!
Городу, которым разумный кн. Даниил Романович задумал увековечить имя своего сына Льва, суждено было возникнуть на рубеже Востока и Запада и впоследствии зацвести пышным цветком в венке Червенских городов.
Среди древних достозамечательностей гор. Львова Ставропигион занимает первенствующее место. Вспомнить сегодня, в 350-летнюю годовщину его основание, кем он создан, каковы его подвиги и значение, - священный долг благодарного потомства.
Не смотря на морозное утро, 1-го января по старому стилю 1586 года, небывалое оживление у храма Успение Пречистой Девы Марии: купцы, торговцы, ремесленники, старые и малые, мужчины и женщины, толпятся у входных дверей святыни.
Чу! из башни Корниакта мощно звучит „Кирилл и на его призыв отзываются на Маняве горный скит и вся Прикарпатская полоса. И в его звоне звенит чудесная, до сих пор неслыханная песня.
Что случилось? Что за радость объяла город Льва? Почему народ и духовенство поют: Кирие, елейсон?
Что случилось? То прекрасной Эллады теплый и благодатный луч обласкал нашу Родину. То голосом „Кирилла передает далекий Афон свой привет борцам за древнее благочестие, за веру отцов и дедов. То из царских врат святыни седоглавый патриарх Антиохии града, Иоаким, читает грамоту следующего содержания:
- Властью, данной мне Богом, благословляю и утверждаю устав Братства мещан гор. Львова при сем храме. Но в него могут вступать, кроме мещан, дворяне и простые люди. В один день на каждой неделе братчики должны сходиться в избранный дом, вести себя там с любовью и миром, отдавать один другому должную честь и творить доброе дело перед Богом и людьми. Если с кем-либо случится несчастие, братья обязаны ему помочь и ухаживать за ним во время болезни, а умершего брата провожать со свечами на погребение. Каждый брат должен помянуть отца и мать и раздавать милостыню бедным. До последнего издыхания жизни своей должны придерживаться веры своих предков. Если епископ будет идти против закона и правил св. Апостол и Отец, совращая праведных в неправду, да противятся ему все, как врагу истины. Если кто нарушит духовный устав Братства, архиепископ или епископ, священник или диакон, князь или простой человек, тот будет проклят 4-мя вселенскими патриархами и св. богоносными Отцами 7-ми вселенских соборов (Полное содержание грамоты с собственноручной подписью патриарха и оригинальной печатью на красном воске и шелке хранится на ценном пергаменте, который в настоящее время является одним из самых дорогих памятников Ставр. Музея)...

Временник: Научно-литературные записки Львовского Ставропигиона на 1936 и 1937 годы: Юбил. сб. в память 350-летия Львов. Ставропигиона. Ч.II. Львов (под редакцией В. Ваврика): Иждивением Ставропигийского Ин-та во Львове, 1937. 178с. (В 1936г. торжественно праздновалось 350-летие Ставропигиона, после 1709г. остававшегося униатским, хотя его секретарем во время празднования был православный В.Р. Ваврик)
https://vk.com/doc399489626_449126777 5 Мб

...В 1936г. торжественно праздновалось 350-летие Львовского Ставропигиона. Во „Временнике" на 1936 - 1937 годы, посвященном специально юбилею, мы находим историю братства, а затем института, источники по его истории, отдельные юбилейные доклады, поздравительные письма из Львова, Ужгорода, Праги, Белграда, Варшавы, Парижа, из США, портреты и фотографии. Особенный интерес представляет составленный В.Р. Вавриком возможно полный список братчиков за все 350 лет, всего 726 имен. О каждом даются минимальные сведения - кто он по профессии, когда принят, где возможно - важнейшие биографические данные. Для характеристики Ставропигиона, этого уникального явления в нашем Отечестве, упомянем лишь нескольких членов Ставропигийского братства, а позднее Ставропигийского института, под датами их приема в братство. Сами имена скажут, насколько широкий круг самых разных людей с самыми разными убеждениями объединял этот оплот „русскости" на Руси. 1586 - Константин Корнякт - грек по происхождению, благотворитель Братства, воздвигший на свои средства для Успенской церкви знаменитую существующую до нашего времени „колокольню Корнякта". 1591 - Михаил Рагоза, митрополит Киевский, Галицкий и Всея Руси, поборник унии с Римом. 1595 - Адам князь Вишневецкий, у которого некоторое время жил Самозванец. Князь Адам отличался ревностью к православной вере. 1662 - Иоанн Выговский, казацкий атаман правобережной Украины. 1687 - Николай Красовский, подвижник и неустрашимый защитник православной веры. 1796 - Петр Лодий, профессор философии Львовского университета. Разумеется, членами братства института была большая часть галицко-русских будителей и деятелей русского движения. Но наряду с ними мы неожиданно находим имена украинофилов - 1867 - Юлиан Романчук, „творец злосчастной „новой эры", духовный вождь украинофильской партии на Галицкой Руси". 1881г. - Владимир Барвинский - редактор-основатель украинофильской газеты „Діло". Предпоследним в списке Ваврик называет принятого 16 декабря 1936г. Фому Яковлевича Дьякова, которому тогда был 71 год, осужденного вместе с Марковым к казни через повешение на Первом венском процессе, помилованного через ходатайство Николая II, когда казнь была заменена пожизненной каторгой, а после развала Австрии вернувшегося на родину. Заканчивая список братчиков 1936 годом, Ваврик сообщает, что в списке „много существенных недостатков и промахов. Вина в этом не только составителя, но и многих живущих братчиков. Одни из них наотрез отказались от подачи о себе сведений, заявляя, что еще не собираются умирать; другие защищались скромностью: мол, не стоит и для кого это нужно; третьи, некуда правды девать, побоялись"...
Нина Магометхановна Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. Гос. публ. ист. б-ка России. М., 2001. 201с.
http://www.twirpx.com/file/240368/ 4.4Мб
В.P. Ваврик. Члены Ставропигиона за 350 лет (1586-1936)
https://vk.com/doc399489626_449172614

Адельфотес. Грамматіка доброглаголиваго еллино-словенскаго языка. Совершеннаго искуства осми частей слова. Ко наказанїю многоименитому Рос(с)ійскому роду. Во ЛвовЪ. В друкарни Братской. Року афча (1591)
Была составлена во Львове в 1588 году ректором и преподавателем братской школы Арсением Элассонским (впоследствии, архиепископом Суздальским и Тарусским, канонизированным в 1982 г.) и его учениками. С помощью наставников и учащихся школы составление грамматики было закончено в 1588 г. и сразу же началось еe печатание, однако вышла она только осенью 1591 года. Особенностью этой грамматики является то, что она была напечатана на двух языках: греческом и славянском. В развернутом виде с левой стороны книги - находился греческий текст, с правой - славянский. Грамматика состояла из 4 частей: орфографии, просодии, этимологии и синтаксиса. Греческая грамматика сравнивалась со славянской.
А. Генсиорский. Книги Ставропигийской печати и их роль в культурной жизни Галицкой Руси Выкуп печатных принадлежностей Ивана Федорова и превращение этой странствующей печатни в постоянное типографское заведение при Успенском братстве определили на долгие века роль Ставропигиона, как средоточия и, одновременно, двигателя всей культурной жизни Галицкой Руси.
Книги Ставропигийской печати, как те, которые печатались всецело иждивением Ставропигиона, так и те, в издании которых помощь Ставропигиона была только частичной, вплоть до половины XIX в. были всегда теми топорами, которыми прокладывали пути к новым Культурным достижениям. Значение некоторых из них выходило далеко за пределы нашей ближайшей родины.
Не будем останавливаться на книгах чисто церковного характера, хотя вполне оцениваем их громаднейшую роль. Обратим внимание только на те издания, которые непосредственно содействовали поднятию общего просвещения, развитию наук, литературы и т.д.
Учебно-просветительным целям посвящено уже первое издание Ставропигиона: Адельфотес (1591г.), греческая грамматика с параллельными славяно-русским текстом и примерами. Это вообще первая русская книга по грамматике на всех русских землях. Составлена она, главным образом, на основании греческой грамматики Константина Ласкариса (изд. впервые в Медиолане 1476г.) „спудеями" (студентами) львовской братской школы, под руководством преподавателя этой школы елассонского митрополита Арсения. Значение ее не только в том, что она открывала пути к изучению греческого языка. (Плоды этого сказались скоро в том, что студенты братской школы легко переводили греческие сочинения, нпр.: „Мелетия патриарха о благочестии...", изданное Ставропигией в 1593г., и даже свободно слагали греческие стихи). Куда больше значение параллельного славяно-русского текста этой грамматики. Здесь впервые пришлось установить точные грамматические славяно-русские термины, а главное - связать в определенную систему и правила колеблющиеся доселе грамматические формы той слав.-рус. литературной речи, которая тогда была в употреблении. Благодаря этому литературный слав.-русский язык получал прочное основание для дальнейшего своего развития. „Адельфотес", собственно его славянская часть, повлияла потом сильно уже на чисто слав.-русские грамматики, изданные в других местах, именно на грамматику Лаврентия Зизания (Вильно 1596г.) и Мелетия Смотрицкого (Евье 1619г.). Грамматика последнего, как известно, служила долгое время основным пособием слав.-русской речи: в Великой Руси вплоть до Ломоносова, в Галицкой Руси до начала XIX. ст. (с.58)
Свободное Слово Карпатской Руси
https://vk.com/club150601794
https://www.facebook.com/groups/113791315933149/
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_736.htm
Продолжение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_792.htm

  


СТАТИСТИКА