Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Ученые записки
от 13.09.17
  
Самоорганизация


В связи с 225-летием со дня рождения Н.И. Лобачевского и объявлением 2017 именем Лобачевского

А наше Бзiе соуте выразе
А наши Боги суть образы

Iа ЧенслоБг уцте дне нашiя
а рещеть Бъговi ченсла сва
А быте дне Сврзенiу
нiже боте ноще
а оусноуте
Тоi бо се есе Явскi
а Сыi есте
во дне Бжьстiем
А в носще нiкii есь
iножде
Бг ДiдДубСноп наш
И Числобог считает дни наши и речет Богу числа все - да быть дню небесному или же быть ночи, и уснуть. Те ведь есть Явские, и Сей есть во дне божеском. А в ночи никого нет, лишь бог Дед-Дуб-Сноп наш
Влескнига. Дощечка 11
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_371.htm
То бе наше мета оуцещешетесiя (Это ведь наша цель-мета учиться) - Влескнига. Дощ.7
Во всяком преподавании должны быть цель и суждение на твердых началах - Н.И. Лобачевский


Н.И. Лобачевский. С фотографии 1855г. Архив Академии Наук СССР. (с.384)
Предисловие Н.И. Лобачевского к первой книге «Ученых записок, издаваемых императорским Казанским университетом». 1834
Печатанию, как будто второму дару слова, новейшие времена обязаны самой большой частию своей образованности. Если науки так удачно и во многих отношениях сравнены со светом, который открывает глазам до того невидимые в темноте предметы, то сходство сделалось еще совершеннее, когда тиснение книг позволило с такой быстротой распространять наши познания. Вечером родившаяся мысль в уме одного человека, утром повторяется тысячи раз на бумаге и разглашается потом во все концы обитаемой земли. Так, искра, вспыхнувши в одной точке, проливает лучи мгновенно и далеко в окружности. Так, свет ума, подобие дневного света, расширяется и силится освещать. Так, люди, преданные наукам, не могут противиться желанию писать, печатать свои открытия, свои мнения и толкования. Это побуждение произвело, наконец, повременные издания, которых появление служит признаком, а число мерою просвещения в обществе.
В 1805 году основан Казанский университет; в 1812 уже печаталась ведомость, под заглавием Казанские Известия. В ней помещалось то же, с некоторым выбором и сокращением, что и в столичных; но главное намерение издателей, разумеется, было то, чтобы примешивать собственные произведения: просто литературные, или сведения о своем крае, проверки преданий и исторические исследования на месте. Одной обязанности, явно уже взятой на себя, было довольно, чтобы двум человекам, которые тогда занимались изданием, не оставалось времени для исполнения другого их предположения.
В 1820 году еженедельная газета с высочайшего соизволения переменилась на журнал, под названием Казанского Вестника, по плану весьма обширному, но с таким направлением, которое слишком ограничивало выбор статей и делало содержание весьма однообразным. Современные политические известия, предписания начальства в ученом ведомстве, собственные сочинения и переводы дозволялось помещать и рассылать по положению в училища. Журнал, занимательной не для всех и, можно сказать, не в духе времени, оставался без подписчиков и мало-помалу охладил самых издателей. Надобно было или прекратить издание, или сделать в нем важную перемену, которая и случилась с новым положением дел в Университете. В 1828 году начали печатать по одной книжке за месяц в двух отделениях: одно состояло из статей ученых, другое содержало узаконения для руководства чиновникам университетского ведомства. Политические известия выходили особо каждую неделю в виде газеты под названием Прибавлений к Казанскому Вестнику. План и теперь остается тот же, но Ученые Записки, которые заменяют прежний Вестник, будут уж заключать одни подлинные сочинения, исследования, какого бы рода они, впрочем, ни были, и новые наблюдения. Издание политической ведомости, кажется, надобно оставить, потому что две столичные достаточно наделяют: одна Западную часть России, другая от Москвы Восточную, вознаграждая лишние на них издержки, другими преимуществами, которые всегда останутся на их стороне. Печатание начальственных распоряжений приносит пользу в учебном округе по прямому своему назначению, сокращая письмоводство, заменяя много циркулярных предписаний и соединяя в ручной книжке собрание постановлений и узаконений, которые нужно знать чиновникам при отправлении своих должностей. Что касается до Ученых Записок, то чтобы оправдать вполне их издание, надобно ближе рассмотреть побудительные к тому причины.
Во всяком просвещенном Государстве бывает два рода образования: одно общее, которое можно назвать народным; другое принадлежит ученому свету, где каждой исключительно занимается каким-нибудь предметом, следуя природной наклонности и особенному назначению своих дарований. Вполне образованным человеком должно почитать того, который приобрел понятия, хотя поверхностные, обо всех науках, познакомился с главными в них открытиями, постиг дух времени и перемены вкуса в изящных произведениях. Такое образование придает общество, его нравы и чтение книг, преимущественно повременных изданий, разнообразных в своем составе, каково должно быть само народное просвещение; любопытных новостию и заманчивых картиною настоящей жизни, верным изображением страстей и чувств. Издатели такого журнала должны быть в кругу самого образованного общества, быть его представителями, не нуждаться в средствах и черпать из обильных источников под руками. Если они не могут гнаться за славою писателей первостепенных, которых бывают только отголоском и даже невсегда справедливыми судьями, то им представляются другие выгоды, другое вознаграждение за их труды. Высшим учебным заведениям, Академиям, и Университетам, издавать подобные журналы от своего лица и заботиться о таких выгодах, не должно.
Им надобно взять на себя другую обязанность. Членам Университета принадлежит трудиться собственно для наук и ожидать награды в своей известности, в ученой славе. В нашем отечестве науки давно уж нашли для себя такое покровительство, что Университеты, не нуждаясь в средствах, могут жертвовать значительными издержками для успехов просвещения.
Н. Лобачевский.
Ученые Записки, издаваемые имп. Казанским университетом, 1834, кн. I, стр. I-VI. Перепечатано в статье Н.П. Лихачева в журнале «Книговедение», 15 марта 1894, N3, стр.42-44
Л.Б. Модзалевский. Материалы для биографии Н.И. Лобачевского. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1948. с.367-68
https://vk.com/doc399489626_450276816
http://www.twirpx.com/file/2281147/

Начало статьи Лобачевского Происхождение и распространение звука в воздухе (Казанский Вестник. ч. VII, кн. I. 1823, с.49-60)
Причины, побудившие меня написать это рассуждение, были новые наблюдения Французских Физиков над распространением звука и желание сделать занимательным Вестник для читателей с той стороны, что они найдут здесь истины, которые могли любопытствовать знать, и которые скрывались от них в трудностях Математических вычислений. Незанимавшиеся Математикой, или знающие одни только ее начала, может быть и не подозревают ее могущества и обширности ее предмета, может быть сомневаются, чтоб с помощию мелких опытов физического кабинета и вычислений можно было видеть, и как происходит звук в воздухе, и как велика его скорость: здесь они найдут тому доказательство. Науке чисел принадлежит все, что имеет величину; а что в Физическом мире ее не имеет? - в нем все существует под необходимым условием быть измеряему, и следовательно все подчинено законам Математики. Посему все естественные науки силятся встать на ту высокую степень совершенства, на которой последует их соединение с Математикой; и со времени сего соединения их успехи пойдут быстрыми шагами вперед. Это случилось уже с Физикой, в недавнее время с Минералогией и есть надежда того же ожидать для всей Химии. Достигая до истин, к открытию которых ведет Математика, и которых важность поражает, естьли возвратиться назад к самому источнику великих и неожиданных успехов, то найдем, что строгая наука есть вместе наука здравого суждения, что всему основанием служит справедливое понятие о вещах, которое не оставляет вести Математика чрез его вычисления. После чего нет уже явлений природы, которых бы он не мог изъяснить; нет явлении, которых бы он не мог предсказать и определить с точностию и время и меру. Казалось бы, что понятие о вещах и здравое о них суждение не должно зависеть от вычислений; но то однако ж правда, что ум, приученный вычислениями, далеко продолжает еще итти за ту границу, которую не переступит ум, непосвященный в таинства науки чисел; так что естьли я не пишу для тех, которые могут почерпать истины сего рода в одном источнике со мною, то уверен, да простят мне выражение в честь Математики, что пишу не для многих. Напрасный бы труд был заключения Математиков предпринимать выводить из самых начал, независимо от их науки: иначе к чему бы и вычисления, естьли б можно было обойтись без них? И так я ограничусь только тем, что скажу как представляют себе Физики происхождение звука; что служит основанием для их вычислений, оправдывает ли самое дело и их теорию, и строгость вычислений, и как далеко они силой своей науки могут проникать в существо вещей.
Звук есть движение воздуха, много похожее на движение волн, еще более на движение струн музыкальных инструментов. На пример воспламененный порох, вылетая из жерла пушки, разгоняет воздух в окружности. Первое движение не может быть сообщено мгновенно всей атмосфере; а должна быть граница, назначенная круглым сводом за которым воздух остается непоколебим во время взрыва, и к которому пригнатый воздух по другую сторону бывает сжат в постепенности. По окончании взрыва сжатый воздух у пределов первого движения, не будучи понуждаем более никакою силою, начинает снова расширяться и передавать таким образом движение далее в окружности прикосновенному слою; движение совершенно подобное первому, которое, переходя от слоя к слою, несет звук во все стороны прочь от места его рождения, То же бывает с волною, поднявшеюся на воде вокруг брошенного камня: она, расширяясь, бежит на поверхности прочь от места, куда упал камень. Сравнение звука с волнами поддерживается еще далее. Две волны на воде, встретясь, пересекаются; но после встречи первое движение каждой продолжается без всякого помешательства. В воздухе два звука приходят из разных мест, и каждый дает себя слышать порознь, независимо от другого, без потери их силы. Но вот в чем разнится движение воздуха от движения волн, вокруг брошенного камня подымаются разом многие волны: самая большая бывает гораздо заметнее других, но видны также ей предшествующие и за ней последующие. Они бывают разделены на группы кругами, которые лежат на горизонтальной поверхности воды бегут вместе с волнами, отстают друг от друга во время движения, а между ними помещенные волны могут быть принимаемы за одну гребенчетую; потому что извивающаяся их поверхность не касается горизонта воды. В воздухе напротив, когда последовал один только удар, подобный удару камня в воду от падения, бывает как бы одна волна: по ту и другую сторону сжатого слоя нет движения.
В струнах сходство идет далее, и может быть названо совершенным, исключая того, что здесь распространяется движение в одном только направлении, а в воздухе во все стороны в окружности. Естьли струна, издавая звук, вся качается в ту и другую сторону, то она представляет собою движение воздуха в духовых инструментах. Естьли длина струны весьма велика, а движение сообщено в одной только части ее, тогда она представляет собою атмосферу, а волнования ее - движение воздуха во время звука. Вычисления же показывают, что когда струна где-нибудь в середине частию будет отведена и потом отпущена; тогда произведенный на ней изгиб, подобный волне воды, разделяется на два: один идет в одну сторону, другой в противную, не оставляя за собою никакого движения, и не предшествуемый никаким даже легким волнованием. Так и в воздухе, звук от выстрела удаляется во все стороны, мгновенно ударяет, достигнув уха, и перед ударом не бывает слышно никакого шуму и никакого продолжения звука после. Обратимся опять к струне. Изгиб дошедши до места, где прикреплен конец струны, отражается назад. В обширной атмосфере звук теряется, не достигая ее пределов - но он отражается возвышениями земли и облаками в воздухе, которые назначают как бы места укрепления воздушной струны. Разность движения воздуха и движения в струнах в том только, что сжимающиеся слои воздуха, становясь отчасу обширнее, ослабляют силу звука, между тем как изгибы струны слабеют только от посторонних причин тех самых, которые истощают всякое движение у поверхности земли, и наконец прекращают его совершенно. В цилиндрических трубах, где слои воздуха не могут расшириться, и сила звука также не слабеет. Французский Физик Биот испытал это в водоводе, которого длина была 951.25 метров (455 сажен). Легчайший шопот у одного конца был слышен явственно у другого.
Надобно различать скорость звука от скорости собственного движения воздуха. Прибегнем к сравнению, и возьмем опять в пример движение волн на воде. Наблюдая колеблющуюся поверхность воды, легко заметить, что между тем, как быстро волна бежит за другою, плавающая щепа весьма медленно подвигается вперед. Волны есть только зыбь воды, попеременное возвышение и падение; а щепа несется собственным движением воды в реке. Естьли и заметно бывает для глаза, что щепа подвигается вперед, то это происходит или от ветра, или от течения воды по наклонности дна; но такое движение было бы почти совершенно неприметно, естьли б оно происходило от одного только волнения. Обстоятельство это употребили в пользу Математики для облегчения вычислений как движения волн, так и движения воздуха. Постепенность в скорости собственного движения и различное направление сего движения производят отклонение от главного образования волн, которое оказывается побочным легким волнением поверхности главных волн. Применяя это к воздуху, Физики толкуют отсюда различие звона (timbre) в звуке и разность произношения в голосе. Математики не следуют за сими оттенками звука, да и средства их науки еще не так далеки: они вычисляют только то, что относится к распространению звука и различию музыкальных тонов между собою.
Звучащая волна, так хочу я назвать колеблющуюся часть воздуха во время звука, остается одинаковой длины во все продолжение ее движения. Между тем скорость собственного движения частей воздуха, от чего зависит сила звука, должна становиться тем менее, чем волна идет далее. Части воздуха, составляющие звучащую волну, носятся взад и вперед подобно маетнику часов, который качается с одной стороны на другую. Самая большая длина звучащей волны, с которой начинается действие на чувства слуха, составляет 10,42метра (14арш. 10.25 вер.); самая меньшая, которою оканчивается действие на слух -40,7 миллиметров (около вершка). Вне сих границ или движение воздуха не разнится от дуновения ветра, или за малостию неощутительно для уха.
Звук есть название общее всякому движению воздуха, ощутительному для уха. Он бывает выстрелом, когда потрясание воздуха мгновенное и единственное. Он бывает тоном, естьли несколько потрясений следуют одно за другим, и притом раждают волны одинаковой длины, как на пример от звучащей струны; естьлиж длина последующих друг за другом волн различна, то звук будет шумом. Звучащие волны тона качаются в ту и другую сторону также, как и струны, которые их производят. Определенной длине волны отвечает и определенное время полного ее размаха. И так тон бывает слышен тогда, когда удары воздуха в ухо повторяются чрез равные промежутки времени. Время, в которое следует удар за ударом в тоне, весьма коротко. Самый низкий тон, которого ниже не слышит уже ухо, бьет тридцать раз в секунду. Самый высокий тон, которого выше не слышит ухо, бьет 12000 раз в секунду. В низких тонах еще слышно что-то похожее на повторяемые удары; но вообще тон для слуха тоже что раскаленный, быстро вертящийся уголь для глаза: виден непрерывный светлый круг.
Собственное движение частей воздуха зависит от начального потрясения, а следственно произвольно; однако ж заключено в границах. Можно положить примерно начальные отклонения частиц воздуха на одну десятую вершка, и такой звук будет слышен еще на расстоянии четырех верст, тогда как воздух едва будет двигаться на 400000 долю вершка. Тонкость слуха чрезвычайная. Мудрено ли, что мы слышим ночью шорох насекомого на стене и падение песчинки?
(Продолжение впредь)
Н.И. Лобачевский. Научно-педагогическое наследие. Руководство Казанским университетом. Фрагменты. Письма. - 1976, М., Наука, с. с.396-399
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_799.htm
Акустический журнал, 1956, 2, выпуск 3. Бронштейн И.Н. «К столетию со дня смерти Н.И. Лобачевского. (1856-1956). Неизвестная статья Н.И. Лобачевского по акустике» с.320-322
https://vk.com/doc399489626_450676284
О пяти и более чувств
Первою высшею наградою для мыслителя, тою наградою, которой Лобачевский был лишен при жизни, является развитие его идей, работа в направлении, данным им науке - А.В. Васильев

Виктор Хлебников по окончании гимназии поступил в 1903г. на математическое отделение физико-математического факультета Казанского университета. Среди курсов лекций, на которые Хлебников записался на первом году обучения в Казанском университете, значится курс «Введение в анализ», который читал Александр Васильевич Васильев (1853-1929) - первый пропагандист идей Лобачевского. Он также вел «Студенческий кружок для занятий по предмету чистой математики», членом которого был и Хлебников.
В. Хлебников. О пяти и более чувств(ах)
Пять ликов, их пять, но мало. Отчего не: одно оно, но велико?
Узор точек, когда ты заполнишь белеющие пространства, когда населишь пустующие пустыри?
Есть некоторое много, неопределенно протяженное многообразие, непрерывно изменяющееся, которое по отношению к нашим пяти чувствам находится в том же положении, в каком двупротяженное непрерывное пространство находится по отношению к треугольнику, кругу, разрезу яйца, прямоугольнику.
То есть, как треугольник, круг, восьмиугольник суть части плоскости, так и наши слуховые, зрительные, вкусовые, обонятельные ощущения суть части, случайные обмолвки этого одного великого, протяженного многообразия.
Оно подняло львиную голову и смотрит на нас, но уста его сомкнуты.
Далее, точно так, как непрерывным изменением круга можно получить треугольник, а треугольник (соответственно) превратить в восьмиугольник, как из шара в трехпротяженном пространстве можно непрерывным изменением получить яйцо, яблоко, рог, бочонок, точно так же есть некоторые величины, независимые переменные, с изменением которых ощущения разных рядов - например, слуховое и зрительное или обонятельное - переходят одно в другое.
Так, есть величины, с изменением которых синий цвет василька (я беру чистое ощущение), непрерывно изменяясь, проходя через неведомые нам, людям, области разрыва, превратится в звук кукования кукушки или в плач ребенка, станет им.
При этом, непрерывно изменяясь, он образует некоторое однопротяженное многообразие, все точки которого, кроме близких к первой и последней, будут относиться к области неведомых ощущений, они будут как бы из другого мира.
Осветило ли хоть раз ум смертного такое многообразие, сверкнув, как молния соединяет две надувшихся тучи, соединив два ряда переживаний в воспаленном сознании больного мозга?
Может быть, в предсмертный миг, когда все торопится, все в паническом страхе спасается бегством, спешит, прыгает через перегородки, не надеясь спасти целого, совокупность многих личных жизней, но заботясь только о своей, когда в голове человека происходит то же, что происходит в городе, заливаемом голодными волнами жидкого, расплавленного камня, может быть, в этот предсмертный миг в голове всякого с страшной быстротой происходит такое заполнение разрывов и рвов, нарушение форм и установленных границ. А может, в сознании всякого с той же страшной быстротой ощущение порядка А переходит в ощущение порядка В, и только тогда, став В, ощущение теряет свою скорость и становится уловимым, как мы улавливаем спицы колеса лишь тогда, когда скорость его кручения становится менее некоторого предела. Самые же скорости пробегания ощущениями этого неведомого пространства подобраны так, чтобы с наибольшей медлительностью протекали те ощущения, которые наиболее связаны положительно или отрицательно с безопасностью всего существа. И таким образом были бы рассматриваемы с наибольшими подробностями и оттенками. Те же ощущения, которые наименее связаны с вопросами существования, те протекают с быстротой, не позволяющей останавливаться на них сознанию
24 ноября 1904
Велимiр Хлъбников. Пусть на могильной плите прочтут
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_163.htm
...Многие ученые пытались объяснять физические явления предположением существования кривизны пространства и допущением пространства большего числа измерений. Всего дальше пошел в этом направлении восторженный поклонник Лобачевского Клиффорд, увлекавшийся гипотезою, по которой движение вещества, видимое нами, есть не что иное, как изменение кривизны пространства. Вот в чем заключаются основные положения его любопытной гипотезы:
1) Незначительный части пространства аналогичны по природе с холмами и углублениями на поверхности в общем плоской; обыкновенные законы геометрии в них не имеют места.
2) Свойства искривляться и распрямляться непрерывно переходят от одной части пространства к другой на подобие волны.
3) Это-то изменение кривизны пространства и составляет тот феномен, который называется движением вещества, весомого или эфирного.
4) В физическом мире ничто иное не происходит, кроме изменения кривизны пространства, подчиненного (может быть) закону непрерывности.
Такова смелая спекуляция Клиффорда. Могут-ли подобные спекуляции о свойствах пространства дать действительно новые гипотезы для объяснений явлений мира, покажет будущее (с.36-37)
…Но какую бы постановку вопроса мы ни предпочитали, вопросы, поставленные нашим безсмертным геометром, относятся, очевидно, не только к области математики. В их решении должны принять участие и физиология органов чувств (преимущественно зрения и осязания) и та отрасль философии, которой придается название теория познания. От их решения зависят наши взгляды на общую философию природы.
В этом и проявляется величие идей Лобачевского. Чем сильнее удар от падения тяжелого тела в стоячую воду, тем дальше распространяется движение волн, тем более места они захватывают. Чем гениальнее мысль, тем большее число областей научного мышления подчиняется ее влияния. В том, что идеи Лобачевского отныне будут все более и более интересовать не только математиков, но и физиков, астрономов, физиологов и философов, и состоит первая награда нашему геометру-мыслителю.
Николай Иванович Лобачевский. Речь, произнесенная в торжественном собрании Казанского университета 22 октября 1893г. профессором А. Васильевым. Казань, 1894г, 41с.
http://www.runivers.ru/lib/book8920/477503/
https://vk.com/doc399489626_450311186
Лобачевский и мифы
нахожу нужным предложить чрез Вас Совету:
1) Теория в словесности принесет весьма мало пользы, если она не бывает соединена с пояснительными примерами при чтении образцовых писателей с указанием на такие правила при упражнениях.
2) Ошибки в сочинениях учитель обязан делать поучительными для всех своих слушателей, потому что погрешности заставляют более чувствовать необходимость и пользу теоретически составленных правил, нежели сколько может понимать ученик эти правила в теории или на примерах, достойных подражания - из предписаний Н.И. Лобачевского

Создание музея Н.И. Лобачевского
Вокруг любого значительного события всегда циркулирует масса мифов. Научные открытия - не исключение. Обзавелась своей мифологией и созданная Н.И. Лобачевским геометрия.
Так миф N1 гласит, что она не имеет ничего общего с евклидовой геометрией. На самом деле из 5 постулатов Евклида Н.И. Лобачевский оставил без изменения 4. Не согласился он только с 5-м постулатом и сформулировал свой. По мнению Евклида, две непараллельные прямые обязательно пересекутся. Н.И. Лобачевский доказал, что это не так.
Миф N2: в теории Н.И. Лобачевского параллельные прямые пересекаются. В реальности его 5-й постулат говорит о том, что через точку, не лежащую на данной прямой, проходят по крайней мере две прямые, лежащие с данной прямой в одной плоскости и не пересекающие её. А предположение о пересечении параллельных прямых родилось из-за банального незнания сути теории великого российского геометра.
Миф N3 утверждает, что геометрия Н.И. Лобачевского - единственная неевклидова геометрия. Нет, это целый пласт теорий в математике, основанный на 5-х постулатах, отличных от предложенного Евклидом. Н.И. Лобачевский в своей теории описывал гиперболическое пространство. А в геометрии Римана речь идет о сферическом пространстве, где, кстати, параллельные прямые пересекаются. Классический пример - меридианы на глобусе. На лекале глобуса они параллельны, а на сфере параллельные меридианы сходятся в двух точках - у полюсов.
В мифе N4 говорится, что геометрия Лобачевского не применима в реальной жизни. Основывается это на том, что сам Н.И. Лобачевский, всю жизнь работая над развитием своей теории, называл ее «воображаемой геометрией». Но он исходил из научных знаний того времени, а современная наука приходит к пониманию того, что евклидова геометрия - частный случай геометрии Н.И. Лобачевского. Реальность формулы нашего ученого описывают точнее, например, теория относительности Альберта Эйнштейна показала, что пространство Вселенной не линейно - это гиперболическая сфера.
Наконец, миф N5 - Н.И. Лобачевский первым создал неевклидову геометрию. Одновременно с ним к таким же выводам независимо пришли венгерский математик Янош Бойяи и знаменитый немецкий ученый Карл Гаусс. Однако труды Бойяи научная общественность не заметила, а Гаусс не опубликовал свою теорию из-за ее излишнего новаторства. Поэтому именно наш ученый считается первопроходцем в этой теории.
https://lobach.kpfu.ru/lobachevskij-i-mify/
В связи с 225-летием со дня рождения Н.И. Лобачевского и объявлением 2017 года Годом Лобачевского:
11 февраля. Открытие года Н.И. Лобачевского. Академик АН РТ И.Р. Гафуров (КФУ). Лекция «Н.И. Лобачевский - ректор и строитель Казанского университета».
18 марта. Две лекции. Академик АН РТ Ю.Г. Коноплев (КФУ). Лекция «Н.И. Лобачевский и современная наука». Профессор Л.Р. Шакирова (КФУ). Лекция «Н.И. Лобачевский - педагог и наставник».
8 апреля. Две лекции. Доктор физ.-мат. наук Е.Н. Сосов (КФУ). Лекция «Планиметрия Лобачевского в модели Бельтрами-Клейна».
Профессор С.В. Сушков (КФУ). Лекция «Геометрия Лобачевского и новейшие достижения в теории гравитации и космологии».
21 апреля. Профессор М.Д. Миссаров (КФУ). Лекция «Математические парадоксы в задачах принятия решений».
12 мая. Профессор Д.Н. Запорожец (ПОМИ РАН, Санкт-Петербург). Лекция «Стохастическая геометрия». Профессор В.Ф. Сулейманов (Университет г. Тюбинген, Германия). Лекция «Физика и астрофизика нейтронных звезд».
26 мая. Профессор Ю.П. Переведенцев (КФУ). Лекция «Н.И. Лобачевский и его роль в развитии метеорологических исследований в Казанском университете».
9 июня, 16:00. Две лекции. Канд. физ.-мат. наук А.Н. Абызов (КФУ). Лекция «Разрешимость алгебраических уравнений в радикалах». Профессор РАН И.Ш. Калимуллин (КФУ). Лекция «Разрешимое и неразрешимое, вычислимое и невычислимое в математике».
23 июня. Член-корр. РАН М.А. Всемирнов (ПОМИ РАН, Санкт-Петербург). Лекция «Диофантовы уравнения, 10-я проблема Гильберта».
1 июля. Член-корр. РАН В.Ю. Протасов (МГУ). Лекция «Геометрия звездного неба».
15 сентября. Две лекции. Академик АН РТ М.М. Арсланов (КФУ).
Лекция «Знаменитые математические проблемы». Доктор физ.-мат. наук А.Н. Фролов (КФУ). Лекция «Проблема четырех красок».
29 сентября. Профессор Ф.Г. Авхадиев (КФУ). Лекция «Гипотеза Римана». Профессор С.Н. Тронин (КФУ). Лекция «Квантовые вычисления. Защита информации».
21 октября. Две лекции. Директор института физики С.И. Никитин (КФУ), проректор по образовательной деятельности, профессор Д.А. Таюрский (КФУ). Лекция «Лобачевский - заведующий кафедрой
теоретической и опытной физики в КИУ». Академик АН РТ Н.А. Сахибуллин (КФУ). Лекция «Вклад Н.И.Лобачевского в развитие астрономии и геодезии в КИУ».
11 ноября. Профессор В.А. Бажанов (УлГУ, Ульяновск). Лекция «Забытые имена казанских математиков: А.В. Васильев, Н.Н. Парфентьев, П.С. Порецкий, Н.А. Васильев».
25 ноября. Профессор РАН А.И. Буфетов (МИАН им. В.А. Стеклова, Москва). Лекция «Лобачевский и основания геометрии».
1 декабря, Лекция лауреата медали им. Н.И. Лобачевского.
2017. Научно-популярные лекции
https://lobach.kpfu.ru/lektsii/
Сверхсветовая коммуникация
Человек живет на - белом свете - с его предельной скоростью 300 000 километров и мечтает о - том свете - со скоростью большей скорости света
Учитель. Но дальше что нашел ты?
Ученик. Видишь ли, я думаю о действии будущего на прошлое. Но разве можно с таким грузом книг, какой есть у старого человечества, думать о таких вещах! Нет, смертный, смиренно потупи взгляд. Где великие уничтожители книг? По их волнам нельзя ходить, как по материку незнания!
И понял вдруг: нет времени.
На крыльях поднят как орел, я видел
сразу, что было и что будет,
Пружины троек видел я и двоек
В железном чучеле миров,
Упругий говор чисел.
И стало ясно мне
Что будет позже
Велимир Хлебников. И понял вдруг: нет времени
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_98.htm

Все мы знаем, что геодезические линии на сфере (большие окружности), выпущенные из одной точки, вскоре начинают снова сходиться (рис.18,а). Такая же ситуация имеет место и в пространствах переменной положительной кривизны. В геометрии Лобачевского, напротив, две геодезические, выпущенные из одной точки, начинают очень быстро расходиться. В самом деле, как следует из теоремы косинусов Лобачевского (гл.1,§2), расхождение таких геодезических при достаточно большом удалении от исходной точки становится пропорциональным степенной функции от расстояния до этой точки (рис.18,б). Оказывается, что аналогичная ситуация имеет место во всех пространствах отрицательной кривизны. Отметим, что исследование поведения геодезических линий в различных римановых пространствах представляет очень большой интерес не только для математиков, но и для физиков. В этой связи уместно упомянуть задачу, поставленную и решенную русским математиком Д.Д. Соколовым: а как ведут себя две геодезические, выпушенные из одной точки, в римановом пространстве, кривизна которого является случайно заданной величиной (т.е. она случайным образом меняется от точки к точке, становясь то положительной, то отрицательной, то равной нулю)? Оказывается, что геодезические расходятся, причем приблизительно с такой же скоростью, как в римановом пространстве отрицательной кривизны. Теорема Соколова, тем самым, показывает, что в круге задач, связанных с поведением геодезических, геометрия Лобачевского оказывается типичным представителем не только пространств отрицательной кривизны, но и, в значительной мере, всех римановых пространств (с.35-36).
Сергей Борисович Кадомцев (род. 1 окт. 1952. Отличник народного просвещения. Геометрия. 7-9 классы). Геометрия Лобачевского и физика. 3 - е издание 2009г. 72с.
https://vk.com/doc399489626_451545664

Глава V. Квантовые корреляции и информация
Данная глава начинается с описания очень интересного эффекта, обнаруженного Ю.Л. Соколовым с сотрудниками. При экспериментах с возбужденными атомами водорода они заметили, что при пролете такого атома вблизи от металлической диафрагмы он как бы сам собой поляризуется. Знак полярности соответствует некоторому сдвигу электронной оболочки от протона в сторону, противоположную направлению движения атома. Эффект этот явно необратим и не имеет других аналогов. Оказывается, что эффект Соколова можно обьяснить как результат когерентной суперпозиции взаимодействий Эйнштейна-Подольского-Розена. Пролетающий над поверхностью металла атом создает ЭПР-пару с каждым из электронов, который испытывает столкновение с поверхностью металл (подлетая к ней изнутри металла) в момент пролета атома. Изложенная в данной главе приближенная теория эффекта Соколова находится в согласии с экспериментами. Сам эффект и его величину удобно описывать в терминах корреляционного электрического поля - поля Демона. Корреляционное поле чувствует только возбужденный атом - измерить такое поле с помощью обычного прибора нельзя. Возможность создания квантово-коррелированных систем естественно приводит к постановке вопроса о возможности (или невозможности) использования квантовых корреляций для передачи информации. Этот вопрос достаточно подробно обсуждается в разделах 44-46. Оказывается что квантовая передача информации на далекие расстояния запрещена основным принципом квантовой теории: верятности любых квантовых событий следуют закону p ~ |пси|2. В силу этого разнесенные на далекое расстояние партнеры ЭПР-пар не позволяют передавать систематическую информацию в процессах измерений над этими парами. Однако, если оставаться - внутри интервала измерения -, то возможность квантово-корреляционной коммуникации не исключена (так, по крайней мере, это представляется в настоящее время). Если характерное время релаксации необратимой квантовой системы равно r, то на расстоянии L =< cr кажется возможной квантово-информационная связь, не ограниченная скоростью света. Ограничение L =< cr следует не из-за превышения скорости сигнала над скоростью света, а из-за необходимости предварительного создания канала связи, т.е. коррелированной квантовой системы. Оказывается, что сверхсветовая связь в коррелированно-квантовых системах не противоречит релятивистскому принципу причинности: любая попытка создания - причинной петли - приводит к образованию составной квантовой системы, внутри которой принцип причинности продолжает действовать
41. Эффект Соколова Коллапсы волновых функций атомов газа обычно не наблюдаемы. Но это не значит, что они вообще всегда скрыты, и мы опишем далее эффект, где их роль оказывается определяющей. Мы имеем в виду явление, которое было обнаружено экспериментально Ю.Л. Соколовым с сотрудниками (см. [84] и которое мы будем называть эффектом Соколова. Этот эффект был обнаружен в экспериментах по атомной интерферометрии [85], схема которых изображена на рис.18)...
42. Теория эффекта Соколова Попытаемся теперь более точно описать эффект Соколова как результат взаимодействия возбужденного атома водорода с электронами проводимости металла, предполагая, что электроны находятся в состоянии квантового хаоса. Поскольку рассматриваемый эффект представляет собой результат довольно сложного механизма взаимодействия очень многих частиц, при описании кинетики электронов проводимости буде принята простейшая газовая модель. В приближенной газовой модели ферми-жидкость электронов проводимости можно рассматривать как газ квазичастиц - электронов и дырок...
43. Иссдедование эффекта Соколова Для проверки теории и измерения величины и направления эффективности поля Е* были проделаны специальные эксперименты [88]...Как мы видим, эксперимент показывает, что величина Ф, положительна, как это следует из простой модели электронного газа. Главным для знака эффекта является знак дисперсии электронов и дырок вблизи поверхности Ферми. Теоретические расчеты этой дисперсии для золота [89] дают величину того же знака, что и в случае газовой модели. Итак, сравнение эксперимента с теоретическими представлениями дает их удовлетворительное согласие. Тем самым подтверждается модель корреляционной связи возбужденного атома с электронами проводимости в виде гигантского количества ЭПР-пар с одним единственным первым партнером
44. Квантовая коммуникация Обсудим теперь вопрос о том, можно ли использовать квантовые корреляции для передачи информации. На наличие нелокальных корреляционных связей в квантовой механике впервые было указано в работе Эйнштейна, Подольского, Розена [8]. Такая корреляция выглядела как своего рода парадокс, а в более поздних работах она была установлена со всей определенностью. Большую роль при этом сыграла теорема Белла [29], согласно которой наличие скрытых параметров перед квантовыми измерениями должно было бы проявляться в виде некоторых неравенств, не наблюдаемых экспериментально [31, 90, 91]. Тем самым была подтверждена ортодоксальная квантовая механика. Вместе с тем это означает. Что в момент квантового измерения возникают нелокальные корреляционные связи. В эксперименте Аспекта, Далибарда, Роджера [31] было четко показано, что эти связи устанавливаются сверхсветовым образом. Тем самым, естественно, ставится вопрос о том, нельзя ли использовать квантовые корреляции для сверхсветового обмена информацией?
45. Сверхсветовая коммуникация...Условимся обозначать скорость передачи сигналов символами V, а скорость света символом c. Согласно теории относительности никакое материальное тело и никакая волна не могут двигаться со скоростью больше скорости света c. Поэтому сверхсветовая связь, V > c, не может быть связана с переносом энергии на расстояние, т.е. она должна иметь совершенно иную природу. Допустим, тем не менее, что передача сигналов со сверхсветовой скоростью возможна, и рассмотрим, к каким последствиям приводит это допущение. Для простоты ограничимся случаем одномерного распространения сигналов, и тогда мы можем ввести в рассмотрение время t и координату x, вдоль которой этот сигнал распространяется. Пусть сигнал испущен из точки x = 0 в момент t = 0. Тогда в последующие моменты времени координата x будет равна x = Vt. При V > 0 сигнал распространяется вправо, а при V < 0 - влево. Зададимся вопросом, что увидит наблюдатель, движущийся со скоростью v? Для этого перейдем в систему координат этого наблюдателя и вместе с ним посмотрим на внешний мир. Пусть x', t' - пространственно-временные координаты движущегося наблюдателя. Как хорошо известно, они связаны с x, t преобразованием Лоренца:
x' = (x - vt)/sqrt(1-(v2/c2)), t' = (t - (xv/c2))/sqrt(1-(v2/c2)). (306)
Точка отправления сигнала в неподвижной системе координат, т.е. x = 0, t = 0, видна из движущейся системы координат как точка x' = 0, t' = 0. Рассмотрим теперь, как сисгнал распространяется. Если положить в (306) x = Vt, то получим
x' = t(V - v)/sqrt(1-(v2/c2)), t' = t(1 - (vV/c2))/sqrt(1-(v2/c2)). (307)
Деля одно соотношение на другое, мы найдем скорость сигнала V' = x'/t' в движущейся системе координат
V' = (V - v)/(1-(vV/c2)). (308)
Если V < c, то это соотношение показывает, что при v >= V происходит смена знака V', что вполне естественно: если наблюдатель обгоняет сигнал, то он увидит его отстающим, т.е. распространяющимся в противоположную сторону. Если мы имеем дело с электромагнитной волной, то V = c и согласно (308) V' = с. Это хорошо известный результат: свет распространяется со скоростью света в любой системе координат. Именно этот постулат и положен в основу теории относительности. Но пусть теперь V > c. С помощью соотношения (308) мы немедленно находим систему координат, в которой скорость сигнала V' бесконечна. Эта система координат движется со скоростью v = c2/V < c. Ясно, что система координат с бесконечной скоростью V' чем-то выделена. Раз так, то мы и примем ее за неподвижную систему координат и, переходя к пределу V к бесконечности, получим с помощью (308)
V' = - c2/v. (309)
Как мы видим, в системе координат, движущейся вправо, сигнал распространяется влево, а при v < 0 сигнал распространяется вправо, т.е. V' > 0. При v стремещуюся к бесконечности имеем V' стремящуюся к плюс и минус бесконечности, т.е. сигнал распространяется с бесконечной скоростью сразу в обе стороны. Разумеется, эти соотношения несколько упрощены и идеализированы, поскольку время испускания и время приема сигнала считаются равными нулю. На первый взгляд соотношение (309) кажется явно противоречащим принципу причинности. В самом деле, допустим, что мы наблюдаем распространение сигнала с V' > 0 из системы координат с v < 0. Например, отправитель сигнала может быть в точке x' = 0, t' = 0, и тогда получатель примет сигнал в точке x' = L несколько позднее, т.е. при t' = L/V' > 0. Здесь ясно видно, где причина, а где следствие. Однако наблюдатель с v > 0 увидит сигнал со скоростью V' < 0, т.е. причина и следствие поменяются местами. Казалось бы, в силу этой несуразицы сверхсветовая передача информации невозможна. Однако не будем спешить! Само пассивное наблюдение еще мало что означает. Реальное противоречие с принципом причинности наступит только в том случае, если получатель информации сможет послать сигнал обратно в приемник до испускания первого сигнала и, таким образом, следствие сможет изменить свою причину. Давайте посмотрим, может ли это быть, а если может, то какими дополнительными ограничениями принцип причинности можно сохранить...
46. Настоящее, прошлое, будущее...Чтобы более ясно представить себе, почему не следует a priori отвергать возможность квантового телеграфа, полезно иметь в виду следующую аналогию. Главными средствами передачи информации в животном мире, в том числе у людей до изобретения радио, являются звук и свет. Звуком мы пользуемся активно: голосовыми связками создаем устную речь, а затем воспринимаем ее на слух. А в случае света пассивно воспринимаем рассеянное предметами излучение Солнца. С изобретением радио электромагнитные волны стали активно генерироваться передатчиками и восприниматься приемниками, т.е. были освоены, как звук. С этой точки зрения сверхсветовые телеграфы являются как бы аналогом света и цвета при дневном освещении. Волновые функции микромира находятся в условиях не прекращающегося процесса последовательного коллапсирования. Меняя детали такого коллапсирования в одной точке пространства, можно затем (т.е. с небольшим сдвигом по времени t) повлиять на изменение вероятностей коллапсов в других точках пространства. Само коллапсирование передать в другую точку пространства невозможно. Но нельзя исключить возможность управляемо менять классическое окружение множества коллапсирующих систем в одной точке пространства и детектировать это влияние на коллапсы в другой, далеко отстоящей пространственной точке. Для этого волновые функции в этих точках должны быть коррелированными, т.е. факторизуемыми, а квантовые системы должны быть релаксирующими
Из книги Б.Б. Кадомцева Динамика и информация 2-я редакция - М.: Редакция журнала Успехи физических наук. 1999
http://www.ufn.ru/russian/books/kadom_r.html
http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_930.htm

Праве бо есь невiдомо уложена ДажьБом
А по Нь яко пряже сiа
тЪце Яве
I Та соутворi жiвото нашо
Правь ведь невидимо устроена Даждьбогом. А по ней - как пряжа сия течет Явь. И та творит жизнь нашу
Воображаемая геометрия
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_798.htm
H.И. Лобачевский. О важнейших предметах воспитания
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_799.htm
Предписания Н.И. Лобачевского
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_800.htm
Продолжение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_802.htm

  


СТАТИСТИКА