Самоорганизация и неравновесные
процессы в физике, химии и биологии
 Мысли | Доклады | Самоорганизация 
  на первую страницу НОВОСТИ | ССЫЛКИ   

Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки
от 31.01.18
  
Самоорганизация


Bylismy Jestesmy Bedziemy Были, Есть, Будем



Витайте к нам!
Ведь «слово» по-лужицки звучит почти так же - «свово», а «земля» - «земья», а «небо» - «ньебьо», а «хлеб» - «хлиб», а «дорога» - «дрога», а «песня» - «писень», «писничка». А «село» - «весь», как и у нас в старину было: «грады и веси».
Потому что «человек» - по-лужицки «чвовьек», а «мать» - «мачь», а «солнце» - «свонцо»... И когда скажут тебе «добра раньо», то разве тут надобен перевод?
Витайте, кнеже! Добрэ раньо!
***
Маленький саксонский городок назывался Гёрлиц, а Измаил Срезневский уже по своим штудиям в Берлине (оттуда начал) знал, что в этих германских краях, между Эльбой и Одером, и в Саксонии, и в Пруссии, какое почти название ни тронь - городское ли, деревенское ли, речное, - из-под немецкого имени проглянет исконное - славянское. Дрезден, к примеру, не что иное, как Дреждяны, то есть деревянный. А Лейпциг когда-то звался Липск (тоже «древесное» имя, прямой тёзка русскому Липецку). А та же Эльба была искони Лабой, как её, кстати, до сих пор и зовут у чехов. Поляки по сей день реку Одер именуют по-своему, по-старому, в женском роде: Одра.
Всё пространство между Лабой - с её притоком Салой - и Одрой тысячу лет назад, как знал он теперь, заселяли полабские (они же балтийские) славяне, и нынешняя Шпрее, к примеру, звалась у них Спрева, Спревья; и Росток - тоже от тех времён оставшееся название, родное Ростову, и так в десятках, даже сотнях случаев, о чём свидетельствуют и германские географы, да и сами в первую очередь эти названия. Тот же Гёрлиц взять. И его первое имя - славянское - Сгорелец. Видимо, давным-давно случился тут великий пожар...

Верхнелужицкая научная библиотека
Но такой библиотеки, как в Сгорельце, предупредили Срезневского чешские его друзья, больше нет нигде. С улицы он прошёл под аркой во внутренний дворик, являвший собой крошечную чистенькую копию площади, оставленной за спиной, и поднялся по лестнице на второй этаж. Паркетины чуть поскрипывали под ногами, пока шёл к двери библиотечной залы. Он поработал уже в библиотеках Берлина, Праги и Вроцлава, и эта не могла поразить его количеством книг. Разве что порадовала глаза изобретательной, даже весёлой какой-то планировкой интерьера: зала, стены которой казались сложенными не из кирпичей, а из книг, была к тому же расчленена очень красивыми арками-стеллажами, тоже со сплошной книжной кладкой. Тома, томики и томищи в переплётах из охристой кожи с золотым тиснением, будто недавно привезенные из переплётной мастерской.
Ему принесли несколько больших географических атласов. Самый тяжёлый из них был громаден, как кожаный щит древнего воина, может быть времён Карла Великого, при котором, как он знал, и начиналось вытеснение из здешних краёв их коренного населения - полабских славян.
Наконец-то после изнурительных, хотя и крайне необходимых ему, занятий санскритом и сравнительным языкознанием у берлинского профессора Франца Боппа, после стремительных успехов, которых он достиг в Праге под руководством Павла Шафарика в освоении чешского языка, он приблизился, может быть, к главной цели своей командировки.
Его ведь посылали для знакомства с наименее исследованными славянскими странами. Теперь на одном из листов атласа предстояло ему различить смутный, неопределённый облик самой загадочной и непонятной из таких стран. У неё нет ни имени, ни своих границ, ни собственной столицы, ни правительства, ни государственного флага, ни даже своих названий городов и сёл. И всё же она умещается где-то здесь, в пределах королевства Саксонии, эта страна-невидимка, и не раз уже нежданно-негаданно заявляла о своём существовании.
...В таком вот состоянии духа и встретился он с Яном Арноштом Смоляром. Здесь же, в Сгорельце, познакомились, в одну библиотеку вместе ходили. В первые дни, краснея от неловкости, два славянина изъяснялись по-немецки. До чего дошло - не могут обойтись без языка-посредника! И как же веселились потом, обнаружив, что немецкий вовсе и не надобен. А зачем?! Ведь «слово» по-лужицки звучит почти так же - «свово», а «земля» - «земья», а «небо» - «ньебьо», а «хлеб» - «хлиб», а «дорога» - «дрога», а «песня» - «писень», «писничка». А «село» - «весь», как и у нас в старину было: «грады и веси».
И в дорогу по лужицким весям они отправились вместе.
Великие, вечные слова, вы у славянского мира - одни и те же! Пусть это и не его открытие, пусть он уже слышал об этом на лекциях по санскриту, но разве теория сравнится с непосредственным переживанием, когда на каждом шагу в чуть непривычной звуковой оболочке открываются тебе родные смыслы. И как не влюбиться в неведомый тебе доселе народ, который долгие века, сопротивляясь чужой воле, сберегал свой язык. Свой - и твой тоже. Потому что «человек» - по-лужицки «чвовьек», а «мать» - «мачь», а «солнце» - «свонцо»…И когда скажут тебе «добра раньо», то разве тут надобен перевод? И когда услышишь девушку, поющую «Вьечор е близко, а своньчко е низко…», то разве не вспомнится сразу песня украинских сёл: «Вэчер блызэнько, сонцэ нызэнько, выйды до мэнэ, мое сэрдэнько»?..
И до того ему хорошо, что даже чуть стыдно становится за эту свою переполненность счастьем. Ну почему великие не имели такой возможности свободно бродить и ездить, «дивясь божественным природы красотам», какая дана ему? Почему такой свободы не дано было вкусить Пушкину?..Какие ещё дары жизни сравнятся с возможностью приехать на чужбину и вдруг ощутить себя в кругу близких?..Слушать и записывать новые песни, поговорки, просто слова, щуриться от встречного ветерка и тёплого ещё сентябрьского солнца, зарисовывать свадебные наряды невест, ступать по зелёным крутизнам городищ, грезя об общей славянской прародине, разговаривать со встречным крестьянином и на его непременное: «Витайте к нам!» - отвечать: «Помгай Бог!», заносить в записную тетрадку характерные здешние имена и фамилии, ночевать на сеновалах, сидеть в сельских корчмах за кружкой пива, пробовать ещё теплые пироги «тыканец» и «мазанец», снова листать тетрадку, занося в неё примеры лужицкого двойственного числа - «дуала»…И однажды увидеть вдали над полями волнующие очертания городка, с башнями, шпилями ратуши и городского собора…Это Бауцен, а по-сербски Будишин.

Будишинский диалект на карте диалектов лужицких языков
«В Будишине, - писал Срезневский домой матери, - мы остановились у Молодого месяца». Все тут радовало - и романтическое название гостиницы, и игрушечная малость городка - до ратуши и главной площади две минуты ходьбы, а до берега Спревы - пять. И весело было оттого, что на противоположном берегу реки нет уже никаких городских строений и до самого горизонта простираются пестреющие в мягком мареве поля. И самая большая радость: они с попутчиком, кажется, успели крепко по-дружиться. Об этом он тоже пишет матери: «Мы со Смоляром живём как братья».
Тот был на четыре года младше Срезневского, родился в деревне, а учиться приехал в Будишин, окончил здешнюю гимназию. Тогда-то, гимназистиком, как и многие его товарищи, пристрастился собирать народные песни. Но если другие, повзрослев, отстали от этого подросткового занятия-забавы, то он не только не остыл - забава выросла в ежедневную заботу, он не мог ничем иным жить. Когда кто-то говорил ему про недавно услышанную совершенно неизвестную песню, он листал одну из своих тетрадей и показывал на текст и ноты: почему неизвестная? У него было теперь такое выдающееся собрание народных песен, что всерьёз надо было думать о капитальном их издании, с обстоятельными комментариями, с нотными записями, с параллельными текстами на немецком, чтобы книга стала достоянием и германских филологов, интересующихся славянским фольклором. Одно мешало Смоляру приступить к такому изданию немедленно - неразработанность сербского правописания. Тут пока всяк издатель дудит в свою дуду. Оттого одни и те же звуки или сочетания звуков в разных книгах воспроизводятся то так, то сяк. Нужно выработать правописание, которое своими преимуществами заслужило бы всеобщий авторитет, стало законодательным.
Срезневский вызвался помочь другу. Об этой помощи Смоляр скажет позже: «…под его руководством составили мы…нашу первую - аналогичную с чешского и хорватского - азбуку». Было и Срезневскому за что благодарить Смоляра: «…он помог мне усвоить хоть в некоторой степени язык лужицкий; он был мне и товарищ во многих прогулках моих по Лужицам, и помогал мне изучать обычаи Лужицкие, собирать народные выражения, пословицы, песни и пр.».
«Наша сербская речь так полюбилась ему,- со своей стороны свидетельствовал Смоляр, - он выделяет её среди других славянских языков за то, что она сберегла в себе столь много от времен давнишних».
Юрий Ло(у)щиц. Учитесь говорить по-лужицки (1987). Из книги «Славянские святцы»
https://vk.com/wall-34611313_9161
http://loshchits.ru/archives/304
***
Witaiso k nam!
Добро пожаловать!

witacy - приветствующий, встречающий
witalny - 1. живительный; полный жизни; 2. жизненный, актуальный
witanje - ср 1. встреча f (приём); 2. приветствие n
witanski - приветственный
witaс, ~а - несов. 1. приветствовать ip, встречать ip; ~ nekoho z ruku здороваться за руку; ~ aj! привет!, здравствуй!; ~aj domoj! с приездом!; ~ ajce k nam! добро пожаловать! (с.345)

Верхнелужицко-русский словарь. 36 000 слов. Составил К.К. Трофимович. Москва. Русский язык - Домовина. Бауцен, 1974г., 584с. Тираж 3000. В конце словаря есть интересные сведения о языке
http://arhivarij.narod.ru/luzhica.html
https://vk.com/doc399489626_458275689
Но что такое! На полке, тесно заставленной томами лужицко-немецкого словаря и различными грамматическими пособиями, вдруг вижу светло-зелёную, под цвет первой майской травки, суперобложку с надписью на корешке: «Верхнелужицко-русский словарь»… Вон как, значит, он всё-таки существует! Припоминаю теперь: в Москве что-то мне о нём говорили… Мол, кажется, есть такой или готовится к изданию. Как о чём-то мифическом, маловероятном говорили. Кладу и его в корзинку, почти не листая. Обратил только внимание, что издан он здесь, в ГДР, в 1974 ещё году, а подготовлен московским издательством «Русский язык» и будишинской «Домовиной», а слов в нём 36 тысяч, а составитель некто К. Трофимович (Константин Константинович Трофимович, профессор Львовского университета, виднейший на Украине энтузиаст изучения лужицкой литературы - как узнаю позже). Вот только не указан тираж словаря, да уж, видать, невелик тираж, если в Москве о словаре такие невнятные понятия.
Юрий Ло(у)щиц. Учитесь говорить по-лужицки (1987). Из книги «Славянские святцы»
https://vk.com/wall-34611313_9161
http://loshchits.ru/archives/304
Трофимович Константин Константинович (1923г. Пинск - 1993г. Львов) см. на http://cyclowiki.org/wiki/

И.И. Срезневский. Исторический очерк серболужицкой литературы
И Сербы-Лужичане, этот меньший из народов Славянских и Европейских, народец в полтораста тысяч селян, окруженный, проникнутый иноплеменниками, отчужденный от соплеменников, строго принуждаемый отказываться от своей народности, от своего обычая и языка, и при том еще раздробленный на части и наречием, и Bерoй, и правлением, - и Сербы-Лужичане имеют свою Литературу (см. примеч.). Явление странное, необычайное, совершенно неожиданное, особенно в мире Славянском, где и народы, несравненно более сильные и более свободные, остаются равнодушными к литературной деятельности и по…

Высоко-розъяснейший и яро-мощный Царь - Наияснейший и наисильнейший Царь - Wysoce Rozjasnjeny a ja(ra) Mocny Car
Нихды ниедзевиниены Кейзор и Вулки Книез - Никогда непобедимый Император и Великий князь - nihdy njedsewinjeny Khjezor a Wulki Knjez!
Витай к нам, витай к нам - Добро пожаловать, добро пожаловать - Witaj k nam, witaj k nam
Ваша Царска Кейжорска Маестость и Красность - Ваша Царско-Императорское Величество и Сиятельство - Wasa Cаrskа Khjezоrskа Маjestasc а Krаsnоsc

Не могу забыть, что душа Михаила Френцеля была почти Славянская, что он уже в то время сознал важность взаимности Славян, в отношении ученом и литературном. Письмо, которое он писал к нашему Петру Великому в 1697 году, во время его проезда через Саксонию, представляя при нем свои книги, одушевлено чувством любви к славянству более, нежели сколько можно было ожидать (считаю не лишним сообщить это письмо в подлиннике Сербо-Лужицком и Латинском)
Журнал Министерства народного просвещения. 1844, N7. И.И. Срезневский. Исторический очерк серболужицкой литературы. II отд. с.26-66
http://www.runivers.ru/lib/book7643/450757/


…Славянское сознание Френцеля является особенно в его замечательном приветствие, которое он писал «нашему» русскому царю Петру Великому, когда этот последний путешествовал через Саксонию и Лужицу в 1697 году.
В Дрездене вручены Петру от имени Френцеля его сербские переводы евангелий св. Матвея и Марка, посланий св. Павла Галатам в Римлянам, вышеупомянутая проповедь и, вместе с тем, любопытная записка на языках латинском и сербском: Френцель с особенным чувством указывает на те связи родства, которые соединяют его народ с другими Славянами и обширной Московией...Письмо это одушевлено чувством любви к Славянству более, нежели сколько можно было ожидать...Оно, в подлиннике сербо-лужицком и латинском, напечатано у Срезневского, стр. 42-45, в примечании...
Вот его точный перевод. Френцель восторженно приветствует «наияснейшаго и наисильнейшаго царя, непобедимаго императора и великаго князя, наимилостинейшаго господина-царя, казанского и астраханскаго, премогучаго князя очень многих стран и многих миллионов подданных, говорящих на нашей сербской или сарматской речи», который своим приездом осчастливил Саксонию и Дрезден-Драждины, построенный Сербами.
«Нам известно из книг исторических» - продолжает Френцель - «что Чех, Лех, Русь, три брата, происходящие из Илиpии или Славонии, около 500-аго года после Рождества Христова, с большим и безчисленным войском прибыли в страны capматския, в то время пустыя, невозделанныя и ненаселенныя, и что они здесь основали три царства: чешское, польское а русское...Чех с своими людьми занял Чexию вместе с Лужицами, Лех - польскую землю по Висле, жители которой ныне называются по плодородным и ровным полям - Поляки, Русь - Москву. Русская или московская земля есть великое и обширное царство, так что великий царь могущественно господствует от литовских границ и от моря каспийскаго до самаго Ледовитаго океана и до границ царства татарскаго, да ныне победоносно далеко и широко в Татарии. В самой Руси или в московском государстве царь почитается как какой-нибудь земной бог, и Русские считают своим долгом слушаться его не меньше, чем безсмертнаго бога; верят, что он все знает, все может, и что от него проистекает их спасение, их богатства, их здоровье...воля и слова царя - наивысший закон!
«Нам также известно из истории, что ваше царское величество со всеми своими подданными принадлежит к греческой религии, именно, с 989-аго года. Ибо в этом десятом веке Владимир, став самодержцем русским, женился на Анне, дочери константинопольскаго императора Василия, и ввел христианскую религию греческой веры и обрядов на Руси или Москве. В этом обширном царстве нет никаких религиозных сект: все думают, веруют, исповедуют одно и тоже. У них совершенное единогласие в религии.
«Царь есть цесарь, и сильнейший, и непобедимый князь. У него безчисленная пехота, и из дворянства огромное количество конницы, так что он легко может повести на войну 150000 всадников.
«Ваше царское и императорское величество почитаю и уважаю я - вендский или сербский проповедник и теолог в Лужице этого курфюрства саксонскаго; и так как Русские или Москвитяне говорят на нашем языке сербском или Славянском, т.е. славном, то я представляю с наибольшею покорностью наимилостинейшему и наиласковейшему нашему царю переведенныя и изданныя мною в пользу сербскаго народа вендския или сербския священныя книги, и покорнейше прошу и желаю, чтоб они принесены были в вашу Русь или Москву, так, чтоб и Москвитяне из этих моих книг узнали, что истинная и апостольско-лютеранская религия процветает в Саксонии...Да здравствует непобедимый и могущественнейший царь и император!»
Н.Н. Филиппов. Очерк тысячелетней борьбы балтийско-полабского славянства с немцами до возрождения сербо-лужицкого племени (IX век - 1848г.). СПб, 1897г. 75с.
http://www.knigafund.ru/books/10346
***
Песняры и песнички
pesnicka - ж песенка f, народная песня
pesniсkar, ~ja - м собиратель народных песен
pesn//ic, ~i - несов. сочинять ip, творить ip, создавать ip (стихи и т.п.)
pesnjer, ~ ja - м певец m, поэт m, бард m
pesnjerka - ж высок, поэтесса f
Краткий очерк грамматики современного верхнелужицкого литературного языка


Верхнелужицко-русский словарь. 36 000 слов. Составил К.К. Трофимович. Москва. Русский язык - Домовина. Бауцен, 1974г., 584с.
http://arhivarij.narod.ru/luzhica.html
https://vk.com/doc399489626_458275689

…До сих пор Сербо-лужицкое движение было почти только вспышкою горячих молодых голов. Узаконило и утвердило их стремления на истинной основе народного духа издание народных песен. Ни один славянский народ не имеет и ныне еще такого полного, тщательного, великолепного издания своих песен, как бедный народец Сербо-лужицкий. Стоит разсказать, как состоялось это издание, памятное не только в истории Сербо-лужицкого, но и Всеславянского пробуждения. В Лужицком, но издавна онемеченном городе Гёрлиц (по-славянски Сгорелец) существовало с 1779 года богатое и деятельное общество наук. Оно когда-то из археологической любознательности, и не подозревая народного значения вопроса, предложило премию за сборник Сербо-лужицких песен. У Смоляра были песни Верхне-Лужицкие; но Гёрлицкая программа требовала и Нижне-Лужицких. Дело на том пока и остановилось. Между тем в Гёрлице у секретаря общества, почтенного духовного Гаупта, человека мало сведущего в славянском языке, но крайне доброжелательного к Славянам, накопилось из разных рук порядочное количество песен, записанных в Нижних Лужицах, с которыми он имел всегда сношения. Гаупт и написал Смоляру, не хочет ли он сообща издать песни. Смоляр был крайне обрадован. «Меня даже и то восхищало, - так рассказывал мне Смоляр, - что со мною, молодым студентом богословия, хотел вступить в литературные сношения такое почтенное лицо, как Гаупт, член безчисленного множества ученых обществ, имеющий притом значительный духовный сан». Смоляр приехал в Гёрлиц; стали приготовлять издание. Смоляр занялся славянскою частью, Гаупт делал немецкий перевод стихотворным размером. Песни были готовы. Но где найти издателя для такой книги, тогда как Сербы не могли напечатать себе и перевода Библии без чужого пособия и все лучшие сочинения на их языке лежали в рукописи? Смоляр отчаивался. Однажды, идя задумчиво по площади в Будышине, он встречает прежнего своего учителя, а тогда конректора гимназии, Фрицше. «Что это у вас торчит в кармане?» спросил добрый старик. Смоляр показал два толстых тома песен. «За чем не печатаете?» - «Нет издателя». - «А вот я завтра еду в Гримму, там заводит торговлю молодой книгопродавец, Гебгарди. Он человек предприимчивый, я ему скажу». Гриммский книгопродавец каким-то чутьем понял, что издание народных песен славянских дело новое, современное, обещающее успех, сам тотчас приехал в Будышин, условился с Смоляром; оба поехали в Гёрлиц к Гаупту, подписали контракт. Смоляр с Гауптом взялись за окончательную отделку рукописи: составлено было подробное описание народного быта Сербов-Лужичан; собраны были данные географические, статистические, филологические, одним словом все, что нужно было для полного понимания песен и знакомства с народом, который их пел. Славянская работа кипела в доме у Гаупта. «Нам были удача, - говорил мне Смоляр, вспоминая эти годы, - «обстоятельства сочетались как-то счастливо. В это именно время случился в Сгорельце русский путешественник, ездивший для изучения западного славянства, г. Срезневский. Он нам много пособил и советом и собственным трудом. Предстояло важное дело: при издании песен изгнать старое варварское правописание на подобие немецкого и внести более сродное с славянскими звуками и с употребительною у других Славян орфографиею. Мы не усомнились принять новое, весьма удобное правописание Чехов, заимствованное у них и Словаками, и Хорватами, и Хорутанами; но нужно было применить его к разнообразным и довольно прихотливым звукам нашего языка. Много ломали мы над этим голову; русский путешественник помогал нам, под его-то руководством мы составили в доме у Гаупта нашу новую, аналогическую с Чешскою и Хорватскою азбуку...». Азбука эта не мало способствовала литературному сближению Сербов-Лужичан с другими западными Славянами.
Гебгарди издал песни великолепно, не щадя издержек! Поселяне не станут покупать своих же песен, - так он разсчитывал, купят Серболужицкие песни библиотеки, да ученые и литераторы, купят все любители славянства, все ценители народной поэзии: им приятно будет иметь книгу красивую, и они не поскупятся дать за то подороже. Он не ошибся: Лужицкие песни разошлись до последняя экземпляра и дали издателю славный барыш. Ни один славянский народ не имеет, как я сказал, такого прекрасного издания своих песен.
А.Ф. Гильфердинг. Статьи по современным вопросам славянским. СПб, 1868. Т.2. с.26-28
https://vk.com/doc399489626_458956577

Песнички Горных (Верхних) и Дольных (Нижних) Лужицких Сербов. Леопольд Гаупт и Ян Смолер. 1841-43г.
Народные песни Вендов верхне- и нижних Лужицах. Леопольд Гаупт, Дж. Э. Шмалер. 1841-43г.
Pesnicki hornich a delnich Luziskich Serbow. - 1841, 1843 (z Leopoldom Hauptom). - Volkslieder der Wenden in der Ober- und Nieder-Lausitz. - 1841, 1843 (hrsg. gemeinsam mit Leopold Haupt)

https://vk.com/doc399489626_458519356 2 тома более 770стр
***
Ведунам и ведуньям
wеd//a ж 1. знание n, знания pl: ~у hodny достойный изучения, интересный; 2. наука f
wеdomj//e cр 1. сознание n. память f; bjez ~а без сознания; ~ zhubic лишиться чувств; потерять сознание; 2. сознание n, сознательность f
wedomostnica ж научный работник (женщина)
wedomostnik м научный работник, ученый m
wedomostn//y научный; ~e sledzenja научные исследования
wedomose ж 1. наука f; 2. знания pl, знание n
wedomstwo ср знание n; осведомлённость f
wedom//y 1. сознательный; ~ swojich nadawkow сознающий свой задачи; 2. известный; to mi ~e njeje это мне неизвестно; 3. умышленный,
сознательный, намеренный; ~a njeprawda заведомая ложь
wedylacnose ж жажда знаний
wedzenj//e ср знание n; ~а hodny достойный изучения, интересный wedzec, wem, we несов. знать ip; stoz ja wem насколько мне известно; nichto nico wo tym njewe никто об этом ничего не знает; nico cyle(ho) njewe он не знает ничего толком; njewedzec sej praweje rady не знать толком, что предпринять; hlupy je, stoz nа wso wotmolwu we только у дурака есть на всё ответ; ~ spewac уметь петь; - to so we это понятно; разумеется; samo so we само собой разумеется
wezes [вежешь] - знать, ведать
я знаю - ja wem
я не знаю - ja njewem [невем]
ты знаешь - ty wes [веш]
он, она знает - won, wona we [ве]
ja wem wsykno [вшыкно] / wso [вшо] - я знаю всё
https://vk.com/club103254925
Краткий очерк грамматики современного верхнелужицкого литературного языка

 
Верхнелужицко-русский словарь. 36 000 слов. Составил К.К. Трофимович. Москва. Русский язык - Домовина. Бауцен, 1974г., 584с.
http://arhivarij.narod.ru/luzhica.html
https://vk.com/doc399489626_458275689
«Нам были удача, - говорил мне Смоляр, вспоминая эти годы, - «обстоятельства сочетались как-то счастливо. В это именно время случился в Сгорельце русский путешественник, ездивший для изучения западного славянства, г. Срезневский. Он нам много пособил и советом и собственным трудом. Предстояло важное дело: при издании песен изгнать старое варварское правописание на подобие немецкого и внести более сродное с славянскими звуками и с употребительною у других Славян орфографиею. Мы не усомнились принять новое, весьма удобное правописание Чехов, заимствованное у них и Словаками, и Хорватами, и Хорутанами; но нужно было применить его к разнообразным и довольно прихотливым звукам нашего языка. Много ломали мы над этим голову; русский путешественник помогал нам, под его-то руководством мы составили в доме у Гаупта нашу новую, аналогическую с Чешскою и Хорватскою азбуку...»
А.Ф. Гильфердинг. Статьи по современным вопросам славянским. СПб, 1868. Т.2. с.26-28
https://vk.com/doc399489626_458956577

 
Песнички Горных (Верхних) и Дольных (Нижних) Лужицких Сербов. Леопольд Гаупт и Ян Смолер. 1841-43г.
Народные песни Вендов верхне- и нижних Лужицах. Леопольд Гаупт, Дж. Э. Шмалер. 1841-43г.
Pesnicki hornich a delnich Luziskich Serbow. - 1841, 1843 (z Leopoldom Hauptom). - Volkslieder der Wenden in der Ober- und Nieder-Lausitz. - 1841, 1843 (hrsg. gemeinsam mit Leopold Haupt)

https://vk.com/doc399489626_458519356 2 тома более 770стр.
Отличительной особенностью этого знаменитого собрания, включившего в себя 331 верхнелужицкую песню и 200 нижнелужицких песен, является, во-первых, его двуязычие: все серболужицкие тексты сопровождаются переводами на немецкий язык.
Во-вторых, почти все песни приводятся с нотами, которые в это время еще отсутствовали в подавляющем большинстве европейских - в частности, немецких - собраний народных песен. Издание включает в себя кроме того богатые комментарии, серьезные этнографические статьи и приложения. По подсчетам современных ученых 474 песни в собрание были представлены Смолером, 57 песен передал из своего архива Хаупт, который кроме того сделал по подстрочникам Смолера поэтические переводы всех песен на немецкий язык.
Сборник "Народные песни верхнелужицких и нижнелужицких сербов" нашел широкий международный отклик. Чешский филолог Й. Пата уже в XX в. сделал вывод: "Своими народными песнями Смолер превзошел тогда всех других славян. Статья Смолера о нравах и обычаях серболужичан была в то время лучшей работой подобного рода. Она стала и лучшим примером этнографического исследования жизни серболужицкого народа, который Смолер дал своим современникам, вдохновив своих многочисленных последователей"
А.А. Гугнин. Введение в историю серболужицкой словесности и литературы от истоков до наших дней. М., 1997. 224с.
http://inslav.ru/images/stories/pdf/1997_Gugnin.pdf
***
Речи Правду
А да iмЪмо жiвот со ПраОтцi наша
во БъзЪх слiяшетесе воедiн Прауда
А да имеем жизнь с Праотцами нашими
Во Богах слившуюся во единую Правду
***
nа prawdz'e bozej byc предстать перед богом (умереть)
praw//da ж правда f; истина f; истинность f; ~du recеc говорить правду; ~du znae быть искренним; z ~du откровенно, без обиняков; ро ~dze recane по правде сказать, говоря откровенно;
prawdose ж чёстностъ f, правдивость f, порядочность f
prawdosciwy чёстный, искренний, откровенный, прямой
prawdzepodobnosc ж вероятность f; правдоподобность f
prawdzity настоящий, действительный, подлинный
prawdziwy 1. чёстный, прямой, правдивый, порядочный; искренний; 2. истинный, настоящий, действительный
prawic//a правая рука, десница f arch
prawje правильно, верно; справедливо
prawnik м юрист; адвокат
prawnosc ж законность f; легальностьf; оправданность f
prawny 1. законный; 2. юридический; 3. честный, добросовестный
praw//o право n; закон m
nе werno не правда ли
njeprawda ж 1. несправедливость f; 2. неправда f
njewernose ж неправда (ложь)
Верхнелужицко-русский словарь. 36 000 слов. Составил К.К. Трофимович. Москва. Русский язык - Домовина. Бауцен, 1974г., 584с.
http://arhivarij.narod.ru/luzhica.html
https://vk.com/doc399489626_458275689
...В заключении настоящей статьи, считаю не лишним остановиться несколько на языке Лужичан. Я выше выписал в двух местах по нескольку строк на Верхне-лужицком Сербском языке русскими буквами, чтобы дать понятие об этом самом малом из славянских наречий и по формам самом древнем из ныне живущих…

...Заметив все это, каждый правильно прочтет две Верхне-лужицкие песни, который я привожу как образец народной поэзии Сербов-Лужичан:

 
 
1. Ну, скажи мне, девица

Ну, скажи мне, девица,
Что у меня зимою зелено,
Так молодо зелено?

- Ель там стоит на горке,
Та у меня зимою зелена,
Так молода зелена.

Ну, скажи мне, девица,
Что у меня летом без цвету.
Без цвету белого?

- Папороть там стоить под горкою:
Она у меня летом без цвету,
Без цвету белого.

Ну, скажи мне, девица
Что у меня дороже серебра,
Серебра чистого?

- Твоя честь, да мой рутовый венок: (венок, сплетенный из веток руты, есть символ невинности и носится девицею при венчании).
Они у меня дороже серебра (они - Тей стей - Двойств. число, как церковно-слав. т иестЪ),
Серебра чистого.

Ну, скажи мне, девица,
Что у меня легче перушка,
Перушка гусиного?

- Наше «составание» (свидание),
Оно у меня легче перушка,
Перушка гусиного.

Ну, скажи мне, девица,
Что у меня тяжеле камня,
Камня жернового?

- Наше разставание,
Оно у меня тяжеле камня,
Камня жернового.

2. А я там ходила на горах

А я там ходила (ходах) на горах,
На горах высоких.
А я там глядела (глядах) в дол,
В дол глубокий.
А я там видела (видах), как лодки ехали,
На лодках трое парней.
Тот средний, прекраснейший,
Тот мне полюбился.
Он снял свой перстень,
Свой перстень серебряный.
- Вот тебе, вот тебе, девица,
Перстень серебряный.
- Твой перстень, я его не смею брать,
Моя мать мне запрещает.
- Так скажи ты твоей матери,
Что ты его нашла.
- Своей матери я не смею лгать,
Ей я должна правду объявлять.
Гораздо охотнее я ей скажу:
Молодец хочет меня иметь своею.
- А.Ф.Г. февраль 1856
А.Ф. Гильфердинг. Статьи по современным вопросам славянским. СПб, 1868. Т.2. с.45-47
https://vk.com/doc399489626_458956577
Проективное мышление. Наследство князя Милидуха
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm
Продолжение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_820.htm

  


СТАТИСТИКА